А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Вилье Жерар

SAS - 81. Убить Ганди


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга SAS - 81. Убить Ганди автора, которого зовут Вилье Жерар. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу SAS - 81. Убить Ганди в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Вилье Жерар - SAS - 81. Убить Ганди без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой SAS - 81. Убить Ганди = 173.18 KB

SAS - 81. Убить Ганди - Вилье Жерар -> скачать бесплатно электронную книгу



SAS – 81

OCR Денис
«Жерар де Вилье. Дело Убить Ганди»: Фонд; Ташкент; 1994
Оригинал: Gerard Villiers, “Mort a Gandhi”
Перевод: О. Чехович
Жерар де Вилье
Убить Ганди
Глава 1
Лал Оберой облокотился на подоконник, обратив в бегство огромного таракана. Из окон отеля «Тэмпл Вью» открывался вид на весь ансамбль Золотого Храма. Квадратный бассейн, каждая сторона которого имела более ста метров в длину, был окружен, словно двор монастыря, белыми строениями. В центре бассейна возвышался Харимандир, главное святилище, небольшое кубическое здание с золоченым куполом. Бассейн окружала широкая мраморная дорожка, от нее к храму вел мостик из того же белого мрамора.
Сейчас по нему величественно и неторопливо двигалась небольшая процессия, только что покинувшая Харимандир.
Впереди шел бородатый, весь одетый в белое, за исключением черного тюрбана, жрец. За ним на золоченых носилках несли священную книгу сикхов «Ади-Грантх». Следом шли другие жрецы — храмовые музыканты. Пройдя под Даршни Дарваза — аркой, которой заканчивался мостик, процессия направилась к другому маленькому храму — Акал Тахкату, где Святая Книга должна пребывать до восхода солнца.
Золотой купол и стены Харимандира волшебно светились в лунном свете, но Лал Оберой, человек весьма далекий от всякой поэзии, думал только о том, что близится час назначенной встречи.
Ровно в десять часов, как и каждый вечер, мелодичная и заунывная музыка, льющаяся из десятков установленных на территории храма репродукторов, умолкла. Она опять зазвучит в четыре часа утра, когда Священная Книга вернется в Харимандир, и жрецы снова начнут ее чтение вслух для молящихся, а пока они будут всю ночь читать ее в запирающемся с вечера Акал Тахкате. Но мраморная дорожка, окружающая бассейн, как и различные пристройки, остаются открытыми для паломников круглые сутки.
И это вполне устраивало Лала Обероя.
Обернувшись, он посмотрел на совсем юную девушку, одетую в бледно-зеленое сари и спавшую на чарпаи — широкой лежанке в виде деревянной рамы с натянутыми веревками на ножках. Ее полные, обтянутые шелком груди вздымались при каждом вздохе и, казалось, манили его призывно и сладострастно.
В горле у Лала Обероя внезапно пересохло и, подойдя к лежанке, он погладил грудь девушки кончиками пальцев. Приоткрыв глаза, она сонно и покорно посмотрела на него. Со вчерашнего дня она принадлежала ему. Ведла была младшей из трех дочерей бедного торговца «кирпанами» с которым Лал Оберой вел некоторые дела. Печальная судьба девушки была предрешена, так как отец никогда не смог бы собрать денег, нужных для ее приданого, и путь к замужеству был для нее закрыт. Поэтому торговец с радостью принял предложение Лала Обероя забрать Ведлу в Дели, где она будет работать в принадлежащей ему сувенирной лавке. У нее будет еда и крыша над головой, кроме того, она будет получать пятьдесят рупии в месяц. И Оберой тут же вручил отцу полагающееся ей жалованье за два месяца вперед.
Склонившись над девушкой, он положил руку на ее обтянутую тканью грудь. Полные губы Ведлы приоткрылись, и в ее черных глазах внезапно появилось выражение животной чувственности. Лал Оберой ощутил, как у него что-то вспыхнуло внутри. Лежанка заскрипела под его весом. Встав на одно колено, он порылся в складках зеленого шелка, обнажая стройные ноги и округлые бедра, и, не дав девушке даже сменить позу, овладел ею. Продолжая лежать на боку, подогнув одно колено, Ведла лишь слегка приподняла бедра, чтобы помочь ему. Для утоления своей страсти ему понадобилось всего несколько движений. На мгновение он замер с коротким довольным урчанием, растворившись в ней, но тут же быстро встал, умиротворенный и думая уже только о предстоящих ему серьезных делах. Приведя в порядок одежду, он повязал вокруг своей длинной, с разрезом на боку рубахи широкий пояс, чтобы скрыть выпиравший из-под нее однозарядный пакистанский пистолет кустарного производства, с которым никогда не расставался, и снова подошел к окну.
В водной глади бассейна отражалась луна. Мраморная дорожка, которая на рассвете заполняется паломниками, медленно двигающимися по ней по направлению часовой стрелки, сейчас была пуста, а окружающие ее с четырех сторон строения погружены во тьму. Только в Акал Тахкате, где священники читали Священную Книгу, еще виден был свет.
На востоке, почти напротив отеля «Тэмпл Вью», высились, словно застывшие черные призраки, две большие башни, сильно пострадавшие от пуль в июне 1984 года, когда Золотой Храм подвергся осаде индийских правительственных войск.
Какое-то неестественное спокойствие царило здесь. Над пустынной площадкой перед главным входом в Золотой Храм слабо светился белый с зеленым ободком циферблат башенных часов; на опустевшем базаре спали нищие, спали и моторикши, скорчившись в своих колясках; у наружной стены храма лежала, задумчиво пережевывая свою жвачку, корова. Хотя коровы являются здесь священными животными, им все же не позволяют заходить за ограду как индуистских, так и сикхских храмов.
Лал Оберой осторожно приоткрыл дверь своей комнаты. Благодаря ажурным металлическим перекрытиям одна-единственная электрическая лампочка освещала тусклым желтым светом все три этажа. Номера здесь были меблированы более чем скромно: провисший топчан, осколок зеркала и лампочка без абажура, иногда еще покрывало. К тому же, гостиница буквально кишела крысами и тараканами. Хозяин отеля «Тэмпл Вью» симпатизировал сикхам-экстремистам. Во время осады Золотого Храма он отдал в их распоряжение два верхних этажа своего заведения, откуда можно было успешно обстреливать правительственные войска. Последние, само собой, не преминули ответить тем же. В результате чего верхние этажи были буквально изрешечены пулями...
Лал Оберой стал спускаться по узкой и крутой лестнице, цепляясь за канат, который служил перилами, и чертыхаясь на каждой ступеньке. Он предпочел бы остановиться где-нибудь еще, но владелец отеля продавал ему «кирпаны» для его лавочки в Нью-Дели и настаивал, чтобы он останавливался у него, в надежде выбить несколько лишних рупий. Кстати говоря, официальным предлогом для поездки Тала Обероя в Амритсар был именно вывоз отсюда партии «кирпанов» и сабель для продажи туристам.
Он спустился в холл. Ночной сторож храпел, развалясь в продавленном кресле. Выйдя из отеля, Лал Оберой направился по узкой улочке к Золотому Храму. Завтра он обязательно должен был успеть на поезд, отходящий в Дели в 6 часов 32-минуты. Вместе с «кирпанами» он доставит в Дели небольшой груз героина, привезенного сюда из Пакистана, и легко заработает таким образом несколько тысяч рупий. Сто сорок рупий за каждый грамм. Он пересек площадку перед входом в храм, над которым висели часы, и вошел во внутреннюю ограду. Около того места, где полагалось, снимать обувь, дремал сторож-сикх. Замотав голову шарфом, Лал Оберой прошел босиком через маленький «очистительный бассейн». По сравнению с теплым воздухом вода показалась ему ледяной. Два припозднившихся паломника раскладывали свои спальные мешки как раз у самого главного входа. Десятки других уже давно спали, улегшись прямо на мраморной дорожке, окружавшей бассейн. Завернутые с головой в покрывала, они походили на трупы. Здесь был постоялый двор, бесплатно предоставляющий ночлег паломникам, но многие из них, прибыв издалека, не хотели терять ни минуты того драгоценного времени, которое они могли провести в храме, священном для каждого сикха.
* * *
Бесшумно ступая босыми ногами по белому, еще не остывшему мрамору, Лал Оберой прошел мимо священного дерева ююба, склонившегося над водами бассейна, и, перешагнув через несколько спящих фигур, оказался у маленькой лесенки, ведущей в одно из окружавших бассейн строений. Здесь жили служащие Золотого Храма: сторожа, музыканты и повара со своими семьями. В пруду что то плеснуло, и он обернулся, рассчитывая увидеть совершающего омовение сикха, но это была рыба.
Поднявшись на третий этаж, он вышел на террасу и, повернув направо, остановился перед зеленой дверью, ведущей в башню с часами. Но напрасно Лал Оберой пытался ее открыть: она была заперта изнутри. Сердце его учащенно забилось. На светящемся циферблате было двадцать минут одиннадцатого. Он пришел вовремя. Человек, с которым ему предстояло встретиться и о котором он ничего не знал, должен был ожидать его но другую сторону этой двери, чтобы сообщить ему кое-какие сведения, которые надо было передать в Нью-Дели. В сильнейшем беспокойстве Лал Оберой несколько раз негромко постучал в деревянную створку двери, сам перепугавшись, что нарушил царящую вокруг ночную тишину, и в первый раз пожалев, что де слышно назойливой музыки.
Присев в полутьме на корточки, он попытался осмыслить происходящее. Может быть, тот, с кем он должен был встретиться, просто опоздал. Он подождет. Увидеть его никто не мог. К тому же, сейчас все спали, и территория храма оставалась открытой только для совершающих обряд. Стараясь отвлечься, он стал думать о Ведле. В Дели он скажет всем, что это — его племянница. На ближайшем базарчике он купил ей шелковое сари, первое в ее жизни, и она тотчас же с гордостью завернулась в него и не сняла, даже ложась спать. Он поселит ее в комнате за своей лавкой сувениров, что находится вблизи отеля «Империал», и будет пользоваться ею каждый вечер, прежде чем отправиться домой...
* * *
Лал Оберой резко тряхнул головой, поняв, что задремал. Часы показывали без четверти одиннадцать! Вскочив на ноги, он снова попытался открыть дверь: она была по-прежнему заперта. Он не знал, что делать. Если он уедет в Дели, не получив этих сведений, у него могут быть большие неприятности... Но что же делать? Он не знал даже имени того, с кем должен был встретиться.
Он предавался этим размышлениям, когда внезапно на лестнице послышались голоса. Похолодев, чувствуя, что сердце его бешено колотится, он сжался в комок. На террасе появились два босых бородача в оранжевых тюрбанах, шароварах и длинных рубахах. Сбоку, на перевязи, у каждого висел большой «кирпан». Один из них был весь обмотан длинной мотоциклетной цепью, напоминавшей патронную ленту. В руках у другого был электрический фонарик, который он направил на Лала Обероя. Тот выругался про себя: если бы у него хватило сообразительности притвориться спящим, его приняли бы за одного из паломников.
— Что ты здесь делаешь? — тихо спросил сикх. В голосе его было больше удивления, чем угрозы.
— Ничего, — пробормотал Лал Оберой, — ищу место для ночлега.
— А почему ты не спишь внизу?
— Там слишком много народа.
Фонарик по-прежнему неумолимо светил на него. Внезапно он почувствовал стыд за свои остриженные волосы. Он не был сикхом и даже не носил бороды.
— Откуда ты? Ты не ив наших?
— Я из Дели, — сказал Лал Оберой. — Да-да, я сикх, но в прошлом году обрился, так как жил в Бхопале.
После того, как 31 октября 1984 года была убита Индира Ганди, индусы развязали террор против сикхов, многие тысячи их были убиты самым зверским образом. Некоторые из тех, кому удалось выжить, от страха обрили свои бороды и остригли волосы, чтобы не отличаться от индусов. Лал Оберой прекрасно говорил на пенджаби и вполне мог сойти за сикха-отступника.
Но стражников его объяснения, казалось, не очень удовлетворили. Они тихо о чем-то посовещались, и тот, который держал фонарь, приказал ему:
— Пойдешь с нами. Может быть, ты вор или агент из криминальной полиции.
— Куда? — в страхе спросил Лал Оберой.
— Вниз, в дежурное помещений.
Лал Оберой нехотя направился к лестнице. Один из охранников неуверенно спросил:
— Ты что, совсем нищий? У тебя даже подстилки нет?
У всех, кто спал здесь на полу, обычно были подстилки или покрывала. Лал Оберой был застигнут врасплох и, ничего не ответив, начал спускаться по узкой лестнице. Рубашка его взмокла и прилипла к спине, сердце отчаянно билось. Он понял, что попал в лапы самых отчаянных террористов. Под светской вывеской Общеиндииской Федерации сикхских студентов скрывались религиозные фанатики. Официально они считались умеренными, однако их истинной целью было отомстить за неслыханное святотатство: штурм Золотого Храма войсками Индиры Ганди.
Вскоре они оказались у бассейна. Тут Лал Оберой внезапно кинулся бежать со всех ног. Он несся стрелой по направлению к восточному выходу. Там были опустевшие в это время базары и заброшенные дома, где он мог бы укрыться.
— Стой! — закричал один из стражников.
Беглец прибавил скорости, петляя между спящими на земле паломниками. Сикхи гнались за ним, путаясь в своих широченных шароварах, и Лал Оберой смог оторваться от них. Миновав большую деревянную перегородку, огораживающую место омовении для женщин, он юркнул влево, пронесся под исписанной обетами аркой и взбежал но лестнице, ведущей в служебные помещения.
Сзади послышались крики. Преследователи звали на помощь. Лал Оберой обернулся на бегу. Расстояние между ним и сикхами увеличивалось, и ему удалось бы скрыться, если бы вдруг перед ним не возникла странная, почти комичная фигура: седобородый старик-сикх, босой, в белом балахоне до пят и с копьем в руке!
Лал Оберой чуть не наткнулся грудью на острие этого копья. Это был один из сторожей, которые день и ночь следили, чтобы паломники не входили в храм с непокрытой головой и в обуви. Он возник из темноты, встревоженный криками двух сикхов. Лал Оберой застыл на месте. Острие копья упиралось ему прямо в горло, и он с трудом удерживался от рвоты. Подбежали его преследователи. Один из них накинул ему на шею цепь и изо всех сил затянул ее. Лал Оберой упал, чувствуя, что вот-вот задохнется. Они тотчас принялись бить его кулаками и ногами свободным концом цепи. Ему разбили нос, и он закричал. Когда сикхи сочли, что он достаточно наказан, они заставили его подняться на ноги.
— Иди и не вздумай больше убегать, — сказал сикх с фонариком. Его тюрбан съехал набок. — Бог этого не допустит.
Они потащили его, словно животное, за накрученную на шею цепь но направлению к недавно восстановленному большому зданию. Четыре этажа и трехэтажное подземелье. Именно здесь зародилось восстание в Золотом Храме. Пушки танков, посланных Иидирой Ганди, буквально смели это здание с лица земли.
— Отпустите меня! — взмолился Лал Оберой. — Я ничего плохого не сделал.
И тут же вскрикнул от боли, получив удар цепью но плечу.
— Молчи, сейчас ты предстанешь перед нашим начальником. Кулдипом Сингхом, и будешь объясняться с ним. Если ты ни в чем не виноват, бояться тебе нечего...
После святотатственного штурма пенджабская полиция и религиозные предводители Золотого Храма заключили «джентльменское соглашение». Полицейские больше не имели нрава вмешиваться в то, что происходило за оградой храма.
Лал Оберой почувствовал, что у него подкашиваются ноги. Кулдип Сингх был одним из самых жестоких террористов. Во время штурма Золотого Храма был убит его брат, и он объявил священную войну центральному правительству страны.
* * *
Черные глаза Кулдипа Сингха словно горели каким-то внутренним огнем. Они в упор смотрели па Лала Обероя, и он не смог вынести этого испытующего взгляда.
— Кто ты и как твое имя? — негромко спросил Кулдип Сингх.
У Лала Обероя перехватило горло. Он находился в комнате с голыми цементными стенами в подвале большого административного здания Золотого Храма. За письменным столом восседал сикхский главарь, за его спиной висели плакаты, изображавшие какого-то «гуру» со страдальческим взглядом и Бхиндранвале — «духовного отца» сепаратистов, убитого во время штурма храма. Лала Обероя обыскали, и его пистолет лежал теперь на столе.
Его усадили на табурет, даже не привязав, рядом встали четыре сикха. На них не было видно никакого оружия, кроме висящего на шнуре «кирпана». Однако Лал Оберой не сомневался, что под их широкими рубахами скрывалось оружие куда более опасное. Не зря сикхская пословица гласит: «Человек без оружия беззащитен, как овца». К тому же в Золотом Храме уйма тайников, многие из них до сих пор не обнаружены. Граница с Пакистаном рядом, а там раздобыть пистолет ничего не стоит. Подняв голову, Лал Оберой взглянул в глаза Кулдипу Сингху.
— Меня зовут Лал Оберой, — сказал он. — Я простой торговец. Регулярно приезжаю сюда, покупаю кирпаны у Лахала Сингха, владельца отеля «Тэмпл Вью». Можешь спросить у него, он меня знает...
Кулдип Сингх его, казалось, не слушал. Он взял со стола пистолет и показал его Лалу Оберою.
— Зачем он тебе?
— Защищаться от воров. Я ведь торговец, и у меня часто бывает при себе по нескольку тысяч рупий.
— Почему же ты пытался сбежать, если совесть твоя чиста?
— Я испугался.
— Что ты делал там, где тебя нашли?
Лал Оберой опустил голову, у него перехватило дыхание. Ведь Кулдип Сингх послал на казнь десятки людей. Он стоял во главе отрядов боевиков, от рук которых погибли многие политические деятели. Этот человек не знал жалости.
— Ничего, — ответил Лал Оберой. — Я просто хотел там поспать.
— Ты живешь в отеле, — заметил Кулдип Сингх, — следовательно, ты лжешь нам. Ты должен был там с кем-нибудь встретиться?
— Нет, нет...
Стало тихо. Во всем огромном темном здании воцарилась тишина. Голая, без абажура, лампочка освещала комнату тусклым желтым светом. Кулдип Сингх взял найденную у Лала Обероя записную книжку и принялся листать ее. Внезапно он поднял глаза.
— Смотрите-ка, любопытный номер телефона.
И, подойдя к Лалу Оберою, он указал ему на записанный карандашом номер, перед которым стояло имя: Пратап.
— Кто это?
— Приятель, — выдохнул, бледнея, Лал Оберой.
Кинув на него язвительный взгляд, Кулдип Сингх произнес своим тихим голосом:
— Это один из номеров Разведывательного управления центрального правительства в Дели. Похоже, это телефон Разведбюро.
Взгляды всех присутствующих устремились на Лала Обероя. Он почувствовал, как ручьи ледяного пота побежали по его спине. Разведбюро было врагом номер один сикхских экстремистов. Положив записную книжку. Кулдип Сингх спокойно сказал:
— Значит, ты шпик... Забавно, но я об этом подозревал с самого начала...
— Нет-нет, это неправда! — запротестовал Лал Оберой.
Кулдип Сингх опять подошел к нему и положил обе руки ему на плечи, так сдавив их своими железными пальцами, что Лал Оберой вскрикнул от боли.
— Хочешь, я позвоню сейчас по этому номеру? — предложил он.
Лал Оберой сглотнул слюну:
— Если хотите. Вы убедитесь, что я ни в чем не виноват...
Наклонившись к нему, Кулдип Сингх сжал его плечи еще сильнее.
— Ах ты, собака! — прорычал он. — В Разведбюро у нас есть свои люди! В моей книжке записаны десятки подобных телефонов. Все они начинаются цифрами 45.
Вернувшись к столу, где стоял допотопный черный телефонный аппарат, он набрал номер 91, чтобы вызвать Нью-Дели, затем городской номер. Раз, второй, третий. Номер не соединялся. Лал Оберой пытался бороться с охватившей его паникой. Случалось, что телефонный кабель перегрызали крысы, и тогда сообщение прерывалось на несколько дней. Ни в коем случае нельзя было допустить, чтобы этот номер ответил!
— Алло! — внезапно тихо произнес Кулдип Сингх. — Я хотел бы поговорить с Пратапом.
Затем он молча стал ждать, не спуская глаз с Лала Обероя. А тому казалось, что его мочевой пузырь вот-вот не выдержит. Четыре стоящих вокруг него сикха походили на стервятников, дожидающихся добычи. Ему хотелось кинуться со всех ног бежать, хотя он прекрасно понимал, что далеко ему не уйти.
По изменившемуся выражению лица Кулдипа Сингха он понял, что ему ответили. Послушав некоторое время, сикх с язвительной улыбкой положил трубку.
— Полковника Пратапа Ламбо не будет на месте до завтрашнего утра, — сказал он. — Можно позвонить ему домой. Хочешь?
Наступила мертвая тишина, нарушаемая лишь жужжанием большого, прикрепленного к потолку вентилятора. Кулдип наклонился над столом.
— Итак, — сказал он, — тебе придется во всем признаться. Зачем ты сюда явился и кто среди нас предатель?
Лал Оберой нервно сглотнул слюну, горящий взгляд Кулдипа Сингха его парализовал. Сзади послышалось металлическое лязганье, и его шею грубо обвила цепь, снова впившись в уже израненные места.
Сикх в тюрбане шафранового цвета встал прямо перед ним и, вытащив из ножен «кирпан», приставил острое лезвие к его горлу. Лал Оберой пытался не поддаваться панике: они не будут убивать его прямо сейчас. Главное, надо решить — признаваться или все отрицать... Ему вспомнились пышные формы «племянницы». Неужели он никогда их больше не увидит? Как все идиотски получилось!
Лезвие «кирпана» тихо поползло по его коже, оставляя на ней тонкий след, тут же заполнявшийся кровью и пылающий как ожог.
Откинувшись назад, Лал Оберой плаксивым голосом запротестовал:
— Остановитесь! Я сикхам не враг. У меня действительно есть приятель в Разведбюро. Мы родом из одной деревни. И он попросил меня сообщать ему все, что я смогу узнать о подозрительных иностранцах, которые останавливаются в отеле «Империал», так как моя лавочка находится рядом. О торговцах золотом и наркотиками.
— Разведбюро наркотиками не занимается, — холодно отрезал Кулдип Сингх. — Ты лжешь.
— Я никогда ничего не сообщал о сикхах! — безнадежно пытался защититься Лал Оберой.
— С кем ты должен был здесь встретиться?
— Ни с кем.
Последовало молчание. Кулдип сделал какой-то незаметный жест, и молодой сикх в шафрановой чалме поднес лезвие своего «кирпана» на расстояние в несколько миллиметров от левого глаза Лала Обероя.
— Я отрежу тебе язык и вырву глаза, а потом брошу стервятникам.
В его голосе было столько ненависти, что, дернувшись назад, Лал Оберой свалился на пол. Цепь натянулась, сжимая ему горло, и он с трудом поднялся.
— Говори! — приказал Кулдип Сингх.
Лал Оберой понял, что если он и дальше будет запираться, они выполнят свои угрозы...
— Да, это так, я прибыл сюда по распоряжению Разведбюро, — признался он покорно. — Да простит меня Бог, но я так нуждаюсь в деньгах. Дела мои идут очень плохо и...
— С какой целью? — прервал его Кулдип Сингх.
— Чтобы встретиться с человеком, который должен был мне передать какие-то сведения.
— С кем?
Вопрос этот вырвался одновременно из пяти уст. Лал Оберой с жалобным видом посмотрел на своих мучителей.
— Не знаю.
Увидев, какой свирепостью сверкнули черные глаза Кулдипа Сингха, он повалился на колени, насколько ему позволяла цепь, и умоляюще произнес:
— Господом всемогущим клянусь, я не знаю человека, с которым должен был встретиться...
И он рассказал им всю правду, то и дело прерывая свою речь мольбами и рыданиями. Он знал, как сикхи убивают шпионов. Они злопамятны, и жажда мщения у них в крови. Он замолчал, и некоторое время в комнате слышалось только его тяжелое дыхание.
— Ты лжешь! — проговорил Кулдип Сингх. Слова его упали, словно нож гильотины.
Ломая руки, Лал Оберой закричал:
— Нет, нет!
От ужаса он весь взмок.
Кулдип Сингх долго и с отвращением смотрел на него, затем коротко бросил:
— Мы заставим тебя говорить.
Сикх, державший цепь, рванул ее, и Лал Оберой очутился на полу. Он поднялся, и его тут же выволокли из комнаты. Он задыхался, а четыре сикха подгоняли его кулаками и рукоятками «кирпанов». Впереди шел Кулдип Сингх.
Теперь Лал Оберой был слишком измучен, чтобы пытаться бежать или звать на помощь. А ведь буквально в нескольких десятках метров от этого здания по Амритсару всю ночь ходили солдатские патрули. Он шел босиком, цементный пол был очень холодным, и он чихнул. Они прошли но лабиринту мрачных подземных коридоров, пустынных и извилистых, ц наконец очутились в каком-то освещенном помещении.
С несказанным облегчением Лал Оберой увидел хлопочущих у плит мужчин и женщин. Это была одна из кухонь, где готовилась бесплатная еда для паломников. При виде Кулдипа Сингха работа замерла. Он шепотом сказал несколько слов молодому сикху в шафрановом тюрбане, тот что-то коротко приказал, и повара послушно вышли из кухни, с любопытством поглядывая на Лала Обероя. Как только они все вышли, Кулдип Сингх распорядился:
— Свяжите его!
Молодой сикх связал Лалу Оберою руки за спиной, затем ноги у лодыжек. Проделывал он свою работу быстро, привычными движениями, как фермер, ощипывающий птицу. Когда пленник был связан, сикх, Держащий цепь, проволок его через всю комнату в ту часть кухни, где готовилось «тандури».
В полу были проделаны три отверстия диаметром около полуметра, внизу была видна большая яма, наполненная раскаленными углями. У стены стояли огромные металлические вертела с нанизанными на них кусками курицы и баранины. Голова Лала Обероя оказалась совсем близко от одной из таких дыр, и он мог чувствовать идущий оттуда жар. Поняв, какая пытка ему готовилась, он громко закричал:
— Нет, нет! Клянусь Всевышним, я ни в чем не виноват!
Сикх, державший цепь, явно не в первый раз занимался подобными вещами. Ловким движением он еще раз обмотал цепью шею и ноги пленника. Другой конец закрутил вокруг своих могучих плеч и, подняв Лала Обероя с пола, начал опускать его в дыру вниз головой...
Вопли несчастного растворились в раскаленном воздухе. Он увидел совсем близко пламенеющие угли и плотно сжал губы, чтобы не задохнуться, ощутив палящий жар на коже лица.

SAS - 81. Убить Ганди - Вилье Жерар -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге SAS - 81. Убить Ганди на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга SAS - 81. Убить Ганди автора Вилье Жерар придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу SAS - 81. Убить Ганди своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Вилье Жерар - SAS - 81. Убить Ганди.
Возможно, что после прочтения книги SAS - 81. Убить Ганди вы захотите почитать и другие книги Вилье Жерар. Посмотрите на страницу писателя Вилье Жерар - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге SAS - 81. Убить Ганди, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Вилье Жерар, написавшего книгу SAS - 81. Убить Ганди, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: SAS - 81. Убить Ганди; Вилье Жерар, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...