Брайт Камли http://www.libok.net/writer/13762/brayt_kamli 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Санни в душе возликовала – теперь он будет стараться загладить свою вину.
– Я только хотел сказать, вам лучше попросить ссуду в одном из банков Нового Орлеана, по месту жительства.
Увы, она уже обращалась не в один банк Нового Орлеана, и всюду ей вежливо отказывали. Национальный банк Латам-Грина был ее последней надеждой, но Санни не хотела, чтобы об этом узнал мистер Смит.
– Я думала, вы поддержите мою идею, – произнесла она с кислой улыбкой.
– О, нам, конечно же, нравится ваш план, просто… – запинаясь, произнес Смит, роясь в бумагах на своем столе и не зная, что сказать дальше. Санни даже стало его немного жаль. Он хотел сообщить ей об отказе в наиболее щадящей форме, но не знал, как лучше это сделать. Ну и денек ему выпал! А ведь рабочая неделя только начинается – Санни явилась к нему на прием в понедельник.
«Отлично! И вы такой же, как и все остальные!» – подумала Санни.
Для нее начало недели тоже не обещало ничего хорошего. Во-первых, ей пришлось еще раз вернуться в город, который она надеялась никогда больше не видеть, а во-вторых, она успела пасть жертвой этого крокодила шерифа, который показал себя во всей красе вчера в полночь. Воспоминание о шерифе возбудило в ней решимость бороться до конца. Наклонившись к столу, она доверительно произнесла тихим голосом:
– Мистер Смит, забудьте на минуту, что знаете меня с пеленок. Забудьте о том, что я женщина, да к тому же незамужняя, живущая сама по себе. Просто выслушайте меня. – Она облизнула внезапно пересохшие губы. – Мне совершенно необходима эта ссуда, без нее я не могу самостоятельно заняться бизнесом. В вашем банке хорошо известна безупречная репутация моего отца. Вы не пожалеете о том, что дали мне ссуду. В этом нет никакого риска, я слишком серьезно отношусь к предпринимательству.
Банковский служащий поджал бескровные губы.
– Санни, вы вынуждаете меня быть с вами резким. Наш банк никогда не отказывает в помощи молодым энергичным людям с хорошими амбициями. Однако перед тем как принять окончательное решение, мы непременно хотим быть уверенными в том, что претенденты на ссуду обладают трезвым рассудком и чувством долга. Если говорить откровенно… видите ли… то, что вы сделали…
Она, опешив от изумления, откинулась на спинку стула и молча уставилась на него широко раскрытыми глазами, не сразу отыскав нужные слова.
– Так вы хотите сказать, что мой поступок трехлетней давности продемонстрировал отсутствие трезвого рассудка и чувства долга?
В знак молчаливого подтверждения он лишь опустил глаза.
Санни машинальным движением потерла лоб – у нее начинала болеть голова. Она исподволь готовила себя к отказу в ссуде, хотя и очень боялась его. Но получить отказ из-за того, что три года назад сбежала из-под венца?!
Неужели теперь это будет преследовать ее всю жизнь? Неужели люди не поняли, что для подобного поступка у нее должна была быть очень веская причина? Неужели все думали, будто это было сделано из чистого каприза, под влиянием минутного настроения?
– Впрочем, можно обсудить вариант меньшей ссуды, – попробовал утешить ее Смит.
Не успел он еще кончить свою фразу, как Санни уже гордо покачала головой в знак отказа.
– Нет, моими клиентами станут люди, привыкшие к обслуживанию по высшему разряду. У меня должен быть элитный салон, и если я с самого начала стану на всем экономить, то прогорю, едва начав.
Он задумчиво потер щеку.
– Возможно, мы пересмотрим ваше заявление…
– Увы, у меня нет времени. Я должна начать дело как можно скорее.
– Но ведь очередной праздник Марди-Гра состоится только весной следующего года.
– Да, но костюмы для него начинают создавать задолго до самого праздника. Я должна открыть свое дело немедленно, или придется ждать до следующего года. – Она положила руки на стол. – Мне отлично известно, какого мнения обо мне в этом городе из-за того, что случилось три года назад в день моего бракосочетания, но я действительно хорошо делаю свое дело! – Чтобы подчеркнуть значение своих слов, она легонько хлопнула ладонью по полированной поверхности стола. Смит удивленно вскинул брови. – В ближайшие несколько лет я заработаю целую кучу денег, которую собираюсь поместить в ваш банк. Да или нет, мистер Смит? Решайте! Мне нужен ответ сейчас, а не когда-нибудь потом! В противном случае мы оба зря теряем время.
Теперь Смит смотрел на нее уже не как на провалившегося кандидата. В его маленьких глазах зажегся огонек уважения и заинтересованности – Хорошо, я согласен повторно представить ваше заявление на рассмотрение совета банка. Приходите ко мне ровно через неделю, и я дам вам окончательный ответ.
– Нет, так не пойдет. Я уезжаю в воскресенье утром, поэтому должна знать ваше решение самое позднее в пятницу.
Он уважительно помолчал, а потом сказал:
– Хорошо, я сделаю все, что в моих силах, но ничего не могу вам обещать.
С этими словами он поднялся из-за стола, давая понять, что аудиенция окончена. Пожимая ему руку, Санни не без удовольствия отметила, что она была такая же влажная, как и ее. Пусть ей в конце концов все-таки откажут в ссуде, зато она сумела произвести должное впечатление.
Выходя из кабинета в просторный, аскетически обставленный холл, она поспешно надела темные очки, пытаясь укрыться от любопытных взглядов служащих банка и посетителей.
Оказавшись после прохладного помещения банка на улице, она почувствовала себя как будто в сауне – влажная жара была невероятно удушающей, почти невыносимой. Ее глаза даже под защитой темных стекол не сразу приспособились к яркому полуденному свету. Когда же наконец к ней вернулось зрение, она едва сдержала стон: возле входа в банк стоял Тай Бьюмонт, упираясь башмаком в кирпичную кладку стены. Соломенная ковбойская шляпа низко надвинута на лоб, большие пальцы засунуты за пояс джинсов. Если бы не кобура на боку да значок шерифа на кармане белой рубашки, можно было подумать, что это какой-то бездельник, а не блюститель правопорядка.
Поскольку свою машину Санни припарковала за квартал от здания банка, миновать шерифа не получалось. Остаться незамеченной было совершенно невозможно, и Санни предпочла обороне нападение:
– Ждем ограбления банка?
Он широко улыбнулся, став еще неотразимее в своей мужской привлекательности. Санни даже подумала, что он бы отлично смотрелся в рекламном ролике сигарет, поскольку представлял собой именно такой тип грубоватой мужской красоты.
– Как знать, может, и так, – нараспев протянул он, отталкиваясь от стены и шагая вслед за Санни. – Это хоть немного оживило бы сегодняшнее унылое утро.
– Зря стараешься, поверь мне, банк тщательно охраняет свои денежки.
– Да?
– Ладно, не будем об этом. Тема закрыта.
– Хорошо. Позвольте заметить, мисс Чандлер, сегодня вы выглядите свежей, словно молодой побег мяты, – с наигранным южным акцентом проговорил Тай, когда они проходили мимо витрин магазинов.
Принимая предложенную игру, Санни кокетливо отозвалась:
– Благодарю, сэр, но, боюсь, на такой жаре я очень скоро завяну.
– Наверное, вам следовало бы захватить с собой веер.
– Ни один из моих вееров не подходит к этому наряду.
Ее наряд нельзя было назвать настоящим деловым костюмом, однако он полностью соответствовал требованиям аудиенции в Национальном банке Латам-Грина – простое зеленое льняное платье строгого покроя, белые туфли-лодочки и жемчужный гарнитур. Она выглядела модно, но не вызывающе, нарядно, но не крикливо.
– Вот пройдет дождь, и станет немного прохладнее.
– Разве нам не о чем больше говорить, кроме как о погоде?
– Нам вообще не надо ни о чем говорить. Вот здесь мы и распрощаемся, – решительно произнесла Санни.
Они стояли на оживленном перекрестке в центре города в ожидании зеленого света одного из немногих городских светофоров.
– А мне тоже в эту сторону, – возразил шериф.
Легонько подхватив ее под локоток, чтобы помочь спуститься с тротуара на выщербленный асфальт проезжей части, что было весьма кстати, учитывая туфли на высоком каблуке, он тихо спросил:
– Ну как, ты уже оправилась от нашего вчерашнего поцелуя?
Она ничего не ответила, упорно глядя себе под ноги.
– Эта тема тоже закрыта? – поинтересовался он.
– Да, – сухо отозвалась она.
– Ну хорошо. Могу я угостить тебя чашечкой кофе?
– Спасибо, не хочется.
– Тогда выпьем вишневой коки?
– Нет, я…
– Ну пожалуйста! В магазине Вулворта до сих пор продают лучшую вишневую коку в мире. Это одна из самых настоящих достопримечательностей Латам-Грина.
Он крепко сжал ее локоть, и Санни, чтобы избежать ненужной сцены на потеху случайным прохожим, вынуждена была пойти вместе с ним в знаменитый универсальный магазин Вулворта.
В магазине все осталось точно таким, каким было когда-то, в те далекие времена, когда Санни была маленькой девочкой. Все те же огромные лопасти вентиляторов бесшумно крутились под потолком, хотя магазин уже давно был оборудован современными кондиционерами. Все так же под ногами потрескивал деревянный пол и приятно пахло лимонной мастикой, которой его регулярно натирали. Полки были уставлены товарами, которых не купишь ни в каком другом магазине, – лак для ногтей редкой марки, духи «Вечер в Париже» в фирменном синем флакончике с серебряной крышечкой и еще множество всякой всячины в том же духе. Когда-то Санни вместе с подругами проводила здесь не один час, выбирая, на что потратить заработанные в качестве няни небольшие деньги.
В одном из дальних закутков все так же бил фонтанчик содовой. Рот Санни наполнился слюной в ожидании вишневой коки, которую Тай заказал для нее.
– Будете пить здесь или возьмете с собой? – спросила молоденькая миловидная продавщица.
Они ответили хором, но по-разному:
– Здесь!
– С собой!
Сняв шляпу и очки. Тай взглянул на нее и сказал:
– На улице лед сразу растает, давай выпьем здесь.
Когда Санни неохотно уселась на высокий табурет у стойки, Тай знаком велел ей тоже снять очки.
– Шериф любит командовать, не так ли?
– Ага, обожаю отдавать всем распоряжения.
– О Боже! Не приведи Господь когда-нибудь оказаться в подчинении у мужчины.
Поставив на стойку два высоких стакана с вишневой кокой и льдом, продавщица снова уткнулась в журнал мод.
Опустив в свой стакан соломинку, Тай сделал несколько маленьких глотков и спросил:
– В твоем голосе прозвучала горечь, или это мне послышалось?
– Не послышалось.
Он живо повернулся к ней всем телом и серьезно спросил:
– Санни, что отвратило тебя от мужчин?
– В целом или конкретно?
– Начнем с общего.
– Мужчины всегда стремятся поставить женщину на место.
– Хм-м-м… не знаю, согласиться с тобой или нет. Это зависит от того, что ты имеешь в виду под словом «место».
– Хочешь конкретнее?
– Да.
– Ладно, скажу, – согласилась она. – Моя просьба о получении банковской ссуды на открытие собственного дела была бы рассмотрена с совершенно иным результатом, будь я в брюках, а не в колготках.
Тай невольно посмотрел на ее стройные ноги, но, чувствуя ее настроение, удержался от двусмысленного комментария.
– Значит, тебе отказали, да?
– Пока еще нет, но все равно откажут.
– А зачем тебе ссуда?
Санни нерешительно взглянула на него, не зная, стоит ли рассказывать о своих планах. Наверняка ему это будет неинтересно. Внезапно ей захотелось услышать мнение человека незаинтересованного, ничего не знающего о ее бизнесе, который мог бы трезво взглянуть на сложившуюся ситуацию со стороны.
– Я хочу открыть собственное дело, – осторожно начала она.
– Какое дело?
Осушив свой стакан, он отставил его в сторону и внимательно посмотрел на Санни.
– Я конструирую и создаю костюмы к празднику Марди-Гра.
Какое-то время Тай молча смотрел на нее. И вдруг начал неудержимо хохотать. Удивление Санни сменилось гневом. Возмущенно фыркнув, она соскочила с высокого табурета. Однако Тай успел схватить ее за руку.
– Постой! Не обижайся, я смеюсь не над тобой, а над Джорджем.
– При чем тут Джордж?
– Он сказал мне, что ты швея, а я все никак не мог представить тебя склоненной за машинкой в фабричном цехе.
Она снова уселась на свой табурет.
– Между прочим, я провела немало часов за швейной машинкой, хотя в основном занимаюсь моделированием одежды. Просто я всегда сижу рядом со швеей и слежу за тем, как она выполняет мои указания, чтобы готовое изделие полностью соответствовало первоначальному замыслу…
– Ты говоришь так, – прервал ее Тай, – словно уже имеешь собственное дело.
– Нет, я работаю в фирме. Хозяева – супружеская пара – занимаются этим бизнесом уже много лет. А теперь я хочу отделиться от них и открыть собственное дело.
– А почему?
Тай уселся поудобнее, подперев рукой подбородок. Казалось, он искренне заинтересован разговором.
– Я попала в творческий тупик. Пара, на которую я работаю, уже выдохлась, устала от жизни и нескончаемого творческого марафона. Все новые разработки последних двух лет были исключительно моими, но денег за них я фактически не получила – мне платят только жалованье.
– Надо думать, это никак не поощряет твою творческую активность.
– И отбивает всякое желание работать в этой фирме дальше. У меня огромное количество новых идей, которые так и просятся быть воплощенными в реальных нарядах. Если я уйду из фирмы, со мной вместе уйдут и недовольные устаревшими моделями клиенты, а потом приведут ко мне и своих знакомых. Я совершенно уверена, что очень скоро стану популярным модельером.
– А пока что тебе необходим первоначальный капитал, так?
– Вот именно! Нужно приобрести огромное количество расходных материалов, и организация самого бизнеса тоже стоит денег. Мне придется сделать несколько образцов, которые я надеюсь потом продать, но необходимо продержаться на плаву, пока обо мне не узнают потенциальные клиенты.
«От скромности она не умрет», – подумал с улыбкой Тай. Однако Санни не заметила этой улыбки – слишком была увлечена рассказом о своих планах.
– Бальные наряды – дорогое удовольствие, – продолжала она. – Одна только ткань для платья стоит несколько тысяч долларов. Я должна иметь значительный начальный капитал, чтобы дело оказалось успешным.
– Если я правильно тебя понял, – прервал ее Тай, – ты предлагаешь клиенту на выбор несколько вариантов будущего костюма и исполняешь его заказ. Так?
Она утвердительно кивнула головой.
– Жаль, что ты не банкир. А вот мистеру Смиту я так и не смогла втолковать эту идею.
– Банкиры всегда неохотно идут на риск.
– Я бы могла уже в первый год получить приличную прибыль, а ведь очень немногие начинающие предприниматели могут похвастаться этим. Я совершенно уверена, – она прижала руку к сердцу, – что мои костюмы будут столь великолепны, что на следующий год меня просто завалят заказами.
Тай молча глядел в ее серьезное, взволнованное лицо. Ах, как она была сейчас хороша…
– Ты убедила меня, – негромко сказал он. Потом, помолчав еще несколько секунд, спросил:
– Ты готова? – И кивнул в сторону ее пустого стакана.
– Да, – пробормотала она, возвращаясь к действительности. – Спасибо. Расплатившись, он спросил:
– Ну, в какой отдел пойдем? Туда, где продают книги и игрушки? Или в отдел женской гигиены?
Санни, радуясь тому, что он так просто снял внезапно возникшее напряжение, незаметно взглянула на него и направилась к полкам с детскими игрушками – куклами, машинками, ведерками для песочницы.
– Можно задать тебе еще один вопрос? – вновь заговорил Тай. – Какое отношение ко всему этому имеют твои плохие карандашные рисунки стрекоз?
– Так я и знала, что ты все сведешь к шутке, – сердито ответила она.
– Почему? Я отношусь к твоей идее абсолютно серьезно! – В его голосе прозвучала непритворная обида.
– Да? – недоверчиво переспросила она. – Знаешь, когда дело касается женщины и ее бизнеса, ты ведешь себя не лучше того мистера Смита. Глядя на женщину, все вы видите не человека, а только пару ее… – Она прикусила язык, мысленно браня себя за неосторожность.
– Ну твою пару я просто не мог не заметить. Однако каким бы восхитительным ни было это зрелище, это вовсе не значит, что ничего другого в тебе я не вижу.
От этих откровенных слов ей стало жарко. Выйдя из магазина на улицу, она направилась к машине. Тай был источником ее постоянного раздражения, но, надо отдать ему должное, он оказался хорошим слушателем. Поблагодарив его, она добавила, оправдываясь:
– Мне надо было хоть как-то разрядиться…
– Ну-ну, держи хвост морковкой! – подбодрил он ее. – Возможно, этот мистер Смит через несколько дней удивит тебя своим согласием на ссуду.
– Это будет шоком.
– Я бы на месте банка обязательно дал тебе денег.
– Потому что ты веришь в успех моего предприятия?
– Потому что женщина, у которой хватило мужества при всем честном народе уйти из-под венца, способна добиться успеха задуманного ею предприятия.
От неожиданности она даже споткнулась.
– Мне бы очень хотелось, чтобы ты навсегда забыл об этом. Пусть хоть один человек не будет постоянно напоминать мне о прошлом!
Тай остановился и повернул Санни лицом к себе.
– Та-а-ак, – протянул он, – кажется, я наступил на больную мозоль. – Он внимательно посмотрел на ее мрачное лицо. – Неужели Смит отказал тебе в ссуде именно из-за этого?
Не испытывая ни малейшего желания отвечать на этот вопрос, Санни повернулась и зашагала к машине.
– Вот сукин сын, – пробормотал шериф у нее за спиной.
Дойдя до машины, она хотела уже открыть дверцу, но Тай, навалившись всем телом, помешал ей. Санни сердито повернулась и увидела, что оказалась зажатой между шерифом и собственной машиной. Тай улыбался.
– Послушай, расскажи мне, зачем тебе эти жуки?
– Я же сказала, это была стрекоза.
– Хорошо, признаю свою ошибку, но зачем она тебе? – настойчиво повторил он.
– У меня есть идея, – неохотно заговорила она, – использовать образ стрекозы в одном из будущих костюмов. Я хочу сделать очень узкую юбку, на которую будут спускаться черные блестящие полоски прямо от головы… ну и много чего еще, – она наморщила лоб, – вот только никак не могу придумать, что делать с крыльями. Они должны быть огромными, прозрачными, радужными. А еще они должны двигаться, иначе весь эффект пропадет, и быть достаточно жесткими, чтобы не свисать по бокам. И как их сложить, когда все уже вдоволь налюбуются, а может, и вовсе снять с платья…
Внезапно вернувшись к действительности, она подозрительно взглянула на шерифа. Наверное, решил, что она тронулась на этих нарядах. А скорее всего просто скучает, вынужденный слушать о каких-то тряпках, пусть даже дорогих. Однако на лице его было написано несомненное удовольствие от разговора.
– По-моему, отличная идея, – серьезно сказал Тай.
– Спасибо.
– Может, сходим вместе на ленч?
– Нет, я не голодна.
– Тогда займемся сексом?
Последнее предложение прозвучало слишком абсурдно, чтобы не засмеяться, что Санни и сделала.
– Нет, спасибо!
– Тогда искупаемся в озере?
– Разве ты не на службе?
– Ты права. Ну тогда давай поплещемся в озере вечером. – Он придвинулся к ней вплотную. – Только представь, как нам будет хорошо вдвоем…
– Вечерние купания, как правило, заканчиваются простудой.
– Санни, – простонал он, – да от того, что я буду с тобой делать, вода в озере просто закипит!
Его настойчивость заронила в ней сомнение, что это была всего лишь шутка. Она невольно представила себе это ночное купание вдвоем, но, прежде чем погрузиться в сладкие фантазии, отчеканила:
– Вы не хотите понять очевидное, мистер Бьюмонт. Меня совершенно не интересует… сексуальный контакт с вами. Я пробуду здесь неделю, а потом уеду навсегда.
– Именно поэтому я так тороплюсь.
– Не терпится выиграть пари у Джорджа? В ответ шериф лишь ослепительно улыбнулся.
– Помоги мне выиграть, сделай доброе дело!
– Ну да, я должна пригласить на ленч сексуального маньяка. Он снова улыбнулся.
– Обещаю, тебе будет хорошо. Я действительно очень хочу выиграть это пари. Не надо создавать лишние трудности, Санни.
– Лишние трудности? Увы, мистер Бьюмонт, вы обречены на проигрыш!
Протянув руку, он стал перебирать пуговицы на ее платье. Медленно двигаясь сверху вниз, он остановился там, где застежка кончалась – ниже пупка, – и слегка охрипшим голосом произнес:
– Для нас с тобой нет ничего невозможного…
Потом он резким движением открыл перед ней дверцу машины и, когда Санни шлепнулась на водительское сиденье, захлопнул ее. И, многозначительно улыбнувшись, двинулся небрежной походкой вдоль тротуара.
Глава 5
– Пропади ты пропадом, Санни! Испуганно подняв глаза, Санни увидела в зеркале подругу.
– Почему?
– Ты слишком шикарно выглядишь! – улыбаясь выпалила Фрэнни.
Они расположились в одной из гостевых комнат большого дома Фрэнни. Санни была с головой занята последней, как она надеялась, примеркой платья, которое ей предстояло надеть в качестве подружки невесты во время церемонии бракосочетания.
– Какой ужас! – с притворным негодованием воскликнула Фрэнни. – Да никто даже и не взглянет на меня, если рядом будешь стоять ты!
– Не говори глупостей, Фрэнни, – довольно улыбнулась Санни.
– Наверное, я совсем выжила из ума, – сокрушенно качала головой та, – иначе мне не пришло бы в голову выбрать для твоего платья этот изумительный золотисто-розовый цвет!
Довольно рассмеявшись, Фрэнни присела на край постели.
– Помнишь наш любимый десерт? Ты сейчас выглядишь именно так!
– Как персик со взбитыми сливками? – засмеялась Санни, и в ее голосе прозвучала легкая ирония. – Перестань, Фрэнни! Это такое избитое сравнение.
– Избитое или нет, но выглядишь ты потрясающе! И платье, черт возьми, потрясающее! Сними сейчас же!
Расстегнув молнию на спине шелкового платья, Санни спустила его на бедра и осторожно сняла через ноги.
– Нет, лучше уж оденься, – застонала Фрэнни, – иначе меня замучают мысли о том, что я мать двоих детей и к тому же слишком люблю сладкое.
Аккуратно расправив платье на плечиках и снова поместив его в полиэтиленовый чехол, Санни, стоя в одних трусиках, натягивала на себя повседневные слаксы и майку.
– Что-то ты сегодня не в своей тарелке, Фрэнни. Волнуешься перед свадьбой?
– Да, наверное…
Одевшись, Санни присела на край постели рядом с подругой и взяла ее за руку.
– Что с тобой, Фрэнни?
Та печально улыбнулась в ответ.
– Санни, я не хочу себя обманывать. Пять лет мучительной семейной жизни с Эрни оставили на мне не только моральный, но и физический отпечаток. – Ее глаза наполнились слезами. – Посмотри, в какую толстую дряблую бабу я превратилась… А что, если Стив разлюбит меня?
– Фрэнни, не будь смешной! – воскликнула Санни, горячо обнимая свою подругу. – Стив любит тебя такой, какая ты есть!
– Я знаю, – тихо ответила Фрэнни, осторожно высвобождаясь из объятий подруги. – Ведь мы уже спали вместе… У Эрни было великолепное тело, но в постели он был отвратителен. – Она смущенно провела пальцем по краю покрывала. – Когда у нас со Стивом это случилось в первый раз, я постаралась сделать так, чтобы он не очень меня разглядел. Но теперь, когда нам предстоит жить вместе, он непременно увидит и мою бесформенную грудь, и мой целлюлит.
– Просто ушам своим не верю! – воскликнула Санни, обнимая подругу за плечи. – Что за самобичевание? – Санни пристально посмотрела в глаза Фрэнни. – В самом деле, ведь не это же тебя тревожит?
– Увы, ты слишком хорошо меня знаешь, – пробормотала Фрэнни.
– Так что тебя мучает?
– У меня появились сомнения…
– Насчет Стива?
– Нет, я безумно влюблена в него. Просто я вдруг стала думать: а нужно ли мне выходить второй раз замуж? В чем-то я завидую тебе. У тебя было столько мужчин, а я всегда хранила верность Эрни, он был моим первым и единственным. А вскоре после развода я познакомилась со Стивом… Может, надо было не торопиться, уехать в другой город, пожить беззаботной жизнью свободной женщины?
– Эта свобода не так уж хороша, как тебе кажется, Фрэнни, – вздохнула Санни. – Иногда мне становится так одиноко…
Внимание Фрэнни моментально переключилось с собственных тревог на подругу.
– Ты жалеешь, что не вышла замуж за Дона и не осталась здесь?
– Нет, я никогда не жалела о своем разрыве с ним.
– Санни…
– Не надо, не спрашивай меня об этом, Фрэнни! – перебила подругу Санни, сжимая ее руку. – Ты же знаешь, ты была бы первой, кому я рассказала бы об истинной причине разрыва, но я не могу…
Она отвернулась. Перед ее мысленным взором вновь предстали потрясенные лица родителей, когда они увидели, как их дочь уходит от алтаря…
– Я должна была так поступить. Знаю, люди сочли это взбалмошной выходкой, истерическим капризом. На самом деле решение далось мне нелегко. Я бы ни за что на свете не подвергла родителей такому позору, не будь на то чрезвычайно серьезной причины. Прошу тебя, поверь мне!
– Санни, тебе вовсе не нужно оправдываться передо мной. Обещаю, я больше никогда не коснусь этой темы, если только ты сама не захочешь.
– Сейчас я не могу тебе все рассказать… может, когда-нибудь, но не теперь, Фрэнни.
– Хорошо-хорошо! Послушай, уже время ленча, а я обещала малышкам свозить их в «Дэари Март» полакомиться гамбургерами. Помнишь, какие они там вкусные?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
Загрузка...