А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Воронов Никита

Виноградов - 2. Сафари для покойника


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Виноградов - 2. Сафари для покойника автора, которого зовут Воронов Никита. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Виноградов - 2. Сафари для покойника в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Воронов Никита - Виноградов - 2. Сафари для покойника без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Виноградов - 2. Сафари для покойника = 204.18 KB

Виноградов - 2. Сафари для покойника - Воронов Никита -> скачать бесплатно электронную книгу



Виноградов - 2

Никита Воронов
Сафари для покойника
Ничего подобного
в действительности не происходило.
Не могло произойти.
И, надеюсь, не произойдет.
Роман посвящается тем,
кто уже никогда его не прочитает, –
неважно, в каких окопах и во имя чего
погибли эти ребята.
Господь рассудит…
Пролог
Я знаю одно слово, страшное слово,
которое разрушит злые чары…
Это слово «убийство»,
и оно несет с собой освобождение,
чистое, как весенние цветы.
Гилберт Кит Честертон
Жара… На подоконнике задыхается вентилятор.
– Хотелось бы все-таки объяснить!
– Извините, но мотивы меня абсолютно не интересуют.
– Но необходимо, чтобы вы поняли.
«Господи, – подумал Виноградов, – какие же они все одинаковые. Каждый пытается выглядеть рыцарем, борцом за идею… А внутри – дерьмо. И огромная куча больного тщеславия».
– Этот человек – он, в конце концов, просто символ! Тут нет абсолютно ничего личного. Все прогрессивное человечество…
Клиент всегда прав. Но в обязанности Владимира Александровича вовсе не входило выслушивание исповедей и политических манифестов. К тому же от этого пахло нестираными носками.
Виноградов решил не церемониться:
– Вы располагаете достаточной суммой?
Это было все равно что спросить у прохожего, есть ли у него чувство юмора.
– Вам объяснили условия контракта?
– Да! – оскорбился клиент. – В общих чертах. Ваш… руководитель?.. Так вот, тот руководитель сказал, что я смогу его прочитать здесь. Если, конечно, мы с вами договоримся.
– Отчего же не договориться… Почитайте! – Он достал из папки экземпляр. – Одно изменение только, в пункте об оплате. Никаких безналичных расчетов, кредитных карт…
– Только «чернухой»?
– Кроме официальной стоимости тура – да! Там копейки… А остальное из рук в руки.
– Налоги? – понимающе осклабился клиент.
– Не только. Соображения конспирации в первую очередь.
Виноградов сделал вид, что ищет что-то в бумагах. Не объяснять же, что именно из-за мелкого прокола с «Мастер-кард» безвременно закончил жизнь и карьеру Полковник!
Теперь фирма страховалась и от этого…
– Какие гарантии вы даете? – Клиент положил было бумагу на столик, но Владимир Александрович тут же перехватил ее – такие документы из рук выпускать не полагалось.
– Гарантии чего?
– Ну… что все закончится без проблем.
– Если вы имеете в виду себя, то мы тоже заинтересованы, чтобы сафари закончилось благополучно. Четвертый параграф довольно подробно описывает степень нашей ответственности.
– Скажите, а вообще… были несчастные случаи?
– Меньше, чем на мотогонках. Или виндсерфинге! – Виноградов изобразил самую лучезарную из своих улыбок, но клиент оказался дотошный.
– А все-таки? Конкретно!
Можно было соврать, никто не проверит, но не хотелось.
– Погибли двое… нет, трое.
Да, третьим был тот парнишка, что шел с ними через границу в горах. Собеседник хмыкнул:
– Желательно бы свести вероятность к минимуму.
– У нас отличные профессионалы. Лучшее, что можно приобрести за деньги!
– Да не в деньгах дело…
– Тем более что если вы попадете в беду, нас привлекут за соучастие. Сами понимаете, мы не заинтересованы, чтобы клиент оказался в руках у соответствующих органов.
– Разрешите еще раз взглянуть?
– Пожалуйста! Только с собой забирать нельзя.
– А после подписания? Мой экземпляр?
– Он будет храниться у нотариуса. Там все в договоре сказано…
Собеседник снова прочитал текст.
– В принципе я согласен. Тут сказано… дайте-ка!., вот, про «таблицу коэффициентов». Это что такое?
– Речь идет о конкретной стоимости именно вашего тура. Есть базовая калькуляция, она умножается на коэффициенты. С учетом таких факторов, как регион, выбранный клиентом, степень обученности, вид оружия, наконец, уровень защищенности объекта. Сами понимаете, президента республики охраняют лучше, чем паровозного машиниста.
Посетитель еще раз пробежал глазами контракт.
– Ладно! Считайте, что я согласен.
Когда за клиентом закрылась дверь, Виноградов плюхнулся в кресло. Но неудачно – задел бедром и поморщился. Странно, шрамы на шее зажили быстрее, чем те, что внизу…
Да, заставить теперь себя равнодушно смотреть на собачек будет безумно сложно!
Дождь… Тогда только что кончился дождь.
Владимир Александрович открыл элегантный, больше похожий на микроволновую печь сейф. Это был суперсейф! Последнее слово техники. При несанкционированном проникновении он моментально превращал в молекулярный пепел все свое содержимое.
Сначала была извлечена бордовая папка с фамилией клиента. Просто так, с улицы в кабинет к Виноградову не попадали – потенциального клиента проверяли, как когда-то в застойные годы космонавтов и поваров для Кремля. Тут про человека в крокодиловых ботинках было все – даже то, что он про себя или не знал, или напрочь забыл. Но сейчас вникать в собранную информацию не хотелось: В папку лег текст контракта – и она нырнула в бронированную утробу.
Скоро начнутся новости… Владимир Александрович крутанулся в кресле, взял пульт и включил телевизор.
Во весь экран возникло изображение рослого, средних лет господина с седой шевелюрой. Он что-то весело говорил в протянутые со всех сторон микрофоны, улыбался, приветствуя многотысячную толпу…
Покойник… Интересно, будет минута молчания в Организации Объединенных Наций?
Седого сменил другой сюжет: страшные последствия взрыва воздушного лайнера. Полиция ищет «черный ящик»; мина, судя по всему, заложена при посадке в Каире… Среди погибших – известный своими антивоенными выступлениями экс-сенатор Быковски…
«Пока ни одна из экстремистских организаций не взяла на себя ответственность за совершенный террористический акт. По мнению компетентных лиц, в мире наблюдается устойчивая тенденция к увеличению подобных анонимных и не объяснимых с точки зрения политических или религиозных интересов убийств».
Виноградов пожал плечами – так уж и тенденция!
Ерунда, фирма никогда не гналась за дешевым и быстрым успехом… Когда-то, не так уж давно, Владимир Александрович испытал это на себе.
Помнится, первая очередь в тот день ушла куда-то высоко в сторону…
Глава первая
При малейшем сопротивлении они сорвутся
и начнут карать. Потом они опомнятся,
им сделается невыносимо стыдно, и, чтобы
спасти свою совесть от этого стыда, они
дружно примутся оправдывать самих себя
друг перед другом, и в конце концов эту
самую позорную страницу своей жизни они
представят себе как самую героическую
и, значит, изувечат свою психику на всю
оставшуюся жизнь.
А. и Б. Стругацкие «Отягощенные злом»
Первая очередь ушла куда-то высоко в сторону. Вторая – плеснула веером под ногами, заставив отвыкшего от подобных забав Виноградова ринуться вслед за попутчиками в узкую щель капонира.
– Чего творят-то, а?
– Ну… война все-таки!
– Серьезно? – удивился Владимир Александрович. – Кто бы мог подумать!
– Извините. Это случайно, видимо. – Голос у молодого с родинкой на щеке капитана был виноватый. Будто это он сам там, в горных сумерках, выцелил зазевавшиеся фигурки и нажал на гашетку. – Я схожу разберусь?
– Куда? – Только сейчас Виноградов и капитан разглядели, что третий их спутник прижимает к подбородку нечто отдаленно похожее на давно не стиранный платок.
– Зацепило?
– Не, ерунда! Камешком… – Ротный, могучий мужик из бывших милиционеров, убрал тряпицу и потрогал не менее грязным пальцем коротенькую царапину. На всякий случай выругавшись, он переспросил: – Куда это?
– Проверю. Разберусь.
– Без тебя разберутся. Тоже мне… Фурманов. – Капитан был здесь вроде замполита и к шуточкам на эту тему вынужденно относился как к издержкам профессионального статуса. – Сиди ровно!
Подтверждая его уверенность, снаружи уже начали разбираться: сначала треснул испуганный автомат с четвертого поста, потом отозвались ребята снизу… Бронетранспортер выбил штатным крупнокалиберным пулеметом несколько гулких очередей, что-то рвануло на расстоянии – и уже ничего нельзя было различить в перестрелке, усиленной горным эхом.
– Та-ак… – Ротный поправил ремень, – Фурманов! Отведи Саныча обратно, пусть подождет, пока разберемся… А мы сходим поглядим, какая им вожжа под хвост попала.
– Пойдемте, – облегченно кивнул интеллигентный замполит и взял Виноградова под локоток.
– Только тихонько там… огородами! Понял?
– Доставлю в лучшем виде.
Офицеры прошмыгнули мимо открытой площадки, которая раз уже подставила их под пули. Теперь обошлось – вероятно, противнику было не до старых мишеней, к тому же видимость резко упала.
– Осторожнее!
– Спасибо. – Виноградов с трудом удерживал равновесие на узкой, противной, как местные змеи, тропе – и в конце концов все-таки оступился, выматерился отчаянно, отражая в многострадальных устойчивых оборотах русской речи собственный страх, боль от ушиба и абсолютное непонимание миротворческой роли таких же, как он, идиотов с погонами. – …Перемать!
– Что случилось? Упали?
– Нет! Грибы ищу, – сплюнул Виноградов.
– Здесь мин раньше было полно. Еще когда военные базировались. Потом, конечно, разминировали, но… Держитесь все же за мной. По возможности шаг в шаг, хорошо?
– Куда уж лучше…
Командировка нравилась Владимиру Александровичу все меньше и меньше. И не то чтобы последние годы у него был сплошной курорт, но… Восстановившись в рядах родной рабоче-крестьянской милиции, Владимир Александрович честно и небезуспешно отпахал четырнадцать месяцев и неделю в уголовном розыске, копаясь в свежих трупах и попорченных временем агентурных делах. Потом без слез и скандалов перевелся в пресс-службу, обрел животик и майорские погоны, решив для себя раз и навсегда, что описывать чужие подвиги значительно интереснее, чем совершать их самому.
Все постепенно налаживалось… Даже материально – оклад плюс газетные гонорары, плюс кое-что за выступления на радио и питерском ТВ! Кроме того, Владимир Александрович поучаствовал в написании парочки нашумевших не только у нас, но и в далекой Норвегии сборников кроваво-криминальной публицистики, что также способствовало социальной и экономической стабилизации в масштабах отдельно взятой семьи Виноградовых.
Кавказ… Не думал, не гадал, никак не ожидал он… Просто – вызвали, начальник как раз в отпуске был, а с замами не сложилось: надлежит откомандировать в объединенную газету группировки федеральных войск и МВД в зоне известного всем конфликта одного сотрудника. Сроком на три месяца.
О семье, если что, Родина позаботится. Вопросы есть? Вопросов нет! Газета называется «Миротворец».
И вскоре вместо вечно перекопанной, но почти не простреливаемой Захарьевской, бывшей Каляева, Владимир Александрович уже осваивал улицу Ленина в пыльном и заштатном Вардино-Халкарске – триста метров туда и обратно между офицерской гостиницей и республиканским военкоматом, где редакции выделили аж четыре клетушки.
Коллектив, куда влился волею управления кадров Виноградов, был небольшой – всего человек восемь пишущих, в основном армейские журналисты, да сотрудники милицейских пресс-служб. Подразумевалось еще наличие нескольких военных разведчиков, числившихся за редакцией и решавших под этой крышей какие-то свои загадочные проблемы, но появлялись они редко, а о существовании некоторых вообще можно было только догадываться.
При Виноградове обошлось без потерь, да и раньше работу в редакции нельзя было сравнивать даже с самыми тихими блок-постами: только в самом начале, при вводе войск, подорвался на мине фоторепортер, да за месяц до приезда Виноградова ранили свои же бойцы капитана-москвича, возвращавшегося с церемонии сдачи двух кремневых ружей затюканным старостой равнинного села. Капитан, прикомандированный от внутренних войск, успел сдать в номер фанфарный материал и читал его уже на госпитальной койке: судя по тексту, боевики в районе напрочь лишились своих арсеналов, а фотографию коллеги вообще подмонтировали из боснийской хроники.
Владимир Александрович отвечал в редакции за освещение славных боевых будней ОМОНа, спецподразделений МВД и транспортной милиции. Это было естественно, так же естественно, как первая же инициатива его по прибытии на место – организация постоянной юридической рубрики «Ваш адвокат». По мысли Виноградова, газета должна была бы из номера в номер публиковать разнообразные нормативные документы о льготах и компенсациях, положенных миротворцам в погонах и членам их семей… Предполагался и авторитетный профессиональный комментарий.
Худой, весь прокуренный редактор с хронической язвой и подполковничьими звездами по запарке подмахнул первый материал «Вашего адвоката», а потом ставил новичка в пример подчиненным за общественный резонанс и потоки читательских откликов… но недолго. Дня три, пока не побывал в штабе на ковре у первого зама командующего. Там ему популярно объяснили, что не время сейчас, когда Отечество в опасности… и что – шкурные интересы… и насчет дешевой популярности… тоже – «правозащитники»!
Словом, рубрика скончалась во младенчестве.
Виноградову было уже не семнадцать, и даже не двадцать пять. Поэтому, получив от шефа исчерпывающий, но непечатный отчет о визите к генералу, он только вздохнул, расписался в ведомости и пошел к вертолетчикам, где, естественно, и напился так, что похмельный синдром заглушил на некоторое время тягу к самокопанию.
А что бы вы хотели? Стучаться в закрытую дверь – занятие скучное и неблагодарное. Это не слишком опасно, но больно, особенно если стучаться головой…
Коллеги поняли, посочувствовали и с утра угостили добытым у съемочной группы Ти-би-эн безалкогольным пивом.
…Почему-то у Владимира Александровича все гадости происходили в жизни, что называется, под занавес. То в мореходке прямо перед выпуском сперли сумку с написанным и отпечатанным дипломом. То под самый конец экспедиции в Карском море, когда уже сутки считали до порта, затонул пароход, еле выплыли! В Москве, опять же, накануне увольнения… Вот и теперь: последняя командировка на «точку», задание строк на триста – расписать положительный опыт сосуществования питерских омоновцев с местным населением.
Действительно, село здешнее с примыкающей к нему зеленкой, кусочком трассы и нависшими слева и справа горами уже который месяц числилось нейтральным. С тех пор как с глаз долой ушли отличившиеся в мартовских боях внутренние войска, а на смену им перебросили бывших виноградовских сослуживцев.
В первый же день бородатый, настороженный и плохо умытый командир местного отряда самообороны удостоил беседой прибывшего не с пустыми руками полковника Гуляева. С утра сам нанес ответный визит, по пути производя разведку и оценивая боеспособность северян… Стрелять с тех пор почти перестали, процветал натуральный обмен, и проблемы решались в рабочем порядке – по мере их поступления, так сказать. ОМОН досматривал проходящие по трассе автоколонны, изредка ввязываясь в проводившиеся в соседнем районе войсковые операции, и не лез в село. Местные же во главе с бородатым делали вид, что не пускают на контролируемую ими территорию боевиков, продавали Гуляеву свежие овощи и не позволяли особо несдержанной молодежи резать русских, расположившихся в полуразрушенном комплексе древней, тридцатых еще годов машинно-тракторной станции. В конце концов, с точки зрения старейшин, делать это почти у порога собственных домов было неразумно – «непримиримые» всегда имели возможность отъехать за перевал, немножко повоевать в одном из многочисленных бандформирований, а затем вернуться на заслуженный отдых.
Сзади шумно возник обрадованный здоровяк автоматчик:
– Ух, еле догнал!
– А ты-то здесь зачем?
– Командир послал, на всякий случай.
Бежать за офицерами в полной выкладке, с рацией на боку и бронежилетом на пузе, да еще в одиночку… Не отсылать же его теперь обратно!
– Ладно… Идем дальше?
– Ага, – кивнул Виноградов. Томления замполита он понимал, но, в отличие от спутника, знал, что главное – не суетиться. Есть задание описать положительный опыт мирного сосуществования? Есть. Значит, будет такой материал, даже если в это время здесь начнут кидаться водородными бомбами.
Через пару минут спутники уже стояли на терраске, отделенной от базы ОМОНа пологим, покрытым струпьями мертвой растительности склоном. Пальба, которая уже приобрела некое подобие ленивой осмысленности, воспринималась отсюда, из-за скалы, как нечто абстрактное, не имеющее лично к ним никакого отношения: так обыватели наблюдают из занавешенного окна панельной многоэтажки пьяную драку молодежных компаний.
Свет в помещениях МТС предусмотрительно выключили, и только неестественно белые конусы дежурных прожекторов выхватывали из томительного пространства то горбатый валун у дороги, то дерево, то изуродованную минным подрывом еще в декабре боевую машину пехоты. Неожиданно луч накатил на Виноградова, и они почти одновременно прижали к глазам рукава камуфлированных ватников.
– Ох, етить твою!
– Да уж! Одна-ако…
И опять темнота заполнила все вокруг, но теперь она казалась еще плотнее и настороженнее. Глаза постепенно отходили от шока…
Хрюкнул динамик:
«Двести третий! Двести третий!»
И сразу же, обрывая позывные, грохнуло – снизу, от базы: контуры неуклюжих построек ожили, высветились белым пламенем пулеметного залпа. Выплеснув первую ярость, он рассыпался было на разноголосую дробь отдельных очередей, но уже через мгновение все огневые точки неразличимо вели каждая свою партию в тщательно отрепетированном хоре.
– Мать моя!..
Многократное эхо не позволяло определить, кем и откуда ведется ответная стрельба, казалось, испуганный лагерь отчаянно ощетинился сотнями вспышек и белыми иглами «трассеров».
Капитан, прижимая к уху черную пластиковую полусферу и пытаясь хоть что-нибудь разобрать, досадно махнул рукой:
– Не слышно ни черта!
Казалось, сейчас он потребует убавить звук.
– Да что там такое-то? – неизвестно к кому обращаясь, спросил Владимир Александрович.
Вместо ответа пальба неожиданно осеклась – только один неугомонный боец продолжал откуда-то с крыши столовой нарушать тишину безобидным чиханием своего «калаша».
– Двести третий… двести третий! Ответьте Граниту…
– На приеме двести третий! – выпалил наконец свои позывные замполит.
– Где находитесь?
– На подходе…
– Срочно на базу! Как поняли? Срочно на базу!
– Понял вас, понял… Что случилось-то?
– Срочно на базу!
«Гранит» – это были штатные позывные дежурного по отряду, и вместо привычной начальственной твердости сквозь шум помех однозначно улавливались нотки истерики.
– Гранит! Гранит! Что там у вас – атакуют, что ли?
Виноградов мысленно похвалил капитана – вопрос был не праздный; под горячую руку вполне можно было схлопотать пулю от своих.
– Двести третий, у нас потери… Срочно возвращайтесь!
– Что? Не понял, Гранит!
– Убиты…
– Кто убит, не понял! Повторите?
– Двести первый и двести второй! – выдавил наконец информацию дежурный.
– Чего – двести первый? – думая, что ослышался, переспросил капитана Владимир Александрович.
– Чего – двести первый? – вслед за ним прокричал в микрофон замполит.
Матерно, но отчетливо дежурный подтвердил, что они не ослышались.
– Да-а… блин!
Теперь замполит был за старшего: двести первым значился сам полковник Гуляев, а двести вторым, соответственно, его начальник штаба. Стала понятной истерика дежурного и его стремление как можно скорее переложить на кого-нибудь бремя ответственности за сводный отряд.
Незаданные вопросы толпились невидимым сгустком, но время для них еще не пришло.
– Понял вас, Гранит! Держитесь там… Скоро буду.
Стрелять, кажется, перестали, даже со стороны трассы не доносилось ни звука.

* * *
Двинулись не по склону – в обход: короткая дорога и раньше не пользовалась популярностью, а теперь относительно ровное пространство вокруг МТС было сплошь нашпиговано разнообразными минами – армейскими, бандитскими, вообще неизвестно чьими…
– Эй, кто там?
С лету уткнувшись в могучую спину спутника, майор даже не сразу понял, кто и кого окликает.
– Кто идет?
На этот раз голос замполита прозвучал настороженно. Автоматчик внушительно щелкнул предохранителем и присел. Пользуясь случаем, Виноградов оперся о камень, давая измученному организму короткую передышку. Он все равно ничего не слышал.
– Свои!
– Какие свои? – с облегчением выругался боец и шагнул навстречу невидимому обладателю среднерусского говорка.
Больше он ничего не успел: короткие, слившиеся в единое целое сполохи сначала высекли из темноты показавшийся неправдоподобно большим силуэт, а затем отшвырнули его прямо под ноги Виноградову. Звуки пришли с опозданием…
– Бля-а-а!
Чтобы испугаться, уже просто не осталось времени.
Слева, из-за камней, опустошал обойму капитан – виднелись только краешек погона и рука с пистолетом. Виноградов зачем-то передернул затвор, запоздало сообразив, что патрон уже был в патроннике.
– Мать их…
В трех шагах, чуть правее и выше, появилась фигура – скорее всего, нападавший решил обойти капитана, не догадываясь о существовании Владимира Александровича.
Как любили говаривать негры-убийцы из голливудских боевиков, в этом не было ничего личного: просто бедняга оказался не в том месте и не в то время… Виноградов два раза выстрелил, и убитый шумно скатился на тропку.
Капитан размахнулся и бросил гранату – куда-то подальше, на всякий случай, но не успело рассыпаться первое эхо, как с той стороны ответили тем же: оглушительный взрыв распустился фонтаном камней, никому не доставив особых неприятностей.
И – тишина.
– Эй, вы в порядке?
– Ага! – неожиданно мерзким фальцетом ответил Владимир Александрович. Застеснялся, прокашлялся, сплюнул.
– Посмотри там! – скомандовал замполит, и, кивнув непонятно кому, Виноградов уставился в сторону, где, скорее всего, затаилась опасность.
Капитан метнул себя к телу омоновца, первым делом перехватил автомат, а затем, не особо миндальничая, отволок самого бойца под прикрытие валуна.
– Живой, слава Тебе Господи!
Обе пули принял на себя бронежилет: та, которая должна была разворотить сердце, застряла в пластинах, а вторая, правее, все же достала до ребер, утратив, однако, убойную силу. Контузило как следует: двойной удар – в грудь и затылком о камни… хорошо, если позвоночник цел.
Индивидуального пакета, конечно, в карманах ни у кого не оказалось.
– Чего там?
– Вроде тихо… – без уверенности доложил Виноградов. Все равно разглядеть ничего было нельзя, а в ушах гудело от какофонии скоротечного боя.
– Смотри-и!
– Может, убежали? – Верить в это Владимиру Александровичу хотелось нестерпимо.
Капитан не ответил. Пару раз тряхнув стянутую с плеча раненого переносную радиостанцию, он впервые на памяти Виноградова грязно выругался.
– Чего там?
– Накрылась…
Все было одно к одному… Противник возник неизвестно откуда и был сейчас неизвестно где. И, что хуже всего, мог готовить очередной тур «марлезонского балета»! Виноградов припомнил, что первая обойма уже израсходована, да и во второй тоже…
– Покарауль, а? Слышишь?
Замполит вернулся на свой огневой рубеж: конечно, с «Калашниковым» и кучей боезапаса он чувствовал себя намного увереннее майора. Владимир Александрович торопливо, не разгибаясь, пробрался туда, где по его прикидкам должен был рухнуть убитый.
Натолкнувшись на то, что искал, он прежде всего убедился, что враг не опасен, и сунул в кобуру пистолет. Ощупал пространство вокруг – вот она! Длинная, непривычно удобная снайперская винтовка с прохладным прикладом у казенной части… Магазин небольшой, но должны же быть еще патроны?
Тщательно, снизу вверх Виноградов ощупал покойника: что-то гигиеническое с ампулами и бинтом, нож, фонарик… ага, вот тяжеленькие магазины – два, вороненые и плоские, скалящиеся с одного из торцов острыми зубками пуль! Никаких документов, только в наплечном кармане армейского камуфляжа комок разномастных купюр: рубли какие-то, доллары – сколько и чего, в темноте разбирать было некогда, да и незачем. Виноградов пихнул деньги обратно, стараясь быстрей отцепить их от клейких и ноющих пальцев: все-таки вляпался в кровь, прямо в теплую лужицу под мышкой.
«Чего уж там… бывает!» – мысленно попрощался с убитым Владимир Александрович и против воли посмотрел в запрокинутое к небу лицо. До этого он старался не поднимать глаза дальше белой ключицы над тельником.
– Й-еб твою…
– Что такое?
А майор и не знал, что ответить…

* * *
С Валентином Батениным он познакомился в восемьдесят восьмом под самый Новый год. Позабылся уже Сумгаит, с мостовых Баку смыли кровь от осенних погромов, весь советский народ без приказа расплакавшегося Рыжкова слал в Спитак и Ленинакан непрерывным потоком одежду, еду и медикаменты… а в горах озверелые бородачи поджигали в амбарах оставшееся население нищих азербайджанских сел.
Союз был крепок с виду, но жить ему оставалось недолго.
«Транспортника» Виноградова, отбывавшего первую свою, так сказать, кавказскую ссылку, поставили старшим над троицей ленинградских бедолаг милиционеров. И отправили сопровождать через две фронтовые границы огромный состав с колбасой и беженцами.

Виноградов - 2. Сафари для покойника - Воронов Никита -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Виноградов - 2. Сафари для покойника на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Виноградов - 2. Сафари для покойника автора Воронов Никита придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Виноградов - 2. Сафари для покойника своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Воронов Никита - Виноградов - 2. Сафари для покойника.
Возможно, что после прочтения книги Виноградов - 2. Сафари для покойника вы захотите почитать и другие книги Воронов Никита. Посмотрите на страницу писателя Воронов Никита - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Виноградов - 2. Сафари для покойника, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Воронов Никита, написавшего книгу Виноградов - 2. Сафари для покойника, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Виноградов - 2. Сафари для покойника; Воронов Никита, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...