Уэйс Маргарет - Сага о копье 1. Драконы Осенних Сумерек http://www.libok.net/writer/2122/kniga/6447/ueys_margaret/saga_o_kope_1_drakonyi_osennih_sumerek 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Девушка еще раз попробовала урезонить его:
– Но ведь интерьер можно разнообразить множеством самых различных способов. Например…
Однако Зак не дал ей договорить, перебив:
– Все это крайне интересно, но дело в том, что мне не нравится дизайн этой комнаты вообще. Измените его, – и, не желая слушать возражений, Зак резко повернулся на каблуках и направился к выходу.
– И не подумаю!
Слова сорвались с губ Камиллы раньше, чем она успела все хорошенько взвесить. Во время этой отвратительной сцены она старалась вести себя спокойно и рассудительно, но повелительный тон и ослиное упрямство Прескотта-младшего вывели ее из себя. Хочет ссоры – что ж, сам напросился. Она невольно выпрямила спину, гордо подняла голову. Золотые глаза ее метали молнии, без тени страха встречая гневный взгляд Зака, немедленно обернувшегося на ее дерзкую реплику.
Его кулаки непроизвольно сжались, а на скулах заиграли желваки, однако голос оставался спокоен и невозмутим:
– Могу ли я напомнить вам, мисс Джеймсон, что именно я несу расходы по реставрации?
И мне кажется, это должно заставить вас считаться с моим мнением. И еще, если вы вдруг забыли, хочу напомнить вам еще одну мелочь – это мой дом.
– Вы совершенно правы, мистер Прескотт, но могу ли и я, в свою очередь, напомнить вам, что меня наняли не вы, а ваш отец. Подобный цвет, как и другие, был выбран с его ведома и согласия. Если он сам не сочтет нужным внести изменения, здесь все так и останется.
– Скорее в аду снег выпадет, мисс Джеймсон.
– Как вам будет угодно, мистер Прескотт.
Он сделал несколько шагов по направлению к девушке, и она, словно желая остановить его, довольно резким тоном произнесла:
– Учитывая ваше явное недовольство нашим выбором и недоверие к моим способностям, обещаю вам следующее: если после того, как комната будет полностью закончена, ваш отец согласится с вашим мнением, я внесу любые изменения, какие вы потребуете, – за свой счет.
Несколько секунд в воздухе висела зловещая тишина. Зак молча испепелял Камиллу взглядом. Наконец девушка повернулась и многозначительно посмотрела на своих рабочих. Те немедленно вернулись к прерванным занятиям. Саймон и Дили мудро ретировались обратно в кухню.
Когда Камилла проходила мимо Зака к выходу из холла, он схватил ее за руку:
– А еще ты должна мне новую шляпу, – процедил он.
– Иди к черту, – пропела девушка сладеньким, ядовитым голосочком, вырвала у остолбеневшего Зака руку и неторопливо вышла.
К величайшему удивлению Камиллы, в один прекрасный день за ленчем Зак ни с того ни с сего попросил ее съездить вместе с ним в больницу к отцу. С момента их ссоры в палате Рейборна Прескотта прошло уже две недели – две недели напряженного молчания после нанесенных друг другу взаимных оскорблений. А уж несколько последних дней после столкновения в столовой из-за зеленой краски молодые люди и вовсе перестали разговаривать, старательно избегая каких бы то ни было встреч.
Вероятно, изумление отразилось на ее лице, потому что Зак поспешно добавил:
– Идея вовсе не моя. Отец почему-то просил, чтобы мы приехали к нему сегодня днем, и непременно вместе. Понятия не имею, зачем.
Больше он ничего не сказал, и они в полном молчании доели салат из цыпленка, приготовленный Дили к ленчу. Зак справился со своей порцией первым и спросил, поднимаясь из-за стола:
– Когда ты будешь готова?
– Примерно через полчаса.
– Отлично, – отозвался он и вышел из комнаты.
На глаза ей навернулись жгучие слезы обиды и разочарования, но девушка поспешила смахнуть их, пока не заметила Дили, которая вошла, чтобы убрать тарелки со стола. Ну ничего, утешала она себя, еще несколько недель – и дом будет полностью закончен, а она наконец сможет уехать, навсегда выбросив Зака из своей жизни. Недолго еще ей служить объектом его насмешек и оскорбительных замечаний. Но почему эта мысль не приносит ей никакой радости? Почему ей становится лишь горше на душе, почему ее переполняют тоска и отчаяние?
– Когда ты собираешься в больницу, Камилла?
Неожиданный вопрос Дили вырвал Камиллу из невеселых размышлений.
– Что? А, примерно через полчаса, – рассеянно отозвалась она.
– В таком случае, ты вернешься сюда к двум часам? – продолжала выспрашивать Дили.
– Ну… наверное, да. А что?
– Да нет, ровным счетом ничего. Просто так спросила. Я собиралась идти за покупками, вот и подумала, может, я тебе зачем-нибудь понадоблюсь перед уходом.
Камилла была слишком погружена в свои мысли, чтобы обращать внимание на странное поведение домоправительницы. У нее хватало проблем и без причуд Дили.
Заставив себя встряхнуться, она поспешила во «вдовий» домик. Она надела бирюзовую шелковую блузку с присборенными рукавами и длинными манжетами, фирменные узкие джинсы. В штрипки на поясе она просунула тоненький золотой ремешок. Сегодня на улице было не влажно, так что Камилла могла отвести душу и уложить волосы, как угодно, не опасаясь, что они начнут бешено виться, превращаясь в нечто неопрятное. Пышно взбитые локоны волной спадали ей на плечи и нежными завитками обрамляли лицо. Как ни пыталась она убедить себя, что перспектива ехать в одной машине с Заком ее ничуточки не волнует, но почему-то сделала макияж со всей тщательностью и даже слегка надушилась. Оставалось лишь набросить на плечи мягкую кожаную куртку – и Камилла была готова ехать.
Зак уже вывел из гаража свой небесно-голубой «Линкольн». Увидев Камиллу, он распахнул перед ней дверь со стороны сиденья для пассажиров. Камилла села, он захлопнул дверцу, обошел машину и сел за руль. И они в мрачном молчании поехали к больнице. Хотя девушке и удалось сохранить безразличный вид, но близость Зака мучительно волновала ее всю дорогу. Он был одет в свитер из верблюжьей шерсти поверх спортивной рубашки и узкие джинсы. Ковбойскую шляпу он не взял с собой в больницу. Ветер, врывающийся в окно машины, растрепал волосы Зака, но этот беспорядок странным образом подчеркивал аристократические черты его лица. До чего же безупречен его профиль, думала Камилла, украдкой поглядывая на Зака. Задумавшись, она не заметила, как вздохнула, но он тут же повернул голову и испытующе посмотрел на нее. Девушка поспешно отвела взгляд, но все же успела увидеть презрительную насмешку в лазурной глубине его глаз.
– Давно не встречалась с Риком О'Мели? – вопрос был задан небрежным тоном, но застал ее врасплох.
– Как раз сегодня иду с ним на свидание. – С вечера футбольного матча Камилла почти не виделась с Риком. Он уже закончил работу в «Свадебном венке», а когда появилась дополнительная работа на веранде, старший О'Мели справился с ней один. Рик позвонил ей в начале этой недели и, осведомившись о здоровье Рейборна Прескотта, пригласил сходить в кино вечером в воскресенье. Она с радостью приняла его приглашение, и не только потому, что он ей нравился, но еще и из-за того, что царящее в «Свадебном венке» напряжение сделалось настолько невыносимым, что она была рада любому поводу провести вечер вне дома.
– Мне всегда нравился Рик, – заметил Зак. – Он славный малый. И порядочный, – он сделал ударение на последнем слове и, бросив насмешливый взгляд в ее сторону, бойко продолжил: – Но ты, пожалуй, поставила бы ему в упрек любовную интрижку с замужней женщиной.
Камилла изумленно посмотрела на Зака.
– Зря ты так скептически смотришь. Да об этом каждая собака знает, столько лет уже тянется их связь, – он повернул машину к парко-ночной площадке, резко затормозил и выскочил наружу, раньше чем Камилла успела переварить это неприятное и, как ей показалось, невероятное сообщение.
Они поднялись на лифте и только вступили на этаж, где находилась палата Рейборна Прескотта, Камилла ощутила какую-то странную, почти осязаемую атмосферу ожидания. Увидев их, молоденькие медсестры и сиделки, сбившиеся в стайку в углу коридора, сначала примолкли, а потом, когда молодые люди прошли, начали хихикать, подталкивая друг друга локтями, словно девчонки на школьных танцах. Камилла вопросительно посмотрела на Зака, но тот лишь пожал плечами и, не обращая внимания, пошел по коридору.
Дойдя до палаты отца, он распахнул дверь и пропустил Камиллу вперед. Едва переступив порог палаты, девушка застыла на месте. Не успев среагировать, Зак налетел на нее, чуть не сбив с ног.
Пораженные, они так и остались стоять на пороге, удивленно оглядывая комнату, которая ничем не напоминала больничную палату. Комната буквально утопала в цветах – но не тех, что мистер Прескотт получал от друзей, а совсем других – огромных букетах роз, хризантем и орхидей, усыпанных блестками и украшенных молодыми побегами папоротника. В изящных бронзовых подсвечниках ярко мерцали сотни свечей, затмевая своим сиянием обычное тусклое электрическое освещение. Больничная постель куда-то пропала. Вместо нее посреди комнаты возвышалась белая арка, увитая цветами и зелеными листьями.
Под аркой стоял сам Рейборн Прескотт, облаченный в голубую шелковую пижаму и велюровую рубашку. Рядом с ним – невысокая миловидная женщина, лицо которой так и расцвело, лишь стоило Камилле войти в комнату.
– Мама! – потрясение воскликнула девушка.
Около матери Камилла с возрастающем удивлением заметила священника, а из-за его плеча с крайне самодовольным видом выглядывал ухмыляющийся доктор Дэниэлс. А по периметру комнаты стояли почти все врачи больницы, медсестры и сиделки. Все присутствующие встретили молодых людей радостными улыбками. Прескотт-младший недоуменно рассматривал лица собравшихся людей, совершенно не понимая, по какому поводу устроен этот спектакль. Камилла услышала, как кто-то за ее спиной шмыгнул носом, и, обернувшись, увидела растроганное лицо Дили и сияющее – Саймона.
– Что?.. – успел только произнести Зак, как невысокая миловидная женщина, стоящая с его отцом, сорвалась с места и, подлетев к Камилле, обняла ее.
– Камилла, радость моя, красавица моя ненаглядная. Как я за тебя рада! Когда мистер Прескотт сообщил мне по телефону, что вы с Заком влюбились друг в друга с первого взгляда, я безумно удивилась! Я, конечно, сгорала от любопытства, хотела тут же позвонить тебе и обо всем расспросить, но мистер Прескотт взял с меня слово, что я сохраню все в тайне, пока он не подготовит этот маленький приятный сюрприз. А это и есть Зак! – произнеся эту фразу, она перестала обнимать дочь и, схватив Зака за обе руки, восхищенно оглядела его с головы до ног. – Ну совершенно такой, как я себе представляла! – И, взглянув на дочь, продолжила: – Тебе абсолютно никто не нравился, и я поняла – уж если ты влюбишься, то твой избранник будет непременно очень красив. Дорогая, я так счастлива, а то, признаться, я начала беспокоиться, что ты так никогда и не найдешь никого, кто был бы досточно хорош для тебя! – И, переведя взгляд на Зака, без паузы продолжила: – Зак, я Марта Джеймсон. Уверена, уж вы-то сумеете позаботиться о моей дочурке. Конечно, когда я узнала о вашей любви, то немного испугалась вашей разницы в возрасте и того, что вы так недолго знакомы, но мистер Прескотт заверил меня, что ваше чувство глубокое и серьезное. А уж если вы походите на своего отца не только внешностью, но и характером, значит, вы настоящий джентльмен. Пожалуйста, называйте меня просто Мартой. – Она закончила свою несколько путаную речь и протянула руку Заку.
Он пожал руку Марте. А та, привстав на цыпочки, слегка наклонила его голову и звонко расцеловала в обе щеки. Он мужественно вытерпел это, хотя был сильно удивлен. По озадаченному выражению его лица Камилла поняла, что он, как, впрочем, и она, окончательно сбит с толку.
– Пойдемте же, дорогие мои. Все уже заждались вас, – Марта взяла под руки Зака и Камиллу и торжественно подвела их к Рейборну Прескотту, весело поблескивавшему озорными глазами из-под мохнатых седых бровей.
– Ради всего святого, что здесь происходит? – прошептал Зак на ухо отцу, обнимая его. Он говорил так тихо, что услышать его могли только сам Рейборн Прескотт и Камилла, хотя этот вопрос вряд ли предназначался для ее ушей.
Отец ответил, но не тихо, как ожидал Зак, а, напротив, очень громко, да так, что все в комнате разом обернулись к нему.
– Сынок, я просто не могу позволить, чтобы вы с Камиллой и дальше тянули со свадьбой из-за моей болезни. Я знаю, что вы оба готовы пожертвовать ради меня даже самыми заветными желаниями, но я не хочу принимать это благородное самопожертвование. Меня так терзало чувство вины, что я не выдержал и, взяв дело в свои руки, приготовил все для этой свадьбы, которая должна была стать для вас сюрпризом.
Камилла почувствовала, как внезапно закружилась голова, а перед глазами все поплыло. Она пошатнулась и непременно упала бы, если бы Зак не подхватил ее. Он стоял, бережно поддерживая девушку за талию. Мать Камиллы, словно не замечая состояния дочери, вновь торопливо заговорила:
– Конечно, милая, я представляла твою свадьбу иначе, но так, наверное, даже лучше. Совершенно необычно, будет, что рассказать детям и внукам. И в этих джинсах ты смотришься ничуть не хуже, чем в традиционном длинном белом платье. Я уверена, Заку абсолютно все равно, в чем ты. – Лучась материнской гордостью, Марта погладила Камиллу по щеке и пригладила растрепавшиеся волосы.
«Наверное, это сон, – вертелись обрывочные мысли в голове Камиллы. – Вот уж посмеюсь утром. Какой забавный сон. Или ночной кошмар. А как он закончится?»
На Зака она не смотрела. Интересно, а он тоже спит? Чей это сон, его или ее? Девушка едва удержалась от подступившего к горлу истерического смеха.
– Я и не знал, что… – начал было Зак, но Рейборн Прескотт прервал его:
– Видишь ли, сынок, когда вы с Камиллой недели две назад обсуждали горнолыжный курорт в Юте, я не спал, а только притворялся, что сплю, – он сделал паузу, чтобы дать Заку и Камилле время понять сказанное, а затем продолжил: – Помните, вы говорили, как, мол, было бы приятно провести медовый месяц в Сноу Берд, где вы уже отдыхали раньше. – (Камилла судорожно глотнула воздух.) – Из вашего разговора я понял, как сильно вы жалеете, что не обвенчались тогда, после вашей первой встречи. Любовь частенько приходит именно так, расцветает за один короткий день. Или ночь… – он снова ненадолго умолк. И Зак, и Камилла прекрасно понимали скрытый смысл его речи – старик хотел, чтобы они осознали – он не только слышал их разговор до мельчайших подробностей, но и догадался, что именно произошло в Сноу Берд два года назад. Но так как он говорил завуалированно, никто, кроме них двоих, не смог бы понять истинного значения его слов.
– Ты с детства знал, что такое долг, Зак, и всегда старался поступать так, как он тебе велит. Но я не хочу, чтобы чувство долга по отношению ко мне и моей болезни помешало тебе достойно вести себя с Камиллой. И я не хочу, чтобы меня терзало сознание вины из-за того, что вы никак не можете соединить свои судьбы.
И Камилла, и Зак прекрасно поняли, что имел в виду Рейборн. Он узнал, что Зак лишил Камиллу невинности, и теперь хотел, чтобы его сын поступил, как подобает благородному южанину, джентльмену, и искупил свою вину перед бедной оскорбленной девушкой, женившись на ней и вернув ей честное имя. Добрый, внимательный, всепонимающий и мягкосердечный джентльмен, каким казался Рейборн Прескотт на первый взгляд, оказался и упорным, сильным, настойчивым человеком, обладающим поистине железной волей. Сегодня Камилла впервые увидела проявление этой воли в действии. Обычно веселые голубые глаза под бровями Санта Клауса обрели стальную жесткость и блеск. Он и мысли не допускал, что сын осмелится хоть единым словом возразить против этой задуманной им акции справедливости.
Ласково взглянув на Камиллу, он перевел вмиг посуровевший взгляд на сына и несколько секунд в упор смотрел на него. Наконец убедился, что от Зака возражений не последует, и энергично потер руки:
– Итак, давайте же начнем. Мы заставляем преподобного ждать. А он торопится на полуденную партию в гольф.
Все весело рассмеялись. Камиллу и Зака поставили под аркой перед священником, и Марта торопливо всунула в холодные дрожащие руки дочери роскошный свадебный букет. Рейборн Прескотт и Марта встали по обе стороны жениха и невесты.
– Ох да, Захарий, чуть было не забыл. Вот обручальное кольцо твоей матери. Я попросил Саймона принести его. Уверен, она полюбила бы Камиллу и с великой радостью сама бы вручила ей это кольцо. Камилла, если вы потом захотите другое, не сомневаюсь, Зак подарит вам, но сегодня простите уж старика и примите вот это.
Камилла взглянула на широкий золотой ободок на протянутой ладони мистера Прескотта и, подавив рыдание, тихо произнесла:
– Я… я и не мечтала о такой красоте. Спасибо, большое спасибо.
Такая непосредственная реакция растрогала старика, и он украдкой смахнул слезы, прежде чем продолжить:
– Камилла, помните преподобного Коллинза? Вы как-то встречались с ним у нас в церкви, – начал он в виде введения.
– Да, разумеется, здравствуйте, преподобный отец Коллинз, – еле выговорила девушка.
– Здравствуйте, Камилла. Вот уж не предполагал, что так скоро увижу вас снова, но уже в роли невесты! Привет, Зак.
– Добрый день.
– Немного нервничаете? – осведомился священник.
– Нет, – коротко отозвался Зак.
– Ну и хорошо. Тогда давайте начнем.
Он без промедления приступил к проведению обряда, и спустя буквально несколько минут Захарий Бенсон Прескотт и Камилла Линн Джейм-сон стали мужем и женой. Исполнилась самая заветная мечта Камиллы – она вышла замуж за любимого мужчину. Но какой ценой? Теперь он возненавидит ее на всю оставшуюся жизнь. Подумать только – жениться по воле отца на той, что была для него подружкой на одну ночь. А как же Эрика Хазелетт? Любит ли ее Зак? Камилла чувствовала свое полнейшее бессилие, точно в кошмарном сне, когда от тебя ничего не зависит, Она не могла даже вмешаться в церемонию, остановить ее. Зак не простил бы ей устроенного здесь скандала. Но он ведь не простит ей и того, что вынужден был жениться на ней…
Растерянная, потрясенная, Камилла эхом повторяла за священником слова обета, слабо осознавая происходящее. Голос Зака, напротив, звучал громко и отчетливо. Хотя бы прилюдно он не выказывал свою враждебность к ней. Но что будет, когда они останутся наедине?
– Можешь поцеловать свою жену, Зак, – объявил преподобный отец.
Девушка посмотрела на Зака в первый раз за все время после того, как они, ничего не подозревая, вошли в палату. Как странно, это было лишь несколько минут назад – а кажется, с тех пор прошла целая вечность! Сколько же всего произошло за эти несколько минут! Жизнь ее переменилась самым неожиданным и драматическим образом.
Медленно, робко подняв голову, Камилла вдруг встретила взгляд его синих глаз. Сияющая в них тихая ласка и легкая улыбка, играющая на его тонко очерченных губах, явились для нее полнейшей неожиданностью. Эти проявления нежности окончательно смутили Камиллу. Глаза ее вдруг наполнились слезами, а губы задрожали от наплыва чувств. Он еще нашел в себе силы изображать радость и счастье. Ну почему ей не суждено испытать этого в реальной жизни? «Почему он не любит меня, почему не отвечает на мою любовь?»
Должно быть, Зак заметил, что из глаз Камиллы вот-вот хлынут слезы, и нашел единственное средство остановить их, выполнив просьбу священника. Сперва его губы лишь легонько, почти бесплотно прикоснулись к ее устам, но через миг руки Зака обняли девушку, пылко прижали к себе, а поцелуй сделался горячим и страстным.
Когда молодожены наконец оторвались друг от друга, гости дружно зааплодировали и принялись поздравлять новобрачных, а санитар вкатил в палату длинный столик со свадебным пирогом и шампанским.
Камиллу мигом окружила толпа гостей, и девушке пришлось выполнять обязанности, предписанные ей происходящей церемонией. Она представляла свою мать тем немногим, с кем была знакома сама, отвечала на непременные тосты и даже кормила Зака первым куском свадебного пирога. Новоиспеченный супруг расхаживал по палате, весело подхватывая все шутки с таким беззаботным видом, будто и в самом деле был счастливейшим из всех счастливых женихов.
Прежде чем отправиться играть в гольф, преподобный Коллинз отвел их в сторону и вручил свидетельство о браке, которое предусмотрительный Рейборн Прескотг попросил своих влиятельных друзей сделать накануне.
– Я понимаю, что последние несколько недель вы оба были очень озабочены состоянием здоровья мистера Прескотта, все время проводили в больнице и не могли сами заняться всеми формальностями. Поэтому доктор Дэниэлс и друзья мистера Прескотта сделали это за вас. Примите мои самые сердечные поздравления, Зак. Мне кажется, вы обрели чудесную жену. Камилла, дорогая, наилучшие пожелания. Надеюсь, в скором времени вы позовете меня крестить вашего первенца. – От такого пожелания Камилла едва не упала в обморок, но руки Зака надежно поддерживали ее.
Следующий сюрприз этого дня «сплошных сюрпризов» преподнесла Камилле ее мать, сообщив, что сегодня же вечером улетает обратно в Атланту.
– Милая, я и приехала-то всего на один денек. Поверь, у меня и правда много неотложных дел. Разве ты уже забыла, что наш бизнес понемногу начинает процветать? Да и кому нужна мать в первую брачную ночь? Зак, а тебя я прошу, поскорее привези ее к нам – как только твоему отцу станет лучше. Я хочу устроить в вашу честь прием и представить моего зятя всем нашим друзьям. А Рейборн Прескотт пригласил меня в «Свадебный венок» на Рождество. Так что скоро увидимся.
Доктор Дэниэлс, как оказалось, встретил Марту в аэропорту и обещал подвезти к обратному рейсу. Но перед уходом он в приказном порядке выставил из палаты мистера Прескотта всех до единого, заявив, что вечеринка закончена. Санитар принялся убирать палату, пообещав Камилле, что букеты отправит в «Свадебный венок», чтобы они могли радовать ее и там. Больничную постель вкатили обратно, и мистер Прескотт, не скрывая своей усталости, лег на нее, устроившись поудобнее.
Камилла, прощаясь, обняла мать и поцеловала ее в щеку.
– Дорогая, я так надеюсь, что ты радуешься своей свадьбе не меньше, чем я когда-то своей. Мне кажется, Зак достоин тебя. Он просто чудо. Поскорее нарожайте деток для нас с Рейбор-ном.
– Держу пари, миссис Джеймсон, юные Прескотты не заставят себя долго ждать, – доктор Дэниэлс заговорщицки подмигнул Камилле и легонько ткнул Зака локтем в бок. – А теперь, миссис Джеймсон, поторопимся, если вы не хотите опоздать на самолет.
Весело болтая, они быстрым шагом направились к лифту, и Камилла осталась наедине со своим мужем. Мужем! Мысленно произнеся это слово, Камилла почувствовала, как ее затопляет волна непреодолимой паники. Она испытывала жгучее желание побежать, точно маленькая девочка, за мамой и, догнав ее, вцепиться в нее покрепче.
Как будто угадав ее мысли, Зак взял ее за локоть и увлек за собой в палату Рейборна Прескотта.
– Я хочу поговорить с моим отцом, – прорычал он, продолжая улыбаться врачам и медсестрам, снующим мимо них по коридору и невольно поглядывающим на новобрачных.
Но у двери палаты мистера Прескотта они наткнулись на выходящую оттуда сиделку мисс Каменное Лицо.
– Куда это вы направляетесь? – надменным тоном осведомилась она.
– Мы хотели поговорить на прощание с моим отцом. Если вы не против, конечно. – По жестким складкам, залегшим вокруг его губ, Камилла поняла, что Заку приходится прилагать усилия, чтобы оставаться спокойным. Причем значительные усилия.
– Ну, так я против, мистер Прескотт. Он просил меня никого к нему не впускать. Сегодняшние события его сильно утомили. Я сделала ему укол снотворного, и оно уже начинает действовать. И я не позволю вам войти туда и еще больше его утомить.
Зак перевел дыхание и с кажущейся невозмутимостью ответил:
– Прекрасно. Тогда мы придем к нему завтра утром.
Он повернулся и, схватив Камиллу за руку, повел ее к лифту. Они стояли в коридоре молча, следя за миганием огонька, отмечавшего продвижение лифта по этажам, с таким вниманием, словно во всем мире не было ничего интереснее этого нехитрого механизма. Когда дверь наконец отворилась, мистер и миссис Прескотт вошли в кабину и поехали вниз, на первый этаж. Не произнося ни слова, не дотрагиваясь друг до друга и даже не глядя.
9
– Обедать, пожалуй, еще рановато. Какие у тебя планы на сегодня?
Камилла так испугалась, что Зак решил высказать ей все, что он думает по поводу произошедшего с ними час назад в палате отца, что едва не подпрыгнула, услышав эту вполне безобидную фразу. Зак сосредоточенно выводил машину с больничной стоянки. Девушка боялась взглянуть на Зака, но, насколько она могла судить о его настроении по голосу, в тоне его не услышала и намека на гнев.
– Я… я собиралась просто прогуляться по магазинам. Мне хотелось кое-что купить, но… – тихо проговорила Камилла.
– Вот и отлично. Поехали за покупками. Дили просила меня сводить тебя куда-нибудь пообедать. Они с Саймоном слишком заняты – перетаскивают твои вещи в большой дом.
Уголки губ Зака дрогнули в слабом подобии улыбки, и он покосился на девушку, проверяя, как она отнеслась к его сообщению. Камилла судорожно сглотнула и лишь кивнула в ответ, смущенно вертя на пальце обручальное кольцо.
Оставив автомобиль на огромной стоянке возле торгового центра, молодые люди вошли в магазин, современный дизайн которого удивительно не сочетался со старинным духом На-тчеза.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Загрузка...