А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Виндж Вернор Стефан

Конец радуг


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Конец радуг автора, которого зовут Виндж Вернор Стефан. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Конец радуг в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Виндж Вернор Стефан - Конец радуг без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Конец радуг = 367.28 KB

Конец радуг - Виндж Вернор Стефан -> скачать бесплатно электронную книгу




«Конец радуг»: АСТ, АСТ Москва; М.; 2008
ISBN 978-5-17-044901-9, 978-5-9713-6100-8
Аннотация
…Близкое будущее.
Эра расцвета нанотехнологий и генной инженерии. Эпоха хрупкого равновесия, установившегося наконец между новыми «хозяевами мира» – гигантскими сверхдержавами.
Но теперь это равновесие вот-вот рухнет…
В секретных американских лабораториях разрабатывается уникальный вирус, позволяющий зомбировать миллионы людей.
Правда ли это?
Расследование начинают трое агентов спецслужб Индоевропейского альянса…
Вернор Виндж
Конец радуг
Интернет-средствам познания,
изменяющим нашу жизнь:
Wikipedia, Google, eBay
и прочим представителям этого славного рода -
нынешним и будущим -
посвящается.

Пролог
СЛЕПАЯ УДАЧА И ПРОЗОРЛИВАЯ МЫСЛЬ
Первый случай слепой удачи явился в маске общественного недоумения, выраженного Европейскому центру защиты от болезней. Двадцать третьего июля школьники из Алжира заявили, что по Средиземноморью распространяется эпидемия респираторного заболевания. В основе заявления лежал интеллектуальный анализ данных по антителам от систем массовой рассылки в Алжире и Неаполе.
ЦЗБ не стал сразу давать комментарии, но не прошло и трех часов, как хоббисты здравоохранения опубликовали аналогичные результаты по другим городам, приложив карты заражения. Эпидемия продолжалась уже не меньше недели, начавшись, вероятно, в Центральной Африке, вне зоны наблюдений хоббистов.
К тому времени, когда ЦЗБ составил заявление для общественности, болезнь уже была обнаружена в Индии и в Северной Америке. Хуже того, один журналист из Сиэтла выделил и определил инфекционный агент, который оказался псевдомимивирусом. Более неприятного поворота дела пиарщики не могли себе и представить: в конце десятых годов ЦЗБ оправдывал свой раздутый бюджет блестящей защитой от культа Нового Восхода. Чума Восхода была вторым по значимости ужасом того десятилетия, и только руководство ЦЗБ смогло предотвратить распространение несчастья по всему миру.
Возбудителем Чумы Восхода был псевдомимивирус.
В ЦЗБ оставались еще грамотные люди – те самые специалисты, что спасли мир в 2017 году, и с вопросом 23 июля они разобрались быстро. Департамент по связи с общественностью теперь мог слепить более или менее точное заявление: да, этот псевдомимивирус ушел от стандартных протоколов уведомления. Причина заключается всего лишь в программной ошибке сайта Центра «Текущие события». Да, действительно, вирус этот может быть производным от Чумы Восхода. Денатурированные штаммы исходного вируса, оптимизированные по летальности, продолжают проявляться в мире как постоянное добавление к фоновому шуму биосферы. Их уже замечали в текущем году, один – всего пять дней назад, 18 июля. Более того (здесь к пиарщикам вернулся их обычный напор), все такие случаи были субклиническими, без проявления каких-либо симптомов. У псевдомимивирусов – огромный геном (ну, для вирусов огромный, для всего остального – очень маленький). Культ Нового Восхода преобразовал этот геном в швейцарский перочинный ножик, где есть инструмент борьбы против любой защиты. Но без такой оптимизации псевдомимивирусы – всего лишь здоровенные мешки с мусором ДНК. «В заключение ЦЗБ приносит свои извинения за небрежность, проявленную в том, что общественность не была информирована об этом рутинном событии».
Прошла неделя. Две недели. Случаев обнаружения данного организма более не отмечалось. Наблюдения за антителами показали, что эпидемия не вышла за пределы Средиземноморья. Сообщение ЦЗБ о случайном выбросе было абсолютно правдивым. Выражение «субклиническая эпидемия респираторного заболевания» – почти терминологическое противоречие, если ни одна жертва из тысячи даже не чихнула, а вирус странствует по миру, чуть ли не побираясь милостыней.
Объяснения ЦЗБ были приняты. Хоббисты здравоохранения спекулировали на рутинном событии.
На самом деле в версии ЦЗБ был только один прокол, да и тот успешно избежал внимания публики: отсутствие объявления о вирусе не было связано с неразберихой на публичном сайте. Это был глюк в только что модернизированной внутренней системе оповещения Центра, и ответственные специалисты так же остались в неведении о событии, как и широкая общественность. И тех, и других всколыхнули хоббисты.
Во внутренних кругах разведки ЕС служили люди, которые таких ляпов не прощают: люди, воюющие с террором каждый день. Люди, о величайших успехах которых никто никогда не услышит, а их провалы были бы похлеще Чумы Восхода.
Естественно, что эти люди были и параноидальны, и одержимы. Совет Разведки ЕС назначил одного из лучших своих агентов, молодого немца по имени Гюнберк Браун, проследить за проводимой по-тихому реорганизацией ЦЗБ. В тех департаментах разведки, где Брауна знали, он был даже знаменит – как одержимый среди одержимых. Как бы там ни было, он и его люди быстренько отладили структуру внутренней отчетности ЦЗБ, а потом предприняли реорганизацию работы всего Центра, которая затянулась на полгода и состояла из внезапных «учебных тревог», причем угрозы и вводные данные были настолько неожиданны, что эпидемиологи себе такого и вообразить не могли.
В ЦЗБ эти «тревоги» стали пыткой для неумелых и откровением – для талантливых. Но режим учебных тревог продержался меньше двух месяцев и закончился одной рекламой на футбольном матче.
Первая отборочная встреча чемпионата мира «Греция – Пакистан» состоялась 20 сентября в Лахоре. Встречи Греции с Пакистаном имели свою традицию – или, быть может, спонсоры были старомодны, но, как бы там ни было, реклама там делалась вслепую, в стиле двадцатого века. Крутили ролики, где каждое объявление мог видеть любой. Продавали рекламное место и на внутренних заграждениях стадиона, но даже эта реклама не имела целевого зрителя.
На матче произошло примечательнейшее событие (даже два, если учесть, что Греция выиграла). После первого тайма была показана тридцатисекундная реклама медовой нуги. Через час несколько самостоятельных аналитиков рынка отметили резкий взлет продаж нуги, начавшийся через три минуты после рекламы. Единственный ролик окупился сторицей. Это казалось сном – по крайней мере для тех, кто повернут на искусстве маркетинга. Весь остаток дня эти миллионы обсуждали невероятное событие. Рекламный ролик разбирали по косточкам. Ничем не примечательная штучка оказалась вполне достойна той третьесортной компании, что ее снимала. Существенно, что там не было никакого воздействия на подсознательном уровне (хотя именно его и мечтали найти все, кто его изучал). Время ожидания и крутизна всплеска совсем не походили на обычную реакцию на рекламу. Через несколько часов все вменяемые участники согласились, что Чудо Медовой Нуги – мираж такого рода, который возникает при современных возможностях раскапывания данных: если наблюдать за триллионом событий, то совпадения, случающиеся раз на миллион, будут достаточно заметны. К концу дня шум стих сам собой, оставив в море общественной жизни слабую рябь.
Но не все наблюдатели утратили интерес к событию. Гюнберк Браун, как почти все представители внутренних кругов Разведки ЕС, питал огромное (да нет, скажем откровенно: паническое) уважение к мощи анализа открытых данных. Одна из его групп заметила Чудо Медовой Нуги. Рассмотрела обсуждение. Да, действительно, это явление было почти наверняка чудом. И все же оставались еще дополнительные вопросы, которые можно было задать; среди них – и вопросы, на которые правительства умели отвечать профессионально.
Вот здесь и проявилась во второй раз слепая удача. Брауну стукнуло в голову устроить учебную тревогу: аналитикам ЦЗБ поручили исследовать значение Чуда Медовой Нуги для здравоохранения. Каково бы ни было практическое содержание этой загадки, Центру пришлось поупражняться в проведении тайного и срочного исследования в реальном времени. Это казалось не большим идиотизмом, чем все предыдущие учения, а к тому моменту самые умелые специалисты ЦЗБ в подобных развлечениях поднаторели здорово. Они быстро сгенерировали тысячу гипотез и наваяли с полмиллиона тестов – семена деревьев поиска для данного исследования.
За следующие два дня аналитики ЦЗБ прошлись по этим деревьям, расширяя и обрезая побеги – постоянно со статистическими ограничениями; такая работа может породить куда больше миражей, чем снилось хоббистам маркетинга. Только список тем заполнил бы древнюю телефонную книгу. Вот основные, расположенные должным образом для создания драматического эффекта:
Между всплеском спроса и рекламой медовой нуги связи нет. Это заключение было выведено не из теоретического анализа: в ЦЗБ показали тот самый ролик небольшой группе. Точно так же испытали все другие рекламные объявления, демонстрировавшиеся в перерыве. Один из роликов – реклама службы знакомств, показанный в сокращении, – вызвал спорадический интерес к нуге (этот ролик был насыщен графическими элементами и демонстрировался на отвлекающем фоне муарового пересечения линий). Далее по дереву тестирования ролик службы знакомств был прокручен перед различными специализированными аудиториями. В частности, он не возымел выраженного действия на лиц с антителами к псевдомимивирусу 23 июля.
Ролик службы знакомств провоцировал влечение к нуге, когда его показывали лицам, зараженным более ранним псевдомимивирусом 18 июля, о котором ЦЗБ оповестил всех должным образом.
В детстве Гюнберк Браун часто мечтал, как в прежние времена он бы предотвратил бомбежку Дрездена, остановил нацистов, не дав им построить лагеря смерти, или не допустил бы, чтобы Сталин выморил голодом Украину. В те далекие дни, когда он не мог влиять на политику государств, маленький Гюнберк представлял себе, что мог бы сделать 7 декабря 1941 года на радарном форпосте на Гавайях или как агент американского ФБР в августе 2001 года.
Наверное, все мальчишки проходят через эту стадию, не зная исторического контекста, просто мечтая быть героем-спасителем.
Но, читая этот последний доклад, Браун понимал, что оказался в гуще событий, сравнимых по масштабу с его детскими фантазиями. Псевдомимивирус 18 июля и реклама на футбольном матче вместе составляли невероятно точно построенный тест, испытание новой концепции оружия. Если такое оружие будет развернуто, по сравнению с ним Чума Восхода покажется просто дурацкой игрушкой. Как минимум – биологическое оружие станет наносить столь же точные и внезапные удары, как пули и бомбы: исподволь заразить население случайно распространяющейся болезнью, совершенно необнаружимой, а потом – бах! – слепота, увечье, смерть, единичные – от электронного письма, или миллиардами – от широковещательного сообщения, причем все это настолько быстро, что не успеют никакие «защитные меры».
Будь Браун человеком из ЦЗБ, такое открытие дало бы сигнал тревоги всем организациям здравоохранения Индо-Европейского Альянса, а также Центру по борьбе с заболеваниями в Америке и Центру профилактики заболеваний в Китае.
Но Гюнберк Браун не был эпидемиологом. Он был сотрудником тайной службы – слишком параноидальным, даже для этой работы. Учения проводились под его личным контролем, и сделать так, чтобы новость не распространилась, ему было просто. Тем временем он задействовал своих людей в Разведке ЕС и Индо-Европейском Альянсе. Через несколько часов он уже вовсю работал в нескольких проектах.
Браун привлек лучшего эксперта по культам в индо-европейской разведке и вывалил ей все факты. Добрался до сведений военной разведки Альянса по Центральной Африке и государствам-изгоям на периферии современного мира. Нашлись четкие указания на происхождение псевдомимивируса 18 июля. Эти исследования уже не были биологическими, но аналитики Брауна очень походили на лучших аналитиков ЦЗБ, только они были умнее, их было больше и у них были куда более глубокие источники. И даже при этом им все-таки повезло: за следующие три дня они смогли сложить два и два (и еще два, и еще два, и еще два…) Так что в конце работы Гюнберк Браун уже имел достаточно четкое понимание, кто стоит за этим испытанием оружия.
И впервые в жизни Гюнберку стало по-настоящему страшно.
01
МИСТЕР КРОЛИК ПОСЕЩАЕТ БАРСЕЛОНУ
В разведке Индо-Европейского Альянса имелась горсточка служебных суперзвезд, таких, каким был в Разведке ЕС Гюнберк Браун. Личности их, стоило надеяться, не известны широкой публике, или же сведения о них звучали противоречиво. У этих суперзвезд были собственные герои. В частности, когда люди вроде Гюнберка Брауна сталкивались с самыми отчаянными проблемами, существовало такое место, где им могли помочь– один департамент в Разведуправлении Индии. На схеме организации РУИ он отсутствовал, задачи его не определялись – в основном это были те задачи, которые начальник считал подходящими. Начальником был индиец, известный (тем немногим, которым он был известен) под именем Альфред Ваз.
Браун представил Вазу свое ужасающее открытие. Поначалу старик казался так же ошарашен, как и сам Браун. Но Ваз умел решать проблемы.
– Когда есть достаточно людей нужной квалификации, – сказал он, – решить можно почти любую проблему. Дайте мне несколько дней, посмотрим, что удастся накопать.
В центре Барселоны через три дня
Кролик запрыгнул на свободный плетеный стул, оттуда на середину стола и устроился между чашами и солонкой с перечницей. Прикосновением к остроконечной шляпе он приветствовал сперва Альфреда Ваза, потом Гюнберка Брауна и Кейко Мицури.
– Так это с вами я договаривался! В общем, кролик как кролик.
Альфред провел руку через изображение – просто чтобы подчеркнуть собственную вещественность.
– Мы действительно те, с кем вы договаривались.
– Гм! – Кролик опустил зад на стол и вытянул из-за солонки с перечницей чашечку с блюдцем. Налил себе в чашку пару капель, как раз дополна, и сделал глоток. – Я весь внимание.
В подтверждение этого заявления он шевельнул длинными ушами.
Гюнберк Браун бросил на зверька долгий взгляд через стол. Сам он был столь же эфемерен, как и кролик, но изображению придал суровую серьезность, вполне отвечающую его истинной личности. Альфреду показалось, что в лице младшего коллеги выразилось некоторое разочарование. И действительно, секунду спустя он получил сминг – беззвучное сообщение:
Браун – » Мицури, Вазу: «sm» И это – лучшее, что вы смогли привлечь, Альфред? «/sm»
Альфред не ответил прямо. Вместо этого повернулся к сидящему на столе созданию:
– Милости просим в Барселону, мистер Кролик. – Он повел рукой в сторону башен Саграда-Фамилья, устремляющихся вверх на той стороне улицы. Собор лучше всего было видно без виртуальных излишеств: причудливая архитектура Гауди и без того превосходит воображение современных модернизаторов. – Вы догадываетесь, почему мы выбрали для нашей встречи это место?
Кролик прихлебывал чай. Взгляд его очень не по-кроличьи скользил по шумной толпе, фланировавшей мимо столов, изучал одежду и проекции туристов и местных.
– Не потому ли, что Барселона – город красоты и причуды, один из немногих великих городов двадцатого века, чье обаяние сохранилось в современном мире? Не потому ли, что на этой стороне вы и ваши родственники идете сейчас экзотическим маршрутом по парку Гуэль, списав расходы на представительство? – Он посмотрел на Брауна и на Кейко Мицури. Та была под явной личиной, слегка похожа на «Обнаженную» Марселя Дюшана, созданную из подвижного комплекса хрустальных плоскостей. Кролик пожал плечами: – А может быть, потому, что вы двое отсюда за тысячи километров.
Кейко засмеялась.
– Не будьте столь нерешительны, – произнесла она с полностью синтезированным произношением. – Мне как раз очень хорошо в парке Гуэль – ощущать реальность своими настоящими руками.
Мицури – » Брауну, Вазу: «sm» На самом деле я у себя в офисе, любуюсь луной над Токийским заливом. «/sm»
Кролик продолжал говорить, не догадываясь об обмене сообщениями:
– Без разницы. Как бы там ни было, причины для встречи именно здесь таковы: Барселона имеет весьма прямые связи с местами, откуда вы на самом деле явились, и современные системы безопасности, чтобы скрыть, что мы говорим. Самое же главное, что здесь есть законы, запрещающие общественности и полиции вынюхивать… если, конечно, вынюхивает не разведка ЕС.
Мицури – » Брауну, Вазу: «sm» Ну, на одну треть догадка правильна. «/sm»
Браун – » Мицури, Вазу: «sm» И сам мистер Кролик тоже откуда-то издалека. «/sm»
Оценка расстояния, данная службами ЕС в реальном времени, висела над головой зверька: семьдесят пять процентов вероятности, что разум, скрывшийся за образом кролика, находится в Северной Америке.
Альфред наклонился к кролику и улыбнулся. Присутствуя физически, Ваз подвергался некоторым ограничениям, но имел и преимущества.
– Нет, мы не тайная полиция. И – да, мы хотели иметь защищенную связь несколько более… личную, чем беззвучные сообщения. – Он похлопан себя по груди. – В частности, меня вы здесь видите во плоти. Это способствует доверию. – А тебе дает массу ложных следов. Ваз махнул официанту и заказал бокал «Риохи». Потом, повернувшись к кролику на скатерти, продолжал: – За последние месяцы я слышал от вас много хвастливых заявлений, мистер Кролик. Точно так же хвастаются и другие, но у вас есть подтверждения, которые трудно добыть. Ваши способности гарантируют разные люди с выдающейся репутацией.
Кролик сразу стал горд собой. Он был очень манерный кролик – физический реализм среди его приоритетов не значился.
– Разумеется, у меня хорошие рекомендации. По любой проблеме: политической, военной, научной, художественной, любовной – удовлетворите мои условия, и я дам решение.
Мицури – » Брауну, Вазу: «sm» Давайте, Альфред. «/sm»
Браун – » Мицури, Вазу: «sm» Да, разумеется. Только с минимальной версией, конечно. Ничего больше, пока не увидим результаты, которых сами добиться не могли бы. «/sm» Альфред кивнул, будто сам себе.
– Наши проблемы не имеют ничего общего ни с войной, ни с политикой, мистер Кролик. У нас лишь некоторые научные интересы.
Кролик помахал ушами:
– Так в чем дело? Закиньте ваши вопросы на форумы. Результаты будут практически не хуже моих и почти столь же быстро. И уж точно в тысячу раз дешевле.
Принесли вино. Ваз по всем правилам продегустировал букет. Посмотрел на ту сторону улицы. Прием заказов на физические туры по Саграда-Фамилья был прекращен, но возле входа в собор еще стояла очередь – люди надеялись на лишние билеты. Это лишний раз доказывало, что самые важные вещи – те, которые можно потрогать. Он оглянулся на серого кролика.
– У нас не такие проблемы, которые можно решить привлечением нескольких тысяч аналитиков. Наши вопросы требуют серьезной… гм… экспериментальной работы. Часть ее уже сделана, многое осталось сделать. В общем и целом по масштабу наш проект соответствовал бы правительственной программе крэш-тестов.
Кролик осклабился, показывая желтые резцы.
– Ага? Правительственная программа крэш-тестов? Глупости двадцатого века. Рыночный спрос всегда эффективнее. Надо только заставить рынок на себя работать.
– Может быть. Но нам нужно… – Самое противное, что даже легенда прикрытия звучала очень опасно. – Нам нужна, гм, административная власть над большой физической лабораторией.
Кролик застыл и на миг показался обычным травоядным, которого вдруг выхватил из темноты яркий свет.
– Да? И что же за лаборатория?
– Глобально интегрированная, науки о жизни.
– Так-так-так. – Кролик сел, продолжая разговаривать сам с собой – хотелось надеяться, что больше ни с кем. Разведка ЕС дала вероятность шестьдесят пять процентов, что Кролик не передает никому картинку, и девяносто пять процентов, что он не является орудием Китая или США. Родная организация Альфреда в Индии была еще больше уверена в этих предположениях.
Кролик поставил чашку.
– Я заинтригован. Итак, это работа не по добыванию информации. Вы действительно хотите, чтобы я взял под контроль крупное сооружение.
– Всего лишь на короткий срок, – сказал Гюнберк.
– Безразлично. Что ж, вы обратились к тому, кому надо. – Нос кролика дернулся. – Уверен, что возможности вам известны. В Европе имеется россыпь хороших учреждений, но ни одно не универсально – и сейчас они плетутся в хвосте своих аналогов в США и Китае.
Ваз не стал кивать, но кролик был прав. Во всем мире есть блестящие исследователи, но мало где имеются хорошие лаборатории по работе с данными. В двадцатом веке техническое превосходство больших лабораторий могло держаться тридцать лет. В нынешние времена все меняется быстрее, но Европа малость поотстала. Комплекс в Бхопале был несколько более интегрирован, зато отставал по микроавтоматике. И может пройти еще несколько лет, пока США и Китай утратят свои передовые позиции.
Кролик пробормотал про себя:
– Хм-хм… Значит, либо лаборатории в Вухане, либо в Южной Калифорнии. Конечно, я могу творить чудеса и с теми, и с этими.
Либо это была ложь, либо люди Альфреда неверно оценили милого пушистого друга.
– Мы бы предпочли биотехнологический комплекс в Сан-Диего. – Объяснение, естественно, у Альфреда было готово. – Мы уже несколько месяцев приглядываемся к этим лабораториям. И знаем, что у них есть нужные нам ресурсы.
На самом деле именно на Сан-Диего были направлены страшные подозрения Гюнберка Брауна.
– А что вы конкретно планируете? Гюнберк мрачно улыбнулся:
– Давайте будем действовать поэтапно, мистер Кролик. На первый этап мы отводим срок в тридцать дней. Нам хотелось бы получить от вас обзор системы безопасности лабораторий Сан-Диего. А самое важное – нам нужны убедительные доказательства, что вы способны обеспечить группу местных для выполнения физических действий в лабораториях и в их окрестности.
– Тогда ладно. Приступаю немедленно. – Кролик поднял глаза к небу. – Совершенно ясно, что вы ищете расходного игрока, который будет прикрытием вашей операции от американцев. О'кей. Я могу быть посредником. Но предупреждаю: мои услуги очень дороги. И я приду получить свою плату.
Кейко засмеялась:
– Нет нужды в таких театральных словах, мистер Кролик. Ваше прославленное искусство нам известно.
– Вот именно! Но пока что вы в него не верите. Сейчас я уйду, поразнюхаю малость вокруг Сан-Диего и вернусь к вам через пару недель. У меня тогда будет что вам показать, а самое главное – я напрягу свое невероятное воображение, чтобы назвать сумму первого платежа в этом поэтапном плане мистера Так-Похожего-На-Немца.
Он чуть мотнул головой в сторону Гюнберка.
Мицури и Браун излучали доброжелательное молчание, разговор продолжил Альфред:
– Тогда и поболтаем. И помните, пожалуйста, что сейчас нам нужен только обзор. Мы хотим знать, кого вы можете завербовать и как использовать.
Кролик тронул лапой нос.
– Я буду сама осмотрительность. Я всегда знаю больше, чем говорю. Но вам троим необходимо поработать над образами. Мистер Так-Похожий-На-Немца – устаревший стереотип. А вы, сеньора, у вас этот импрессионистский портрет все скрывает – и все выдает. Кого может заинтересовать лабораторный комплекс Сан-Диего? Кого? А вы… – Кролик повернулся к Вазу. – Вы отлично скрываете колумбийский акцент, но он слышен.
Зверек засмеялся и спрыгнул со стола.
– До скорого!
Альфред откинулся на спинку стула, провожая взглядом серую фигурку, вилявшую среди обуви прохожих. Наверное, у нее было фестивальное разрешение, поскольку прохожие ее, судя по всему, видели. Не было «пуф!» или просто исчезновения. Кролик, оставаясь видимым, прошел еще метров двадцать по Каррер де Сардиния, потом нырнул в переулок и совершенно естественным образом скрылся из глаз.
Три агента посидели еще мгновение в явно понимающем молчании. Гюнберк наклонился над своим виртуальным вином, Ваз попивал реальную «Риоху» и любовался ходульными куклами, установленными для дневного парада. Все трое отлично вписывались в пеструю туристскую суматоху возле Саграда-Фамилья – только обычно туристы, которые платят за сиденье в кафе на Сардиния, присутствуют более чем на одну треть.
– Он и правда ушел, – сказал Гюнберк, хотя необходимости в этом не было: все видели анализ сигналов ЕС.
Прошло еще несколько секунд. Разведуправления Японии и Индии тоже подтвердили: кролик остался неопознанным.
– Что ж, уже кое-что, – сказала Кейко. – Ушел он чисто. Я думаю, вполне годится в посредники.
Гюнберк устало пожал плечами:
– Наверное. До чего противный тип! Клише дилетанта столетней давности, возрождающееся с каждой новой технологией. Спорить могу, что ему четырнадцать лет, и он отчаянно хочет покрасоваться. – Он глянул на Ваза. – Ничего лучшего не нашли, Альфред?
– Репутация у него вполне подлинная, Гюнберк. Он руководил почти такими же сложными проектами, как мы для него планируем.
– Исследовательскими проектами. Может быть, он хороший – как это называется? – ткач гениального. А нам нужно нечто более… оперативное.
– Ну, он точно взял все следы, которые мы ему дали. Имелись в виду акцент Альфреда и сетевые факты, размещенные вокруг исходной Кейко.
– Ach ja, – сказал Гюнберк и неожиданно улыбнулся. – Несколько даже обидно, что когда я был просто самим собой, меня обвинили в переигрывании. Итак, теперь мистер Кролик считает, что мы – латиноамериканские наркобароны.

Конец радуг - Виндж Вернор Стефан -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Конец радуг на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Конец радуг автора Виндж Вернор Стефан придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Конец радуг своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Виндж Вернор Стефан - Конец радуг.
Возможно, что после прочтения книги Конец радуг вы захотите почитать и другие книги Виндж Вернор Стефан. Посмотрите на страницу писателя Виндж Вернор Стефан - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Конец радуг, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Виндж Вернор Стефан, написавшего книгу Конец радуг, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Конец радуг; Виндж Вернор Стефан, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...