Стульник Сергей - Что Там, За Рекой http://www.libok.net/writer/1989/kniga/931/stulnik_sergey/chto_tam_za_rekoy 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Впрочем, горожан, судя по всему, это несоответствие ничуть не смущало, поскольку магазин ломился от товаров и был битком забит покупателями. Пробираясь сквозь толпу, Зак собственническим жестом взял Камиллу под руку. Наверное, никто бы не поверил, взглянув на эту пару, что они поженились только час тому назад.
Заметив идущую им навстречу пару, Камилла резко остановилась.
– Рик! – радостно воскликнула она, но тут же прикрыла губы ладонью, вспомнив, что как раз на сегодня у них назначено свидание! Но теперь-то она замужняя женщина!
Похоже, встреча смутила Рика не меньше, чем Камиллу. Быть может, он смутился из-за своей спутницы, хрупкой темноволосой девушки с милым личиком и огромными, на пол-лица глазами? В них таилась та же печаль, что временами замечала Камилла и во взгляде самого Рика.
– Привет, Рик, привет, Лаура. – Камилла искренне обрадовалась, что Зак так непринужденно завладел ситуацией. – Лаура Вимберли, я рад, что ты встретилась с Камиллой. Мы с ней только что поженились. И вы – те немногие из наших знакомых, кто может нас поздравить первыми.
На миг наступило ошеломленное молчание. Рик уставился на Зака с таким видом, будто у него внезапно выросла вторая голова, а потом перевел взгляд на Камиллу. Девушка улыбнулась и потупила взгляд.
– Да это же просто здорово! – наконец вымолвил Рик. В голосе его звучала искренняя радость. – Зак, поздравляю. Камилла, наилучшие пожелания! Ей-ей, ты не могла бы найти себе лучшего мужа, чем Зак Прескотт. Уж поверь мне на слово.
– Спасибо, Рик.
– Миссис Прескотт, Рик мне много о вас рассказывал. Я так рада, что мы познакомились. Надеюсь, вы с Заком будете очень-очень счастливы, – произнесла Лаура Вимберли нежным мелодичным голоском, улыбаясь Камилле и Заку с такой неподдельной и ласковой искренностью, что у Камиллы защемило сердце. Неужели это и есть та самая замужняя женщина, с которой, по словам Зака, у Рика интрижка? Но почему-то Камилле казалось, что к молодым людям это пошлое выражение совсем не подходит.
Лаура посмотрела на Рика, и догадка Камиллы, что эти двое любят друг друга, подтвердилась – таким нежным и любящим взглядом ответил Рик своей спутнице.
– Как здоровье мистера Вимберли, Лаура? – Вопрос Зака прозвучал тихо и ласково. Голос его был полон… чего? Неужели жалости?
– Не очень хорошо. Я… ему кое-что понадобилось, а тут встретился Рик… он предложил подвезти меня сюда, – почти шепотом пролепетала Лаура, опустив голову, чтобы не встречаться ни с кем глазами.
Рик нежно обнял ее за плечи. И Камилла невольно отметила, сколько было в этом простом жесте любви.
– Пожалуй, нам пора идти… Ее… мистер Вимберли ждет. Еще раз поздравляю вас.
Рик по очереди кивнул им, Лаура застенчиво попрощалась, так и не взглянув ни на Зака, ни на Камиллу, и они скрылись в толпе.
Зак увлек Камиллу в сторону, где около стены стояла скамеечка, усадил ее и сам сел рядом, как-то странно подавшись вперед и подперев руками голову.
Он нерешительно откашлялся и, посмотрев на Камиллу, произнес:
– Знаешь, мне стыдно за себя. Я должен объясниться. Сегодня утром я сказал тебе, что у Рика интрижка с замужней женщиной. Я нарочно выразился так гнусно. Но это ужасно нечестно по отношению как к нему, так и к Лауре, – он вздохнул и потер рукой о колено. – Во-первых, я сильно сомневаюсь, что Рик О'Мели способен пойти на интимную связь с чужой женой, как бы сильно он ее ни любил. А во-вторых, я уверен, что Лаура никогда не позволит себе изменить мужу.
Камилла чувствовала себя очень неуютно. До сих пор ей еще не доводилось слышать, чтобы Зак за что-то извинялся. Ей открылась еще одна, и не самая худшая черта его характера.
– Расскажи мне про них, если, конечно, тебе не придется раскрывать чужой тайны.
– Нет, вовсе нет. Хоть в этом я тебя не обманул. Об их отношениях уже давным-давно судачат все городские сплетники, – он глубоко вздохнул и, глядя в пол, начал: – Рик с Лаурой полюбили друг друга, еще учась в школе, в старших классах. И этот роман оказался романом на всю жизнь. Ни он, ни она никогда не встречались ни с кем другим. Они окончили школу и решили, что поженятся, когда получат высшее образование. Но семья Лауры… я не могу подобрать слов, чтобы охарактеризовать этих кошмарных людей. Просто невероятно, что Лаура сохранила чистоту и выросла такой славной девушкой, живя среди монстров. Как бы там ни было, ее отец взял и продал ее Джессу Вимберли. Кажется, старый мошенник заплатил ее отцу добрую тысячу долларов. – Камилла изумленно ахнула, но Зак продолжал: – В конце двадцатого века. Невероятно, правда? Но это произошло… А этот Вимберли – дряхлый развратник, бывший бутлегер, причем он даже старше моего отца. Ей, разумеется, приходится нелегко. В городе каких только ужасов не рассказывают о том, как он с ней обращается. Он оказался еще хуже, чем вся ее семейка.
Когда ее продали замуж, Рик с горя завербовался в армию и отправился служить во Вьетнам, надеясь сложить там голову. Он даже получил не одну медаль за храбрость – или глупость, называй, как знаешь. Но как он ни искал смерти, судьба распорядилась иначе – он выжил и вернулся домой. Полагаю, об остальном нетрудно догадаться.
– Но почему бы ей просто не бросить Вимберли? Они с Риком созданы друг для друга!
Камилла выпалила эти слова с таким яростным негодованием, что Зак даже вздрогнул, но ответил ей прежним спокойным тоном:
– Старик Вимберли тяжело болен. И как бы это странно ни звучало, но Лаура слишком порядочная женщина, чтобы бросить больного мужа, даже если он обходился с ней гнусно. Кроме того, она знает и уважительно относится к тому, что после Вьетнама Рик стал глубоко верующим человеком. Даже если она и добилась бы развода, то все равно не захотела бы отягощать совесть Рика грехом, не захотела бы, чтобы он вечно каялся, что увел чужую жену. Она понимает, что пока они не могут быть вместе, и поэтому уговаривает Рика встречаться с другими женщинами, вот он иногда и встречается. Однако каждый в этом городе знает, кому на самом деле принадлежит его сердце. К сожалению, им остается лишь надеяться, что старый мошенник недолго протянет. Я слышал, он уже не встает с постели.
– Ужасно, конечно, так говорить, но я тоже могу лишь надеяться и желать, чтобы это случилось как можно скорее и они наконец-то смогли соединить свои судьбы. Мне кажется, они очень любят друг друга.
– Ты взволнована? Ты успела… привязаться к нему?
– Зак! – возмущенно воскликнула Камилла. – Ну разумеется, нет! Он мне нравится, он очень забавный – и только. Но даже я заметила сквозь все его паясничанье, что его постоянно гнетет какая-то тоска.
– Да, скорее всего его дурачества служат ему своеобразной защитной маской.
– Как это все грустно, – пробормотала Камилла. В глубине души она завидовала той любви, которую Рик испытывал к Лауре. Зак никогда не глядел на нее с такими теплотой и нежностью.
– Я так понял, твое свидание с Риком на сегодня отменяется? – беззаботно осведомился Зак.
Камилла выдержала небольшую паузу, словно раздумывая, «отменяется» или «не отменяется», но потом улыбнулась и, вздохнув, ответила:
– Пожалуй, да.
Потом они встали и медленно направились вдоль зала, рассматривая сверкающие прилавки магазина.
– Так что тебе нужно? – поинтересовался Зак.
Камилла даже ради спасения собственной жизни не могла бы сейчас вспомнить, что именно собиралась купить. Слишком уж богатый событиями выдался день.
– Я… да так… кое-что… – что-то неопределенное пробормотала она.
– Отлично, – взяв девушку за руку, Зак повел ее к одному из лучших и дорогих отделов женской одежды во всем магазине, да, пожалуй, и в городе. Камилла испуганно запротестовала, но он негромко возразил:
– Камилла, помни, что можешь больше не бояться превысить свой бюджет. Теперь тебе не надо самой зарабатывать на жизнь. Если я считаю, что ты можешь себе это позволить, значит, так оно и есть.
Навстречу им устремилась хорошо вышколенная продавщица. Камилла решила подобрать себе что-нибудь в спортивном стиле. И когда она стала рассматривать модели, Зак проявил столько неподдельного интереса, что продавщица предложила девушке примерить все по очереди и показать Заку. В результате Камилла остановила выбор на синем шерстяном блейзере, камелевой юбке и креповой рубашке цвета слоновой кости.
– Наверное, я возьму вот это, Зак. Это все очень практично и легко носится.
Сказать начистоту, ее буквально ошеломили цены на ярлычках, которые она тщательно изучила в примерочной кабинке.
Он согласно кивнул.
– Но разве тебе не понравилась еще желтая юбка со свитером?
– Да, они премилые, но…
– А тот зеленый брючный костюмчик с этой переливающейся… шелковой?.. блузкой?
– Ну да, мне все это понравилось, но…
– Что «но», они тебе велики?
– Сидят просто идеально. У нее абсолютный восьмой размер, – вмешалась продавщица, мгновенно сообразив, что этот джентльмен готов купить все, что примеряла дама.
– Тогда мы забираем и это, – заявил Зак, не обращая внимания на ошеломленный взгляд Камиллы. – Упакуйте и отправьте в «Свадебный венок».
– Конечно, сэр. Должно быть, вы мистер Прескотт! Я читала о вас в светской хронике.
Зак недовольно поморщился, но сказал:
– А это моя жена…
– Значит, вы с миссис Хазелетт наконец-то поженились!
Камилла покраснела до корней волос, а лицо Зака исказилось от гнева.
– Нет, – ледяным тоном отозвался он. – Это моя жена, урожденная Камилла Джеймсон из Атланты. И мы ждем, что одежду нам доставят утром в понедельник, а иначе я отменяю заказ.
Продавщица пришла в ужас от своей бестактности и отчаянно попыталась смягчить положение.
– Безусловно, мистер Прескотт. Я… Мы… Я искренне счастлива, что ваша очаровательная жена посетила наш магазин. У нее безупречный вкус. Счет мы пришлем вместе с одеждой. Можете ни о чем не беспокоиться.
– Благодарю вас. Камилла, я тебя жду. Переодевайся и выходи.
Переодевшись и еще раз поблагодарив багровую от смущения продавщицу, Камилла вышла из отдела и принялась искать взглядом Зака. Он стоял у фонтана в центре магазина, поставив ногу на низенький парапет фонтана и скрестив руки на колене. К ее величайшему возмущению, он превесело болтал с какими-то двумя девицами. Одна из них, крашеная блондинка, нахально выпячивала свою огромную грудь, туго обтянутую свитером на пару размеров меньше, чем следовало бы. Камилла вспыхнула. Ей показалось, что Зак не остался равнодушен к этим нехитрым уловкам девицы. В следующий миг он заметил ее уголком глаза, попрощался с девицами и, подойдя к ней, взял под руку.
Не успели они пройти и нескольких шагов, как Камилла, не выдержав, сказала:
– Вижу, ты умудряешься найти себе развлечение даже в те несколько минут, что я отсутствовала. Одного никогда не понимала – что привлекательного находят мужчины в таких вульгарных размалеванных особах.
Зак запрокинул голову и расхохотался, ущипнув ее за руку.
– Ага, уже ревнуешь? Мы всего пару часов как женаты, а ты уже бранишься, точно заправская сварливая жена.
Его веселье лишь сильнее разозлило Камиллу.
– Знаешь, уж если тебе так приспичило флиртовать, мог бы, по крайней мере, найти себе кого-нибудь, кто тебе больше подходил бы по возрасту. Они же совсем еще девчонки, им бы в куклы играть!
Зак захохотал еще громче.
– Я знаю этих девчонок всю жизнь, а та, что с большой грудью, еще и постарше тебя будет, моя милая.
– Ой, – только и промолвила Камилла в полном смущении, боясь встретиться взглядом с Заком.
Они еще долго бродили по магазину и когда вышли, обнаружили, что уже почти стемнело. Они медленно шли по огромной стоянке к машине, и вдруг в животе у Камиллы заурчало.
– Пожалуй, мне лучше поскорее накормить тебя, пока у тебя живот к позвоночнику не присох, – усмехнулся Зак и, словно проверяя, не случилось ли уже этой ужасной катастрофы, засунул руку ей под жакет, как раз под грудью. Пальцы его зарылись в шелковую ткань блузки. Прикосновение Зака ввергло ее в волнительное возбуждение, которое совершенно лишило Камиллу сил. Ноги задрожали, и она остановилась. Почувствовав состояние девушки, Зак обвил другой рукой ее за плечи и привлек к себе.
– Не будь здесь так людно, я бы тебя и не так коснулся, Камилла. Ты чертовски искушаешь меня, – прошептал он ей на ухо и легонько поцеловал. Крепко придерживая ее за талию, он довел девушку до автомобиля, распахнул перед ней дверцу, и Камилла без сил рухнула на сиденье. Ноги подкашивались, в голове плыл дурманящий туман.
На обед Зак повез ее в забавный ресторанчик под названием «Боковая ветка». Некогда в этом здании находилась железнодорожная станция, и стояло оно, в буквальном смысле слова, на рельсах. Сначала молодым людям подали салат из жареных кабачков с зеленью и натертым пармезанским сыром, а потом великолепнейшее тушеное мясо с печеным картофелем. Зак попросил еще подать бутылку вина, и теперь, в конце обеда, Камилла ощущала приятное тепло от вкусной еды, вина, а главное – от вида сидящего напротив мужчины – ее мужа! Он уговорил девушку заказать на десерт кофе и мороженое с ликером и орешками.
– Если я буду столько есть, то не смогу пощеголять в новых платьях, – пожаловалась она, когда официант поставил перед ней вазочку с десертом.
Зак ласково улыбнулся ей, небрежно откинувшись на спинку кресла, держа в руке чашку с кофе.
– Зак, – медленно произнесла она, – хочу сказать тебе спасибо за покупки. Все такое красивое. Но ты не должен…
– Камилла, отныне ты моя жена. Не стану спорить, ты получила это звание весьма необычным образом, но суть-то все равно одна и та же. Теперь все, что у меня есть, принадлежит тебе. И я хочу, чтобы ты помнила об этом и научилась этим пользоваться.
Зак порывисто наклонился вперед, едва не уронив чашку с кофе. Его синие глаза пристально вглядывались в озаренное светом свечей лицо девушки.
– Камилла, – начал он, чуть понизив голос, – я хочу, чтобы ты знала…
– С каких это пор ты возишь своих наемных рабочих по ресторанам, Зак?
Молодые люди разом обернулись и увидели, что рядом с их столиком стоит Эрика Хазелетт. Они были так поглощены друг другом, что даже не заметили, как она вошла в зал. Она грациозно изогнулась, словно фотомодель перед объективом камеры. Голубое платье из джерси облегало фигуру, подчеркивая ее достоинства. Но вот к ее глазам это платье совсем не шло – и без того бледно-голубые, как льдинки, сейчас они казались совсем холодными и безжизненными, подумала Камилла. Выждав театральную паузу, Эрика положила руку на плечо Зака с таким видом, словно он был ее личной собственностью. Поведение Эрики взбесило Камиллу, но она продолжала сидеть молча, ее состояние выдавали только пылающие злобой глаза.
Зак не встал. Подняв голову, он посмотрел на Эрику. Озаренное пламенем свечей, ее лицо казалось просто прекрасным, даже совершенным. Камилле показалось, что сердце замерло. Ну почему этой белобрысой ведьме понадобилось появиться именно сейчас, невольно напомнив Заку о том, что он был вынужден жениться на той, к которой испытывает лишь презрение, когда вот она – женщина его мечты? Интересно, а что он собирался ей сказать за миг перед тем, как появилась эта кривляка? Уже не первый раз черти ее приносят в самый неподходящий момент!
– Кажется, вы с Камиллой уже встречались? – спросил он, не мешая ей лениво поглаживать его плечи.
– Ага. Привет, Камилла, – нелюбезно отозвалась Эрика.
– Здравствуйте, Эрика, – так же нелюбезно ответила девушка.
В этот момент из-за плеча Эрики показалось лицо пожилого мужчины, которого она представила как делового партнера своего покойного мужа, приехавшего в Натчез по делам фирмы. Имени его Камилла не разобрала – Эрика пробормотала его скороговоркой, открыто демонстрируя, что не испытывает к своему спутнику ни малейшего интереса.
– Так ты не ответил на мой вопрос, Зак. С каких это пор ты возишь своих наемных рабочих на обед? – Задавая этот вопрос, Эрика так скривилась, что вся красота ее мигом поблекла.
– Камилла теперь не просто декоратор, Эрика. Она моя жена. Сегодня мы поженились, – Зак говорил абсолютно бесстрастно, но Камилла почему-то услышала в его словах нотки жалости, и она подумала, до чего же, должно быть, ужасно, когда ты вынужден представлять свою нежеланную жену той, кого любишь от всего сердца.
Камилле показалось, что в это мгновение глаза Эрики превратились в две льдинки.
– Ты, верно, шутишь. И весьма неудачно, – зло усмехнулась она.
– Нет. Нисколько не шучу, – отрезал Зак.
Эрика отдернула руки с его плеч, словно обожглась. Взгляд бледно-голубых глаз обдал Камиллу такой откровенной ненавистью, что девушка даже поежилась. Ей казалось, острые льдинки вонзаются в ее кожу.
– В чем дело? – хрипло спросила Эрика, снова поворачиваясь к Заку. – Ты был неосторожен и она залетела?
Вскрикнув от негодования, Камилла вскочила и сдернула плащ и сумочку со спинки стула. К ее удивлению, Зак поднялся вслед за ней и, обойдя вокруг стола, взял ее под руку. Они молча прошли мимо обескураженной пары. Спутник Эрики взирал на все происходящее в полном недоумении. Видимо, он испытал настоящий шок от дурных манер Эрики и ее нежелания соблюдать светские приличия.
Камилла с Заком уже выходили, когда Эрика опомнилась от столбняка и, догнав их, схватила Зака за локоть. Камилла не стала бы останавливаться, но Зак так крепко сжимал ее руку, чго она невольно замерла рядом с ним.
– Какого дьявола, Зак? Я же знаю, что ты не мог жениться на ней по любви, ведь ты любишь меня! Скажи, это как-то повлияет на наши отношения? Ты испытываешь ко мне то же, что и прежде? – Голос Эрики был тверд и решителен, но Камилла уловила в нем умоляющие нотки.
Несколько секунд, показавшихся Камилле вечностью, Зак стоял на пороге ресторана, глядя Эрике прямо в лицо. Камилле хотелось бы умереть на месте, лишь бы не слышать его ответа.
– Нет, Эрика, – наконец произнес он, – это нисколько не меняет того, что я к тебе чувствую.
Он круто развернулся, увлекая Камиллу за собой.
Сердце девушки было окончательно разбито. На грудь навалилась такая свинцовая тяжесть, что было трудно дышать. Только что ее муж, с которым они и женаты всего-то несколько часов, объявил, что любит другую. Но почему же он не сказал об этом раньше, почему не остановил обряд венчания? Уж, наверное, Рейборн Прескотт не захотел бы обрекать своего единственного сына и женщину, к которой он питает искреннюю привязанность, на страдания, какие только может причинить брак без любви. Да, она, Камилла, конечно, была бы смертельно унижена, но разве сейчас ей лучше? Неужели она должна терпеть постоянную муку, зная, что ее муж любит Эрику Хазелетт, а на ней женился по принуждению? Горестные мысли роем диких пчел напали на нее, и она не заметила даже, как они сели в машину, отправляясь в усадьбу «Свадебный венок», которая должна была стать для нее родным домом.
Но самым горьким для Камиллы было то, что она все равно любила его. Каждая частица ее души стонала, безмолвно моля об ответной любви. Но Камилла больше не обманывала себя призрачными надеждами. Теперь она твердо знала, что Зак никогда не полюбит ее, что он будет вечно проклинать ее за ту западню, в которую угодил по ее милости.
Камилла закрыла лицо руками, стараясь скрыть рыдания. Машина, выехав из темных улиц Натчеза, неуклонно приближалась к «Свадебному венку».
10
Камилла безуспешно пыталась завязать тесемочки на плечах, на которых, собственно, и держалась ночная рубашка. У нее так тряслись руки, что эта простейшая задача оказалась ей решительно не по силам. Впрочем, удивляться было нечему. Девушка стояла перед непривычным ей туалетным столиком, глядясь в незнакомое зеркало в спальне мужчины, который до сих пор оставался для нее совершенной загадкой.
Заведя автомобиль в гараж «Свадебного венка», Зак повернулся к своей новоиспеченной жене и ровным голосом произнес:
– Дили и Саймон ужасно радуются нашей свадьбе. Они успели уже привязаться к тебе, ты для них стала членом семьи. Отец им ничего не рассказал. Для них мы – счастливая, любящая пара, которой приходилось скрывать свою любовь, а теперь можно наслаждаться ею не таясь. Давай же не будем их разочаровывать и продолжим спектакль.
И он легонько подтолкнул девушку к дверям дома. Саймон и Дили встретили молодоженов горячими и искренними поздравлениями. Камилле не хотелось обманывать их, не хотелось вообще никого обманывать, но ровно так же, как и Зак, она была бессильна разорвать эту цепь событий. Пожилые супруги наперебой заверяли ее, что все ее вещи перенесены в комнату Зака, но она, разумеется, может переложить их как ей только захочется. Дили без устали улыбалась своему дорогому мальчику и его милой женушке, и даже всегда серьезное лицо Саймона время от времени озаряла веселая улыбка. Внезапно, подчиняясь необъяснимому порыву, Камилла по очереди обняла их. Их искренняя радость и почти детский энтузиазм казались ей единственной нитью, еще связывающей ее с миром, где царят покой и здравый смысл.
Вскоре Камилла заметила, как Дили, заговорщически взглянув на Саймона, сказала, что они немного устали сегодня, и попросила разрешения уйти к себе раньше обычного. Камилла поняла, что Митчеллы были уверены – счастливые молодожены только и мечтают, чтобы остаться наедине, – поэтому тактично удалились. Зак проводил Камиллу наверх к своей спальне и открыл перед ней дверь, но, к немалому ее удивлению, сам заходить не стал.
– Скоро приду, – буркнул он и сбежал вниз по лестнице.
Застыв на пороге, Камилла оглядела комнату. Тяжелая строгая мебель, ничего лишнего. У дальней стены – камин. Предусмотрительная Дили разожгла его к их приезду, и теперь весело пылающее пламя причудливыми всполохами озаряло комнату. По всей комнате было расставлено множество цветов в разукрашенных свадебной символикой горшках и праздничных букетов в вазах – не иначе, как Дили постаралась. Но даже их свежий аромат не мог заглушить запаха одеколона Зака. Наверное, Камилла смогла бы различить его среди тысячи других ароматов.
У одной из стен стояла огромная широкая кровать. Покрывало на постели было все в разводах – коричневых, бежевых и голубых. У Зака был отличный вкус. Угол покрывала был откинут. Но Камиллу удивила не кровать, а то, что рядом с ней висело множество книжных полок, а в просветах между ними – замечательные гравюры в узких медных рамках, что было непривычно видеть в спальне.
Подойдя к гардеробу, Камилла убедилась, что ее одежда уже аккуратно развешана рядом с одеждой Зака. На отдельной полочке лежали его ковбойские шляпы, на нижней полке аккуратными рядами выстроилась обувь. Девушка обратила внимание, что все вещи тщательно рассортированы: смокинговая пара, несколько дорогих и модных костюмов, парадные рубашки, различная спортивная одежда, брюки, пиджаки, джинсы и так далее.
Да, Зак понимает толк в одежде, рассеянно пробормотала она.
На одной из полок Камилла обнаружила и свое белье, сложенное аккуратной стопкой.
Покончив с осмотром спальни, она перешла к ванной комнате – просторной и тоже отчетливо мужской по дизайну. В ней господствовали различные оттенки синего – в коврике перед ванной, в кафеле на стенах, в плитках на полу. По стенам на медных крючках-колышках висели коричневато-бежевые полотенца. Возле мраморной ванны на стеклянной полочке лежали несколько золотых колец и цепочек Зака. Дорогие черепаховые расчески, несколько флаконов одеколона и лосьона после бритья – все здесь принадлежало Заку. И эта мысль-ощущение наполняла Камиллу странным томлением.
Пустив воду, она увидела, что с другой стороны туалетного столика стоит вся ее косметика и умывальные принадлежности. Очень скоро длинная и глубокая шоколадно-коричневая ванна наполнилась, и девушка позволила себе вдоволь понежиться в ней, надеясь, что ласковая теплая вода смоет и унесет прочь снедавшую ее тревогу.
Вернувшись в спальню, Камилла заметила на кровати маленькую подарочную коробку, явно предназначенную ей. Внутри оказалась завернутая в тонкую бумагу нарядная ночная рубашка и записка от матери с трогательными пожеланиями.
И вот теперь девушка стояла перед зеркалом, трясущимися руками пытаясь завязать тесемки роскошного ниспадающего одеяния из просвечивающего изумрудно-зеленого шелка. Рубашка была сделана в виде туники из двух отдельных лоскутов, соединенных друг с другом лишь на плечах и на талии узенькими шелковыми лентами. Справившись наконец с этой нелегкой задачей, Камилла посмотрела на свое отражение и пришла в ужас. Сквозь мягкие складки просвечивающего шелка рубашки Камилла увидела очертания своего обнаженного тела. Может, лучше положить ее обратно в коробку и надеть что-нибудь другое, не столь вызывающее? Нет, ведь матушка непременно спросит, понравился ли Камилле ее подарок и надевала ли она его в первую брачную ночь. Не стоит еще одной ложью приумножать ту неправду, в которую превратилась ее жизнь. Да и, кроме того, к чему так волноваться? Ведь ей же совершенно неизвестно, какие намерения питает Зак по отношению к ней. Может быть, он решил сразу же переселить ее в спальню по другую сторону от ванной комнаты?
Впрочем, девушке недолго пришлось предаваться подобным мыслям, потому что дверь за ее спиной тихонько скрипнула, она развернулась и увидела в дверном проеме Зака.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Загрузка...