Лимбер Джил http://www.libok.net/writer/9206/limber_djil 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Так оно и есть, – чуть хриплым голосом подтвердила Санни.
– Да, но на этих местах духи очень быстро испаряются и теряют свой первоначальный аромат. Оказывается, духи следует наносить ваткой или просто распылять, потому что, если делать это кончиками пальцев, оставшиеся во флаконе духи изменят свой аромат. Так мне сказали в том парфюмерном магазине.
– Ну да, я тоже что-то слышала об этом…
– А еще продавщица объяснила мне, что, если женщина хочет на все сто процентов использовать преимущества того или иного аромата, так чтобы тонкий запах исходил от нее при каждом движении и стелился за ней невидимым облачком, она должна наносить духи на…
– Пожалуй, я пойду…
–..волосы… грудь… живот… бедра… Его взгляд скользнул по ее телу. На последнем слове он медленно поднял глаза и посмотрел Санни в лицо.
– Скажите мне, Санни, будучи по-настоящему чувственной женщиной, вы когда-нибудь наносили духи на… волосы?
На какое-то мгновение она потеряла дар речи. Между грудями сверкнули мелкие капельки пота. По шее Тая тоже потекла тоненькая струйка влаги. В воздухе несмолкаемо жужжали насекомые, в ветвях кипарисов чуть слышно шелестел слабый ветерок, а Санни и Тай молча смотрели друг другу в глаза долгим откровенным взглядом.
– Мне пора домой, – сказала она наконец. – Иначе я совсем сгорю.
Она вовсе не собиралась вкладывать в свои слова подтекст и надеялась, что он уловил тот смысл, что лежал на поверхности. Впрочем, загадочная улыбка, тронувшая его губы, не позволяла ей быть в этом уверенной до конца.
– Джордж рассказывал мне о вас удивительные вещи.
Опять! В ней вспыхнул гнев из-за того, что он снова заговорил о прошлом. И в то же время она была этому рада, потому моментально вышла из состояния приятного томления, в которое поверг ее разговор о духах. Да она просто сошла с ума! Почему она до сих пор не встала и не ушла домой? Может, действительно слишком долго пробыла на солнце?
– Это правда, Санни?
– Что именно? – резко спросила она.
– Он сказал, вы были самой красивой девочкой в школе.
Она поспешно отвела в сторону взгляд:
– Думаю, я многим тогда нравилась.
– Поэтому вы вернулись в Латам-Грин после колледжа?
– Здесь жили мои родители.
– Да. Но теперь их здесь уже нет.
– Да, они уехали в Джэксон.
– После того как вы убежали из баптистской церкви, бросив у алтаря обалдевшего от неожиданности жениха.
Санни метнула в него сердитый взгляд.
– Вижу, Джордж был весьма разговорчив.
– Стоит ли на него сердиться за это? История действительно необычная. Мне еще ни разу не приходилось слышать, чтобы невеста на вопрос священника, согласна ли она взять в мужья стоящего рядом с ней человека, ответила бы «нет» и, развернувшись, гордо вышла из церкви, оставив всех присутствовавших на церемонии и самого жениха в полном изумлении.
У Санни пылали щеки от гнева и горьких воспоминаний, которые словно только того и ждали, чтобы она вновь погрузилась в них, как в болотную трясину.
– Для этого требовалось немалое мужество, – проговорил Тай, пристально, чуть ли не с сочувствием глядя на нее.
Санни ожидала, что он посмеется над ней и над тем, как она испортила церемонию бракосочетания, и теперь была благодарна ему за то, что он не стал высмеивать ее поступок, но в жалости его она не нуждалась!
– Я не могла выйти за него замуж.
– Если бы я был женщиной, я тоже не стал бы этого делать. Дон Дженкинс – сухой и пресный, словно позавчерашний жареный тост. Ему ни за что не удовлетворить такую страстную женщину, как вы. Он бы даже не знал, с чего начать.
Тай придвинулся к ней еще ближе.
– Мне кажется, вы и сами должны были об этом догадаться еще до того, как предстать перед священником в белоснежном подвенечном платье.
– Оно было серовато-бежевым, цвета сурового полотна, – рассеянно поправила его Санни. Погруженная в свои воспоминания, она машинально теребила в пальцах бахромчатый край пляжного полотенца.
– Судя по словам Джорджа, в церкви присутствовал чуть ли не весь Латам-Грин.
– Да, гостей было очень много…
– Зачем вы сделали это, Санни? Печальная задумчивость сменилась негодованием:
– Не ваше дело, мистер Бьюмонт! Тот обезоруживающе улыбнулся и сказал:
– Я знал, что вы так ответите! До сих пор местные жители теряются в догадках на этот счет.
– Не сомневаюсь, что обо мне всласть посплетничали.
– И о ребенке тоже.
– Что?! – От неожиданности у Санни перехватило дыхание, и она не сразу смогла продолжить:
– Они решили, что я была беременна?
– Если верить Джорджу, именно такой была первая догадка. Вы сбежали из-под венца, потому что не смогли перенести позора.
– Какого позора? В Латам-Грине не раз венчались беременные невесты.
– Ну да, только они были беременны от тех, за кого собирались выйти замуж.
Застыв от изумления, Санни молчала несколько секунд, потом тихо проговорила:
– Вы хотите сказать, все подумали, будто я…
Она так и не смогла договорить фразу до конца – до того постыдным ей показалось такое предположение.
Тай пожал плечами:
– Поговаривали, что вы были беременны от кого-то другого, а не от Дона Дженкинса.
Буйное воображение провинциалов привело Санни в ужас.
– Клянусь всем святым, не было никакого ребенка – ни от Дона, ни от кого бы то ни было еще.
– Я так и думал. На вашем теле нет ни одной растяжки, какие бывают после беременности.
С этими словами он быстро провел пальцами по упругой коже чуть ниже ее пупка. От такой наглости Санни даже растерялась.
– Но чтобы окончательно убедиться в своей правоте, мне нужно увидеть вашу грудь, – улыбнулся Тай.
Санни поспешно отодвинулась от него и запальчиво воскликнула:
– У меня никогда не было детей! Тай многозначительно поднял вверх указательный палец.
– Именно так и решили местные жители. Вы были беременны, но ребенка так и не родили.
– Вы хотите сказать, что я сделала аборт? Значит, все в этом проклятом городе решили, что я сбежала в Новый Орлеан, чтобы сделать аборт?! – Она закрыла лицо руками. – Неудивительно, что моим родителям пришлось уехать отсюда…
Спустя несколько секунд она вновь подняла голову и взглянула на Тая:
– Расскажите мне все. Что еще говорили?
– Ничего хорошего.
– Я хочу знать все! Фрэн никогда не рассказывала, что говорили обо мне после моего отъезда. Расскажите! – настойчиво повторила Санни, видя нежелание Тая выполнить ее просьбу.
Глубоко вздохнув, он сказал:
– Кое-кто решил, что вы были наркоманкой.
– Какая глупость!
– Потом предположили, что вы были больны какой-то венерической болезнью, а некоторые и вовсе заявили, что вы мужчинам предпочитали женщин, то есть… были лесбиянкой.
– Не может быть! Вы шутите?
– Я только повторяю слова Джорджа. Самой распространенной версией была ваша беременность от другого мужчины, а другой, не менее популярной была та, что вы… Впрочем, не стоит об этом говорить.
– Ну же! Выкладывайте!
– Увы, мне пора уходить. Он сделал движение, чтобы встать, но Санни крепко схватила его за руку:
– Ну нет, черт побери! Договаривайте, раз уж начали!
Он внимательно поглядел ей в лицо, потом окинул взглядом спутанные золотистые волосы, собранные в конский хвост, и мокрые от пота кудрявые завитки. Наконец его глаза остановились на ее алых пухлых губах.
– Санни, вы фригидны? Она тут же выпустила его руку и уставилась на него изумленным взглядом.
– Они решили, что я фригидна, только потому, что не захотела выйти замуж за Дона Дженкинса?
Тай нахмурился и пожал плечами:
– Сплетни… Люди любят болтать всякую ерунду и доводить любую мысль до абсурда. – Он пристально посмотрел ей в глаза. – Хотя, как правило, не бывает дыма без огня…
– Для последнего утверждения у них нет никаких оснований, уверяю вас!
– Джордж говорил, вы водите за нос поклонников и меняете их как перчатки.
– Джордж явно преувеличивает.
– А разве вы не разбивали мужские сердца?
– Не скрою, свиданий с мужчинами у меня было достаточно.
– А вот Джордж говорит, ни один из тех, с кем вы встречались, не сумел… ну, вы меня понимаете? Вы ни с одним…
– Не доводила дела до логического конца? – съязвила Санни.
Тай ослепительно улыбнулся:
– Оригинальное выражение, но очень точное. Насколько мне известно, вы приводили парней Латам-Грина в сильнейшее возбуждение, а потом оставляли их ни с чем, ускользая в последнюю минуту.
– Это просто отвратительно! – поежилась Санни, хотя ей вовсе не было холодно.
– Такие девицы, которые только дразнят, но никогда не позволяют мужчине удовлетворить его страсть, заслуживают нелестных слов. Лично я не верю в то, что о вас болтают, но, согласитесь, вы сами дали веские основания для подобных домыслов. До сих пор не замужем, живете в полном одиночестве и даже не имеете… любовников.
– У меня есть любовники! – запальчиво воскликнула Санни.
– И много?
И тут ее осенила чудовищная догадка! Взглянув на него исподлобья, она резко вскочила на ноги.
– Да вы сами все это только что выдумали! Так? Негодяй! – Она хотела было пнуть Тая ногой по голени, но тот ловко увернулся. – Прочь с моего причала!
Тай снова обезоруживающе улыбнулся:
– Не надо так волноваться! Успокойтесь!
– Я должна успокоиться? Успокоиться?! – У нее голос срывался от бешенства. – Да я вас сейчас просто убью! У меня в доме есть ружье! – Она угрожающе махнула рукой в сторону маленького коттеджа. – Я вас пристрелю на месте, если вы сейчас же не сядете в свою лодку и…
– Я только хотел узнать, много ли у меня соперников.
– У вас нет никаких соперников, вы попросту не включены в программу скачек?
– А мне кажется, нам обоим предстоит бег с препятствиями…
– Скажите это дьяволу, когда увидитесь с ним!
– Ну же, Санни! Разве так можно? Клянусь, я ничего не придумывал. Все эти сплетни насчет ребенка, аборта и прочего в том же духе действительно долго ходили среди местных жителей. От себя я добавил только последнее, насчет фригидности. Мне хотелось посмотреть, как вы будете на это реагировать.
Широко улыбаясь. Тай положил руки ей на плечи.
– Вы вдребезги разбили это предположение. Какая фригидность! Вы готовы вспыхнуть словно порох!
– А вот это не ваше дело, мистер Бьюмонт!
– Вы уверены? Я хочу все же выиграть пари. Обожаю рюмку виски по вечерам, особенно если его разбавить водой до цвета ваших чудных глаз.
– Отпустите меня!
– Мне нравится чувствовать, как с каждым глотком внутри меня разливается блаженное тепло…
У нее дрожали ноги и подгибались колени. Санни обуревали неведомые доселе чувства. У нее и в самом деле было несколько друзей, время от времени приглашавших ее в ресторан или в кино. Некоторые из них даже бывали у нее дома, но дальше вполне безобидных поцелуев и объятий дело не шло.
До сих пор никогда в жизни ей не приходилось встречать мужчину, который перевернул бы все ее нутро. Те, с кем она обычно имела дело, были какими-то очень непримечательными, и, едва расставшись, она легко забывала о них.
А вот забыть Тая Бьюмонта будет нелегко. Его мускулистое тело и запах загорелой кожи глубоко врезались в ее память.
Нет, это никоим образом не означало, что она воспылала к нему страстью. Просто лишний раз доказывало, что она была истинной женщиной, молодой и полной жизни, а следовательно, неспособной устоять перед столь мощным мужским обаянием.
– Даже если бы я не поспорил на ящик виски, мне бы все равно захотелось уложить вас в постель, Санни. Вы такая соблазнительная и чувственная, что…
– Я не собираюсь стоять здесь с вами и…
– Отличная идея.
Прежде чем она успела сообразить, что происходит, он одним движением усадил ее на пляжное полотенце, опустившись на колени, оседлал ее бедра и обеими руками нежно сжал лицо.
С криком «нет!» она отвернулась от склонившегося к ней лица Тая с приоткрытыми для поцелуя губами.
Он медленно отстранился.
– Наверное, они правы, вам невыносимо прикосновение мужчины…
– Это не правда!
– Тогда…
Санни с разбегу запрыгнула в постель.
Холодный душ на этот раз не помог. Она включила кондиционер на всю мощность, но ни он, ни бесшумно вращавшийся над головой потолочный вентилятор не принесли желанной прохлады.
Ей было жарко!
Прикрыв на окнах жалюзи так, чтобы пробивался лишь узенький лучик солнечного света, она обессиленно распростерлась на постели Санни было все так же жарко и душно, как и час назад.
Изнемогая от жары, она села и, стянув через голову тоненькую ночную рубашку, бросила ее на кресло-качалку рядом с кроватью. Санни надела ее потому, что она была самая тоненькая. Белоснежный батист на узких бретельках был всегда изумительно прохладным. Всегда, но не сегодня.
Из головы не выходил тот проклятый поцелуй…
Она не ответила ему.
– Я не ответила, – уставившись в потолок, бормотала она, словно пытаясь убедить в этом самое себя.
Его губы были жадными и настойчивыми. Умело лаская ее губы, он заставил их приоткрыться, и тогда…
Санни невольно застонала, вспомнив, что случилось тогда. Все тело словно растворилось, и только между ног, там, где таилась ее женская суть, горячо бился пульс. Его язык жадно ласкал ее рот, лишая всякой способности сопротивляться. Голова послушно откинулась назад, позволяя ему проникнуть еще глубже. Поцелуй становился все более страстным…
И она позволила ему это! Больше того, она даже сама пыталась ласкать его рот!
Почувствовав, что Санни перестала сопротивляться, Тай ослабил объятия. Его руки скользнули с ее лица на шею, лаская с той же нежностью, что и губы.
– Мои пальцы все еще покрыты маслом, – прошептал он ей в ухо, – представляешь, как будет приятно, если я дотронусь ими до…
В ответ на это бесстыдное предложение ее соски стали набухать от желания. А когда он стал нашептывать, что будет делать с ней языком и губами, она ощутила в сосках такой жар, что ей захотелось попросить его перейти от слов к делу.
Очнувшись от сладостных воспоминаний, Санни зябко поежилась. Наконец-то в комнате стало прохладно. Но огонь, пылавший внутри, не угасал. Она испытывала одновременно вожделение и унижение.
– Черт бы его побрал, – пробормотала она.
Она осыпала Тая проклятиями, потому что, стоило ей совсем растаять под его умелыми ласками и захотеть принять участие в его сексуальных фантазиях, он осторожно отстранился от нее и улыбаясь сказал:
– Мне пора уходить. Я и так задержался у тебя слишком надолго.
Ее била дрожь от неудовлетворенного желания, в то время как Тай спрыгнул в лодку и, отвязывая веревку, говорил:
– На твоем месте я бы все же поостерегся сидеть тут почти нагишом. Мало ли какой псих забредет, а ближайшие соседи живут в полутора милях.
Машинально проследив его взгляд, она, к собственному ужасу, обнаружила, что лифчик купальника совсем сполз, обнажив ее грудь с розовыми припухшими сосками. Она поспешно натянула лифчик и завязала на шее бретельки.
Лукаво подмигнув, он надел солнцезащитные очки и крикнул:
– До скорого свидания, Санни! И, весело махнув рукой, умчался прочь на своей моторке.
Пытаясь стряхнуть с себя эти воспоминания, Санни помотала головой и, натянув на себя простыню, повернулась на бок. Ей хотелось заснуть и забыть обо всем, что произошло на причале. Когда она проснется. Тай Бьюмонт будет казаться ей всего лишь героем причудливого сна, не больше того.
Она до сих пор ощущала вкус его губ, она чувствовала все его тяжелое сильное тело, крепко прижимавшееся к ее бедрам. Прикосновение джинсовой ткани было таким приятным! В груди пылало пламя страсти, и с каждым откровенным словом, с каждым нежным прикосновением Тая оно разгоралось еще жарче!
Господи, как же она его ненавидела…
Спустя несколько часов она проснулась, вялая и разбитая. Вся кожа была стянута и болела. Все-таки она обгорела!
Выбравшись из постели, натянула ночную рубашку. Желудок требовательно напомнил ей о том, что она с утра ничего не ела, кроме грейпфрута. Она побрела на кухню и приготовила омлет. Не хотелось никуда идти, не хотелось видеть этих людей, говоривших о ней такие ужасные, несправедливые вещи… Во всяком случае, если верить Таю Бьюмонту.
Неужели они, знавшие ее с детства, могли и в самом деле так о ней думать? Теперь понятно, почему все так уставились, когда она появилась на вечеринке у Фрэнни и Стива.
Ей не хотелось ехать в город еще и потому, что она боялась наткнуться там на Дона и Гретхен.
Тщательно вымыв тарелки и выключив свет, она ушла из кухни. Снова ложиться спать было еще рано, и Санни ничего другого не оставалось, как почитать какую-нибудь книгу или посмотреть телевизор. Раздумывая, что же выбрать, она внезапно услышала странный шум.
Глава 3
Старые деревянные дома всегда потрескивают, правильно?
Правильно.
Когда дует ветер, по крыше стучат ветви деревьев, правильно?
Правильно.
Значит, нет смысла паниковать, правильно?
Нет, не правильно! Потому что это не было шелестом деревьев или потрескиванием высыхающих досок в доме. Шум доносился из старого сарая за домом, где отец когда-то хранил рыболовные снасти.
Сердце у Санни билось так сильно, что заглушало все другие звуки, и на какой-то миг она решила, будто все это ей только почудилось. Однако вскоре она снова услышала странный шорох, словно кто-то крался в кустах возле сарая, и ее прошиб ледяной пот.
Хорошо еще, что она выключила на кухне свет! Санни тихонько подошла к окну, из которого был виден задний двор и даже причал на озере. Когда она отодвинула штору, у нее дрожали от страха руки. Осторожно выглянув в узенькую щелочку, она внимательно оглядела двор и сарай, но ничего подозрительного не заметила. Лишь деревья качались на ветру.
Было уже совсем темно, луна наполовину скрылась за облаками. На озере поднялся сильный ветер, и водная гладь покрылась крупной рябью. Похоже, облака, еще днем обложившие горизонт, и впрямь собирались разразиться грозой.
Несколько минут Санни неподвижно стояла у окна, прежде чем снова задернуть штору.
Качая головой, рассерженная на себя за столь глупое поведение, она повернулась, чтобы выйти из кухни, но, не успев дойти до двери, снова услышала тот же подозрительный шум. На этот раз к нему прибавилось тихое позвякивание металла о металл. Она тут же вспомнила, что в том сарае отец хранил еще и ведра, садовый инвентарь и прочие необходимые в хозяйстве инструменты.
– Боже милосердный! – пробормотала она, заикаясь от страха и прижимая руку ко рту.
Говорили же ей Фрэнни и Стив, что не стоит забираться на целую неделю в этот уединенный домик!
– Вообще-то на озере никогда ничего по-настоящему криминального не случалось, – сказал ей Стив, – но, знаешь, иногда подростки, накачавшись пивом, могут устроить приличную заварушку.
– Ты уверена, что не хочешь пожить у меня? – встревоженно спросила Фрэнни.
– Не будь смешной! У тебя всю неделю будет и без меня полно проблем. Поживу на озере.
Ах, как горько она сейчас жалела, что не приняла предложения Фрэнни! Если бы не глупое упрямство, она сейчас спала бы сладким сном, а не дрожала от страха.
Не теряя времени, Санни поспешила к телефону, который ее отец когда-то повесил на стене и после отъезда в Джэксон так и не отключил. В темноте она перевернула кухонную табуретку и больно ударилась большим пальцем ноги о ножку стола. Сняв телефонную трубку, она набрала цифру 0 и затаив дыхание стала ждать ответа оператора.
Как только в трубке раздался сонный голос телефонистки, Санни выпалила:
– Мне нужна помощь!
Губы у нее дрожали, голос звучал истерически, но она уже ничего не могла с собой поделать.
– Позвоните в полицию и скажите, чтобы они немедленно сюда приехали! Я совершенно одна, а вокруг дома кто-то бродит! Наверное, хочет проникнуть в дом! Я живу на озере! Поблизости даже соседей нет!
Санни решила, что лучше уж немного сгустить краски, чем дожидаться, пока злоумышленник приступит к исполнению своего замысла. В ее голосе звучала неподдельная тревога, так что телефонистка без всяких колебаний сказала:
– Сейчас я позвоню шерифу, и кто-нибудь непременно к вам приедет, мэм!
Торопливо сообщив свой полный адрес, Санни повесила трубку. Кому бы еще позвонить? Соседям? Нет, она не была с ними знакома, не знала даже их имен и фамилий. Они появились здесь уже после того, как она уехала в Новый Орлеан. Может, стоит позвонить Фрэнни и Стиву? Ну конечно! А что, если тревога окажется ложной? Тогда она будет выглядеть такой дурой…
Нет, она не хотела снова стать всеобщим посмешищем. И все же серьезность сложившейся ситуации заставила ее набрать номер Фрэнни. В трубке раздавался гудок за гудком, а к телефону так никто и не подходил. Когда Санни окончательно поняла, что Фрэнни нет дома, она чуть не расплакалась и повесила трубку.
А что, если злоумышленник сейчас наблюдает за ней через окно?
Санни чуть не упала в обморок, вспомнив разговор с Таем Бьюмонтом.
«Пожалуй, у вас бы отлично получилось подглядывать в окна чужих спален!» – «А откуда вы знаете, что я не подглядываю в чужие окна?» – пронеслось у нее в голове.
О Боже! Ведь именно он предупреждал ее о психах и извращенцах! Именно он указал на то, что ближайшие соседи живут в полутора милях от ее дома! Он сам не поленился разыскать ее дом на озере и приплыл на моторной лодке! А его прощальные слова? «До скорого свидания, Санни!» Не было ли в них подтекста?
Собственно, что она о нем знала? Ничего, кроме имени и фамилии. Он был приглашен на праздничную вечеринку в честь помолвки ее лучшей подруги и Стива, но ведь серийные убийцы очень часто бывают совершенно очаровательными людьми…
Стоп! Возьми себя в руки! Прекрати паниковать и займись чем-нибудь конструктивным!
Она попыталась вспомнить номер телефона Джорджа Хендерсона. Надо позвонить ему и попросить рассказать о Тае Бьюмонте. Только вот куда запропастился номер его телефона?..
Ящик тумбочки, стоявшей под телефоном, был заперт. Дернув несколько раз ручку, Санни наконец с такой силой рванула ящик на себя, что он вылетел из тумбочки и все его содержимое вывалилось на пол. Тут были и телефонный справочник Латам-Грина, и несколько незаточенных карандашей, и талон на обед со скидкой в одном из местных ресторанчиков, и какой-то ржавый гвоздь… Все это рассыпалось по линолеуму, которым был покрыт пол.
Ошеломленная на мгновение сотворенным ею же самой беспорядком, Санни опустилась на колени, наступив при этом на гвоздь. Поморщившись от боли, она поспешно взяла в руки телефонный справочник. Не отдавая себе отчета в том, что в такой темноте ей не удастся ничего разглядеть, она принялась лихорадочно его листать.
И тут же услышала на крыльце чьи-то тяжелые шаги. С расширившимися от ужаса глазами она прижала к заколотившемуся сердцу старый справочник, издав слабый, похожий на кошачье мяуканье стон. Ручка входной двери повернулась несколько раз, кто-то пытался открыть дверь снаружи.
С трудом поднявшись на ноги и дрожа всем телом, она прокралась вдоль стены в гостиную и в ужасе уставилась на поворачивающуюся в разные стороны ручку входной двери.
Внезапно в дверь громко постучали, и Санни чуть не закричала от переполнявшего ее животного ужаса. Странное дело, разве преступники стучат в дверь жертвы, прежде чем ворваться в дом? Тем временем стук раздался снова, такой же громкий и настойчивый. Санни не могла сдвинуться с места. Требовательный стук в дверь не прекращался. Ему вторило бешено колотившееся сердце Санни.
Так не мог вести себя ни серийный убийца, ни любитель подглядывать в чужие окна. Но кому же еще там быть?
Ну конечно же, это приехал шериф! Как она сразу об этом не догадалась! Санни подбежала к двери и одним движением распахнула ее настежь.
На пороге стоял Тай Бьюмонт!
Санни пронзительно закричала и, повернувшись на сто восемьдесят градусов, бросилась через гостиную в спальню, дверь которой запиралась на крепкий замок.
Однако сильная рука ухватила ее за край рубашки.
– Какого черта? Что тут происходит? – Он резко развернул ее лицом к себе и требовательным тоном спросил:
– Что с тобой? Что случилось?
– Я вызвала шерифа! – отчаянно воскликнула Санни.
– Да?
– Да! И он с минуты на минуту будет здесь!
– Он уже здесь.
Его губы тронула легкая улыбка, а на лице появилась забавная мина – точная копия ее испуга и недоверия одновременно.
– Так вы… так ты и есть…
– Позвольте представиться – шериф Тай Бьюмонт к вашим услугам. Приятно познакомиться с вами, мэм! – шутливо проговорил он с ярко выраженным южным акцентом. – Чем могу служить?
– Пошел ты к черту!
Санни сердито отпихнула его от себя, негодуя за его нежелание скрыть свое злорадство. Собственно говоря, на себя она злилась не меньше, чем на него. Как могла она, уже целых три года жившая совершенно одна в Новом Орлеане, позволить воображению разыграться до такой степени! Нет, теперь он окончательно сочтет ее полной идиоткой.
Она отбросила назад гриву спутанных волос и сказала:
– Почему я должна верить на слово, что ты шериф?
Лукаво подмигнув, он с подчеркнутым южным акцентом произнес нараспев:
– Хочешь увидеть мой пистолет? Намек был слишком прозрачным. Гневно сощурившись, она выпалила:
– Почему ты сразу мне об этом не сказал?
– А разве ты спрашивала?
– И что же ты делал возле моего дома в столь поздний час?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
Загрузка...