Сароян Уильям - Я на этой земле http://www.libok.net/writer/8237/kniga/61572/saroyan_uilyam/ya_na_etoy_zemle 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ее сердце билось так сильно, что казалось – оно вот-вот выпрыгнет из груди.
– Прекрасно. Тогда я зайду за вами без пятнадцати девять.
Днем они катались порознь, но каждый раз, случайно встречаясь на склоне, махали друг другу руками. К обеду Зак не пришел, но Камилла и сама поспешила побыстрее разделаться с едой и помчалась к себе, обдумывая по дороге наряд к вечернему катанию. Она натянула самые узкие джинсы, выгодно подчеркнув фигуру, а на ноги надела высокие, почти до колен, сапоги. Завершал ее наряд мягкий желтый свитер из ангорской шерсти. Обычно девушка надевала под комбинезон теплое шерстяное белье, но оно было такого ужасного покроя, что сегодня, желая чувствовать себя особенно женственной, Камилла решила обойтись без него, понадеявшись, что и так не замерзнет.
Спускаясь в лифте, после того как Зак зашел за ней, она украдкой разглядывала своего спутника. Он тоже был в джинсах, из-под которых выглядывали ковбойские ботинки. Под куртку он поддел белый свитер из грубой шерсти. Когда Зак нажимал кнопки на панели лифта, Камилла заметила, что кисти его загорелых рук были длинные и сильные, покрытые светлым, еле заметным пушком.
Прежде чем выйти на холод к ожидающим их саням, он привлек девушку к себе и, поплотнее запахнув ее кроличью парку, застегнул «молнию» на ней медленным, неторопливым движением.
– Не хочу, чтобы ты простудилась, – прошептал он, и Камиллу бросило в дрожь от нежности и интимности его тона.
Вместе они забрались в прохладные, пахнущие морозом и свежестью сани, сели на ароматное сено и закутались в шерстяные одеяла. Лошади рванули вперед, а сидящие в санях запели рождественские песни. Мягкий баритон Зака выводил мелодию совсем над ухом Камиллы, его дыхание щекотало ей щеку, и девушку переполняло ощущение радостного, безмятежного счастья.
Зак положил руку на ее плечо, привлекая ее к себе. А в следующую секунду, к полнейшему ее потрясению, он свободной рукой осторожно расстегнул «молнию» на ее парке и просунул руку внутрь. Камилла почувствовала, как он дотронулся до ее шеи, затем Зак принялся тихонько поглаживать ей плечи и тоненькие ключицы. Пульс девушки бешено участился. Она робко посмотрела на своего спутника, но он только улыбнулся в ответ на ее смущенный взгляд и нежно поцеловал в висок.
Когда сани, сделав большой круг, привезли их обратно к дому, вновь повалил снег. Лошади остановились, и Зак помог слегка продрогшей Камилле вылезти из саней. Девушка нерешительно направилась было к своему корпусу, но Зак крепко схватил ее за локоть и, развернув лицом к себе, произнес:
– Мне кажется, мы оба промерзли и нам не повредит выпить по чашечке крепкого горячего кофе. Может быть, мы поднимемся ко мне в номер?
Голос Зака звучал словно завораживающая мелодия, и девушка не нашла в себе сил противиться столь заманчивому приглашению, хотя тревожный звон колокольчика в ее голове настойчиво предупреждал об опасности. Молча кивнув, она оперлась на протянутую руку Зака. Скользя на обледеневших дорожках, они направились к стоявшей особняком группке коттеджей. Это были частные домики, и Зак объяснил, что один из них принадлежит его приятелю, который пригласил его пожить там. Отперев дверь, он пропустил девушку вперед. Войдя, она огляделась – в комнате царил ярко выраженный мужской стиль. Под высоким сводчатым потолком тянулись широченные деревянные балки. С одной стороны комнаты было большое решетчатое окно, а с другой находились две двери, одна из которых вела в маленькую кухоньку, а другая, как предположила Камилла, в ванную комнату. В углу – большой камин, обложенный крупными гладкими камнями, а прямо напротив него возвышалась королевских размеров кровать, застеленная бархатным покрывалом.
Пытаясь скрыть волнение, охватившее ее, Камилла заметила с деланной непринужденностью:
– Да уж, действительно роскошные апартаменты. А я-то считала, что у меня чудесная комната, но по сравнению с этой…
Не договорив, она замолчала.
Зак подошел к ней, положил руки на плечи, затем быстрым движением расстегнул «молнию» на парке и галантно снял ее.
– Да, у моего приятеля денег куры не клюют. Он давно построил этот коттедж, но был здесь раза два, не больше. Прости, я отвлекся, тебе надо согреться, присаживайся к огню, а я пока займусь кофе.
Громко насвистывая, он удалился в кухню. Камилла неожиданно для себя отметила, сколь непринужденно поведение Зака, то есть ему было привычно проводить время наедине с девушкой в комнате, которую иначе, чем спальней, и не назовешь. Охваченная смущением, Камилла подошла к окну, любуясь открывающимся из него изумительным пейзажем и прислушиваясь к позвякиванию посуды на кухне.
– Смотри-ка, снег все усиливается. Хорошо, что он почти не шел, пока мы катались, – при этих словах она совершенно непроизвольно потянула за шнур, опускавший шторы на окнах.
Зак, именно в этот момент вошедший в комнату с двумя дымящимися чашками, едва подавил смех при виде такой наивности. Камилла поняла, что совершила глупейший поступок. В самом деле, вот так взять и опустить шторы! А вдруг он решит, что она это сделала специально? А вдруг ей и вправду хочется отгородиться от всего окружающего мира?
Зак позвал Камиллу, усадил ее на ковер перед камином и сел рядом. Он заботливо стащил с нее промокшие сапоги и принялся растирать ей заледеневшие ступни до тех пор, пока они чуть-чуть не потеплели. Потом он и сам снял ботинки и с блаженным вздохом вытянул ноги к огню.
После холода и снега было так приятно сидеть на ковре у пылающего камина. В тепле и уюте недавняя поездка казалась еще более романтичной. Они наперебой стали вспоминать забавные моменты во время их прогулки. Весело смеясь, они припомнили своего соседа по саням, который не мог правильно спеть ни одной ноты, зато искупал этот недостаток завидной громо-гласностью и один перекрикивал всех.
Однако по мере того, как кофе в их чашках становилось все меньше, уменьшалась активность разговора, тема казалась уже исчерпанной, и в конце концов беседа полностью прервалась и в комнате повисла напряженная тишина. Зак молча взял из рук Камиллы чашку, отставил ее на пол и, повернувшись к девушке, обнял, привлекая ее к себе.
Губы, припавшие к ее губам, оказались теплыми и настойчивыми, они вовлекали ее в волшебный круговорот чувств, мягко требовали ответа. А когда ее язык коснулся его языка, девушку словно пронзил электрический разряд, и она судорожно закинула руки на плечи Зака. Она уже два дня только и мечтала, чтобы он поцеловал ее, но и представить себе не могла, какое сильное воздействие окажет на нее этот поцелуй. Он ласкал ее губами нежно, но очень искусно.
Жаркие, лихорадочные поцелуи обжигали ей лицо и шею, и Камилла даже не поняла, в какой момент Зак умудрился снять с нее свитер. Но, когда бы это ни произошло, теперь на ней оставался лишь крохотный лифчик, подчеркивающий округлые очертания ее груди еще явственней, чем если бы она была полностью обнажена. Зак жадно пожирал ее взглядом.
– Все равно ведь, что с ним, что без – никакой разницы, – сказал он, странно улыбаясь и торопливо расстегивая застежку. Его руки легли на обнаженную грудь девушки, лаская и возбуждая ее. Ни один из прежних кавалеров Камиллы – неловких, неуклюжих юнцов – никогда не касался ее так. Зарывшись лицом в мягкую ложбинку у нее на груди, Зак пробормотал:
– Камилла, Камилла, какая ты сладкая. И чудесная. Я хочу тебя, хочу тебя всю.
Согласилась ли она? Сказала ли что-то? Кивнула? Или просто он воспринял долгое молчание как позволение? Впоследствии она так и не смогла ответить на этот вопрос. Он поднял ее на руки и отнес на кровать, одним рывком сдернув покрывало. Должно быть, в овладевшем ею полубеспамятстве она сама стянула джинсы, пока он торопливо раздевался. Следующее, что она помнила, – это как они лежали на кровати, прижимаясь друг к другу, полностью обнаженные. Тело Зака было прекрасным. Отсветы камина плясали по комнате, бросая изменчивые блики на золотые волоски на его груди, ногах и руках.
– Камилла, – выдохнул он, лаская грудь девушки, и снова припал к ее губам, заставляя отвечать вспышкой исступленной страсти на его собственную страсть. Его прикосновения были одновременно и нежны, и пылки. Он взял ее с собой в любовное, чувственное путешествие по доселе незнакомым странам. И когда наступила кульминация, все представления Камиллы о мгновении боли и страха растворились в самозабвенном восторге настоящего мига.
Когда сладостное безумие наконец оставило их, Зак чуть отодвинулся от девушки и бережно откинул у нее с висков пряди спутанных волос, вопросительно глядя в ее янтарные глаза:
– Тебе стоило бы предупредить меня, Камилла. Прости. Мне очень жаль.
Камилла в изнеможении лежала в его объятиях, с тихой радостью прислушиваясь к мерному биению его сердца.
– Ты действительно сожалеешь о том, что случилось? – прошептала она.
– Нет, – засмеялся он, придвигаясь ближе и зарываясь лицом в ее волосы: – Почему же ты ничего мне не сказала?
Она приподнялась на локте и недоверчиво заглянула ему в лицо:
– Ты что, шутишь? Знаешь, это не тот предмет, о котором легко упомянуть в обычном разговоре. «Сегодня чудесная погода, не правда ли? Да, кстати, я никогда раньше не имела интимных отношений с мужчиной». А если бы я сказала?..
– Пожалуй; я сделал бы то же самое, – чуть помедлив, признался он и окинул восхищенным взглядом ее всю, с головы до ног. – Просто не мог бы устоять перед тобой.
Еще раз поцеловав Камиллу, Зак обнял ее одной рукой, подождав, пока она поудобнее устроит голову на его груди, и сказал:
– Давай-ка спать, – он потерся носом о ее ухо и мгновенно заснул.
Камилла же так и не смогла заснуть. Она прислушивалась к мерному дыханию спящего Зака, но сама была слишком возбуждена происшедшим, чтобы последовать его примеру. Его горячее дыхание приятно щекотало ее шею, рука по-хозяйски устроилась у нее на бедре. Камилла почти физически чувствовала, как невероятный покой, ощущение счастья окутывают ее. Казалось, будто сбылись все ее желания и мечты.
Несмотря на всю свою неопытность, Камилла обрадовалась тихим стонам удовольствия, сорвавшимся с губ Зака в решающий миг. Ему было хорошо с ней.
Однако вскоре мысли Камиллы приняли иное направление, привнося в ее состояние чувство тревоги. Интересно, а что сегодняшний вечер значил для Зака? Очередное любовное приключение? Судя по всему, он достаточно искушен в науке любви. Должно быть, завоевывает женщин десятками. Камилла вдруг осознала, что отдалась ему, даже не пытаясь сопротивляться. Сама, по доброй воле, упала в его объятия, в его постель! Она старалась припомнить все, что знала о нем. Ничего! Решительно ничего, кроме его имени и того, что у него есть богатый приятель, которому, собственно говоря, и принадлежит эта постель, в которую она так стремительно упала… Да и Зак не докучал ей вопросами о ее жизни. Видно, его это ничуть не интересовало! Он просто провел несколько занятных дней и одну ночь с девушкой, моложе его на десять лет, чья неопытность явно разжигала его, доставляя новые ощущения. При этой мысли Камилла ощутила себя грязной, поруганной и опустошенной. Да, спору нет, он обращался с ней нежно и ласково и казался вполне искренним, но теперь Камилла не сомневалась, что эта мнимая искренность – лишь часть хитроумного плана – добиться ее.
Но следующая мысль повергла Камиллу в еще больший ужас. Девушку бросило в дрожь. Беременность! О Боже! Она ведь не пила таблетки и вообще никак не предохранялась. И Зак тоже. А что, если она забеременеет от этого, можно сказать, почти незнакомого ей человека.
В ее горячечном мозгу вихрем проносились все новые и новые пугающие мысли, и каждая страшнее и нелепее предыдущей. Весь мир смешался в запутанный клубок, и Камилла уже не могла отличить правду от собственных бредовых домыслов.
Ее охватил почти животный страх, и она решила сбежать.
Осторожно высвободившись из теплых объятий Зака, она встала, стараясь не разбудить его. Ощупью отыскала на полу одежду и дрожащими руками кое-как натянула ее на себя. Крадучись, пробралась к двери и опрометью бросилась к своему корпусу, где тотчас же потребовала от сонного клерка выписать ей счет и немедленно вызвать машину до Солт-Лейк-Сити. Тот, в полном недоумении, пытался отговорить девушку от поездки в довольно сильную пургу, но она, пряча взгляд, отвечала, что, к сожалению, она вынуждена прервать свой отдых по непредвиденным, но очень срочным делам.
Ворвавшись в свою комнату, она торопливо распихала вещи по чемоданам и нацарапала записку подругам, чтобы они не беспокоились из-за ее внезапного отъезда. Пришлось соврать, что звонила мать и попросила ее срочно приехать домой, так как близкий друг семьи заболел и находится при смерти. Ей и самой эта ложь казалась слишком неуклюжей, но ее воспаленное сознание не могло придумать ничего более правдоподобного.
Она выехала ночью, не дожидаясь рассвета, и с первыми лучами солнца была уже в аэропорту, где немедленно купила билет на первый же рейс на восток с посадкой в Атланте.
Это было два года назад, в декабре, на заснеженных горных склонах Юта. Но и сейчас, в Натчезе, на Миссисипи, в середине сентября воспоминания о той ночи не давали Камилле покоя.
Теперь, перебирая в памяти события тех дней, она припомнила, как перед тем как выйти из комнаты, обернулась на пороге и бросила последний взгляд на постель, гда раскинулся спящий Зак. Простыня сползла с его мускулистого тела, волнистые волосы разметались по подушке, а от длинных ресниц на смуглых щеках пролегла подрагивающая тень. Какая-то смутная, тоскливая боль, отчаянная тоска едва не заставили ее переменить решение и остаться, но она справилась со своими чувствами.
И вот теперь ее снова снедала все та же старая боль.
3
К первому обеду, на который Камиллу пригласил вчера мистер Прескотт, она выбирала платье особенно тщательно. Собираясь в Натчез, она взяла с собой и белое летнее платье, хотя понимала, что до конца сезона успеет покрасоваться в нем всего один-два раза, а потом придется спрятать его до будущей весны. Но это платье было, пожалуй, самым любимым, а кроме того, как она втайне считала, особенно ей шло. Две широкие лямки перекрещивались на шее, оставляя спину полностью обнаженной, что позволяло продемонстрировать ровный золотистый загар. На груди тоже был глубокий вырез, а узкую талию схватывал зеленый шелковый пояс.
Надо сказать, что Камилле никогда не нравилась ее фигура, и девочкой она пролила немало слез в пору, когда все ее подружки, став девушками, приобрели пышные формы. У нее же грудь наметилась лишь к окончанию школы, а бедра так и остались узкими, словно у подростка. Зато сейчас ей люто завидовали многие ее сверстницы, которым после рождения ребенка, а то и двух, стало не под силу тягаться стройностью с девичьей фигуркой Камиллы.
Девушка брызнула духами из аэрозольного флакончика, наблюдая, как легкое ароматное облачко медленно оседает на вьющихся волосах, обрамляющих ее лицо и мягкой волной спадающих на плечи. Она решила оставить волосы распущенными в «художественном беспорядке». Она знала, что при такой жаре бесполезно их укладывать в прическу, так как она просуществует весьма недолго и неминуемо растреплется к концу вечера.
В последний раз бросив взгляд в зеркало, чтобы оценить результат своих стараний, она вдруг заметила в нем Зака, и сердце гулко застучало у нее в груди. Он тихо стоял за полуотворенной дверью. Камилле в голову не приходило, что кто-нибудь может зайти за ней, чтобы проводить в большой дом к обеду.
Заметив, что его присутствие обнаружено, Зак демонстративно постучал в дверь. Камилла покраснела, возмущенная подобной лицемерной выходкой Зака.
– Теперь уже мог бы войти и без стука. И давно ты там прячешься?
– Вполне достаточно, чтобы дать тебе основания для беспокойства. Не сомневайся, скучать мне тут не пришлось, – насмешливо улыбнулся он, и Камилла резко отвернулась к зеркалу, скрывая свое смущение. Она достала маленькие жемчужные сережки и стала их продевать в уши.
– Я готова, – наконец справившись с собой, пробормотала она и повернулась к Заку. Ну почему он всегда такой неотразимый? Светлый костюм чудесно оттенял темно-золотистый загар, а ярко-синяя рубашка гармонировала с глубокой синевой глаз. Ровные зубы ослепительно белели на смуглом, загорелом лице.
– Готова, да не совсем. Отец посылает почетной гостье букетик цветов из нашего сада. Мне поручено передать его и проследить, чтобы ты приколола его к платью.
С этими словами он протянул ей букетик мелких желтых роз, перехваченный белой шелковой ленточкой.
– Как мило с его стороны! – воскликнула Камилла, искренне радуясь цветам.
– Дили, жена Саймона и наша домоправительница, срезала их по просьбе отца, но выбрал их он сам. Он от тебя просто без ума.
Камилла понюхала ароматные розы и подняла глаза на Зака. Выражение его лица показалось ей каким-то странным. Но только лишь их глаза встретились, как его лицо тут же обрело свое обычное насмешливое выражение.
– Придется закрепить букетик на волосах. У меня нет булавки, чтобы приколоть его к платью.
С ловкостью фокусника, привыкшего охапками извлекать кроликов из цилиндра, Зак достал из-за отворота пиджака длинную булавку с жемчужной головкой.
– В детстве я был бойскаутом. И всегда готов к любым неожиданностям.
Он взял букетик у нее из рук и, не успела девушка понять, что он собирается делать, ловким движением завел руку за вырез ее платья. Прикосновение его теплых пальцев подействовало на нее словно удар молнии, сердце бешено заколотилось, дыхание прервалось, и по всему телу жаркой волной разлилась горячая, одуряющая слабость. Почудилось ли ей, или пальцы Зака действительно дрогнули, прикоснувшись к ее груди, когда он прикалывал цветы на платье? Уже приладив булавку, он не спешил вытаскивать руку, и девушка чувствовала у себя на макушке его горячее прерывистое дыхание. Медленно запрокинув голову, Камилла скользнула взглядом по его груди, могучей шее, упрямому подбородку, чувственному рту, тонкому носу, и наконец ее взгляд остановился на пронзительных, ослепительно синих глазах, полных пугающего напряжения. Лица молодых людей находились всего лишь в каком-то дюйме друг от друга, но их словно разделял незримый барьер, и ни один не хотел, не смел разбивать эту преграду. Камилла поспешно потупилась и шагнула назад.
Охнув, Зак выдернул руку из-за выреза ее платья. Он совсем позабыл о булавке и неловким движением задел пальцем об острие и поцарапался.
– Проклятие, – выругался он, разглядывая кровавую дорожку царапины.
Совершенно не подумав о том, какое впечатление произведет на Зака ее действие, она схватила его за руку и, молниеносно поднеся к губам пораненный палец, осторожно слизала с него кровь, как поступила бы, уколи палец сама. Из груди Зака вырвался глубокий вздох, мгновенно отрезвивший девушку. И она внезапно сообразила, сколь интимный поступок позволила себе. Словно обжегшись, он отдернул руку.
– Я… я думаю… теперь все пройдет… – запинаясь, пробормотала она, боясь встретиться с ним взглядом.
Зак, ничего не ответив, решительным шагом направился к двери и широко распахнул ее перед смущенной Камиллой.
Выпив по аперитиву в гостиной, Камилла и Прескотты отправились в столовую. Там уже накрывала на стол пухленькая женщина, которую мистер Рейборн Прескотт представил как Дили Митчел. Она и Саймон служили в «Свадебном венке» еще с тех пор, как Рейборн привел сюда свою молодую жену. Камилла отметила, что в отличие от неимоверно худого Саймона, Дили выглядела почти толстушкой, но ее пышные формы совсем не портили ее, а даже были привлекательны. Лицо Дили сияло от доброжелательной улыбки, когда, посмотрев на Камиллу, она вдруг заявила:
– Знаете, мисс Джеймсон, а вы и впрямь очень хорошенькая. Мистер Прескотт верно описывал вас. Он так вас нахваливал, что я уже начала сомневаться, вполне ли чисты его намерения, когда он решил уговорить вас остаться на время работы жить в нашем доме.
Она рассмеялась, заметив, как заливается густым румянцем старший Прескотт. Судя по всему, домоправительница занимала в доме достаточно прочное положение, раз уж осмеливалась поддразнивать своего хозяина при посторонних.
– Впрочем, если бы он заявил, что заманил вас в дом, чтобы доставить удовольствие Заку, я бы тоже нимало не удивилась, – добавила она, все еще продолжая хихикать, и скрылась за кухонной дверью. Только тогда Камилла рискнула взглянуть на насупившегося Зака.
– Камилла, не обижайтесь, пожалуйста, на Дили. Она всегда болтает что вздумается. Мы с Заком за много лет уже привыкли к ее манере, – извиняющимся тоном сказал Рейборн Прескотт. Девушка поспешила заверить, что ни чуточки не обижена.
Дили вернулась с подносом, заставленным множеством блюд. Она аккуратно и очень ловко поставила их на стол. Затем она положила на тарелку Камиллы огромный кусок аппетитного ростбифа.
– Знаете, Камилла, должен предупредить, что я сижу на диете, поэтому Дили избегает приправ, так что еда выходит немножко пресноватой. И если вам захочется посолить или поперчить блюда, пожалуйста, не стесняйтесь, Дили прекрасно все поймет. – Рейборн Прескотт не притрагивался к своей порции, ожидая, пока Зак не передаст Камилле солонку и перечницу. Попробовав кусочек, девушка посмотрела на озабоченного старика и широко улыбнулась:
– Потрясающе вкусно, мистер Прескотт. Можете не опасаться, что я похудею, пока гощу у вас. Честно говоря, – рассмеялась она, – если еда всегда будет такой восхитительной, опасность будет заключаться только в том, что я поправлюсь.
– Ну, слегка поправиться тебе не помешает, – прошептал Зак так тихо, что его расслышала лишь Камилла. Девушка с удивлением повернула голову в его сторону, но он сидел с таким бесстрастным видом, словно вообще не слышал, что говорила Камилла.
За обедом старший Прескотт с галантностью истинного южанина занимал Камиллу непринужденной беседой, расспрашивая о ее жизни в Атланте, семье и увлечениях. Зак с мрачным видом глядел в свою тарелку, не принимая участия в разговоре. Но даже если Рейборн Прескотт и заметил неразговорчивость сына, то никак не выказал этого.
– А вы любите кататься? – неожиданно выпалил Зак, прервав этим несуразным вопросом беззаботный разговор Камиллы и отца. Те в полном недоумении уставились на него. Догадавшись, что вопрос адресован ей, девушка поспешила ответить, скрывая за легкостью тона охватившую ее тревогу:
– Да, у одной моей подруги есть лодка, и мы часто плаваем на ней по озеру.
– Вообще-то я имел в виду катание на лыжах, – уточнил Зак.
И почему он выбрал такую болезненную для них обоих тему именно сейчас? Она ведь не может ответить ему, как он того заслуживает, не выдав тем самым мистеру Прескотту, что их связывает некая тайна.
– Мне довелось кататься на лыжах несколько лет назад, – коротко бросила Камилла.
– Охотно верю, что тогда вы всласть накатались. Думается, с тех пор вы катаетесь, не переставая.
Камилла залилась краской, старательно сдерживая негодование. По интонационному нажиму на слово «кататься» она прекрасно поняла, что он имел в виду.
– Нет. Я каталась только однажды. И мне это пришлось не по душе. Я… у меня вообще это не слишком-то удачно получилось, – сквозь зубы процедила девушка, слегка запнувшись на последней фразе. Пока Камилла отвечала на издевательские вопросы Зака, она с каким-то упорством разглядывала свою пустую тарелку, боясь встретиться глазами с его насмешливым взглядом.
– Ну что вы, – протянул Зак. – Наверное, все дело просто в отсутствии тренировки. Держу пари, немного практики – и вы станете настоящим приверженцем этого спорта.
Камиллу передернуло от унижения. Не в силах больше терпеть эту пытку, она резко вскочила из-за стола.
– Прошу прощения, мистер Прескотт. Я… я скоро вернусь, и мы сможем приступить к осмотру дома, – она почти выбежала из комнаты, успев услышать недоумевающий голос Рейбор-на Прескотта:
– Я что-то не так сказал, сынок? Что ее так расстроило?
Не дожидаясь ответа Зака, девушка опрометью бросилась через веранду ко «вдовьему» домику.
Чтобы прийти в себя, она умылась холодной водой, бормоча всевозможные нелестные эпитеты в адрес Зака. Да что он, в самом деле, намерен постоянно мучить ее все эти месяцы, что ей придется здесь провести? Неужели ей никак не избежать постоянных едких намеков на события двухлетней давности? Как выдержать эти гнусные напоминания о ее единственной постыдной ошибке, единственном эпизоде в ее жизни, который ей хотелось бы навсегда вычеркнуть из памяти? Да она просто ненавидит Зака Прескотта!
И вместе с ненавистью к ней пришло твердое решение не склоняться под нападками Зака. Надо просто-напросто игнорировать все попытки унизить и смутить ее. Она вспомнила, как в детстве мать учила ее игнорировать дразнивших ее наглых мальчишек. И она твердо уверилась в том, что так надо поступить и сейчас – он в конце концов поймет, что ему не под силу довести ее до слез, забава наскучит ему, и он оставит ее в покое.
Почувствовав, что силы и решимость вернулись к ней, Камилла снова отправилась в большой дом, но застала в гостиной одного лишь мистера Прескотта. Тот сразу же объяснил отсутствие сына тем, что Заку потребовалось уехать по делам на весь остаток дня и вечер.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Загрузка...