Левин Айра http://www.libok.net/writer/3846/levin_ayra 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Вилье Жерар

SAS - 45. Сокровища негуса


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга SAS - 45. Сокровища негуса автора, которого зовут Вилье Жерар. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу SAS - 45. Сокровища негуса в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Вилье Жерар - SAS - 45. Сокровища негуса без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой SAS - 45. Сокровища негуса = 197.71 KB

SAS - 45. Сокровища негуса - Вилье Жерар -> скачать бесплатно электронную книгу



SAS – 45

OCR Денис
«Жерар де Вилье. Сокровища негуса. Московское золото»: ФОнд; Ташкент; 1994
Оригинал: Gerard Villiers, “Le Tresor Du Negus”
Перевод: Г. Орлова
Жерар де Вилье
Сокровища негуса
Глава 1
Малко бросил взгляд на афишу, прикрепленную к стене кнопками. Очень темнокожая, роскошная девушка из племени данакиль, пышногрудая, с торчащими в разные стороны волосами, приглашала совершить приятное путешествие по Эфиопии. Затем внимательно посмотрел на принцессу Чевайе Меконнен, сидящую напротив на ложе.
Принцесса вполне могла бы позировать для афиши. Она слегка наклонилась к низкому столику, чтобы взять сигарету, и ее коричневая шелковая кофточка, почти одного цвета с кожей, слегка распахнулась, приоткрыв тяжелые, вытянутые, слегка отвислые груди. Эфиопка подняла на Малко темные глаза, затуманенные медовым напитком.
– О чем вы думаете?
Малко вовремя вспомнил о правилах приличного тона и ответил, улыбаясь, почти нормальным голосом:
– О контрасте между этой афишей и вашей утонченностью.
Ложе, на котором они сидели, утопало в нежных ласкающих шелках: сиреневые простыни, черное покрывало. Ультрашикарное ложе. Чевайе откинулась назад и лежала теперь, опершись на локти. Шелк плотно облегал ее тело цвета кофе с молоком, подчеркивал малейшие детали.
Малко все еще не мог оторвать глаз от великолепной скульптурной груди, когда принцесса изменила позу. В теплоте шелка, одежд и покрывал было столько завораживающе чувственного, что мгновенно Малко забыл о тысячелетиях цивилизации. Малко тоже не отказывал себе в медовом напитке, не говоря уже об эфиопском вине крепостью в четырнадцать градусов. Официанты «Кекоба» подливали его без конца в бокалы, как воду. С того момента, как они вышли из ресторана, Малко все еще пребывал в состоянии эйфории. Принцесса была не в лучшем состоянии. Он с трудом спустился по лестнице в ее небольшую квартиру, расположенную в этом же здании этажом ниже. Высота усиливала действие алкоголя, сердце билось учащенно, во всем теле чувствовалась какая-то тяжесть. Малко выбросил из головы все, из-за чего он находился сейчас в самом сердце Африки, в Аддис-Абебе, столице бывшего Королевства Эфиопия. Наклонился к принцессе Чевайе, дернул за концы шелкового болеро, завязанные на животе.
Пуговиц не было, шелковая кофточка легко распахнулась, обнажив ее груди. Принцесса не сделала ни единого движения, чтобы запахнуть полы. Малко зачарованно смотрел на два мраморных шара, похожих на те, что были изображены на афише, висевшей над огромной низкой кроватью. Принцесса подняла свои темные глаза на Малко. В ее руке дымилась сигарета.
– Вы довольны?
Вот уже целую неделю они ужинали вместе. Их знакомство началось на танцплощадке в отеле «Хилтон». Они слегка флиртовали, но дальше не заходили. Никогда принцесса не представала перед Малко в таком провоцирующем наряде.
– Нет, – ответил Малко.
Он протянул руку, стал ласкать пальцами шелковистую кожу грудей, крепких, безукоризненной формы, играл с сосочками. Вдруг принцесса Чевайе стремительно вскочила, словно к ней прикоснулись каленым железом, отстранилась, предвидя, к чему вели его настойчивые ласки. Малко бессильно опустил руки, живот будто сковали цементом. Он был в бешенстве. Его обманули. Он ненавидел «динамисток». Взял себя в руки, поднялся с кровати, подошел к окну, повернулся к принцессе спиной. Из окна девятого этажа Малко видел всю западную часть города, авеню Менелика, пустынное в этот час суток. Из ресторана «Кекоб», расположенного на последнем этаже здания, взору открывалась вся панорама города. Комендантский час начинался в полночь, но уже с десяти часов вечера улицы Аддис-Абебы пустели. На небе сияли звезды, но, несмотря на это, казалось, что зловещее покрывало неба давило своей тяжестью на мертвый город, похожий на лоскутное одеяло из дворцов, бидонвилей, небоскребов. Аддис-Абеба, что значит на амхарском языке «новый цветок», не имел центра как такового; город строился вокруг концентрических стен укрепленных лагерей императора Менелика прошлого столетия.
В одном из бидонвилей неистово залаяли собаки. Малко несколько успокоился. В тот момент, когда он отвернулся от окна, в ноздри ему ударил сладковатый запах.
В маленьком сосуде возле огромного ложа дымились благовонные палочки. Принцесса Чевайе лежала обнаженная на боку, положив голову на согнутую в локте руку и сквозь окутывающие ее завитки благовонного дыма хитро смотрела на Малко. Ее груди оставались в горизонтальном положении. Мощный поток адреналина захлестнул Малко, и он перестал ощущать нехватку кислорода, забыл, что находится на высоте 2 400 метров над уровнем моря. То, что он видел и слышал, могло появиться только благодаря волшебной лампе Аладдина: стены, затянутые белым мехом до самого потолка, шелест сиреневого и черного шелка, молодая принцесса, прекрасная в своем бесстыдстве.
Поразительный контраст с безжизненным, запуганным, примитивным городом, где люди убивают друг друга за каждым углом, где стада ослов бродят среди автомобилей, где парки посольств кишат голодными койотами.
Эта жаркая уютная квартирка вдруг превратилась в волшебный Шангри-Ла, выросший среди горя и отчаяния.
Впервые со времени своего приезда в Аддис-Абебу Малко был доволен, что сказал «да» ЦРУ, согласившись на выполнение этого задания. Он не помнил, как снова очутился возле принцессы, но ощутил под своей рукой ее кожу, шелковистую и слегка влажную, и снова ласкал ее груди. Во рту у него пересохло, низ живота жгло огнем. Если забыть о тугих мелких кудряшках ее волос, принцесса Чевайе могла вполне сойти за европейку, только очень загорелую. Темные зрачки следили за движениями его ласковых пальцев, ноздри раздувались, выдавая волнение. Верхняя полная губка приподнялась, обнажив зубы, острые, сильные, как у зверька. Принцесса прошептала:
– Не спешите...
Малко убрал руку с груди из коричневого мрамора, стал гладить живот, трепещущий от желания. Сами собой раскрылись полненькие ляжки, женщина откинулась назад. Малко не спеша забавлялся с ее животом, как бы не замечая ее нетерпения. Принцесса приподнялась на кровати и, словно утопающий, лихорадочно стала стаскивать с него одежду. Малко оставил ее живот и помог раздеть себя, опустился на колени на шкуру зебры, валявшуюся у кровати.
Он умышленно оставался в этой неудобной позе, зная, что окажись он рядом с принцессой, он не устоит перед ее желанием. А Малко хотел продлить это изысканное удовольствие. Не меняя позы, он подтянул к себе по скользкому шелку гибкое тело так, что его голова оказалась между ног принцессы, и склонился над ней. Чевайе попыталась оттолкнуть его, шепча:
– Нет, нет, только не это!
Она бормотала что-то бессвязное по-амхарски, рыча, как дикая кошка, беспомощно болтая в воздухе ногами, вцепившись ногтями в шелк простыней, вздрагивая всем телом. Но едва Малко коснулся губами ее промежности, через нее словно пропустили сильный разряд электрического тока: она распрямилась, как стальная пружина, сцепила руки на шее Малко, рванула его вверх, на себя, отталкивая и вынуждая подняться. Конечно, на ее теле не было ни одного отверстия, доступ к которым был бы закрыт для ее любовников, но, воспитанная в строгой религии коптов, она искренне боролась с собой, стремясь не нарушить определенные запреты. Затем снова откинулась назад, притягивая Малко к себе, естественно, ловко и так точно, что он без труда нашел свою цель.
Малко вошел в нее одним движением, глубоко, легко, почувствовав своими костями ее кости. Принцесса Чевайе изогнулась, пытаясь вскочить, будто в живот ей вонзили раскаленный прут. Она согнула ноги в коленях, подтянула полненькие ляжки на себя, открываясь еще больше. Руками она искала Малко, обвила его голову, притянула к себе. Живот ходил ходуном, то втягивался, то вздувался. Было впечатление, что она хотела затянуть. Малко внутрь. Малко выпрямился, стоя все еще на коленях, освободил свою голову из объятий принцессы. Грубо, без церемоний, схватил ее за бедра, приподнял, вынуждая опустить ноги на пол, отстранился от нее. Через мгновение снова вошел в ее плоть. Чевайе мурлыкала, закрыв глаза, бедра плавно ходили вверх и вниз, медленно, глубоко утопая в шелке. Ее не устраивало то, что происходило, она жалобно, прерывающимся голосом попросила:
– Быстрее, быстрее!
Бедра ее ходили без остановки взад и вперед, а черный шелк под ними шелестел ласково и прохладно. Принцесса вонзилась ногтями в покрывало, бормоча какие-то слова на своем языке, которые, вероятно, не были предназначены для чужих ушей... Малко не раз чувствовал, что принцесса была близка к оргазму. Тогда она отталкивала его, затихая на несколько секунд, и снова притягивала к себе. И так могло бы продолжаться до бесконечности, если бы Малко не прильнул горячими губами к углублению между ее мраморными грудями.
Руки Чевайе мгновенно обвились вокруг головы Малко, как щупальца, плотно прижав его лицо к упругому, гладкому шелку ее тела. Малко потерял контроль над собой. Забыв о нежности, он безудержно заходил взад и вперед, не щадя ее. Запах пота и духов разжигал Малко. Иногда он, скользнув по шелку покрывал, выходил из нее. Они катались друг на друге, скользили, не находя точки опоры. Шелк делал свое дело.
Наконец ему удалось зацепить ноги за сбившееся третье покрывало, найдя прочную точку опоры. Теперь он смог еще более яростно овладеть ею. Казалось, принцесса только и ждала этого момента. Она обвила и сцепила свои ноги вокруг ног Малко, как змея. Теперь они скользили но шелку, сцепившись друг с другом в неистовой страсти. Ее груди прижались к грудной клетке Малко. Губы Чевайе искали лицо Малко, ее горячий язычок нашел его ухо, и электрический ток прошел по всему его телу. Теперь любовную игру вела она. Останавливаясь на мгновение, когда дрожь пронзала их тела, заставляла вибрировать даже кости. Два борющихся питона – сиамские близнецы. Внезапно низ живота Чевайе завибрировал. Малко закричал от боли: принцесса вонзилась ногтями ему в спину. На ласку это не походило: дикий зверь приканчивал свою добычу. Жгучая боль ползла теперь по лопаткам Малко вниз, по мере того, как ногти принцессы сдирали с него кожу, опускалась вдоль спины. Когда наступила разрядка, принцесса уже не мяукала, а урчала. Оргазм ее был подобен цепной реакции, взрывы следовали один за другим, мощные, глубокие. Чевайе приподняла Малко как соломинку, ногти вонзались все глубже в его кожу, до самых костей. Она с силой сжимала его член, выдавливая всю пряную жидкость до последней капли. Всё. Они упали, обессиленные, опустошенные, едва дыша.
Благовонные палочки догорели. Сердце Малко – дикий зверь, рвущийся из клетки, бешено билось в груди, не подчиняясь ему. Вялые ноги Чевайе все еще обвивались вокруг ног Малко. Она убрала руки с его спины. Малко с трудом подавил крик: кровавые полосы, словно от хлыста, оставленные десятью ногтями принцессы, доставляли жгучую боль.
Чевайе Меконнен, вдова одного из внуков эфиопского короля, была определенно сделана из дерева, из которого делали принцесс.
* * *
Стоя на коленях перед нолем боя из двухцветного шелка, Чевайе, прикрыв глаза, покачивала торсом в ритме амхарской песни. Малко лежал на животе (спину жгло нестерпимо), отдыхал, набираясь сил и приводя в порядок мысли. Время от времени принцесса склонялась над Малко, касаясь сосками грудей кровавых следов на его спине, оставленных ее коготками. Успокоившись, Малко вспомнил, что сюда, в Аддис-Абебу, его направило лондонское отделение ЦРУ, а не бюро путешествий. В зеленой папке, где хранилось досье, лежал подготовленный в Вашингтоне заместителем руководителя африканского отдела приказ об этой операции. С некоторой долей грусти Малко подумал, что, возможно, и это восхитительное соитие тоже было запланировано чиновником африканского отдела. Тем, кто готовил операцию.
– О чем вы думаете? – неожиданно спросила Чевайе.
Несмотря на близость, они оставались на «вы».
– О вашей сестре, – ответил Малко. – Я в восторге, что она направила меня к вам.
Сестра Чевайе, находящаяся в изгнании в Лондоне, вручила Малко письмо. Что-то вроде «Сезам, откройся!» и даже больше, чем Малко мог надеяться... Малко познакомился с ней на коктейле, устроенном эмигрантами, которым ЦРУ тайно оказывало материальную помощь. Коктейль проходил в «Дорчестере». Там Малко оказался «по счастливой случайности»...
– Вы неплохо живете, несмотря на революцию, – заметил он. – Эта студия очень уютна.
Черные зрачки Чевайе потемнели еще больше.
– Вы считаете, что этого недостаточно! – взорвалась она. – Военные уничтожили половину нашей семьи, мой дядя уже восемнадцать месяцев в тюрьме «Старый Гебби». Его держат в подвале вместе с тридцатью другими заключенными. Они почти голодают... Если бы у меня был паспорт, я бы немедленно уехала к сестре.
Малко устыдился своих слов. Чевайе принадлежала к старой династии, безжалостно уничтоженной ВВАС,военной хунтой, пришедшей к власти в Эфиопии после свержения императора 12 сентября 1974 года. Хунта управляла страной, вдохновляясь принципами Убу и Кафки, не задумываясь уничтожая своих же. Из ста двадцати офицеров и унтер-офицеров, начинавших путч, осталось семьдесят.
– А вы не можете получить паспорт?
Чевайе горько усмехнулась.
– Нет, могу. Надо только заплатить «выкуп»: семьдесят тысяч эфиопских долларов.
Малко оглядел шикарную студию, где они находились. В такой стране, как Эфиопия, эти шелковые простыни и покрывала, вероятно, ценились на вес золота.
– Вы могли бы собрать эту сумму?
Чевайе опустила глаза.
– Могла бы, наверное. Но они спросили бы, откуда она у меня. А чтобы получить ответ, они держали бы меня в Четвертой дивизии и насиловали бы до тех пор, пока я не умерла. Вы не знаете, что они сделали с одной моей кузиной?
– Нет.
Чевайе села, воинственно выставив груди. Капельки пота блестели на светлой коже. Как у большинства амхаров, у нее была очень светлая кожа. Хотя африканцы считают Эфиопию фашистской страной, они выбрали Аддис-Абебу для штаб-квартиры Организации Африканского Единства, потому что у эфиопов такой цвет кожи, о котором мечтают все африканцы.
– Однажды они пришли за ней, – начала свой рассказ Чевайе глухим голосом, – и увели туда. Она дала пощечину офицеру, который хотел ее изнасиловать. Они ее тут же застрелили. Потом потребовали у семьи пять долларов за пулю и двенадцать долларов за хранение тела. Сказали, что революция бедная!
Пролетел призрак Убу, потирая руки. В бидонвиле залаял койот. Стало жутко. Чевайе склонилась к Малко, выпустив дым сигареты прямо ему в лицо.
– А пока я жива, я курю, пью, отдаюсь.
– Вам не докучают военные? – спросил Малко.
Чевайе чуть-чуть напряглась.
* * *
– Пока нет. Ну, во всяком случае, не очень. Месяц назад они вызвали меня и обвинили в том, что я якобы задолжала арендную плату за квартиру за год. Где-то две тысячи эфиопских долларов. Сказали, если я не уплачу, они вышвырнут меня на улицу. Все национализировано! Даже бидонвили! Моя бедная кормилица работала всю жизнь, чтобы купить себе домик! И теперь он принадлежит государству!
– Вы заплатили?
– Да. Они знают, что я работаю в «Зебра-клубе». Как все мои подруги. Мы работаем танцовщицами, приглашаем клиентов на танец. А остальное – по желанию, за триста долларов.
– Вы хорошо зарабатываете на жизнь? – спросил Малко ровным голосом.
Чевайе не заметила метаморфозу, происшедшую с Малко: взгляд стал ледяным, безмятежности как не бывало. Теперь он опять стал непревзойденным тайным агентом. Он начал работать. Иногда, ощутив в себе эту перемену, он приходил в ужас, но это стало его второй натурой. Он повернулся, приподнялся и сел, опершись на локти. В таком положении он чувствовал себя увереннее.
– Вы думаете, что я проститутка? – спросила принцесса Чевайе жалобным тоном, способным растопить айсберг.
– В вашем положении в этом нет ничего предосудительного, – сказал он мягко.
Чевайе приблизилась к нему, почти касаясь своим лицом лица Малко, и спросила твердым голосом:
– И сколько я только что заработала?
Малко рассмеялся:
– Столько, сколько захотите!
– Правда?
Принцесса улыбалась, приоткрыв пухлые чувственные губы, обнажив жемчужно-белые зубы.
Малко кивком головы подтвердил сказанное.
Принцесса сделала едва заметный жест. Малко взвыл от боли, оттолкнул принцессу так резко, что она соскользнула с кровати вместе с одним из шелковых покрывал. Не веря своим глазам, он смотрел на образовавшийся на коже волдырь над самым пупком в том месте, о которое она только что загасила сигарету.
Чевайе смотрела на Малко, ее глаза пылали гневом.
– Я с удовольствием погасила бы ее о ваш конец!
Малко казалось, что она вцепится ему сейчас в горло, и старался сохранить спокойствие.
– Послушайте, Чевайе, – произнес Малко, – кроме клуба, где вы танцовщица, вы больше нигде не работаете, у вас конфисковали все имущество. Однако вы живете в роскоши. Вы только что сказали мне, что тратите на наряды восемь тысяч долларов в месяц. Эти деньги надо же где-то брать.
Принцесса Чевайе пристально смотрела на Малко одновременно с гневом и недоверием. Она колебалась.
Когда Малко почувствовал, что принцесса почти успокоилась, очень мило добавил:
– Я думаю, что у такой красивой женщины нет с этим проблем.
Этого было достаточно. Принцесса вскочила с кровати, из ее уст вырвалось ругательство, ураганом пронеслась но комнате к шкафу. Малко напряг всю свою мускулатуру, готовый к тому, что принцесса наставит на него пистолет. Когда она повернулась к нему лицом, в правой руке она держала небольшую полотняную сумку. С сжатыми губами она села на кровать, подняла сумку над Малко, встряхнула. Желтая пыль покрыла живот Малко мельчайшими тяжелыми чешуйками. Чевайе бросила пустую сумку, подбоченилась и вызывающе спросила:
– Вы знаете, что это такое?
Малко собрал пальцами несколько чешуек, поднес поближе к глазам. Похоже на размельченную слюду. Намеренно безразличным тоном ответил:
– Нет.
– Разве вы не видите, что это золото?
Принцесса была явно раздражена.
– Золото?
– Да, золото. У вас на животе еще больше, чем на две тысячи долларов.
Малко кончиками пальцев собирал желтую пыль. Он едва не кричал от радости. Еще раз информация ЦРУ оказалась достоверной. Но он был еще далек от цели. Он ссыпал немного пыли в ладонь.
– Не стоит тратить такое состояние, чтобы доказать мне, что вы честная женщина. Я бы вам и так поверил.
Принцесса Чевайе беззаботно передернула плечами.
– Ерунда. У меня его столько, сколько я захочу.
– Почему вы не купите себе паспорт?
Чевайе ушла в себя.
– Я вам уже ответила на этот вопрос, – явно не желая продолжать разговор на эту тему, сказала Чевайе.
Стоя на коленях перед Малко, она рассеянно принялась рисовать кончиками ногтей арабески на его животе, осторожно разгребая блестки, стараясь не задеть сигаретный ожог.
– Хватит об этом, – резко сказала она.
Теперь она дула на блестки, и они разлетались по шелковым простыням. Казалось, к ней снова вернулось хорошее настроение. Одной рукой она забавлялась с плотью Малко, точно с любимой игрушкой.
Малко, решив, что буря миновала, отважился задать вопрос:
– Это из сокровищ негуса,Чевайе?
Реакция последовала незамедлительно. Мгновенно исчезла улыбка, глаза потемнели от гнева. Чевайе бросила:
– Prick!
Пальцы сомкнулись, острые ногти с силой вонзились в плоть. Но не от желания. Жестокий оскал исказил гармоничные черты нежного лица.
– Прекратите! – Малко сжал запястье молодой женщины.
Принцесса все глубже вонзала коготки в нежную кожу. Боль становилась нестерпимой. Малко схватил Чевайе левой рукой за горло, надавил на сонную артерию. Борьба длилась секунды, показавшиеся вечностью. Глаза у Чевайе выкатились из орбит, но она не разжимала пальцы. Малко с трудом подавил крик боли. Наконец глаза у принцессы помутнели, она разжала пальцы, отпустив Малко, и подняла правую руку к своему горлу.
Малко тотчас же прекратил сдавливать ее горло. Принцесса с трудом глотала слюну, массируя горло. Тяжело дыша, они не отводили друг от друга взгляд.
– Зачем вы это сделали? – произнес Малко.
Эфиопка презрительно смотрела на него.
– Негодяй, – повторила она. – Вы работаете на военных!
Женщина встала.
Малко не успел ответить. Ключ повернулся в замочной скважине, дверь комнаты широко распахнулась. На пороге стояла высокая девушка с ангельским личиком, с длинными, до талии, черными волосами. Тонкая, элегантная, в летнем костюме, в сапогах. Страх исказил тонкие черты ее лица, губы дрожали. Не обращая внимания на Малко, она обратилась по-амхарски к Чевайе; в голосе чувствовалась настойчивость.
Лицо молодой женщины мгновенно исказилось. Когда она повернулась к Малко, ее лицо было мертвенно-бледным.
– Вы нас предали! – бросила она с ненавистью Малко. – Они пришли за нами!
– Ложь! Кто пришел? – возмущенно спросил Малко.
– Военные. Они внизу.
Девушка прервала их и, обращаясь к принцессе, настойчиво проговорила:
– Tolo, leult!
– Идемте, я отвезу вас в посольство США, – сказал Малко.
Чевайе несколько секунд смотрела на Малко с недоверием, затем быстро натянула прямо на голое тело шелковые панталоны, замешкалась с застежкой-молнией.
– Они ждут у лифта, – объяснила девушка уже по-английски.
К счастью, кто-то уже успел вызвать лифт из «Кекоба».
Малко тоже лихорадочно одевался, сердце бешено билось. Какая-то скрытая жестокая сила стремительно превращала Аддис-Абебу в вымерший город, как только опускалась ночь. Он уже был готов в тот момент, когда принцесса натягивала сапожки. Высокая черноволосая девушка наблюдала за лестничной площадкой. Чевайе кинулась к шкафу, откуда она взяла раньше мешочек с золотом, что-то достала оттуда, сунула в свою сумочку, рванулась к двери. Прощаясь, девушки обнялись.
– Пусть господь бог вознаградит тебя, Элмаз.
Малко в нерешительности остановился. Лифт был занят.
– Лестница, – сказала Чевайе.
По фасаду здания спускалась винтовая железная лестница.
Принцесса бегом направилась к лестнице, стала спускаться, перепрыгивая через две ступеньки, перескакивая через решетчатые узорные перегородки, а под ними сверкали огни города. Малко едва поспевал за Чевайе.
Им потребовалось не более двух минут, чтобы преодолеть четырнадцать этажей. Они очутились в темной прихожей, выходившей во внутренний двор здания. В тот момент, когда они вышли из здания, перед ними возник темный силуэт солдата с винтовкой. Он что-то произнес по-амхарски. Принцесса остановилась как вкопанная. Опустила руку в сумочку. И тут раздались три оглушительных выстрела, заполнив собой все небольшое пространство дворика. Солдат отступил назад, покачнулся, упал, выронив винтовку. Все произошло за десять секунд. Чевайе уже бежала со всех ног через двор, зажав в руке свое оружие. Остановилась возле своего «фольксвагена», достала из кармана ключи и протянула Малко.
– Поехали!
Малко не спорил, открыл машину, устроился за рулем. В висках стучало. Инстинкт самосохранения приказывал ему удалиться как можно скорее от этого места. Чевайе только что убила солдата. Ни в одной стране за это не погладят но головке... Шангри-Ла был далеко. Как автомат, Малко включил двигатель, подал назад, вперед, рванул через двор, не зажигая огней, выехал из ворот на дорогу, ведущую на Судан-стрит. Проезжая, он увидел «лендровер», стоящий в темноте перед входом. Сердце забилось сильнее. Но машина не двинулась с места... К счастью, она была развернута в другом направлении.
И тут Малко взорвался:
– Черт побери! Что на вас нашло?
– А вы бы предпочли, чтобы он пристрелил нас обоих?
Чевайе была близка к истерике.
Она положила свой автоматический пистолет на колени, обхватила голову руками, плечи ее вздрагивали. Они выехали на Судан-стрит. Улица была пустынна.
– Направо, – подсказала Чевайе.
Вообще-то им следовало повернуть налево, чтобы выехать на авеню Менелика, огибающее «Старый Гебби» – огромную территорию, на которой расположен бывший императорский дворец и служебные здания, где сейчас размещались ВВАС и политическая тюрьма.
– Мы объедем Гебби, – пояснила она беззвучным голосом. – В этой стороне меньше вероятность напороться на патруль. Вы ведь сказали, что отвезете меня в американское посольство?
В ее голосе снова появился страх. «Фольксваген» то и дело спотыкался на выбоинах Судан-стрит. Обе стороны улицы освещались неоновыми вывесками кафе и домов терпимости... Когда они доехали до конца улицы, Чевайе сказала, чтобы Малко ехал по широкой, но неасфальтированной улице, к тому же плохо освещенной. Они ехали точно на север. По приезде в Аддис-Абебу Малко сразу же запомнил, где находится американское посольство. Комплекс зданий располагался в огромном парке, которым заканчивалась Асфа Уоссен-стрит, почти на северном выезде из города, на высоте 2 600 метров. Сегодня Малко никак не следовало там появляться. Согласно инструкциям, полученным из лондонской службы ЦРУ, Малко категорически запрещалось входить в какие-либо контакты со службой в Аддис-Абебе. Посольство постоянно находилось под наблюдением эфиопских головорезов. С ним должны быть связаться. Так оно и вышло.

SAS - 45. Сокровища негуса - Вилье Жерар -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге SAS - 45. Сокровища негуса на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга SAS - 45. Сокровища негуса автора Вилье Жерар придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу SAS - 45. Сокровища негуса своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Вилье Жерар - SAS - 45. Сокровища негуса.
Возможно, что после прочтения книги SAS - 45. Сокровища негуса вы захотите почитать и другие книги Вилье Жерар. Посмотрите на страницу писателя Вилье Жерар - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге SAS - 45. Сокровища негуса, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Вилье Жерар, написавшего книгу SAS - 45. Сокровища негуса, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: SAS - 45. Сокровища негуса; Вилье Жерар, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...