А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Воронов Никита

Виноградов - 4. Зона поражения


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Виноградов - 4. Зона поражения автора, которого зовут Воронов Никита. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Виноградов - 4. Зона поражения в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Воронов Никита - Виноградов - 4. Зона поражения без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Виноградов - 4. Зона поражения = 274.75 KB

Виноградов - 4. Зона поражения - Воронов Никита -> скачать бесплатно электронную книгу



Виноградов – 4

OCR: Олег-FIXX ( fixx10x@yandex.ru )
«Зона поражения»: Нева, Олма-Пресс; СПб, Москва; 2003
ISBN 5-7654-2625-5, 5-224-03977-0
Аннотация
Какие бы степени зашиты денежных купюр не придумывало государство, от фальшивомонетчиков это не спасает. Когда создали евро, их тут же начали подделывать. Более того, за контроль над рынком изготовления и сбыта стали воевать российская и чеченская преступные группировки. В схватку с преступниками вступает майор Виноградов. Он пытается наладить контакт с Интерполом. На пути Виноградова оказываются не только криминальные группировки, но и определенные финансово-политические круги…
Никита Воронов
Зона поражения
ЧАСТЬ 1
Пролог
Вайшампайяна сказал: стань тенью Бхарата,
и злые глаза смерти не смогут увидеть тебя.
Махабхарата
Вяленые человеческие уши есть нельзя. Ну не то чтобы совсем нельзя, никаких медицинских противопоказаний нет, но… Хорошего в такой пище мало.
И разве что рыжая американка с телевидения могла поверить жутковатой сказке кого-то из «бешеных» про то, как лишился левого уха их командир по прозвищу Тайсон. Дескать, после некой не слишком удачной операции пришлось ему почти две недели проползать по горам — в одиночку и без грамма жратвы. Холодно, враги кругом, а кушать хочется… Вот и удалил себе товарищ капитан с помощью верного тесака малую часть плоти! Подсолил, подержал на солнышке и употребил внутрь без особого удовольствия, хотя и с аппетитом.
Американка оказалась крепенькой, видавшей виды — и в обморок рухнула только после того, как в подтверждение своих слов рассказчик извлек из наплечного кармана нечто — серое и пахнущее лазаретом:
— Вот, мадам… Носим теперь с собой, на всякий случай. Не желаете угоститься?
Журналистку откачали, шутнику поставили на вид — а история эта заняла достойное место в неопубликованной нигде летописи частей специального назначения.
Вообще, о «бешеной» роте Тайсона на этой войне говорили и писали даже больше, чем надо — кто-то с завистью, кто-то со страхом и легкой брезгливостью. Что же касается партизан, то они просто выплачивали за каждого убитого разведчика фантастическую сумму в конвертируемой валюте и давали орден на красивой ленточке.
Собственно, из-за этого капитан и лишился того, что в медицинской литературе замысловато именуется «наружным отделом периферической части слухового анализатора».
Словам своих джигитов начальство противника не слишком доверяло, мало ли чего привидится в горячке боя! И вполне резонно требовало предъявлять доказательства подвига — труп или еще что-нибудь в том же духе…
Вот и повадились «гвардейцы» убитым разведчикам уши резать. Не из-за какой-то особой жестокости или коварства, нет! Просто для отчета.
И не то чтобы часто им это удавалось, но… война есть война — без потерь не обходится. Приятно, конечно, смотреть, когда Шварц или Норрис «в одни ворота» чужих автоматчиков крошат, в жизни же все далеко не так гладко.
Потому как с той стороны тоже не детский сад воюет!
Вот и самому Тайсону как-то не повезло: две пули в «броник», одна по каске. Упал, конечно — не дышит, не шевелится. Лицо в крови… Покойник, одним словом.
И джигит-гвардеец, видимо, так же решил. Под шумок заполз поближе, чиркнул ножиком — и обратно, предъявлять к оплате вещественное доказательство.
А капитан остался лежать — живой, контуженый только на совесть… но уже без уха.
Еще хорошо, что местные воинские обычаи и славные боевые традиции федеральных войск не требовали снятия скальпов! Впрочем, в тот момент он даже на такую мерзость никак бы не отреагировал — все-таки тройной удар… Это же только в головоломных сюжетах советских фантастов, перековавшихся от безденежья в писатели-детективщики, главный герой лишь почесывается после прямых попаданий. На самом деле — даже если выдержат и каска, и бронежилет! — удар получается такой силы, что потом долгое время пребываешь в прострации и некотором изумлении. Жизнь возвращается медленно и неохотно, в основном через боль от поломанных ребер и кровавые круги перед глазами…
Словом, ухо командирское так и не вернули — засада от долгого боя с разведчиками уклонилась, а преследовать «гвардейцев» по горам не было ни сил, ни возможности. Зато сам легендарный Тайсон уже через неделю появился в расположении роты: с бинтами на черепе и физиономией человека, в любую минуту ожидающего подначки от товарищей по оружию.
Долго ждать, впрочем, не пришлось. После первых же «боевых» лучший друг, взводный Лапин, порылся в карманах и вытащил на свет Божий нечто, завернутое в тряпицу:
— Командир… Не подойдет, нет? Мы тут и «духа» завалили, ему уже не потребуется.
— Р-размер не мой!
До классического мордобоя дело тогда не дошло — и начало «охоте за ракушками» было положено. Со временем оформились и неписаные правила: например, полноценной добычей считались только уши «гвардейцев» — парней из партизанского спецназа. Остальные котировались в соотношении один к двум, а за попытку подсунуть товарищам по оружию женское ухо вообще могли на месяц отстранить от выездов на операции… Обнаружились и народные умельцы, специализировавшиеся на вялении и консервации «трофеев».
Атмосфера состязательности и боевого азарта — в духе забытых уже социалистических соревнований — молниеносно овладела взводами и ротами «бешеных». От разведчиков перекинулась в другие армейские подразделения, дошла до штабов…
Вскоре после этого капитана и отозвали в распоряжение командующего группировкой. А потом, по слухам, то ли комиссовали вчистую, то ли направили на учебу в какую-то из многочисленных академий.
Впрочем, война продолжалась…
— Командир! Куда же он… Леха, Тайсона не видел?
— Чего орешь… Иду.
Прозвище свое Тайсон получил, разумеется, не за цвет кожи или повышенную сексуальную активность. Просто, весом и размерами кулаков он ничуть не уступал американцу — и еще не известно, чью победу праздновал бы профессиональный ринг, сложись карьера выпускника Военного института физкультуры несколько иначе.
Но… кому-то в жизни достаются золотые чемпионские пояса и пальмы у теплого океана, а кому-то — пахнущий сыростью и оружейной смазкой блокпост на заброшенной трассе.
Обижайся на судьбу, не обижайся… Плевать! Тайсон выругался и поглубже натянул черную вязаную шапочку.
Выбираясь наружу, он постарался не наступить на лежащее у самого порога тело. Кажется, это был тот самый сержантик — единственный, кто сообразил открыть огонь по нападавшим. Остальные погибли, даже не увидев, что происходит… Сколько человек было-то на блокпосту — семеро? Или больше?
Зря! Зря они все-таки… Не прояви пацаны ненужную бдительность — остались бы живы. Домой бы вернулись…
Вздохнув, командир наклонился и аккуратно переложил убитого в тень — с точки зрения маскировки смысла в этом не было никакого, но давно известно, что лучше думается, когда чем-нибудь заняты руки.
А как раз сейчас и настало самое время подумать…
Окончательно рассвело, но холод прошедшей ночи еще не покинул истертые придорожные камни — и тем приятнее казался на ощупь не успевший выстудиться после недавней стрельбы ствол автомата.
Горы… Здесь не было линии горизонта, только серая муть облаков — иногда подползающая вплотную к трассе, иногда с неохотой крадущаяся от перевала куда-то вверх, по заляпанным редкой растительностью отвесным склонам. Впрочем, сами заснеженные вершины с дороги никому и никогда разглядеть не удавалось…
Время шло, и вместе с ним к обочине нехотя подползала тень от подбитого еще в прошлом году, да так и брошенного за ненадобностью бронетранспортера. Подстелив для удобства чей-то ставший бесхозным бушлат, командир уселся на обломок бетонной плиты:
— Ну? Что скажете, доктор?
— Да он все равно больше не знал ни черта!
— Уверен?
Подошедший виновато пожал плечами.
— Руки хоть вытри…
— Ага, — стараясь на всякий случай не поднимать на собеседника взгляд, парень завозился с индивидуальным пакетом. — Бывает, командир… Не сердись, а?
— Детский сад! Уйди с глаз моих, чучело…
Положим, носатый действительно рассказал все. Или почти все — пойди теперь, проверяй! Надо же, как он не вовремя сдох…
Командир с досадой посмотрел на удаляющуюся спину: тоже мне, доктор Айболит! Сопляк, а не дипломированный специалист по допросам… Единственного языка угробил.
— Постой.
— Да, командир?
— Уходим. Скажи ребятам, пусть «картинку» делают.
— Есть! — Со слухом у Тайсона было теперь неважно, поэтому подчиненные отвечали ему несколько громче, чем требовалось.
— Не ори…
Следовало списать сегодняшние трупы на партизан, да так, чтобы ни у кого не возникло сомнений. Восточный колорит, азиатская жестокость… Особо, видимо, копать и не будут — кому надо? Война! Но кое-какие традиционные для здешних «гвардейцев» следы придется оставить.
Грязная работа… Ладно, Айболит провинился — теперь пусть смывает кровью. И радуется пусть; что не своей, а чужой.
И ведь предупреждал же!
Еще когда затемно на трассу вышли: если «Ниву» на посту тормознут, валить всех, кроме пассажира. Носатый требовался живым, а по возможности — невредимым.
Тормознули…
И нет чтобы документы проверить, положенный «дорожный налог» получить — да отпустить восвояси. Не-ет! То ли глупые ребята в наряде попались, то ли жадные.
Через мощную оптику видно было, как будят похмельного лейтенанта, как начинают копаться в багажнике автомашины… А уж когда повели мирных путников куда-то внутрь, под замок — делать нечего, пришлось отдавать команду.
Сработали, честно говоря, на четверку с минусом — из-за той очереди, которую выпустил в небо высунувшийся из бункера паренек. Остальные, внутри и снаружи, умерли тихо, почти безболезненно: даже офицер не успел дотянуться до пистолета, рухнув простреленным лицом в разложенные на столе документы.
— Монтана! — прокомментировал тогда результаты атаки слегка запыхавшийся Айболит. Он возник за спиной в такой же точно, как у командира, черной вязаной шапочке с прорезями для глаз. — Хоп?
— Хоп, — пожал плечами Тайсон.
Определить их национальную и воинскую принадлежность в таком наряде было весьма затруднительно, и его сейчас интересовала первичная реакция задержанных.
Реакция, впрочем, была несколько неожиданной — водитель с удивительной при его возрасте и комплекции сноровкой метнулся к автомату, висящему в изголовье ближайшей застеленной койки.
Кто-то выстрелил… Насчет толстяка никаких «охранительных» инструкций не поступало, поэтому боец отреагировал по обстановке — еще одно лишенное жизни тело со стуком осело на глиняный пол.
— Ну? — Командир придвинул ствол почти вплотную к покрытому потом лбу пассажира «Нивы».
Тот сглотнул слюну и, с трудом шевеля губами, ответил что-то на местном наречии — разобрать удалось только, что речь идет об Аллахе.
— Чего? Хорош придуриваться, по-русски отвечай!
Глаза пассажира удивленно округлились.
На вид ему было лет пятьдесят: высокий лоб, чисто выбритое лицо с большим даже по здешним меркам носом. Дорогие очки…
Именно по очкам и пришелся первый удар:
— Отвечай, сука! — Основной эффект достигался на этом этапе не болью, а унижением допрашиваемого.
— Я учитэл… Учитэл, из города.
Он медленно, с трудом вставал с пола, даже не пытаясь поднять отлетевшую прочь оправу.
— Слушай! Умереть можно по-разному. Можно так… — Командир показал на застреленного офицера. — А можно так!
Второй удар был куда страшнее предыдущего.
— Понял?
— Я учитэл… Школный учитэл…
— Дай-ка! — «Дипломированный» Айболит уже доставал из брезентового чехла нечто, отдаленно напоминающее маникюрный набор. — Смотри, мужик… Я не хотел, ты сам напросился. Носатый держался на удивление долго — даже дольше, чем можно было ожидать от человека с высшим образованием. В конце концов он, конечно же, начал отвечать на вопросы, но потом как-то незаметно взял — и умер на середине фразы…
— Сап-пожник!
— Вы меня, командир? — Провинившийся «специалист по допросам» выполз откуда-то из-за камней и присел рядом.
— Тебя… Готовы?
— Можно сматываться.
— Тогда уходим! — И в этот момент сверху, со склона, ударил пулемет.
— Мама родная… — Судя по тому, как и откуда велся огонь, можно было сделать два вывода.
Первый: ребят, оставленных на внешнем охранении, уже нет в живых.
Второй: сработали крепкие профессионалы. Потому что бойцы сейчас у Тайсона, конечно, не те, что были в «бешеной» разведроте, но и они кому ни попадя убить себя втихаря не позволят.
По камням расплескалась еще одна очередь — скорее предупредительная, чем на поражение.
— Трассу возьми! Я — туда…
Перестрелка тем временем принимала все более оживленный характер. Со склонов поливали от души: по меньшей мере две серьезные огневые точки, не считая дюжины автоматов. Снизу отвечали короткими очередями — скупо и только по необходимости.
Кажется, никого пока не подстрелили.
— Внимание!
В стороне, куда только что скрылся помощник Тайсона, шумно испортил воздух ручной гранатомет. Значит и там…
— Внимание! Внимание! Вы окружены…
Он даже не сразу понял, что это надрывается обыкновенный переносной мегафон. Стрельба стихла и, несмотря на рассыпчатое горное эхо, стало возможным разобрать слова:
— …предлагается ровно через шестьдесят секунд, оставив на месте оружие, выйти к шлагбауму с поднятыми руками. Повторяю. Вам предлагается…
Рядом плюхнулся Айболит. Доложил:
— Командир, дорога перекрыта!
— Понял уже.
— Ребята ждут… Прикажи чего-нибудь!
— Не суетись, пехота.
Средствами связи группу никто не укомплектовал, это вам не централизованное снабжение. Денег до задницы, а надело не допросишься…
Впрочем, паники пока не было.
— Свои вроде… — Сосед постарался произнести это как можно небрежнее. Ясно, что на подобный оборот событий он не рассчитывал. — Как думаешь, командир?
— А кто нам теперь — свои? — вполне резонно продемонстрировал интерес Тайсон. — Может, они еще хуже, чем разные чужие!
Невидимый и недосягаемый человек с мегафоном замолк — видимо, пошел отсчет времени. Что-то не так, что-то не… Вот именно! Мало того, что к ним никак не обращались, это еще куда ни шло, существует тысяча вполне логичных допусков и объяснений. Но…
Положено же представляться, черт побери! Во всех приказах и инструкциях:
«Я, полковник такой-то, командующий сводной группировкой федеральных сил в таком-то районе (или обозначение войсковой части)… во избежание бессмысленных жертв… гарантирую то-то и то-то».
Да и вообще…
— Командир! Мне-то куда?
— Полежи пока рядом. На всякий случай.
Парень хмыкнул не слишком весело:
— Сейчас начнут…
— Посмотрим. — Тайсон скосил глаза на бегущую по циферблату трофейного «Кардинала» стрелочку: — Да… уж!
Народ наверху попался серьезный, слов на ветер не бросал — точно секунда в секунду ожили оба крупнокалиберных пулемета.
Особого урона это нанести не могло, но на психику действовало. Сосед подкатился поближе:
— Во дают! Головы не поднять.
Вид у него был скорее злой, чем испуганный — и командир похвалил себя за выбор помощника. Война приучает не ошибаться в людях.
— Освоился?
— Бывало хуже…
Ну это, положим, вряд ли…
Длинная очередь пробежала не более чем в полуметре от их укрытия, не причинив никакого вреда.
— Сейчас, когда стихнет, проверь мужиков! — Из-за многократно усиленного эхом треска и грохота пришлось орать. — Понял? Пусть потихоньку стягиваются — вон туда, к подбитому «бэтээру»! Прорываемся дружно, по моему сигналу — в направлении черной скалы…
— Есть, — кивнул готовый уже сорваться с места Айболит.
— Стой! Запалите пока «дымовухи».
— Ага! — в наступившей тишине ответ прозвучал неожиданно и неприлично громко. — Тьфу, черт…
— Сам потом вернешься.
— Понял. Выполняю…
Парень выкатился из укрытия, и почти одновременно с его исчезновением снова ожил мегафон:
— Внимание! Предлагаю немедленно сложить оружие… Повторяю — немедленно! В случае отказа будет открыт огонь на поражение. Повторяю — на поражение.
Голос спокойный, уверенный. Профессиональный… Без намека на местный акцент.
Сволочи, больше и времени не дают, чтобы принять ультиматум. Некрасиво! Он расстегнул брезентовую поясную сумку с пиротехникой и не глядя вытянул то, что нужно:
— Ладушки… — Тут и там над позициями обороняющихся уже вспенились черные облака дымовой завесы. Ветра почти не было, поэтому облака эти набухали и расползались, не очень спеша и образуя некое подобие маскировки. — Ну же, давайте!
Однако вместо ожидаемого шквала пулеметных очередей воздух наполнился частым, но не громким пощелкиванием. Ошпарило руку пониже локтя — пуля вырвала ткань и оставила болезненный след на коже.
— Снайперы! — вывалился из дыма Айболит. — Одного задругам… Не спрятаться, сука!
Был он грязен, весь в копоти — но невредим.
— Готовы?
Дышать стало совсем невозможно, глаза слезились.
— Половина ранена… А убитых нет! — доложил парень и сам удивился тому, что сказал. — Командир, а ты уверен насчет…
Непонятно, откуда и с помощью каких приборов вел огонь стрелок, но реагировал он на малейшую неосторожность: пуля попала соседу Тайсона в шею, сзади.
— А-ах… ап… — Раненый потянул в себя воздух, судорожно захлопав губами.
— Вот, бля! — На остальных членах группы командир уже заранее поставил крест, но вот этот парень должен был бы здорово облегчить отход. Теперь придется в одиночку.
— Трам-вай…
— Что? — не понял Тайсон.
— Пятый год… горы. Забыл, как трамвай… прокатиться.
В другое время бывший разведчик оказал бы умирающему уважение, но сейчас приходилось заботиться о себе. Снайперы задачу выполнили — загнали его людей в норы и щели…
Да чтоб им всем пусто было!
Командир отодвинул от себя переставшего дышать парня и приготовился.
Ждать пришлось недолго.
Со стороны дороги коротко выплюнул очередь импортный пистолет-пулемет, его поддержал еще один — но выстрелы обороняющихся сразу же утонули в накатившемся сверху потоке огня. Очевидно, противник подошел совсем близко.
Продержаться бы ребятам минут десять!
Царапина у локтя не беспокоила, но на всякий случай следовало провести по ней смоченным слюной пальцем. Пора… По-змеиному обтекая канавы и нагромождения валунов, командир погибающего подразделения выбрался за пределы поста. Живых на пути не встретилось, только трупы: свои и чужие, солдатские, оставшиеся после ночной атаки.
Кончен бал, погасли свечи…
Сзади, впрочем, еще кто-то отстреливался, и пару раз даже с гулким, нестрашным хлопком разорвались ручные гранаты.
— Стоять!
Не раздумывая, он выпустил очередь — и возникшую на пути фигуру отшвырнуло на камни.
Прыжок… перекат… еще очередь!
Откуда-то ответили — над головой, почти в упор:
— Стой!
До следующего автоматчика оказалось не больше двух метров — прыжковая дистанция, можно рискнуть.
— Стоять, козел! — Слева, на камне, целился в голову беглецу еще один, под стать остальным: здоровый, в комбинезоне асфальтового цвета и высоких десантных ботинках. — Руки…
Погон или знаков различия ни на ком не наблюдалось, но морды были явно рязанские. — Вы чего, ребята…
— Падай, сука! Руки за голову.
За спиной — грамотно и без лишнего шума — кто-то спрыгнул вниз.
— Ох, ребята… Зря вы так.
— Ага! Зря.
— Сам ляжешь, иди помочь?
Стало слышно, как по горному склону с тихим шелестом осыпаются мелкие камушки.
Глава первая
РОССИЯ
Беспорядок — это не отсутствие порядка.
Это — специально организованный порядок.
И национальный характер тут совершенно
ни при чем… Взятка, обман, страх — сплетаются
и образуют систему. Систему кажущегося
бардака, а на самом деле — систему жесткого
порядка. Бандитски-бюрократического порядка.
Генерал Александр Лебедь
- Помните? Раньше часто пели: «Утро кра-асит… каким-то там цве-етом… стены дре-евнего Кремля!»
— Да, действительно — чудесная панорама.
— Не то сло-ово! — Хозяин кабинета с некоторой грустью отодвинулся от окна и привычным движением прикрыл невесомые белые жалюзи. — Садитесь.
На вид ему было не больше сорока. Рыхловатый, безукоризненно выбрит…
— Кофе, чай? Может быть, минералки?
— Спасибо! Все равно. То же, что и вы, наверное.
Повинуясь нажатию одной из многочисленных кнопок, отозвался «интерком»:
— Слушаю, Иван Альбертович!
— Леночка, будьте любезны… Два кофе.
— Хорошо, Иван Альбертович.
— Вот так и живем… — неизвестно, по какому поводу произнес хозяин. Потом спохватился: — А представьте — когда Спасителя закончат? Уберут все эти заборы, краны… Приезжайте ко мне через годик, вместе полюбуемся.
— Вы москвич?
— Это уже интервью? — улыбнулся Иван Альбертович. Он сейчас удивительно гармонировал с обстановкой — серый костюм, белоснежная рубашка… Даже галстук в тон депутатскому значку. — Извините!
Мелодичная трель заставила хозяина поднять трубку одного из телефонов:
— Да!.. Конечно. Очень рад слышать…
Это была, очевидно, прямая линия — не «вертушка», но и не тот номер, который указывается в справочниках. При обычных звонках попадаешь сначала на секретаршу.
— Прошу прощения, — оторвался от разговора Иван Альбертович и виновато пожал плечами: — Очень важный звонок… Оттуда! — И розовый палец при этом взметнулся куда-то на уровень шкафа.
— Ничего-ничего, — понимающе закивал гость. — Мне надо выйти?
— Что вы! Сидите, сидите. — Хозяин возмущенно замахал перед носом ладонью, но чувствовалось, что ему приятно. Прокашлявшись, вернулся к невидимому собеседнику: — Тут у меня пресса, понимаешь… Нет, все в порядке. Значит, по поводу открытия консульства…
Гость в ожидании кофе осматривал обстановку.
Собственно, не покривив душой ее можно было назвать «убранством»: дубовые резные панели сочетались с какими-то светлыми и не менее дорогими породами дерева. Мебель под стать им, огромный ковер на полу… И привычные в тысячах офисов атрибуты, каким-то непостижимым образом не нарушающие стиль и гармонию кабинета: персональный компьютер, несколько телефонных аппаратов, селекторная связь. Итальянские жалюзи использовали редко — из окна открывается чудесный вид на распластанную под ногами Москву, характерный для большинства кабинетов Государственной думы.
Золоченые, пыльные корешки энциклопедии. Справочники, специальная литература… Кроме положенного по статусу государственного флага и портрета президента над головой, из украшений имелись: массивный глобус «под старину», семейное фото и картина Рустама Хамдамова в металлической раме.
— Все, договорились. Перезванивать нужно?.. Добро! Значит, встретимся. Привет своим… Пока, будь здоров.
Иван Альбертович был на редкость хорошо воспитан, поэтому, положив трубку, виновато вздохнул:
— Еще раз — простите! Я ведь дал указание — ни с кем не соединять во время нашей встречи, но…
— Да я понимаю, не беспокойтесь.
— Хорошо! Это очень хорошо, когда представители вашей профессии могут поставить себя на место собеседника. Ведь труд чиновника в нашем государстве, еще только формирующем свои демократические институты…
— Тем более — выборного чиновника! И такого уровня…
— Вот именно, — с достоинством и любовью к себе кивнул хозяин кабинета. — Помню, как в девяносто первом, на волне перемен…
— Это уже интервью? — улыбнулся корреспондент.
— Да… пожалуй! — рассмеялся хозяин. Собеседник ему положительно нравился: чуть помоложе самого Ивана Альбертовича, одет аккуратно, но без претензий. Не пытается, как большинство его собратьев по перу, корчить из себя «совесть нации», однако и в друзья не лезет. Словом, держит дистанцию.
— Разрешите?
— Да, Леночка, конечно!
Наблюдая, как симпатичная секретарша хороших кровей сервирует мужчинам кофейный столик, он все же решился:
— Коньячку? Чисто символически?
— Ну за компанию… с удовольствием!
— Леночка, оформи нам?
— Сейчас, Иван Альбертович. — Девушка с интересом посмотрела на гостя: с точки зрения ее шефа, совместная выпивка считалась чем-то вроде поощрения для особо отличившихся. В основном он пил в одиночестве или с ближайшими друзьями. Случалось, в компанию попадала и сама Леночка, но это уже было совсем другое дело — и заканчивались такие застолья вполне определенным образом…
— Итак? — поинтересовался хозяин, когда первые капли маслянистой, пахнущей дубом и солнечным светом жидкости перетекли из бокалов на языки.
— Изумительно. Армения? — Корреспондент даже прикрыл глаза от удовольствия.
— Точно угадали — «Наири», коллекционный! Из тех самых, еще времен Союзного МИДа, запасов… — Приятно все-таки пообщаться с ценителем. Но пора и честь знать: — Вы готовы?
— Разумеется! — заторопился молодой человек, опуская на блюдечко чашку с недопитым кофе.
— Да вы не нервничайте… Александр Александрович.
Визитная карточка с эмблемой самого тиражного еженедельника страны лежала на столе, прямо перед глазами, поэтому запоминать имя-отчество гостя не было никакой нужды.
— Лучше просто — Александр. Саша…
— Хорошо, — согласился хозяин.
Положение обязывало, но оно же давало
некоторые, вполне объяснимые, преимущества.
— Можно начинать?
— Да, пожалуйста. Спрашивайте. Постараюсь ответить вам и вашим читателям как можно подробнее… и честнее!

Виноградов - 4. Зона поражения - Воронов Никита -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Виноградов - 4. Зона поражения на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Виноградов - 4. Зона поражения автора Воронов Никита придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Виноградов - 4. Зона поражения своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Воронов Никита - Виноградов - 4. Зона поражения.
Возможно, что после прочтения книги Виноградов - 4. Зона поражения вы захотите почитать и другие книги Воронов Никита. Посмотрите на страницу писателя Воронов Никита - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Виноградов - 4. Зона поражения, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Воронов Никита, написавшего книгу Виноградов - 4. Зона поражения, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Виноградов - 4. Зона поражения; Воронов Никита, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...