А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Леонард Элмор

Под прицелом


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Под прицелом автора, которого зовут Леонард Элмор. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Под прицелом в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Леонард Элмор - Под прицелом без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Под прицелом = 167.11 KB

Под прицелом - Леонард Элмор -> скачать бесплатно электронную книгу



OCR Paco: vadymkh@gmail.com, вычитка: Денис
«Элмор Леонард. Под прицелом»: Центрполиграф; Москва; 2001
ISBN 5-227-01465-5
Оригинал: Elmor Leonard, “The Big Bounce”
Перевод: И. Мансуров
Аннотация
Джек Райан – симпатичный бродяга, чьи интересы лежат только вне закона. В поисках лучшей жизни он отправляется на Гавайи. Там Джек устраивается на работу в одну строительную организацию, руководит которой Рей Ритчи. Бизнес Ритчи нельзя назвать полностью официальным, так как он возводит свою недвижимость, не обращая внимания на постоянные протесты местных жителей. Понятно, что работа на такого типа не может принести ничего, кроме больших неприятностей, особенно такому шустрому парню, как Джек. И уже скоро правая рука Ритчи, Боб, советует ему убраться с острова подобру-поздорову. Но Джек не обращает на эту угрозу никакого внимания. К тому же на сцену выходят: судья северного округа Уолтер Кревес, который проявляет заинтересованность в "профессиональных" услугах Райана, и Нэнси Хейес – привлекательная мошенница, пытающаяся убедить Джека участвовать в ограблении Рея Ритчи. Джек заинтригован этими неординарными предложениями, но его интуиция подсказывает, что все это может оказаться обыкновенной подставой.
Роман выходил также под заголовком "Большая Кража". В 2004 году был экранизирован.
Элмор Леонард
Под прицелом
Глава 1
Трое мужчин – помощник окружного прокурора, одетый в форму полисмен из департамента шерифа и мировой судья Джиниве-Бич Уолтер Маджестик, – собравшись в подвальном помещении суда округа Холден, внимательно наблюдали за тем, как на небольшом киноэкране (сцена была заснята на шестнадцатимиллиметровой пленке "Эктахром") Райан избивал бригадира-мексиканца.
Райан, не сводя глаз с Луиса Камачо, поднял бейсбольную биту к плечу. Мексиканец маячил позади него, пригнувшись, отступая в сторону и одновременно вроде бы приближаясь к противнику.
– Это один тип снимал фильм про сезонных рабочих, – пояснил помощник прокурора, принесший пленку. – И, случайно оказавшись на месте драки, все заснял.
– В газете был снимок, – вставил мистер Маджестик.
– Он же его и сделал. Когда кончилась кинопленка, начал фотографировать своим "роллеем".
На экране Райан, надвигаясь на Камачо, начал вроде бы разворачиваться, чтобы занять позицию для удара, но мексиканец в этот миг отшатнулся. Завершив разворот, Райан рубанул, а помощник прокурора попросил:
– Остановите здесь.
Полисмен из департамента шерифа щелкнул рычажком проектора, действие на экране замерло, слегка сбившись с фокуса.
– Нож видите?
– Мексиканец позади парня, – заметил мистер Маджестик. – Ничего не поймешь.
Действие продолжилось, кадр сфокусировался. Камачо все так же почти незаметно отступал в сторону, крепко прижав к боку левую руку, Райан двигался за ним. Снова, подняв руки к плечу, взмахнул битой, и помощник прокурора воскликнул:
– Вот тут! Этот удар сломал ему челюсть.
Пленка пошла очень медленно, в кадре был Райан, наносивший удар битой. Вот он развернулся, сделал шаг, изогнувшись всем телом, мышцы рук напряглись, запястья вывернулись, бита сбоку обрушилась на лицо Луиса Камачо. В этот миг оно напомнило вырезанное из дерева лицо ацтекской куклы без глаз или до того, как их на нем нарисовали. Большие темные очки Камачо повисли в воздухе, но еще держались на одном ухе. И хотя ноги мексиканца ниже колен не попали в кадр, казалось, под ними как бы не было опоры – сгорбившись, он словно парил в воздухе.
– Ларри, – обратился помощник прокурора к патрульному, – крутите дальше, только дайте мне какой-нибудь свет. Уолтер, я хочу прочитать вам заявление Луиса Камачо.
Вспыхнувший наверху флюоресцентный свет лишил фигуры на экране резкости и детальности, но изображение осталось вполне четким. Когда свет достиг полной яркости, мистер Маджестик, мировой судья из Джиниве-Бич, дважды моргнул, однако не отвел глаз от Джека Райана.
– Он назвал свое имя, – начал помощник прокурора, – дату и время происшествия – двадцать шестое июля, около семи вечера, – а потом полисмен Джей-Ар Коулмен предложил ему рассказать, как это произошло. Уолтер, вы слушаете?
– Конечно. Продолжайте.
– Дальше читаю.
«Камачо: После ужина я пошел к автобусу и стал ждать Райана, который мне обещал его подремонтировать. Он все не появлялся, я пошел его искать и нашел на поле, где какие-то мужчины и ребятишки играли в бейсбол. Мужчины пили пиво, и почти все играли в бейсбол. Райан был с ними, хоть и не играл. Там стояли какие-то девушки, Райан с ними переговаривался. Я его спросил, почему он не чинит автобус, а он мне в ответ кое-что непечатное. Я ему напомнил, что ремонт автобуса входит в его обязанности, а он мне опять непечатное. Я его...»
– Прошу прощения, – перебил окружного прокурора мировой судья. – Ларри, это собственные слова того типа?
Помощник шерифа заколебался:
– Ну знаете, в протоколе записано, как принято.
– А что сказал ему Райан?
– Послал его в задницу.
– Чего ж тут непечатного?
– Уолтер... – Помощник прокурора, отметив место в тексте кончиком шариковой ручки, глянул на Маджестика. – Итак, Камачо продолжает:
«В Сан-Антонио я взял его в мою бригаду по одной причине – он назвался механиком, обещал починить автобус, если тот сломается. В общем, взял его, хоть и подозревал, что ему нужен только бесплатный проезд до Детройта...»
– Он из Детройта? – удивился судья.
– Из Хайленд-Парка, – уточнил помощник прокурора. – Это одно и то же. Ну, Камачо дальше говорит:
«Когда я опять попросил его починить автобус, он схватил биту и велел мне проваливать, пригрозил иначе голову снести. Я ему говорю, положи биту и мы уладим дело, а он кинулся на меня. Не успел я прикрыться или обезоружить его, как он ударил меня в плечо и по лицу».
Помощник прокурора сделал паузу.
– Вот, Уолтер. Слышали? "Не успел я прикрыться или обезоружить его..."
– Как уже был сбит с ног, – досказал Маджестик.
– «... он ударил меня в плечо и по лицу. Я упал, но сознания не потерял. Помню, собралось много народу, все меня разглядывали. Потом приехала полиция, вызвали „скорую“, меня повезли в больницу в Холдене, штат Мичиган».
Дальше помощник прокурора стал читать быстрее:
– «Данное заявление дано под присягой в присутствии свидетелей, моя подпись удостоверяет подлинность всех изложенных фактов и описанных мной событий».
Помощник прокурора выпрямился и, глядя на мирового судью из Джиниве-Бич, поинтересовался:
– И что вы думаете, Уолтер?
Мистер Маджестик, не отрывая глаз от размытого изображения на экране, ответил:
– Думаю, замахнулся-то он хорошо, да, похоже, удар слишком сильно ослабил.
* * *
Боб Роджерс-младший доставил в здание окружного суда конверт с заработанными Райаном деньгами только к половине двенадцатого утра воскресенья и сообщил дежурному помощнику шерифа Джей-Ар Коулмену, что привез и для кого. Тот проворчал, что они надеялись получить эти деньги еще вчера, так как ждут не дождутся, когда можно будет избавиться от этого типа Райана. Боб-младший пояснил, что накануне был занят, а Райану лишний день в тюрьме ничуть не повредит. Затем оставил конверт на конторке и вышел.
Поправляя на голове соломенную ковбойскую шляпу с загнутыми полями, он спустился по лестнице окружного суда и перешел через улицу к темно-зеленому грузовому пикапу. Райана надо было прождать минут пятнадцать, поэтому Роджерс развернулся и проехал по главной улице Холдена вверх к магазинчику Рексолла, где купил пачку сигарет и объемистый воскресный номер "Детройт фри пресс". А когда опять вернулся к суду, вновь развернулся на север и остановился на запрещенном для стоянки месте, Райану, по его расчетам, именно в этот момент выдавали шнурки от ботинок и велели выкатываться.
* * *
– Подпишись внизу, – велел Джей-Ар Коулмен Райану. Потом обождал, когда тот подмахнет бумагу, и только после этого выдал ему бумажник, ремень и конверт с деньгами, вытаскивая вещи из проволочной корзинки и выкладывая их на барьер.
Пока Райан, открыв бумажник, пересчитывал лежавшие там три бумажки по одному доллару, затем просовывал ремень в петли пояса брюк цвета хаки, застегивался и засовывал бумажник в задний карман, Джей-Ар Коулмен не сводил с него глаз. Наконец Райан взял конверт с деньгами и заглянул в него.
– Это от компании. Сюда забросили, – пояснил дежурный помощник шерифа.
– Не запечатано.
– Таким и доставили.
Райан изучил расчет и сумму, проставленные на конверте, вытащил деньги, насчитал пятьдесят семь долларов.
– Хватит на дорогу домой, – сказал Джей-Ар Коулмен. – В двух кварталах отсюда стоянка "Грейхаунда".
Райан сложил конверт вдвое, сунул в карман рубашки. Затем замешкался, обшаривая карманы брюк, оглядывая барьер. Наконец, поднял глаза на Коулмена и объявил:
– У меня была расческа.
– Нету никакой расчески.
– Знаю, что нету. Зачем кому-то воровать расческу?
– Не было у тебя расчески.
– Нет, была. Я всегда ношу при себе расческу.
– Если ее тут нет, значит, и не было.
– Можно за десять центов новую расческу купить, – проворчал Райан. – Чистую. Зачем кому-то воровать чужую расческу?
– Если хочешь, – предложил дежурный помощник шерифа, – я тебя сам в автобус посажу.
– Все в порядке, – отозвался Райан. – Увидимся.
– Лучше не надо, – буркнул Коулмен.
* * *
Боб Роджерс-младший ждал, когда Райан заметит грузовой пикап. Он не мог не заметить белой надписи на дверце "Ритчис фудс инкорпорейтед, Джиниве-Бич, Мичиган". Но тот, небрежно спускаясь по лестнице окружного суда, сначала поглядел по сторонам, затем на верхушки деревьев, на небо. Боб-младший сидел, высунув локоть в окошко. Пока Райан приближался к пикапу, он надвинул на глаза соломенную ковбойскую шляпу с круто загнутыми полями, положил руку на руль. Роджерс знал, что Райан собирается открыть дверцу, и разрешил ему это, однако не больше.
– Хочешь куда-то проехаться?
Райан глянул на него снизу вверх:
– Ты ведь едешь на север, правда?
– Правда, – подтвердил Боб-младший. – А ты на юг. Сто пятьдесят миль на юг до Детройта.
– Думал сперва забрать свои шмотки.
– Не нужны тебе шмотки. Тебе нужен только билет на автобус. Или перейди улицу и голосуй, подняв палец.
Райан глянул на север вверх по улице, щурясь на солнечный свет, оглядел выстроившиеся вдоль нее магазины, стоявшие перед ними машины, снова повернулся к Бобу-младшему и спросил:
– Сигарета найдется?
– Нет, не найдется.
– А что там в твоем кармане такое квадратное?
– Просто в кармане кое-что квадратное, – ответил Боб-младший.
– Ну, пока! – Райан захлопнул дверцу и двинулся по тротуару.
Боб-младший следил за ним. Обождал, пока тот дойдет до угла, потом толкнул пальцем рычаг передачи, тронулся, не отъезжая далеко от тротуара, легонько придерживая руками тонкое рулевое колесо. Поравнявшись с Райаном, окликнул его:
– Эй, парень, я ведь не закончил с тобой разговор. – Затем проехал немного вперед, остановился, чтобы Райану пришлось подойти, и добавил: – Хочу сказать тебе кое-что.
– Давай!
– Подойди чуть поближе, чтобы я не орал. – Боб-младший свернул лежавшую рядом воскресную газету и потянулся к окну, положив руку на спинку сиденья.
– Ну? – буркнул Райан.
– Слушай, за две недели, что ты жил со сборщиками, мы ведь с тобой не особенно разговаривали, правда?
– Пожалуй.
– Точно так. Стало быть, ты не знаешь меня, правда?
Райан кивнул в ожидании продолжения.
– Мы никогда с тобой не разговаривали потому, что я не мог выдумать ни единой причины, по которой мне надо было бы с тобой пообщаться, – разъяснил Боб-младший. – Но сейчас скажу тебе кое-что. Отправляйся домой, парень. Говорю это ради твоей же пользы. Ведь даже если на самом деле ты не белый, то хоть с виду белый, поэтому я делаю тебе одолжение.
Райан молча глядел на взрослого мужчину в надвинутой на глаза ковбойской шляпе – крутого деревенщину с фермы в Джиниве-Бич, с огромными руками, тяжелее его фунтов на тридцать и лет на десять, наверное, опытнее. А еще у него окажется чисто белый лоб, думал Райан, если он когда-нибудь снимет эту дурацкую шляпу. Ему ни разу не доводилось видеть Боба-младшего без шляпы.
– Больше ты у меня не работаешь, – продолжал между тем Роджерс, – поэтому по закону не обязан делать то, что я говорю. Только мне известна одна основательная причина, по которой ты должен отсюда убраться, и как можно скорее. Понимаешь, в чем дело?
"Господи, Иисусе Христе!" – пробормотал про себя Райан, а вслух произнес:
– Нет. В чем?
– Дело в Лу Камачо. – Боб-младший сделал паузу, чтобы собеседник переварил сообщение. – Нельзя бить руководителя бригады перед его людьми. Если он узнает, что ты еще тут, отправит кого-нибудь пырнуть тебя ножом, да так быстро, что ты и не почувствуешь.
– Я об этом не подумал, – признался Райан.
– Бывает. А мне придется столько времени просиживать задницу с копами – шерифскими и из полиции штата, – что я не соберу огурцы аж до самого Рождества, – добавил Боб-младший. – Понимаешь, о чем я?
Райан кивнул:
– Про огурцы я тоже не подумал.
– По этой причине ты нынче свободный мужчина, подытожил Роджерс.
Райан снова кивнул:
– Ясно.
Но Боб-младший все еще смотрел на него.
– Нет, тебе не ясно. Ты чересчур тупой. Поэтому я тебе объясню, а ты послушай. Компания "Ритчис фудс" выкинула тебя, потому что эта компания выпускает пикули. Там делают сладкие пикули, с укропчиком, нарезанные для гамбургеров, и еще всякую всячину. Пикули укладывают в банки и продают. Только, парень, крупные переросшие огурцы для этого не годятся. А это значит, что их надо снять до того, как они совсем вырастут, то есть в данное время года только успевай поворачиваться. Но урожай не собрать, если распроклятые сборщики будут торчать в каком-нибудь распроклятом зале суда. Теперь ясно?
– Ну, чем быстрее заберу мои шмотки, тем скорее уеду, – скупо улыбнулся Райан. – В таком случае, почему бы тебе не подбросить меня до лагеря? Я хочу сказать, раз уж ты едешь в ту сторону.
Роджерс покачал головой, как бы давая понять, до чего ему трудно отделаться от этого парня. Наконец, решил:
– Ладно. Заберешь барахло и отвалишь. Идет?
– Так точно, сэр, – усмехнулся Райан. – Премного благодарен.
* * *
По пути он читал воскресные комиксы, опубликованные на первой странице, потому что разворачивать и мять газету Боб-младший не разрешил, объяснив, что везет ее мистеру Ритчи. Но Райану на это было наплевать. До лагеря всего миль пять, влево от хайвея. Он гадал, не собирается ли Боб-младший, подбросив его, ехать дальше в Джиниве-Бич – еще две мили к северу, где хайвей резко обрывается у озера Гурон, но тот свернул на насыпную дорогу из гравия, что вела прямо в лагерь, держась на одной скорости, крепче взявшись за руль, чтобы пикап не съезжал с колеи. Что ж, и то хорошо. Пускай себе выпендривается, если хочет. Райан чувствовал себя отлично. Всегда хорошо себя чувствуешь, когда с чем-то покончишь. После недели в холденской тюрьме даже поля огурцов, уходящие вдаль по обеим сторонам дороги, выглядят хорошо. Можно расслабиться, не спешить, умыться, собрать барахло, потом отправиться пешком к хайвею. Уже сегодня днем, часам к четырем-пяти, он должен быть в Детройте. Затем стал думать о том, что сделает, добравшись домой. Примет горячий душ и поест, позже, может быть, выйдет хлебнуть пивка. А может быть, просто ляжет в постель – в настоящую для разнообразия.
Вдалеке показались постройки компании. Они напомнили ему снимок, когда-то увиденный в "Лайф": заброшенный армейский пост времен Второй мировой войны. Потрепанные непогодой бараки, умывальня, отхожее место на тесно застроенном участке; с незапамятных времен стоят эти серые стены; окна забиты досками, ставни выбиты; в сорняках, разросшихся рядом с постройками, старые газеты, конфетные фантики и всякий другой мусор. Странно, что на дороге не видно ребятишек. Их тут всегда полно. Мало кто из взрослых выходит на улицу, если не направляется в поля или не возвращается с них, а малышня всегда бегает. Кажется, будто в восьмидесяти семи семьях, живших в лагере в этот сезон, сотни детей. Но тут Райан вспомнил, что нынче воскресенье. Ребятишки наверняка на мессе, или готовятся туда идти, или прячутся где-то в деревьях.
И точно. Вскоре он увидел людей, идущих от бараков к вязам, тем, что выстроились на левой стороне от дороги. В их тени приезжающий по воскресеньям священник всегда устанавливал карточный столик, который служил ему алтарем. Так же было и на сей раз. Свой "олдсмобил" священник поставил подальше, в стороне от дороги, и, спрятавшись за машиной, надевал облачение. Две женщины, накрыв карточный столик белой тканью, водружали на него распятие и служебник.
– Вот тут, – сказал Райан.
– Где?
– У этого барака.
Боб ухмыльнулся, нажал на тормоза, оглянулся в заднее окно.
– Холостяцкие апартаменты. – И выпустил Райана со словами: – Ну, так помни...
Райан побрел к бараку. Он слышал, как пикап завелся, а через миг скрипнули тормоза – грузовик снова остановился, но не стал оборачиваться. С него хватит! Он вдоволь нагляделся на этого бугая, а также его наслушался и нисколько не будет возражать, если Боб-младший навсегда исчезнет из его жизни.
Вскоре Райан открыл дверь барака, вошел в полумрак, пропахший плесенью. Когда-то здесь, видимо, стояла какая-то техника или хранились инструменты, теперь грязный пол устилали газеты, на которые были брошены куски джутовой ткани и старый соломенный половик. Тут они жили втроем. Теперь барак останется в распоряжении Билли Руиса и Фрэнка Писарро. Он обрадовался, что их нет.
Открыв дверь, Райан первым делом увидел свое собственное изображение, вырезанное из "Фри пресс" и пришпиленное к стенке между фотографиями Эла Кейлина и Тони Олива: он с битой в руках, а Луис Камачо на земле. Надпись под фото гласила: "Сезонный рабочий после скандала избил бригадира". Далее шел текст:
«В результате расхождения во мнениях Джек К. Райан поскандалил с Луисом Камачо, руководителем бригады сезонных сборщиков огурцов из Техаса, работающих в этом месяце на полях Мичигана. Луис Камачо был госпитализирован. Райан задержан по обвинению в преступном нападении и ожидает следствия».
Еще там что-то было про какого-то типа, снимавшего кино и случайно оказавшегося на месте происшествия, но он не дочитал до конца, стащил с себя рубашку, подошел к своей койке. Его мыло и безопасная бритва лежали на полке. Он взял их одной рукой, перебросил через плечо полотенце и снова вышел.
Пикап все еще стоял на дороге, а Боб-младший, выбравшись из него, маячил у водительской дверцы темно-зеленого "линкольна" с откидным верхом. Раньше Райан никогда не видел этот автомобиль так близко. Он всегда проезжал лишь вдалеке, а за ним вздымался шлейф пыли. Тогда сборщики распрямлялись над огуречными грядками и кто-нибудь говорил: "Вон едет мистер Ритчи".
И все долго смотрели ему вслед, пока темно-зеленая машина не исчезала из виду.
Теперь, проходя мимо пикапа, Райан хорошо разглядел мистера Ритчи и признал, что тот неплохо выглядит: лет сорока пяти, солнечные очки, высокий загорелый лоб, темные волосы, начинающие редеть. Потом глянул на сидевшую рядом с ним девушку, в больших круглых темных очках, как у Одри Хепберн. Она читала воскресные комиксы и, пока он на нее смотрел, отбросила с лица кончиком пальца прямые длинные, ниже плеч, темные волосы. На вид молодая девица вполне годилась мистеру Ритчи в дочери, но Райан откуда-то знал, что она никакая ему не дочь.
Когда он шел, мистер Ритчи и Боб-младший наблюдали за ним, а когда приблизился, Роджерс, взявшись одной рукой за дверцу машины, а другой подбоченившись, чуть повел головой в сторону, подозвав его поближе. Райан слышал музыку, доносившуюся из "линкольна" с откидным верхом, видел священника в зеленом облачении и коленопреклоненных людей перед карточным столиком, превращенным в алтарь.
– Мистер Ритчи желает, чтобы я тебе напомнил – ты тут больше не нужен, – произнес Боб-младший.
– Уйду, вот только помоюсь. – Он чувствовал, что девушка оторвалась от лежавших на ее коленях комиксов, но смотрит не на него, а на Роджерса. Поэтому, когда заговорил мистер Ритчи, даже чуть повернулся – с полотенцем через плечо, держа один его конец прямо перед собой, – чтобы дать девушке возможность разглядеть его руку – туго напрягшийся упругий коричневый бицепс.
– Ты ведь не сборщик, правда? – спросил мистер Ритчи.
– До нескольких последних недель никогда не был.
– А зачем нанялся?
– Надо было чем-то заняться.
– В Техасе не работал?
– Играл одно время.
– В бейсбол?
– Да, сэр, во что ж еще летом играть.
Мистер Ритчи уставился на него и, немного помолчав, сказал:
– Я так понял, тебя уже арестовывали. За что?
– Ну, один раз за сопротивление. – Райан умолк.
– А еще?
– Другой раз за вэ-пэ.
– Что такое "вэ-пэ"? – поинтересовалась девушка. Теперь он прямо взглянул на нее – симпатичный нос, большие круглые солнечные очки, темные волосы, плотно обрамляющие лицо.
– Взлом и проникновение с преступными целями, – пояснил Боб-младший.
Не сводя глаз с Райана, девушка протянула:
– А! – и снова нежным, почти ласкающим движением отбросила волосы кончиком пальца.
Должно быть, ей лет девятнадцать – двадцать, решил Райан. Стройненькая, загорелая, в белых шортах и топе в сине-желтую полоску, смахивающем на верх старомодного купальника, она сдвинула комиксы с коленей на сиденье, чтобы Райан, Боб-младший и любой желающий могли полюбоваться ее красивыми загорелыми ногами.
– Катер мы привели, – сообщил между тем мистер Ритчи Бобу-младшему. – Оставили у прибрежного дома.
Боб-младший выпрямился.
– Ладно. Тогда я его прихвачу.
– Я возвращаюсь в Детройт около половины пятого. После этого можешь в любое время взглянуть на катер.
– Ладно, – отозвался Боб-младший. – Вернетесь в пятницу?
Мистер Ритчи опять взглянул на Райана:
– Если хочешь собрать вещи и уйти, мы не собираемся тебя задерживать.
– Не знаю, закончили ли вы со мной разговор, – откликнулся тот.
– Закончили.
– Просто помни, – добавил Боб-младший. Райан не сводил глаз с мистера Ритчи.
– Только я вот подумал, вы говорите, что едете в Детройт...
– Я тебе что сказал? – Загнутые поля ковбойской шляпы Боба-младшего приблизились к нему. – Я сказал: сейчас же! Знаешь, что это значит? Это значит, что ты уберешься немедленно. Сию же минуту.
Райан чувствовал, что девушка наблюдает за ним. Отвел глаза от мрачной физиономии мистера Ритчи, одарил ее фирменной улыбкой пай-мальчика Джека Райана, пожал плечами и, как только увидел, что она тоже собирается в ответ улыбнуться, пошел в сторону умывальни.
Когда же снова вышел на солнечный свет, выбритый, чистый, очень даже неплохо себя ощущающий, автомобиль с откидным верхом и пикап исчезли.
Чувствуя себя как-то странно без рубашки, Райан бросил взгляд вдаль, на тень под вязом, священника в зеленом облачении и коленопреклоненных перед карточным столиком, превращенным в алтарь. Ему хотелось поторопиться, но он заставил себя не спешить. Черт возьми, тут же не церковь! Если священнику вздумалось превратить это место в церковь, его дело.
– Sursum corda, – долетели до Райана слова. И хор людских голосов поддержал их погромче:
– Habemus ad Dominum.
Священник не говорил по-испански, и люди заранее, за несколько недель, уговорили его служить мессу на латыни.
– Gratias agamus Domino, deo nostro, – произнес священник.
"Dignum et Justus est", – прозвучали слова в памяти Райана. У него оставалось минут пятнадцать, чтобы убраться, пока народ еще на мессе. Иначе кто-нибудь из подружившихся с ним обязательно остановится на солнцепеке, заведет бесконечную болтовню, дай им только такую возможность. Так как Марлен Деси видно не было, он решил, что она, наверно, где-то в тени под вязами. Ну и хорошо, что ее не видно. Он ничего ей не обещал и не знал, что мог бы ей сказать. Вероятно, в конце концов ляпнул бы, что как-нибудь заглянет в Сан-Антонио с ней повидаться, наговорил бы еще кучу всякой белиберды. Билли Руис и Фрэнк Писарро его не заботили. О них он даже не думал, пока не заметил грузовик Писарро, синий «форд», превратившийся в фиолетовый, с корпусом и крыльями в пятнах ржавчины.
Они ждали его в бараке. Билли ухмыльнулся, продемонстрировав жуткие зубы, Фрэнк лежал на койке, в ботинках и темных очках.
– Эй, Фрэнк! – окликнул его Билли Руис. – Погляди-ка, кто пришел.
Писарро и так смотрел прямо на Райана, но все-таки чуть приподнял голову, изобразил удивление:
– Прямо в самое время, старик, а?
– Как будто знал, на что мы наткнулись, – заметил Билли Руис.
– Ну конечно, – подтвердил Писарро. – У него нюх на такие дела.
Райан поставил на свою койку рюкзак. Надел чистую рубашку, а все остальное имущество запихнул в него.
– Ему кажется, будто он уезжает, – произнес Писарро. – Лучше скажем ему, что мы тут обнаружили.
Глава 2
– Вон, – показал Билли Руис. – Коричневый, поэтому среди деревьев не очень виден.
– Я вижу, – отозвался Райан.
– Те ребята, что с парусником, из этого дома. И по-моему, те, что разводят костер, тоже.
– Сколько их там всего, по-твоему?

Под прицелом - Леонард Элмор -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Под прицелом на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Под прицелом автора Леонард Элмор придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Под прицелом своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Леонард Элмор - Под прицелом.
Возможно, что после прочтения книги Под прицелом вы захотите почитать и другие книги Леонард Элмор. Посмотрите на страницу писателя Леонард Элмор - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Под прицелом, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Леонард Элмор, написавшего книгу Под прицелом, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Под прицелом; Леонард Элмор, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...