А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Ни на том, ни на другом. – Рэна сделала глоток кофе, выдерживая театральную паузу. – Я расписываю ткани.
– Ткани? – удивленно переспросил Трент.
– Да, ткани, – ответила Рэна, пристально глядя на него из-за затемненных стекол.
– Она гениальна, – весело вмешалась в разговор Руби. Весь вечер она надеялась, что Тренту удастся заставить мисс Рэмси расслабиться, но этим надеждам не суждено было сбыться: уже с самого начала ужина Рэна замкнулась еще больше обычного.
– Ты бы видел ее работы! – с энтузиазмом продолжала Руби. – Она трудится с утра до ночи, хотя я ей настоятельно рекомендую почаще выезжать, общаться с ровесниками.
– Вы работаете здесь, в доме? – спросил Трент, не отрывая от Рэны глаз.
– Да, я оборудовала гостиную моих апартаментов под мастерскую. Там хорошее освещение.
– Я очень плохо в этом разбираюсь. – Вытянув ноги под столом, он случайно задел мисс Рэмси. Рэна поспешно отодвинулась. – Расскажите поподробнее: как расписывают ткань? Какую? Что при этом используют?
Рэна улыбнулась – ей был приятен такой интерес.
– Я покупаю одежду и ткани на складе, затем вручную наношу оригинальный узор.
– Разве такая… одежда пользуется спросом? – Трент скептически усмехнулся.
– Поверьте, мистер Гемблин, я не бедствую, – выпалила Рэна, рывком отодвигая стул и поднимаясь. – Спасибо, Руби. Ужин был, как всегда, превосходным. Спокойной ночи.
– Неужели вы покинете нас так рано? – забеспокоилась хозяйка, заметив резкую перемену в настроении мисс Рэмси. – Я надеялась, что мы еще выпьем по чашечке чая в гостиной.
– Простите, но сегодня я очень устала. До завтра, мистер Гемблин.
Холодно кивнув ему на прощание, Рэна гордо прошествовала через столовую.
– Черт возьми! – проворчал Трент. – Какая муха ее укусила?
– Трент, не будь грубияном! – воскликнула Руби. – Подожди! Что ты?.. Куда ты…
Не обращая внимания на удивленные причитания тетушки, Трент резко встал и вышел с таким же недовольным выражением лица, с каким покинула столовую мисс Рэмси.
Тренту ничего не стоило догнать ее – он поравнялся с Рэной как раз в тот момент, когда она была у лестницы.
– Мисс Рэмси!
Его голос был подобен пожарной сирене – такой же громкий и властный.
Уже занеся ногу на ступеньку, Рэна застыла и обернулась.
Не успела она опомниться, как Трент оказался рядом.
– Вы не дали мне возможности выразить, насколько приятно мне было ваше общество.
Несмотря на ярость, с которой он с трудом справился, в его голосе слышались обволакивающие бархатные нотки. Ни одна женщина не уходила так просто от Трента Гемблина.
– Я очарован вами, мисс Рэмси, – сказал Трент и галантно поцеловал ее руку.
Рэна чувствовала себя так, будто кто-то ударил ее в солнечное сплетение. Выдернув руку, она холодно кивнула и стремительно зашагала вверх по лестнице.
Поглядев на довольную улыбку вернувшегося в столовую Трента, Руби строго сказала:
– Что-то не нравится мне твое выражение лица.
Трент сел и налил себе кофе из серебряного кофейника.
– Мисс Рэмси – недотрога, старая дева, но от этого она не перестает быть женщиной.
– Надеюсь, ты не собираешься выходить за рамки приличий, а будешь относиться к моей гостье в высшей степени уважительно. Она хорошая женщина, но уединение ценит превыше всего. За все время, что она провела здесь, мне ровным счетом ничего не удалось узнать о ее личной жизни. Наверное, с ней приключилось какое-то несчастье. Пожалуйста, не обижай ее.
– Да мне бы и в голову не пришло подобное! – сказал Трент с улыбкой, которую с трудом можно было назвать искренней.
Руби не стала сомневаться в правдивости его слов, поскольку души не чаяла в своем племяннике.
– Ну вот и договорились. А теперь будь хорошим мальчиком – пойдем со мной на кухню. Пока я буду мыть посуду, ты расскажешь мне, чем занимался последнее время.
– Даже о самом неприличном?
Руби хихикнула и потрепала его по щеке.
– Об этом – в первую очередь.
Следуя за тетушкой на кухню, Трент все еще думал о мисс Рэмси. Как, кстати, ее зовут? От него не ускользнуло то, что ее одежда, которую постеснялась бы надеть даже бродяжка, скрывала потрясающе грациозную фигуру. Мисс Рэмси обладала гордой осанкой. Ее руки нуждались в маникюре, но были изящными и хрупкими. Непонятно почему, но ему доставило огромное удовольствие коснуться ее губами, несмотря на огрубевшую кожу и легкий запах краски и растворителя.
А тем временем наверху, в апартаментах, занимающих восточное крыло, Рэна готовилась ко сну. Уже полгода она почти не подходила к зеркалу, но сегодня внимательно разглядывала свое отражение в высоком старинном трюмо.
Покидая Нью-Йорк, она при росте 173 сантиметра весила чуть больше 50 килограммов. Благодаря кулинарным изыскам хозяйки и буквально принудительному кормлению за последнее время она поправилась на четыре с лишним килограмма. Конечно, на первый взгляд она все равно казалась худой, но плавный изгиб бедер, чуть располневшая грудь делали Рэну более женственной.
Изменения коснулись и ее лица. Четко очерченные скулы, придававшие неповторимое очарование лицу Рэны, фотографии которого не сходили с обложек ведущих журналов мод, теперь были обрисованы мягче.
Рэна сняла очки – прятаться сейчас было не от кого. Из зеркала на нее смотрела пара зеленых, как изумруды, глаз. Именно они когда-то заставили тысячи женщин скупить всю новую коллекцию теней для век под названием «Лесные самоцветы». Искусный макияж делал эти глаза неотразимыми. Да и сейчас, без косметики, их правильная миндалевидная форма привлекала взгляд. Пожалуй, если она все еще хочет оставаться неузнанной, без очков не обойтись.
Заставив себя улыбнуться, Рэна заметила, что передние зубы чуть заметно искривились. Узнай об этом Сюзан Рэмси, мать Рэны, ее бы точно хватил удар.
Сколько денег она извела, чтобы сделать дочери голливудскую улыбку! Если бы Рэна надевала специальную пластинку каждый вечер, как ей советовали врачи, ничего подобного не случилось бы. А теперь четыре передних зуба снова лезли друг на друга.
Рэна щеткой отвела от лица тяжелые пряди волос. Тряхнув головой и, как ее учили, откинув назад пышную гриву, снова взглянула в зеркало. Вот он, ее прежний образ. Темно-каштановые волосы по-прежнему обрамляли необычное и красивое лицо. Но то, что она увидела в зеркале, было лишь жалким подобием прежней Рэны. Однако и этого оказалось достаточно, чтобы оживить грустные воспоминания.
Желтые от никотина пальцы приподняли подбородок, поворачивая ее голову то так, то этак, чтобы осмотреть лицо в разных ракурсах.
– Я бы сказал, что у нее слишком… слишком экзотическая внешность, миссис Рэмси. Она, безусловно, красива, но… не похожа на типичную американку. Да, дело именно в этом. У нее не американский тип внешности.
– По-моему, в модельном бизнесе типичных американок и так много, – с явным негодованием сказала миссис Рэмси. – Да, моя девочка не похожа на других. В этом и есть ее козырь.
Ни представитель модельного агентства, ни зевающий от скуки фотограф, ни даже мать Рэны – никто не заметил, что у Рэны грустный вид. Объяснялось это просто: ей очень хотелось есть. Мысли о чизбургере так и лезли в голову, не давая покоя пустому желудку. Она пыталась отогнать от себя гастрономические картинки, зная, что, кроме салатных листьев, заправленных низкокалорийным соусом, ей вряд ли перепадет что-то еще.
– Простите, – сказал агент, сгребая в кучу глянцевые фотографии Рэны и вручая их Сюзан Рэмси. – Она безусловно хороша собой, но нам не подходит. Вы не пробовали обратиться к Эйлин Форд? Ей удалось раскрутить Эли Макгроу, хотя та тоже темноволосая и темноглазая.
Засунув фотографии обратно в сумку, Сюзан схватила дочь за руку и устремилась к выходу. В лифте она достала листок бумаги с длинным списком и вычеркнула из него указавшего им на дверь агента.
– Не расстраивайся, Рэна. Есть в Нью-Йорке люди и поумнее, чем этот придурок. Пожалуйста, не сутулься. И в следующий раз постарайся почаще улыбаться.
– Я не могу улыбаться, когда устала и хочу есть. Если помнишь, я съела утром только тост и половинку грейпфрута, а мы весь день мотаемся по городу. У меня болят ноги. Мы можем остановиться где-нибудь, присесть и нормально пообедать?
– Еще пара собеседований, и все, – рассеянно ответила Сюзан, просматривая список модельных агентств.
– Но я устала!
Лифт доехал до первого этажа, и Сюзан раздраженно вылетела из открывшихся дверей.
– Ты, Рэна, просто эгоистка и вечно капризничаешь. Я помогла тебе развестись с мужем-неудачником. Я продала дом, чтобы собрать необходимую сумму на переезд в Нью-Йорк. Я жертвую собой ради твоей карьеры. А в благодарность за все это слышу только твое постоянное нытье.
Рэна промолчала. Она была совершенно равнодушна к модельному бизнесу – сделать из дочери топ-модель страстно желала Сюзан Рэмси. Решение о продаже дома также приняла ее мать, а брак Рэны распался опять же из-за ее постоянного вмешательства.
– Следующее собеседование через пятнадцать минут. Если ты сделаешь мне одолжение и поторопишься, мы будем на месте через пять минут. У тебя как раз хватит времени поправить макияж. И пожалуйста, улыбайся! Никогда не знаешь, что на них может подействовать. Кто-нибудь обязательно оценит тебя по достоинству.
Этим «кем-нибудь» оказался Мори Флетчер – толстый, лысеющий, неопрятный и дурно воспитанный агент, чей офис находился далеко не в самом престижном районе города. Его имя стояло в самом конце списка Сюзан. Однако именно Мори сумел как следует разглядеть за спиной решительной миссис Рэмси ее девятнадцатилетнюю, дочь. В желудке Мори что-то перевернулось. Вряд ли причиной тому был сандвич из забегаловки за углом. Если такого умудренного опытом профессионала, как Мори Флетчер, тронули эти глаза и это лицо, то прочая публика уж точно придет от Рэны в восторг.
– Садитесь, пожалуйста, мисс Рэмси, – сказал он, отодвигая для Рэны стул.
Слегка ошеломленная, Рэна уселась и незамедлительно скинула туфли. Увидев это, Мори улыбнулся, и Рэна ответила ему улыбкой.
Через два дня контракт был готов, тщательно изучен Сюзан и наконец подписан. Но это было только начало.
Следующие несколько месяцев оказались сущим адом. Воспоминания о них заставили Рэну сжаться и отвернуться от зеркала, чтобы отражение не напоминало о прошлом.
Натянув старенькую майку, исполняющую обязанности ночной рубашки, Рэна подошла к окну и прислушалась. До нее донесся уже привычный ее уху рокот волн. Мексиканский залив находился всего в нескольких кварталах от дома миссис Бейли.
В густых зарослях настойчиво выводил свою партию оркестр цикад и сверчков. Рэна не переставала удивляться этим звукам, таким непохожим на гул многомиллионного города, который врывался в ее окно на тридцать втором этаже в Ист-Сайде. Причудливо обставленная спальня дома Руби нравилась Рэне куда больше, чем шокирующий модерн интерьера ее собственной квартиры в Нью-Йорке. В доме Руби Рэна наконец обрела покой, который теперь ценила превыше всего.
В этот вечер она была настолько взволнованна, что долго не могла уснуть, мысленно вновь и вновь возвращаясь к новому постояльцу, с которым ей предстояло жить по соседству. Он был до смешного типичным ловеласом. Но, как ни странно, Рэне было не до смеха.
Лишь одно обстоятельство успокаивало – в его руках мог оказаться скорее журнал «Спорте иллюстрейтед», чем «Вог». К тому же нынешняя мисс Рэмси вряд ли походила на модель, снимающуюся в рекламных роликах косметических фирм. И едва ли кто-то мог предположить, что неуловимая и прекрасная Рэна объявится в скромном пансионе города Галвестон.
Трент, надо сказать, с немалым чувством поцеловал ей руку. Конечно, им руководило желание отомстить. Сможет ли она жить под одной крышей с таким человеком?
«Буду его игнорировать», – попыталась солгать себе Рэна. На самом же деле она с трепетом ожидала, когда на лестнице послышатся его шаги, и гадала, чем же сейчас он занимается. Устав от бесплодных волнений, Рэна взбила подушку и попыталась не думать о Тренте Гемблине. Задача оказалась не из легких: засыпая, она то и дело вспоминала улыбку, так удивительно преображавшую его лицо, а ее рука, казалось, все еще чувствовала тепло его губ.
Глава 2
Следующее утро началось с того, что, выходя из комнаты, Рэна чуть не наступила на Трента, отжимавшегося от пола прямо в коридоре.
– Ой! – вскрикнула Рэна, хватаясь за сердце.
Трент вскочил:
– Доброе утро.
Первой реакцией Рэны было нырнуть обратно в свою комнату и захлопнуть дверь, избежав таким образом соблазна полюбоваться почти обнаженным мужским телом.
На нем были только короткие нейлоновые шорты. Но и эта деталь туалета плохо выполняла свои функции. Пояс сполз ниже талии, открывая взгляду пупок. Пропитанные потом шорты как будто приклеенные прилипли к телу. Что касается формы и размера всего того, что они скрывали, то теперь для Рэны это перестало быть загадкой. Трент был хорош во всех отношениях.
Несмотря на все попытки смотреть исключительно на лицо Трента, взгляд Рэны постепенно сползал вниз.
– Доброе утро, – наконец выдохнула Рэна.
Дверь его комнаты была открыта. На пороге валялись кроссовки. Внутри также царил беспорядок: из все еще не распакованных чемоданов выглядывала одежда; на ковре громоздились полуоткрытые коробки.
– Вы делаете зарядку? – не придумав ничего более умного, спросила Рэна.
– Да. Я только что вернулся с пробежки по пляжу. Это было великолепно.
Трент был весь мокрый. Капельки пота стекали по груди, собирая черные как смоль волосы во влажные прядки. Шелковая дорожка волос делила пресс пополам. Трент поднял руку, чтобы отереть лоб. Наблюдая за ним, Рэна испытывала те же чувства, как если бы занималась с ним любовью. Устыдившись, она опустила глаза.
– Ваше… ваше плечо… Я хотела спросить, не вредны ли эти упражнения для вашего плеча?
– Нет, с плечом ничего не случится. Здесь задействованы другие группы мышц.
– А, тогда понятно.
– Понятно?
– Ну… наверное, отжимания укрепляют руки и… и мышцы груди, не так ли?
– Да, – подтвердил Трент. – А вы делаете зарядку?
– Делаю, но не для… не для мышц груди. – Видя, что Трента забавляет ее скованность, Рэна тут же добавила:
– А еще я бегаю по утрам.
– А почему бы вам не присоединиться ко мне завтра?
– Вряд ли это будет удобно, – сказала Рэна, осторожно продвигаясь в сторону лестницы.
– Кстати, я приношу извинения за то, что занял коридор. Дело в том, что я еще не успел распаковать вещи, и в комнате не хватает места.
– Простите, но я как раз шла на кухню… – И Рэна попыталась быстренько исчезнуть.
– Мисс Рэмси! – окликнул ее Трент. Из вежливости Рэна обернулась и тут же пожалела об этом. Они очутились так близко друг к другу, что Рэна вдохнула исходящий от его тела на редкость приятный, терпкий, солоноватый запах моря.
– А вы знаете, как лучше всего отжиматься?
– Нет… не знаю.
– Чтобы достичь максимальных результатов, надо попросить кого-нибудь лечь вам на спину.
– Лечь на спину? – переспросила ошеломленная Рэна.
Трент прислонился к стене и скрестил руки на груди. Лучше бы он этого не делал – небрежная поза только подчеркнула впечатляющий рельеф его мускулатуры.
– Да. Так будет тяжелее отрываться от земли.
– Это для того, чтобы нагрузка была больше? – высказала предположение Рэна.
– Именно. Я тут подумал… Вряд ли вы согласитесь… – Не закончив фразу, Трент наклонил голову, ожидая, пока суть предложения дойдет до Рэны. Тысячи озорных огоньков заискрились в его карих глазах. – Конечно, нет, – резко закончил он. – И как мне такое могло прийти в голову?..
Щеки Рэны загорелись предательским румянцем. Но смущение сменилось яростью, когда на чувственных губах Трента заиграла насмешливая улыбка.
– Я, кажется, уже говорила, что хотела спуститься на кухню. – Рэна резко повернулась и поспешно покинула поле боя.
«Самонадеянный идиот!» – определила шагавшая по ступенькам Рэна, когда до нее донесся сдавленный смешок. Да и какая ей разница – пусть бегает голышом, как пещерный человек, если на большее ума не хватает! Эта мысль ее даже развеселила, однако когда Рэна доставала из кухонного комода стакан и наливала туда содовую, руки все еще дрожали.
Рэна сидела за маленьким кухонным столом на уютной кухоньке миссис Бейли. Идти обратно, рискуя вновь встретиться с племянничком Руби, не хотелось. Взяв блокнот и карандаш, предусмотрительно оставленные у телефона, Рэна лениво набросала пару узоров. Райские птицы на размытом бледно-лиловом фоне? Или тропическое вечнозеленое растение? А как насчет рельефной абстракции в оранжевом, черном и бирюзовом тонах?
– Создаете новые шедевры? От неожиданности Рэна выронила карандаш. Пытаясь его поднять, она чуть не опрокинула стакан с содовой.
– Мне бы хотелось, чтобы вы перестали подкрадываться исподтишка.
– Простите, но я думал, вы слышали, как я вошел. Наверное, вы были слишком заняты работой.
Рэна с укором посмотрела на босые ноги собеседника.
– Как я могла слышать, если вы босиком?
– Дело в том, что во время пробежки я натер себе палец. Очень болит.
Если Трент рассчитывал на сочувствие, его ждало разочарование.
Рэна не могла понять, что заставляет его ходить по дому в столь непристойном виде, но спросить она, конечно, постеснялась. Кроме того, Рэне хотелось скрыть впечатление, которое произвел на нее вид Трента в неприлично узких джинсовых шортах. Майка с эмблемой «Хьюстонских мустангов» едва прикрывала грудь и словно специально выставляла напоказ его роскошный торс. Рэна смотрела на симметричные, как будто размеченные по линейке, выпуклости мышц. Как она ни боролась с собой, взгляд неизбежно сползал к пупку. Интересно, бывают ли пупки красивые и некрасивые, заурядные и соблазнительные? Рэна решила подумать об этом на досуге.
– А где тетушка?
Очнувшись от задумчивости, в которую ее ввергло созерцание полуобнаженного Трента, Рэна указала на записку, прикрепленную к холодильнику магнитом в виде маленького кочанчика капусты.
– Она ненадолго вышла.
– Гм… – Трент казался озадаченным. – Тетя Руби сказала, что припасла для меня сок. Не знаете, где он?
– Посмотрите в холодильнике.
Трент открыл дверцу и долго изучал его содержимое.
– Молоко, бутылка «Шабли», газировка, – констатировал он, – а еще склянка с этикеткой «Не выбрасывать».
– В ней свиной жир.
– Да, вряд ли мне удастся утолить этим жажду.
Поняв, что Трент все равно не даст ей посидеть спокойно, Рэна грустно вздохнула, надеясь, что ее полный страдания вздох будет услышан собеседником.
– Руби держит часть запасов в другом месте.
Рэна направилась к двери, ведущей в заднюю часть дома.
– Если вы на веранду, то хочу вам сказать, что в свое время я там часто ночевал.
– Правда?
– В детстве, когда мы с мамой летом приезжали погостить к тете Руби, я провел там не одну ночь.
Рэна сделала вид, что ей это безразлично, но перед ее глазами предстал образ крепкого темноволосого мальчугана с ободранными коленками.
– А ваш отец?
– Он погиб в авиакатастрофе. Я был совсем маленьким и почти его не помню. Мама так больше и не вышла замуж. Я похоронил ее два года назад.
Казалось, одиночество, от которого они оба страдали, могло их сблизить. Однако Рэна не произнесла ни слова соболезнования, решив, что к этому человеку, от которого теперь пахло не морем, а чистотой, душистым мылом и цитрусовым одеколоном, опасно испытывать даже сочувствие.
Рэна зашла в кладовую, где Руби хранила все: от туалетной бумаги и жидкости для мытья посуды до собственноручно сваренного джема.
Одну из полок занимали банки с соком.
– Яблочный, грейпфрутовый или апельсиновый?
– Апельсиновый, пожалуйста. Он стоял в дверном проеме кухни. Рэна исподтишка бросила взгляд на его длинные, стройные ноги, потом на загорелые плечи и крепкие мускулистые руки. На левом локте она заметила хирургический шрам. Два пальца правой руки были заметно искривлены.
«Очевидно, давний перелом», – предположила Рэна.
– Простите, – смущенно пробормотала она, подходя к двери с банкой апельсинового сока. Трент уступил ей дорогу, и Нэна зашла на кухню.
– Запоминайте, где что лежит. В будущем вам придется обходиться без моей помощи.
– Я полон внимания, мисс Рэмси. Не придавая значения легкой иронии, звучащей в голосе Трента, Рэна открыла банку взятым из кухонного ящика консервным ножом.
– Вот, пожалуйста, – сказала Рэна, подавая Тренту стакан, наполненный апельсиновым соком.
– Спасибо.
В знак благодарности Трент подмигнул ей, затем поднес стакан к губам, запрокинул голову и осушил его всего в три глотка.
– Еще, пожалуйста, – попросил Трен, протягивая Рэне пустую посуду.
Крайне удивленная, Рэна машинально вновь наполнила стакан. Его Трент также выпил залпом.
– Третью порцию можно и посмаковать, – причмокивая губами от удовольствия, сказал Трент.
– Вы имеете в виду, что хотите еще? – не веря своим ушам, переспросила Рэна.
– Между прочим, я такой ненасытный практически во всем, мисс Рэмси.
– Эй, Руби!
Рэна подпрыгнула от неожиданности, не узнав поначалу звонкого голоса почтальона, который ежедневно, принося почту, заходил к Руби попить чайку. Была бы Руби лет на двадцать помоложе, можно было бы заподозрить, что их связывают романтические отношения. Хотя, учитывая незаурядность Руби, подобное развитие событий не исключалось.
Поставив банку сока на кухонный стол, Рэна объявила Тренту, что теперь он будет хозяйничать сам, и поспешила на крыльцо.
– Проходите, мистер Фелтон. К сожалению, Руби нет дома. Как много сегодня почты!
– В основном счета, да еще пара журналов. Кажется, все. Передавайте Руби привет.
– Обязательно передам.
Вернувшись на кухню, Рэна положила почту на стол и начала разбирать ее, чтобы посмотреть, нет ли ей писем. Трент тихо стоял у нее за спиной.
Он не мог не отметить, что мисс Рэмси разительно отличалась от других знакомых ему женщин. В этот день она оделась еще более небрежно, чем вчера. Мешковатые брюки значительно большего, чем следовало, размера держались на талии с помощью широкого кожаного ремня. Такие удобные, но уродливые штаны куда больше подходили солдату, чем женщине.
Наряд мисс Рэмси упорно скрывал ее фигуру. Как Трент ни пытался, он не мог определить, красивые ли у нее ноги. А такую забрызганную краской мужскую рубашку отказалась бы надеть даже нищенка. Закатанные рукава приоткрывали изящные руки, но длинный бесформенный жилет, который мисс Рэмси носила поверх рубашки, не позволял даже заподозрить, что под ним таится. Вряд ли у нее была большая грудь, но Трент просто умирал от желания узнать ее точный размер.
Да, мисс Рэмси явно не утруждала себя заботой о прическе. Тяжелые, прямые, тщательно расчесанные, но неухоженные пряди волос закрывали ей спину. От них исходило цветочное благоухание – запах шампуня или пены для ванной. От этого аромата у Трента кружилась голова.
Мысль о мисс Рэмси, принимающей ванну, заставила его улыбнуться. Но все, даже самые невзрачные женщины любят понежиться в теплой воде, не так ли? Конечно, и мисс Рэмси позволяла себе расслабляться в мыльной пене, В этом не могло быть сомнений.
Интересно, а что она надевает потом? Может быть, прозрачное, тонкое, как паутина, кружевное нижнее белье? Как ни старался Трент, но представить мисс Рэмси одетой во что-нибудь легкомысленное и поражающее воображение ему не удалось.
Скорее она предпочитает нижнее белье из хлопка, которое полностью закрывает все интересующие Трента места.
Трент опомнился. Какого черта он размышляет о нижнем белье мисс Рэмси? Только сейчас он понял, как нужна ему женщина.
Его оголодавший организм посылал мозгу тревожные сигналы. Может, позвонить Тому и попросить его срочно направить сюда парочку поклонниц?
Нет-нет, так не пойдет. Ведь именно поэтому он уехал из Хьюстона. Он должен отдохнуть от прелестей веселой жизни. Там он слишком часто посещал вечеринки. И с женщинами в течение нескольких недель он может позволить себе общаться только посредством воображения. Мисс Рэмси – единственная, не считая его тетушки, женщина в этом доме, так что выбор у него невелик. Почему бы время от времени не позволить себе пофантазировать? Ведь это будут совсем безобидные фантазии.
Трент верил, что даже мисс Рэмси, к которой подступиться так же сложно, как к забору с колючей проволокой, не лишена женственности. Как она смутилась, когда утром застала его в коридоре!
Конечно, Трент мог бы делать зарядку и у себя в комнате, но он нарочно расположился в коридоре, тайно надеясь, что мисс Рэмси непременно наткнется на него. Скорее всего этим утром бедняжка впервые увидела полуобнаженного мужчину, почувствовала запах мужского пота. Конечно, она была в смятении. Вспомнив ее порозовевшее от смущения лицо, Трент еле сдержался, чтобы не рассмеяться. В одном он был твердо уверен: то, что она увидела, пришлось ей по душе. Трент мог побиться об заклад, поставив на карту свою репутацию обольстителя, что это действительно так.
– Есть что-нибудь для меня? Она почувствовала на шее его теплое дыхание. Неужели все это время он стоял так близко?
– Нет, – ответила Рэна, поспешно заканчивая разбирать корреспонденцию.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
Загрузка...