Хомски Оксана - Диетный эксклюзив http://www.libok.net/writer/12653/kniga/51522/homski_oksana/dietnyiy_eksklyuziv 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Девушка тихо радовалась, что ее мольбы услышаны, хотя была несколько обескуражена, что ее гордая демонстрация выдержки и самообладания пропала даром.
Обход особняка Рейборн Прескотт начал с гостиной, состоявшей из двух комнат, разделенных тяжелыми раздвижными дверями. Одна комната использовалась как обычная гостиная, а другая представляла, собой зальчик с большим старинным пианино. Старик пояснил, что Элис была хорошей музыкантшей, и весь просиял, услышав, что Камилла тоже умеет играть. Он непременно желал после реставрации оставить пианино на прежнем месте.
Пока они осматривали дом, Камилла вела краткие заметки, отмечая все детали обстановки и что нужно переделать, починить или вовсе убрать, а что, наоборот, оставить в полной сохранности. Она подсчитывала число окон в каждой комнате, отмечала состояние пола, даже если ей приходилось для этого заглядывать под тяжелую мебель, подбирала цветовую гамму для каждой комнаты, учитывая освещение с таким расчетом, чтобы все вместе обрело единую гармонию. Позже вечером она намеревалась поработать с каталогами, продумывая все детали. К ее удивлению, все тяжеленные каталоги были вынесены в коридор и размещены на удобных невысоких стеллажах. Оказывается, Зак все же сохранил некоторое подобие хороших манер.
После того как Камилла закончила осмотр гостиной, мистер Рейборн предложил пройти через фойе в столовую. По правде говоря, несмотря на напряженность ситуации, возникшей за обедом, девушка все же успела окинуть ее придирчивым профессиональным взглядом. Оттуда они направились в небольшую комнату для завтраков, а потом и в кухню, которая, к радости Камиллы, являла собой прекрасный образец современной технически оснащенной кухни. Она не требовала перестройки, а нуждалась в небольшом косметическом ремонте. Дили мыла посуду после обеда и пришла в полный восторг, когда Камилла поинтересовалась ее пожеланиями о цветовой гамме, подходящей для кухонной обстановки. Они горячо обсудили несколько вариантов, и к концу разговора Камилла поняла, что обрела в Дили нового друга.
Из кухни Камилла и Рейборн Прескотт поднялись на второй этаж. Туда вела широкая парадная лестница, настоящим украшением которой были замечательные дубовые перила. К сожалению, за много лет они утратили первоначальный блеск и явно нуждались в чистке и полировке, чтобы обрести былое великолепие.
Наверху старший Прескотт провел девушку через несколько симметрично располагавшихся комнат, с дверьми, выходящими в центральный холл. Мистер Прескотт пояснил, что все эти четыре комнаты – спальни, две из которых были соединены в единый комплекс ванной комнатой. Одну из этих спален сейчас занимал Зак.
– Зак всегда сам выбирает обстановку для своей комнаты, пусть уж так и будет, – мимоходом заметил Рейборн, и Камилла вздохнула с облегчением, понимая, какой груз свалился с ее плеч, ведь общение с Заком по этому поводу превратилось бы в сражение.
После смерти жены Рейборн Прескотт перебрался в просторную спальню, находящуюся через коридор от спальни Зака. Его владения были сплошь отделаны красным деревом, удивительно сочетавшимся с тщательно подобранной старинной мебелью, от которой Камилла пришла в восторг. Не удержавшись, она сказала об этом Прескотту, тот расплылся в благодарной улыбке.
– Я все еще надеюсь, что во второй спальне когда-нибудь будет детская, – вздохнул он. – Так что давайте до поры до времени оставим здесь все, как есть, хотя, если вам захочется поменять здесь обои или еще что-нибудь на ваш вкус, я возражать не стану. Должен признаться, что наш чердак буквально завален старыми коврами, мебелью и всевозможными безделушками. Можете брать оттуда все, что вам понадобится.
Камилла мысленно пообещала себе, что в один прекрасный день совершит экскурсию в это хранилище чудесных старинных вещей.
– Дили с Саймоном живут в комнате над гаражом, – продолжал рассказ Прескотт-старший. – Они в один голос уверяют, что там очень уютно и они всем довольны. Быть может, вам все-таки удастся убедить их, что не мешало хотя бы полы и обои обновить. А уж когда вы уговорите их на проведение косметического ремонта, то можете смело приступать к любым изменениям по своему усмотрению, – хитро улыбнувшись, сказал он.
Вскоре Камилла заметила, что у Рейборна Прескотта ужасно усталый вид. Осмотр дома затянулся значительно дольше, чем она предполагала, и было уже довольно поздно. Чтобы не задеть гордость старого Прескотта, девушка зевнула и, ловко изобразив смущение, признесла:
– Простите, но день выдался такой насыщенный, что я буквально с ног валюсь от усталости. Если вы не против, мы закончим на сегодня.
– Конечно, конечно, – поспешно согласился хозяин дома.
Спускаясь вниз по лестнице, Камилла поделилась с Рейборном Прескоттом своими дальнейшими планами:
– Утром мы с вами просмотрим каталоги и решим, какие основные изменения вы хотите внести. А когда обо всем договоримся, я позвоню в фирму и закажу необходимые материалы. А тем временем, пока будут подбирать и доставлять заказ, я смогу заняться рутинной работой, например, покраской и полировкой полов, перекладкой черепицы. Только для этой тяжелой работы мне придется нанять кого-нибудь. Вы не будете против?
– Делайте все, что сочтете нужным, моя дорогая, и даже не спрашивайте.
Мистер Прескотт предложил ей руку, собираясь проводить до «вдовьего» домика, но Камилла мягко, но решительно отказалась.
– Благодарю вас, мистер Прескотт, я уже хорошо ориентируюсь в доме и смогу дойти сама. До встречи завтра утром и спокойной ночи.
– До встречи, Камилла. Кстати, если вам что-нибудь понадобится, позвоните Дили или Саймону по внутреннему телефону. Все номера закодированы и отмечены на кнопках.
– Спасибо. Спокойной ночи.
– Спокойной ночи. – Он замолчал на мгновение, а потом, тщательно подбирая слова, добавил: – Я рад, что вы приехали сюда, Камилла. Мне кажется, это украсит жизнь нам всем.
Девушка улыбнулась, кивнув в ответ, но в глубине сердца не могла согласиться с ним. Разве может украсить ее жизнь пребывание под одной крышей с человеком, которого она с каждым днем все больше и больше ненавидит?
Пройдя через темную веранду, она вошла во «вдовий» домик.
Вздрогнув, Камилла проснулась и, открыв глаза, поняла, что еще совсем рано. Ветерок раздувал легкие занавески на окне. Вчера вечером, раздеваясь перед сном, она закрыла жалюзи, но, устроившись в широкой постели, почувствовала, что при закрытых окнах в комнатке становится слишком душно. Выскользнув из-под одеяла, она подняла жалюзи и, пробежав обратно, юркнула под одеяло. Легкий прохладный ветерок и тихий мерный рокот вентилятора вскоре убаюкали девушку, несмотря на все одолевавшие ее беспокойные мысли.
Откинув одеяло и соскочив с постели, Камилла одернула коротенькую ночную рубашку, чтобы прикрыть трусики, и босиком прошлепала в ванную. Склонившись над раковиной, она начала набирать стакан холодной воды, как вдруг заметила, что под умывальником кольцом свернулась самая настоящая змея!
Издав отчаянный вопль, прорезавший безмятежную утреннюю тишину, Камилла выронила стакан в раковину, о которую он разбился, и запрыгнула в ванну, лихорадочно соображая, сумеет ли змея забраться к ней? Длинная узкая лента начала зловеще разворачиваться, и девушка снова завизжала, громко и пронзительно. Сквозь свой собственный отчаянный вопль она услышала скрип открывающейся двери и звук тяжелых поспешных шагов по комнате.
– Камилла? Камилла, с тобой все в порядке? – раздался встревоженный голос Зака.
И на пороге ванной комнаты возникла массивная фигура Зака, загородившая дверной проем. Похоже, Зак собирался на плантацию и был одет в старые потертые джинсы и синюю футболку. На голову он нахлобучил соломенную ковбойскую шляпу, а за пояс заткнул кожаные перчатки.
Он в недоумении уставился на побледневшее лицо Камиллы, в ужасе застывшей в ванне. Камилла до того обезумела, что не замечала, как пристально он разглядывает ее фигуру. Ее короткая ночная рубашка была похожа на комбинацию, едва прикрывавшую трусики. Густые спутанные волнистые волосы растрепались, придавая девушке невероятное очарование.
– Какого дьявола ты так вопишь? Что случилось? – грубо поинтересовался он, оглядываясь. Тут его взгляд упал на осколки разбитого стакана, и он с тревогой спросил: – Ты порезалась?
Дрожащей рукой Камилла показала на змею, извивающуюся под раковиной, и прошептала:
– Змея.
Поглядев вниз, Зак наконец понял причину ее паники.
– О Боже ты мой, – сказал он сквозь зубы. И в тоне его голоса звучали и отвращение, и ирония одновременно.
Широко распахнув глаза, Камилла наблюдала за тем, как Зак преспокойно ухватил змею чуть пониже головы и поднял с пола. Покачав головой, он перевел взгляд со змеи на Камиллу, а затем вышел из комнаты. Камилла услышала, как хлопнула дверь. Даже теперь, когда Зак унес змею, она все еще не решалась вылезти из ванны.
Несколько минут спустя вновь раздался звук открываемой двери, и Зак вернулся в ванную. Посмотрев на Камиллу, он насмешливо сказал:
– Ты до чертиков перепугала меня своим визгом. Скажи, тебе доводилось слышать историю о маленьком пастушке, который все кричал: «Волки, волки!»
– Она… что, она не… ядовитая? – пролепетала Камилла трясущимися губами.
– Абсолютно. Это наша семейная любимица, она живет в папином саду. Маленькая безвредная змейка.
Нарочито спокойные разъяснения несколько отрезвили девушку. Ей-то откуда было знать, что это за змея! Все они так похожи и одна другой хуже.
– Но это же вполне могла бы быть и водяная мокасиновая змея, – воскликнула она обиженно.
– Водяная мокасиновая змея обычно водится около водоемов, и к тому же она грязно-бурого цвета. А вовсе не разноцветная красавица, как наша семейная любимица, – продолжал объяснять он с деланной терпеливостью и спокойствием, словно учитель, вразумляющий неразумное дитя. Только что пережившая сильный испуг, Камилла не выдержала новой насмешки, к глазам несчастной девушки подступили слезы, а плечи начали тихонько подрагивать. Она попыталась заговорить, но из ее горла вырывались лишь неразборчивые всхлипывания:
– Я… я ненавижу змей… всех до единой… я их боюсь… я не могу…
Внезапно она почувствовала, как крепкие руки Зака обхватили ее и вынули из ванны. Затем Зак прошел в спальню, сел на кровать и бережно опустил Камиллу к себе на колени, став ласково укачивать.
– Ты и впрямь так сильно испугалась? – прошептал он ей на ухо, отбрасывая непослушную прядку с ее щеки. – Ну прости, что я смеялся над тобой. Тсс, тише, она уже далеко, в саду, все хорошо, успокойся.
Камилла уткнулась лицом ему в грудь, зарываясь в мягкую ткань его футболки и продолжая жалобно всхлипывать. Зак терпеливо поглаживал ее по спине и вытирал слезы с мокрых щек, нашептывая всякую утешающую чушь, пока наконец девушка не затихла, окончательно успокоившись. И теперь, когда панический страх ушел и она уже в состоянии была оценить ситуацию, Камиллу бросило в дрожь при мысли, какой же, наверное, дурочкой счел ее Зак. Она нерешительно подняла голову и виновато поглядела на него:
– Прости, что задержала тебя. Ты, наверное, торопишься на плантацию. Я так рада, что ты оказался поблизости, а не то торчать бы мне в ванне до скончания века, – она робко улыбнулась и отвернулась, избегая проницательного взгляда синих глаз. – Как ты думаешь, как эта… эта змея сюда приползла?
Зак рассмеялся:
– Наверное, услышала, как мы говорим о нашей очаровательной гостье, вот и решила сама посмотреть на тебя. Она могла вползти сквозь какую-нибудь дырку около водопроводных труб. Не думай об этом. Я попрошу Саймона заделать все щели. Уверен, ты можешь не опасаться, что она нанесет тебе повторный визит. Ты так вопила, что еще неизвестно, кто кого больше напугал.
Девушка снова вздрогнула.
Зак одним пальцем легонько приподнял подбородок Камиллы, вынуждая ее посмотреть ему в глаза:
– Моя футболка насквозь промокла, – поддразнивающим тоном заметил он. Девушка испуганно покосилась на мокрое пятно в том месте, куда она прижималась лицом.
– Ну вот, прости еще и за это, – пролепетала она, притрагиваясь пальцами к ткани, плотно обтягивающей его широкую грудь. Зак еле заметно вздрогнул, и девушке показалось, что в глубине его глаз вспыхнул огонек. Только тут до нее вдруг дошло, в какой непосредственной близости друг к другу они находятся. Ее обнаженные бедра ощущали мягкие рубчики на джинсах Зака, а грудь прижималась к его груди, так что, должно быть, он чувствовал, как бешено бьется ее сердце.
Когда Зак склонился к губам Камиллы, она почувствовала, как он властно придерживает ее голову. Поцелуй был настойчивым и сдержанным… сперва. Затем столь памятная девушке буйная чувственность внезапно проснулась и с новой силой завладела ею, и губы Камиллы сами собой приоткрылись под мягким нажимом его языка, а дыхание перехватило – и Зак пылко завладел ее ртом, наслаждаясь им со все нарастающей страстью.
Наконец он оторвался от ее губ, чтобы дать ей возможность перевести дыхание, но его неутомимые губы продолжали покрывать легкими поцелуями ее щеки, лоб, спустились к виску и прильнули к маленькому ушку. Камилла уткнулась ему в шею и сладко вздохнула, почувствовав свежий аромат его одеколона. Ну кто еще, кроме Зака, стал бы брызгаться одеколоном перед тем, как отправиться работать на плантацию?
Этот вздох вновь привлек Зака к ее губам, и он коснулся их легким поддразнивающим поцелуем, а потом завел ее руки себе за шею, все крепче и крепче прижимаясь к ее устам. Поцелуй становился все более страстным и все более лишал ее воли. Она лишь смутно осознавала, что руки Зака неотвратимо приближаются к краю ее ночной рубашки, словно во сне ощущала легкое дуновение прохладного воздуха по ее обнаженной коже. Движения его были медленны и завораживающи. Но когда пальцы Зака скользнули под тонкую ткань и легли на ее грудь, Камилла вздрогнула и замотала головой, – Зак… пожалуйста… – чуть слышно выдохнула она. Его губы скользнули вниз по шее девушки, он языком обвел очертания крошечной впадинки у основания ее шеи.
– Пожалуйста что? Что, Камилла? – хрипло переспросил он, нежными поцелуями покрывая ее шею и крепче сжимая грудь.
– Нет, Зак, пожалуйста… – начала Камилла, но внезапный резкий стук двери прервал ее фразу. Громко перекликаясь, Саймон и Дили направлялись через сад к большому дому, чтобы приступить к своим повседневным делам.
Камилла прыжком соскочила с колен Зака и одернула ночную рубашку. Покраснев от смущения, она поспешным движением натягивала подол как можно ниже. Ей отчаянно хотелось, чтобы рубашка была бы хоть чуточку длиннее. Камилла прекрасно понимала, что ночная рубашка так мала, что она стоит перед Заком почти полностью обнаженной, а он откровенно пялится на нее, медленно скользя взглядом по всему ее телу.
Уголки его губ изогнулись в насмешливой улыбке, и он неторопливо процедил:
– И чего ты испугалась? Потери невинности?
Она надменно вздернула подбородок.
– Что за нелепый вопрос? И особенно от тебя!
С быстротой и легкостью дикого барса Зак вскочил с кровати и, нахлобучив ковбойскую шляпу почти до самых бровей, решительным шагом направился к ней. Только упрямая решимость помогла Камилле не потупить глаза под его наглым, недвусмысленно оценивающим взглядом.
Остановившись в нескольких дюймах от нее, Зак прищелкнул языком и насмешливо протянул:
– По утрам ты особенно хороша, – с этими словами он игриво откинул с ее лица прядку волос, а затем повернулся и вышел из комнаты. Насвистывая, он пересек сад и скрылся в доме. Насвистывая! Подобная беззаботность вызвала у Камиллы приступ ярости. Его ничуть не волновало то, что произошло сейчас между ними, в то время как скрытый внутри ее вулкан наполнял ее бушующим пламенем чувств.
4
После завтрака Камилла и мистер Прескотт возобновили прерванную вчера вечером работу. Они долго и горячо обсуждали всевозможные цвета, материалы и стили. Камилла была приятно удивлена, что ее собеседник наделен безупречным вкусом. Но еще большую радость вызвало то, что их вкусы совпадали и им не пришлось спорить. Они одинаково представляли, каким должен стать дом после реставрации. Камилла всегда тяготела к четким, чистым и изящным линиям, простоте, в которой таилась истинная элегантность. Ее раздражали комнаты, буквально задыхающиеся от переизбытка всевозможных дизайнерских изысков, загроможденные мебелью и украшениями. По счастью, Рейборн Прескотт сразу же и охотно одобрил все тщательно подобранные ею образцы обоев и ткани для обивки мебели. Они с большой тщательностью подбирали цвета для каждой комнаты, используя по нескольку сочетаний оттенков, и наконец сошлись на самых лучших, да так, что все вместе составляло единую цветовую гамму. Камилла записывала каждую мелочь, помечая номера понравившихся оттенков в каталогах – когда придет пора заказывать материалы, она не могла позволить себе ошибиться или что-то забыть.
После ленча Рейборн Прескотт и Камилла снова вернулись к этому занятию, но вскоре появился Саймон, призывая их сделать перерыв. Он с подчеркнутой заботой уговаривал девушку пойти и хоть немного отдохнуть, но она понимала, что на самом деле он печется о здоровье старшего Прескотта и хочет, чтобы тот полежал до обеда.
Что же до Прескотта-младшего, то девушка не видела его вплоть до самого обеда. Весь день она то и дело ловила себя на том, что вновь и вновь переживает события сегодняшнего утра. Она злилась и на него, и на себя. Как смел он целовать ее, да еще так страстно? И почему она ему это позволила? Он, наверное, до сих пор смеется над тем, что она с такой готовностью поддалась на его чары и практически сама упала в его объятия, мечтая вновь ощутить его умелые ласки. К злости Камиллы прибавилась и жгучая ревность, лишь стоило ей подумать о тех, у кого он с таким совершенством выучился искусству любви.
Она ненавидела себя за свою податливость. Стоит ему коснуться ее, а она уже и тает, раздраженно говорила она самой себе. Словно канули в небытие два года, прошедшие со времен Сноу Берд. Поцелуи Зака вернули ей блаженство, которое она испытала, лежа в его объятиях. Его губы нежно и вместе с тем настойчиво припадали к ее губам, требуя от них столь же пылкого ответа – и он не был разочарован. Его руки касались ее с бережной властностью, от которой у девушки кружилась голова. Никогда, ни одному мужчине не позволяла она того, что разрешила ему. Но почему именно Зак? Какими чарами он ее околдовал? При первом же его прикосновении все моральные устои, всякое чувство благопристойности тут же куда-то улетучивались. Камилла уже один раз поддалась на его гибельное очарование – и до сих пор ее терзало сознание вины. Нет, второй раз она такую ошибку не совершит.
К обеду Камилла надела простое светло-желтое хлопковое платье. Когда она вошла в столовую, Рейборн Прескотт сидел в удобном, но сильно потертом кресле. Мистер Прескотт заметил взгляд Камиллы, которым она окинула подголовник и подлокотники кресла, и, несколько смущаясь, спросил девушку, позволено ли ему будет и после ремонта сохранить это кресло – оно ведь одно из его любимых. Камилла, улыбнувшись, согласилась. Зак стоял за стойкой, смешивая себе коктейль. Услышав ее голос, он обернулся.
Взгляд Камиллы скользнул по синим брюкам, идеально обтягивающим его длинные мускулистые ноги, а потом остановился на слегка расстегнутой бежевой рубашке, где проглядывали шелковистые волосы. У девушки невольно перехватило дыхание; справившись с внезапно охватившим ее возбуждением, она с трудом произнесла: «Добрый вечер».
– Привет, Камилла. Хотите выпить? – даже в голосе его таился соблазн.
– Если можно, чуть-чуть белого вина. Со льдом.
– Выбор настоящей леди, Камилла, – одобрил ее мистер Прескотт. – Не выношу женщин, которые пьют крепкие напитки. До того, как вы пришли, я рассказывал Заку о том, что мы сегодня задумали. После бесед с вами я еще больше уверился в вашем таланте.
– Спасибо за комплимент, мистер Прескотт. Надеюсь, вашему сыну понравится и результат, – она обернулась к Заку, протягивающему ей бокал. – Если вы хотите посмотреть образцы, которые мы выбрали, с радостью покажу их вам прежде, чем делать заказ.
– Очень мило с вашей стороны, Камилла, но я, пожалуй, доверюсь вашему вкусу. Папа уверяет, что вы сторонница простоты в дизайне. Так что предоставлю все вам, и пусть результат будет для меня сюрпризом.
Камилла ждала, что Зак будет саркастичен и груб, особенно после утренней сцены в ее комнате. Но он, по-видимому, пребывал в добродушном настроении. Такой Зак более походил на того неотразимого молодого человека, который с легкостью покорил ее в Сноу Берд. И это ее испугало, ведь подобный Зак для нее еще опаснее. И сегодняшнее утро – яркое подтверждение тому. Нельзя терять бдительности, сказала она себе.
После обеда Зак по просьбе отца принялся рассказывать гостье о плантации. Сначала он говорил неохотно, но девушка слушала как зачарованная, и ее неподдельный интерес в конце концов превратил его рассказ в увлеченное повествование. Как ни странно, но он чуть ли не застенчиво признавался, сколько собственности находится под его управлением и сколько дохода приносит ему эта собственность каждый год. Главным образом они специализировались на хлопке, но имели и несколько побочных отраслей, в том числе даже небольшую коневодческую ферму. И ею он очень гордился, мечтая, что со временем сможет расширить ее.
– До чего же любопытна история Натчеза, – заметила Камилла, когда тема плантации себя исчерпала. – Мне всегда нравилось читать книги о ней.
– Самое интересное, что большинство отцов-основателей решили поселиться на крутом берегу Миссисипи, а плантации завели на другом берегу, в Луизиане. Сдается мне, они были первыми американцами, кому приходилось ездить на работу в пригороды, – сказал Зак и улыбнулся, лицо его просветлело, в глубине небесно-синих глаз плясали блики свечей. В первый раз за время своего пребывания здесь Камилла ощутила покой и была этим очень счастлива.
– Знаешь, мне хочется, чтобы ты как-нибудь, пока погода не испортилась, взял бы Камиллу с собой на плантацию и устроил ей экскурсию, – вдруг сказал мистер Прескотт.
Камилла встретилась с Заком глазами. Сердце ее так и подскочило при мысли о том, что ей придется провести с ним целый день. Зак не отводил от нее пристального взгляда, полного глубокого значения. Не выдержав силы этих синих глаз, девушка потупилась.
– Что ж, я согласен, – сказал он, отодвигаясь от стола. – А сейчас, прошу прощения, вынужден вас покинуть. У меня свидание.
Он объявил об этом так небрежно, так буднично, но слова его почему-то сильно задели Камиллу. Однако в следующую же секунду она принялась ругать себя за это. Ну и что, что он встречается с какой-то женщиной? Ей до этого нет никакого дела. Но почему же недавнее ощущение покоя и счастья растаяло без следа? Зак пожелал доброй ночи отцу, потом ей и легкими быстрыми шагами вышел из комнаты, напоследок бросив на девушку насмешливый вызывающий взгляд. Ее гнев немедленно переключился на Зака. Ничего, она еще докажет ему, что ей все равно, пусть даже он будет ходить на десяток свиданий за вечер!
Они скоротали остаток вечера за бриджем. Камилла играла в паре с Рейборном Прескоттом против Саймона и Дили. Они много шутили и смеялись. Глядя, как веселится Камилла, никому и в голову не пришло, что в глубине души она чувствует себя бесконечно несчастной и постоянно гадает, кто же та счастливица, что привлекла внимание Зака.
Дни бежали быстро, прошла неделя. Камилла вместе с Рейборном Прескоттом наконец окончательно обсудили все детали и подсчитали, сколько и каких материалов потребуется на отделку дома. Камилла созвонилась со своей помощницей в Атланте и тщательно объяснила ей, что надо заказать, велев непременно звонить, если возникнет хоть малейшее затруднение. Потом трубку взяла Марта. Ей не терпелось расспросить дочь, как у нее идут дела. Камилла ответила на все вопросы матери, а в конце разговора добавила – все превосходно, и Прескотты чрезвычайно милы. «Во всяком случае, старший», – сказала она про себя.
С Заком она виделась мало. Обычно он уезжал на плантацию ранним утром и возвращался только перед самым обедом, а частенько и глубокой ночью. В таких случаях мистер Прескотт пояснял, что у сына на сегодняшний вечер другие планы. Камилла болезненно переживала отсутствие Зака – ведь, как ни горько ей было признавать это, все последние дни мысли ее неустанно крутились лишь вокруг него. А короткие встречи за обеденным столом доставляли ей невыразимую радость. Пусть порой слова его были обидны, пусть речь его была пересыпана намеками, понятными только ей одной, но Камилла поняла, что готова терпеливо сносить его насмешки, чем совсем не видеть Зака.
Он никогда не говорил, с кем встречается, и Камилла никогда не узнала бы этого, не упомяни мистер Прескотт как-то вечером «вдову Хазелетт». Услышав это упоминание о подружке Зака, Камилла с трудом заставила себя продолжать обедать как ни в чем не бывало.
– Вдова Хазелетт? – с напускным безразличием переспросила она.
– Да. Зак часто видится с ней, хотя лично мне она совсем не по душе. Уж больно она жеманная… кривляка какая-то. А с Заком носится, как медведица со своим медвежонком – никого и близко к нему не подпускает, чуть ли на людей не кидается.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Загрузка...