А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Браун Сандра

Коулмены - 2. Другая заря


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Коулмены - 2. Другая заря автора, которого зовут Браун Сандра. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Коулмены - 2. Другая заря в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Браун Сандра - Коулмены - 2. Другая заря без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Коулмены - 2. Другая заря = 306.47 KB

Коулмены - 2. Другая заря - Браун Сандра -> скачать бесплатно электронную книгу



Коулмены – 2

«Другая заря»: АСТ; Москва; 2001
ISBN 5-17-009384-5
Оригинал: Sandra Brown, “Another Dawn”
Перевод: В. В. Копейко, Н. К. Рамазанова
Аннотация
В диких прериях Техаса, где правит единственный закон — закон силы, любовь юной Бэннер Коулмен и многоопытного Джейка Лэнгстона могла означать лишь одно — БОЛЬШИЕ НЕПРИЯТНОСТИ. Ибо страсть, охватившая внезапно и отчаянно невесту «достойного джентльмена» и лучшего друга ее отца, в совершенстве постигшего искусство владения револьвером, но не искусство обуздывать свои чувства, уже привела к чудовищному скандалу, а скандалы в Техасе, как известно, приводят к подлинным войнам.
Что же противостоит силе пуль и жестокой ненависти?
Только одно — любовь мужчины и женщины.
И есть ли в мире сила, превосходящая эту?..
Сандра Браун
Другая заря
От автора
Когда я закончила работу над романом «В объятиях заката», передо мной возникла проблема: что делать с героями, которых я создала в том романе, — их нельзя было бросить просто так. Росс Коулмен, Лидия, Ма Лэнгстон и особенно Джейк (Бубба) Лэнгстон жили во мне еще долго после окончания книги. Я пришла к выводу, что они слишком хороши и я должна дать их жизни дальнейшее развитие.
Джейк Лэнгстон из «В объятиях заката» заставил меня буквально полюбить его. Весь его жизненный путь от подростка до мужчины был настолько болезненным, что я чувствую себя виноватой, заставив его пройти через такие страдания. И может, именно поэтому я подумала, что он заслуживает своей собственной истории. Вместе с тем мне было любопытно узнать, как живут Росс и Лидия и переплетется ли их жизнь с судьбой Джейка. Более того, будут ли тайны прошлого преследовать их в будущем. И вот это неотступное желание узнать, что произошло дальше, закончилось новым романом — «Другая заря».
В 1890 году, то есть почти через двадцать лет после переезда Джейка в Техас, развивается действие всей этой истории на ранчо, в воображаемом округе Ларсен, в восточном Техасе. Джейк — ветеран в деле перегона скота, поэтому я поселила его в начале книги в самый драчливый, самый дикий, самый пестрый город Старого Запада — Форт-Уэрт. Главные события этого романа происходят именно в Форт-Уэрте.
Форт-Уэрт, иначе Каугаун (Коровий город), был самым типичным для Техаса, и ему пришлось многое пережить, прежде чем он стал цивилизованным городом в XX столетии. Авторы вестернов, такие как Луис Л'Амур и Фрэнк Грубер, часто обращались за материалом к истории Форт-Уэрта. Он показался мне хорошим фоном для романа о Джейке.
Я сама выросла в Форт-Уэрте и до тех пор, пока не начала собирать материал для «Другой зари», очень мало знала о его темном прошлом. Я обнаружила много удивительно интересного. Из исторических книг узнала о Джимми Длинные Волосы, Коуртрайте, шерифе с сомнительной репутацией, в которого стрелял и убил его собственный друг, картежник Люк Шорт, а также о проститутке, известной под именем Сэлли, которая, без сомнения, канула бы в забвение, если бы не то, что ее убийство осталось нераскрытым. Ужасная судьба Сэлли слишком будоражила ум, и потому я включила ее в роман.
Именно такие герои и сделали Хеллз-Хаф-Эйкр (Пол-акра ада) районом красных фонарей Форт-Уэрта. Он стал знаменитым на рубеже столетий благодаря тому, что являлся штаб-квартирой банды «Дикая кучка», руководимой Бучем Кэссиди и Малышом Сандансом, но в действительности был известен уже несколько десятков лет. В этой части города с дурной репутацией, где располагались салуны, тиры, грязные дома, игорные залы, кишевшие ковбоями, людьми вне закона, а также государственными деятелями и бизнесменами, которые искали здесь отдохновения.
Как много из того, что написано о Хеллз-Халф-Эйкр, правда, а сколько выдумано? Действительно ли люди, населявшие его, были совсем падшими, или их имена просто обросли легендами? Может, продюсеры и сценаристы Голливуда приукрашивали историю? А вообще имеет ли это значение? Но лично я чрезвычайно заинтригована яркой историей Техаса, ибо она — часть моего духовного наследия.
И мне приятно думать, что герои этой книги были и жили там.
Сандра Браун
Арлингтон, Техас
Пролог
Мужчина вскочил на ноги, быстро вытащил револьвер из-за пояса, взвел курок и прицелился.
Крепким бедром он задел за угол стола, тот зашатался, и стаканы, налитые до краев, покачнулись. Сигара скатилась с пепельницы и прожгла дырочку в зеленом сукне.
Джейк Лэнгстон устало вздохнул. Он пришел сюда, чтобы сыграть партию-другую в покер, пропустить стаканчик ядреного виски, а может, и побаловаться в постели наверху с одной или двумя девицами и таким образом скоротать часы до прибытия поезда.
А вместо этого сцепился с забулдыгой и картежником по имени Кермит, который, он был уверен, лучше обращается с плугом, чем с оружием.
— Ты называешь меня шулером? — тяжело выдохнул фермер.
Не привыкший пить ничего, кроме пива по субботам, сейчас он был слишком пьян, и хотя держался на ногах, но стоял в такой же позе, как моряк на палубе суденышка во время шторма. Его мясистое потное лицо раскраснелось, а револьвер, направленный в грудь Джейка, качался.
— Я сказал только, что хотел бы увидеть сразу все тузы, которые ты припрятал. А не наблюдать, как они выскакивают на сукно то из одного рукава, то из другого.
С беззаботностью, способной взбесить сильнее, чем длинная бранная тирада, Джейк потянулся за стаканом и лениво отпил виски. Нервно оглядевшись, фермер внезапно испугался — что за представление он тут устроил. В комнате, похожей на пещеру, стало тихо, никто не двигался. Музыка умолкла, игроки, только что сидевшие за столом, рассеялись.
Мужчина изо всех сил пытался казаться грозным.
— Ты лжешь. Я не блефовал. Ну иди, иди сюда. Ну давай.
— Ладно.
Все случилось невероятно быстро, и только стоявшие поблизости видели, что на самом деле произошло. Как акробат, Джейк мгновенно вскочил со стула и молниеносным движением выбил оружие из рук фермера. Оно со стуком упало на пол.
У Кермита перехватило дыхание. Он смотрел в глаза, холодные и колючие, как сосульки, свисающие с карниза после крепкого январского мороза на севере. Они пугали сильнее револьвера, чье дуло неприятно щекотало кончик носа. Кермит уставился на парня, который весил фунтов на сорок меньше, чем он, но был намного сильнее, поскольку прекрасно владел своим телом.
— Забирай половину выигрыша. Думаю, ты заработал это более или менее честно.
Фермер засуетился над монетами и банкнотами и начал распихивать их по карманом штанов. Он походил на обезумевшую лисицу, готовую перегрызть себе лапу, только бы вырваться из капкана.
— А теперь спокойно возьми свой револьвер и вали отсюда.
Кермит подчинился. Лишь чудом оружие не выстрелило, когда трясущимися руками он засовывал его за пояс.
— Советую не возвращаться до тех пор, пока не научишься блефовать так, чтобы тебя на этом не ловили.
Униженный, фермер все же испытывал огромное облегчение от того, что жив, не истекает кровью от огнестрельной раны на затоптанном полу и ему не придется возвращаться домой без копейки денег к жадной ворчливой жене. Выходя, он поклялся себе никогда больше не переступать порог этого заведения.
И снова забренчало фортепиано, игроки вернулись к столикам, удивленно качая головами, в пепельницах задымились сигары, бармен быстро наполнил пустые стаканы.
— Прошу прощения за беспокойство, — доброжелательно сказал Джейк игрокам, собирая свою долю выигрыша. — Остальное поделите. — Он кивнул на деньги фермера, предусмотрительно оставленные тем на столе.
— Спасибо, Джейк.
— Да ладно.
— Ты вообще-то мог его пристрелить, он ведь наставил на тебя пушку.
— Конечно, мог. И мы были бы на твоей стороне. Джейк пожал плечами и отошел. Вынув из кармана рубашки тоненькую сигару, он откусил кончик, сплюнул на пол, зажег спичку и прикурил, шагая между столиками к дубовой стойке бара, протянувшейся через все помещение. По слухам, этот бар в разобранном виде доставили на пароходе из Сент-Луиса в Форт-Уэрт и потом собрали здесь. Он был с резным орнаментом и зеркалами и весь уставлен бутылками и стаканами, вымытыми до блеска. Хозяйка не терпела пыли.
Вообще-то плевать на пол в «Саду Эдема» Присциллы Уоткинс не разрешалось, для этой цели вдоль стойки бара стояли медные плевательницы.
Джейк улыбнулся, сбросив пепел сигары на отполированный пол, которым мадам так гордилась, и испытал странное удовольствие, заметив, что поцарапал его каблуками своих ковбойских сапог.
Улыбка чуть скривила тонкие губы. Присцилла… Стоило ему подумать об этой женщине, как он тут же увидел ее на нижней ступеньке винтовой лестницы, разодетую как царица Савская. В ярко-красном атласе с черными кружевами, она притягивала взгляд каждого мужчины. И так было всегда. Когда Джейк, почти двадцать лет назад, впервые встретил Присциллу, она носила застиранное платье из набивного ситца. Но и тогда головы всех мужчин поворачивались в ее сторону.
Светло-пепельные волосы были собраны на затылке и украшены страусовым пером, тугой локон спускался по щеке вниз, как бы заигрывая с высоко поднятыми сиськами. Она держала голову по-королевски.
Этот бордель принадлежал Присцилле, и она управляла им как настоящий деспот. Если посетителям или работникам это не нравилось, они немедленно вылетали отсюда. Но в Техасе все знали, что «Сад Эдема» в Форт-Уэрте самый лучший дом терпимости во всем штате.
Присцилла, выставив ножку в домашней туфельке, спустилась, гордо прошествовала к бару, оставляя после себя запах духов, привезенных из Парижа, и подошла к Джейку в тот момент, когда он поднес стакан виски к губам.
— Ты лишил меня клиента, мистер Лэнгстон. Джейк и не посмотрел в ее сторону, но кивнул бармену, чтобы тот налил еще стаканчик.
— Думаю, ты можешь позволить себе расстаться с одним или двумя, Прис.
Ее чертовски раздражало, что он называл ее так. Джейк же испытывал от этого такое же удовольствие, как и от шарканья подбитыми металлом каблуками по полу салуна. Только старый друг вроде Джейка мог позволить себе подобное.
Кто они на самом деле — друзья или враги? Она никогда бы точно не сказала.
— Почему так выходит — месяцами дела идут прекрасно, а стоит тебе появиться, как начинаются проблемы?
— Неужели?
— Всегда.
— Он поднял на меня оружие. И что я, по-твоему, должен делать? Подставиться?
— Ты сам его спровоцировал.
— Он блефовал.
— Не хочу больше никаких беспорядков. Шериф на этой неделе приходил уже два раза.
— По делу или для удовольствия?
— Я серьезно, Джейк. Город сейчас наводнен оружием…
— Хорошо. Я сожалею.
Присцилла вздернула подбородок и захохотала:
— Сомневаюсь. Ты всегда так — или начинаешь беспорядки за игорным столом, или устраиваешь переполох среди моих девочек.
— Как это?
— Они соперничают из-за тебя, сам прекрасно знаешь, — резко бросила Присцилла.
Джейк с ухмылкой посмотрел на нее.
— Правда? Так это здорово, будь я проклят! Она окинула его оценивающим взглядом — отлично выглядит, дерзкий, надменный, таким он стал за прошедшие годы. Это уже не прежний неотесанный парнишка, а мужчина, с которым вынуждены считаться все. Присцилла похлопала его по груди веером из перьев.
— Но иметь с тобой дело трудно. Наклонившись, он тихо прошептал:
— Но почему в таком случае ты всегда рада меня видеть? Присцилла поджала губы, но не устояла перед его улыбкой.
— У меня виски получше, чем здесь. — Она дотронулась до его рукава. — Пошли.
Все головы повернулись в сторону пары, пересекающей помещение. Не сыскался еще мужчина, которого не пленила бы Присцилла. Рассказы о том, что она вытворяет с их братом, делали ее живой легендой. Даже при том, что мужчины склонны преувеличивать свои сексуальные победы, в историях о Присцилле Уоткинс было гораздо больше правды, чем вымысла. Мужчины, конечно, хотели бы увидеть и в глазах своих жен такой знойный, бесстыдный блеск, но видели его только у проституток.
Как правило, их желания пробуждали не воспоминания об удовольствиях, а любопытство и безудержная фантазия. Мало кто из них изведал наслаждение с Присциллой, ибо она была разборчива. И даже если они могли заплатить столько, сколько она запрашивала, немногих из них Присцилла пускала во внутренние покои. Ее комната хранила волнующие секреты. И все, кто сидел в салуне, завидовали сейчас Джейку Лэнгстону.
Но если мужчины смотрели на него с ревностью, то женщины с тоской и желанием. Проститутки разбрелись по салуну, развлекая гостей в этот ранний предвечерний час. Они работали и знали цену доллару. Время — деньги. Девицы старательно соблазняли клиентов, но любая из них, заимей она несколько лишних долларов, с радостью провела бы часок наедине с таким ковбоем, как Джейк Лэнгстон, и одарила бы его ласками бесплатно.
Этот длинноногий мужчина с узкими бедрами двигался грациозно, как кот, и был таким же рыжеватым. Штаны туго облегали его, будто вторая кожа. Ремень, к которому был пристегнут револьвер, низко обхватывал бедра, подчеркивая его силу. Умение Джейка владеть оружием внушало уважение мужчинам и возбуждало женщин. Чуя исходящую от этого человека опасность, заводились даже респектабельные дамы. Плечи Джейка были такими же широкими, как и грудь. Гибкий, он не ходил, а выступал. Девицы, которым посчастливилось развлечься с ним, клялись, что Джейк дерзок во всем и умеет работать бедрами не только при ходьбе.
Присцилла вынула ключ и отперла дверь в свои личные владения. Как только они вошли, она бросила веер на модное крутящееся кресло, направилась к маленькому столику и налила Джейку спиртное из тяжелого хрустального графина. Ее глаза метнулись к мужчине и встретились с его взглядом. Присцилла разозлилась, почувствовав, как быстро забилось ее сердце. Проведет ли он с ней ночь?
Такая комната могла бы принадлежать любой хозяйке дома, если бы не картина, изображавшая нагую Присциллу. Ее нарисовал один из посетителей, судя по всему, расплатившийся своим искусством. Без сомнения, художник был любовником Присциллы, иначе ему не удалось бы передать на полотне позу праздной сытости. На покрытой атласом софе громоздились подушки с шелковой бахромой. На окнах висели муаровые занавески с оборками, на столе лежали вязаные салфетки.
Масляные лампы походили на большие глобусы, расписанные цветами. Пол был покрыт толстым ковром. В углу в высокой фарфоровой вазе, украшенной изображениями бесстыдных, гологрудых пастушек, искушающих пастухов, стояли перья павлина.
Джейк медленно обошел комнату. Он бывал здесь много раз и никогда не переставал ею восхищаться. Присцилла сама пробивала себе дорогу в жизни. Ее властная мать, сущий тиран, подавила и запугала отца. Джейк, а тогда все звали его Бубба, брал ее на вспаханных под пар полях и в грязных бухточках. Но когда доходило до этого, место не имело никакого значения. Проститутка везде проститутка, где бы она ни занималась своим ремеслом.
Присцилла, разумеется, не догадываясь, о чем думает Джейк, подала ему виски. Вынув у него изо рта сигару, она поднесла ее к губам, глубоко затянулась и медленно выдохнула.
— Спасибо, вообще-то я не позволяю своим девочкам курить, поэтому не должна подавать им дурной пример. Пойдем-ка в спальню. Мне надо переодеться к вечеру.
Джейк последовал за ней. Комната, утопающая в кружевах, была типично женской, но совершенно не подходила Присцилле, слишком крупной для всех этих рюшей. Однако Джейк догадался: Присцилла явно хотела, чтобы клиенты видели ее именно такой — нежной и хрупкой.
— Джейк, пожалуйста, помоги мне. — Женщина повернулась к нему спиной. Он зажал сигару крепкими белыми зубами, сощурился от дыма, отставил стакан и ловко расстегнул длинный ряд крючков на спине. Присцилла взглянула на него через оголенное плечо и хрипло сказала:
— Спасибо, дорогой. — И отошла.
Джейк ухмыльнулся и плюхнулся на обитый парчой диван прямо в грязных ковбойских сапогах.
— Почему тебя так долго не было? — спросила Присцилла, легко и сноровисто сняв платье с глубоким декольте.
Джейк выпустил в воздух колечко дыма и потянулся за своим виски.
— Работал в Панхэндле, сооружал ограду.
Она, выразительно выгнув бровь, сбросила туфли. Платье так и осталось на полу, Присцилла не потрудилась поднять его. Это составляло часть распутного образа жизни. Когда дело доходит до постели, мужчинам не нужна женская аккуратность, и пренебрежение к вещам привносит в оплаченный секс ощущение спонтанности. Мягко усмехнувшись, она спросила:
— Ты что, записался в бродяги?
Обычно ковбои, которые больше не занимались перегоном скота и не могли найти приличную работу, соглашались натягивать колючую проволоку. Ею ограждали пастбища.
— Ну что ж, я к этому привык, — согласился Джейк, не упуская ни одного соблазнительного движения Присциллы.
Корсет был так туго затянут, что выталкивал роскошную грудь, которая едва не вываливалась. Джейк помнил эти большие и тугие полушария. Расправив нижние юбки, Присцилла села на маленький круглый стульчик перед туалетным столиком. На нем стоял трельяж, позволявший ей рассмотреть себя со всех сторон. Она пуховкой попудрила шею, плечи и грудь.
— Так у тебя что — отпуск? Джейк грубовато усмехнулся:
— Да нет. Мне просто надоело смотреть на перекати-поле да на пыль. Я взял и уехал.
— И что собираешься делать?
Что он собирался делать? Ну поболтаться, пока не подвернется работа. Именно этим Джейк и занимался большую часть своей взрослой жизни. Он мог бы заработать деньги на родео, и ему хватило бы на жизнь и на лошадь, поиграть в покер и отдохнуть где-то вроде «Сада Эдема».
— А сколько перегонов ты сделал, Джейк? Я уже со счету сбилась, вспоминая, сколько раз ты возвращался в Форт-Уэрт после бросков на север.
— Да я сам сбился со счету. Я ходил в Канзас-Сити несколько раз. Один раз дошел до Колорадо. Не понравилось. Чертовски холодно.
Он скрестил руки за головой, с вожделением глядя на ее затвердевшие соски.
Она запустила пальцы в баночку из толстого стекла, извлекла оттуда хорошую порцию какого-то крема и покрыла им груди. Потом почти с любовью втерла, поглаживая.
— А что ты, Присцилла? Давно стала тут хозяйкой?
— Уже пять лет.
— И во сколько тебе это обошлось?
"Во много часов, проведенных на спине, — хотела сказать она. — Много часов с потеющими толстопузыми фермерами, которые жаловались на жен и, не желая больше иметь детей, отказывались выполнять супружеские обязанности; с грубыми ковбоями, воняющими скотным двором». Сначала Присцилла работала в Джефферсоне, на самой границе. Но когда через тот город прошла железная дорога, она подалась в Форт-Уэрт, где сходились все пути из разных штатов, в шумный город, наполненный ковбоями, стремящимися поскорее потратить деньги, заработанные на перегоне скота.
Присцилла следила за своей репутацией и сполна отрабатывала деньги клиентов. Иногда даже больше, чем они ей платили. И на нее всегда был спрос. Она постоянно экономила, а когда собрала достаточно, пошла к банкиру, своему преданному клиенту, и заставила его тайно оформить покупку салуна. Они выкупили его у бывшей хозяйки и превратили в дом удовольствий высшего класса, привлекающий не только горластых ковбоев, но и тех, кто нанимал их на работу. С банкиром Присцилла расплатилась за два года, и никаких финансовых проблем с заведением, расположенным на территории городка, известного как Хеллз-Хаф-Эйкр, у нее не было, если не считать гнева «добропорядочной» общины.
— Если тебе нужна работа, могу нанять тебя вышибалой, или будешь следить за карточным столом.
Джейк рассмеялся и поставил пустой стакан на столик рядом с диваном.
— Нет, спасибо, Присцилла. Я ковбой. Меня стены давят. И потом, если я стану тут торчать все время, твои девицы будут постоянно в возбуждении. А мы ведь не можем такое допустить?
Присцилла нахмурилась, облачаясь в черное атласное платье. Яркое перо в волосах она заменила на черное, украшенное искусственным бриллиантом. У Джейка Лэнгстона стало тесно в штанах. Заметив это, она улыбнулась. У него там всегда было слишком тесно. Когда дело доходило до мужской работы, он, конечно, проявлял себя самым лучшим образом.
Присцилла украдкой взглянула на него, натягивая длинные черные кружевные перчатки по локоть. Да, он теперь зрелый мужчина и чертовски хорош собой. Неудивительно, что у него такое самомнение. В молодости у Джейка были светлые волосы, теперь стали цвета спелой пшеницы, правда, по бокам есть светлые пряди, привлекающие внимание женщин, которые тянутся к нему, как бабочки к пламени свечи.
Он сильно загорел, и за долгие часы, проведенные им на воздухе, кожа его приобрела медный оттенок, подчеркивающий голубизну глаз. Резкие морщины сбегали вниз, к уголкам рта. Но они не портили Джейка, а, напротив, придавали ему шарм, больший, чем в молодости.
В нем ощущались сила, загадочность и опасность. Казалось, за его ленивой ухмылкой скрыта какая-то тайна. Ухмылка намекала на то, что это тайна дурного свойства и Джейку до смерти хочется ею поделиться. А петушиный гонор был своего рода вызовом, особенно искушающим женщин.
Присцилла помнила мальчика, которого когда-то соблазнила. Их встречи были жаркие, частые, неистовые. А как сейчас? Он наверняка уже многому научился.
— Ты задержишься в Форт-Уэрте?
— Сегодня я еду на восток. Ночным поездом. Ты помнишь Коулменов? Их дочь завтра выходит замуж.
— Коулмен? Тот, что ехал в соседнем фургоне? Росс? Не так ли? — Присцилла прекрасно знала, о ком идет речь, но ей хотелось подразнить его, как и Джейку ее. Давняя игра, которую они затевали при каждой встрече. — А как зовут ту женщину? На которой он из милости женился?
— Лидия.
— Ах да, Лидия. Без фамилии. Меня всегда интересовало, что она скрывает. — Вынув пробку из хрустального флакончика с духами, Присцилла провела ею за ушами, вокруг шеи и по груди. — Я слышала, у них хорошо идут дела на ранчо, они, кажется, держат лошадей.
— Да. Точно. Моя мать живет на их земле. И мой младший брат Мика.
— Тот малыш?
— Ну, сейчас он взрослый. Один из лучших коневодов, каких я видел.
— А что с ребенком мистера Коулмена? С тем, которого Лидия кормила грудью до того, как они поженились?
Джейк задумался, нет ли злобного намека в словах Присциллы. Наконец ответил:
— Это Ли. Они с Микой два сапога пара. Всегда шум поднимают.
Присцилла осмотрела себя в зеркале и поправила прическу.
— И у них есть дочь на выданье?
Джейк ласково улыбнулся:
— Что-то вроде того. В последний раз, когда я видел ее, она ходила с косичками. Постоянно таскалась за Ли и Микой, умоляя позволить ей объезжать норовистого жеребца.
— Что, девчонка-сорванец? — оживилась Присцилла. Она помнила, какими телячьими глазами смотрел Джейк на Лидию Коулмен. Все мужчины в том обозе были неравнодушны к ней, хотя поначалу их жены вообще не желали ее принимать. Если бы Лидия не вышла замуж за Росса Коулмена, Присцилла страшно ревновала бы ее. Она с удовольствием подумала, что дочь Лидии — неуклюжая, нескладная девчонка.
— Она наверняка изменилась с тех пор, раз уж выходит замуж.
Присцилла подняла веер и, красуясь, помахала им перед Джейком.
— Ну?
Платье плотно облегало талию, широкое и низкое декольте едва прикрывало груди и было отделано кружевами, такими же, как на перчатках. Спереди юбка спускалась воланами к черным атласным туфелькам, а сзади переходила в короткий шлейф. Модный турнюр придавал фигуре силуэт песочных часов.
Джейк цинично и дерзко оглядел Присциллу.
— Очень хорошо. Я всегда говорил, ты самая лучшая из всех известных мне проституток. — Заметив, что в ее синих глазах вспыхнул гнев, он засмеялся, схватил женщину за руку и увлек за собой на диван. Присцилла выронила веер, перо в ее волосах покосилось, но она не думала сопротивляться.
— Ты специально для меня выставляешь все свои прелести? Правда, Прис? А? Ну ладно. Пожалуй, самое время дать тебе то, чего ты просишь.
И он прижался к ней губами.
Ее жадные губы открылись, чтобы принять его язык. Да, девочки вовсе не преувеличивали. Джейк знал, что делает. Он безошибочно находил самые соблазнительные места и целовал их, а они тотчас отзывались на его ласки. Тело его было крепким и поджарым, и Присцилла выгнулась навстречу Джейку, запустив пальцы в его густые волосы.
Умелая рука мужчины скользнула под юбку, нащупала кружевную подвязку и погладила теплое бедро. Присцилла подняла колени.
— Да, Джейк, да, — прошептала она, когда Джейк целовал ее.
Его рука спустилась ниже, и Присцилла подумала, что он хочет раздеться. Но Джейк достал карманные часы и поднес их к глазам. В полном недоумении она уставилась на него.
— Извини, Прис. — Он цокнул языком. — Мне надо успеть на поезд.
Женщина гневно оттолкнула его.
— Ублюдок!
Джейк со смехом повернулся:
— Разве так разговаривают со старым другом? Присцилла вышла из себя, хотя это случалось с ней крайне редко.
— Безмозглый деревенщина! Бревно! Неужели ты вообразил, что я хотела заниматься с тобой любовью?
— Конечно. — Он подмигнул ей и направился в гостиную. — Извини, что разочаровал, — Я уже недостаточно хороша для тебя? Джейк обернулся.
— Хороша. Даже слишком хороша. Я не хочу тебя. Потому что ты лучшая проститутка в округе.

Коулмены - 2. Другая заря - Браун Сандра -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Коулмены - 2. Другая заря на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Коулмены - 2. Другая заря автора Браун Сандра придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Коулмены - 2. Другая заря своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Браун Сандра - Коулмены - 2. Другая заря.
Возможно, что после прочтения книги Коулмены - 2. Другая заря вы захотите почитать и другие книги Браун Сандра. Посмотрите на страницу писателя Браун Сандра - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Коулмены - 2. Другая заря, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Браун Сандра, написавшего книгу Коулмены - 2. Другая заря, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Коулмены - 2. Другая заря; Браун Сандра, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...