А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Извини, но тут ничего не поделаешь, — ответила Элизабет и остановилась, чтобы отдышаться, упираясь ногами в ветку. Но тут котенок снова замяукал, и так жалобно!
— Скорее, мам.
— Я и так тороплюсь, — вспылила Элизабет, продираясь сквозь густую крону и стараясь не смотреть вниз, чтобы не кружилась голова.
В конце концов ей удалось добраться до котенка. Она стала успокаивать его ласковыми словами, осторожно взяла за брюшко и сняла с ветки. Спускаться вниз с Бэйби оказалось гораздо сложнее. Благополучно добравшись до середины пути, она обратилась к детям:
— Я сброшу Бэйби вниз, а вы ловите. Миган, ты готова?
— А это не опасно?
— Нет. Готова?
— Готова, — ответила Миган не очень уверенно.
Коря себя за бессердечность и избегая укоризненных взглядов детей, Элизабет выпустила Бэйби, и он, растопырив лапы, приземлилась у ног Миган.
Девочка попыталась взять котенка на руки, но он стремглав бросился наутек и промчался по зеленой лужайке, возле забора, между ног Тэда Рэндольфа. Дети с пронзительными криками бросились за ним, не обращая внимания на истошные вопли матери.
Элизабет уткнулась подбородком в ствол дерева и решила во что бы то ни стало довести этот фарс до логического конца. Она слышала, как дети наперебой объясняли холостяку из соседнего дома, что случилось с котенком. Их звонкие голоса далеко разносились в предвечерней тишине.
Время от времени она слышала отдельные реплики господина Рэндольфа: «Что ты говоришь?», «Уверен, Бэйби перепугался», «Конечно, Мэтт, это не твоя вина. Котята любят лазать по деревьям».
— А сейчас на дереве застряла наша мама. Элизабет застонала и, зажмурившись, молила Господа, чтобы холостяку надоела болтовня детей. Она представила себе, как он на прощание погладит их по головкам и направится к дому с полной сумкой продуктов, которую держал в руке.
Но, открыв глаза, Элизабет разглядела сквозь ветки, что сумка покоится на капоте двигателя джипа «Черокки», а сам господин Рэндольф держит в своих огромных руках Бэйби, тот свернулся клубочком, видимо, очень довольный оказываемым ему вниманием.
— Так это ваша мама сняла котенка с дерева?
— Ага. А сама никак не слезет. Ма-а-ама! — крикнул Мэтт с противоположной стороны двора.
— Я думаю, ей самой не спуститься, — заметила Миган.
Элизабет всегда гордилась интуицией развитой не по годам дочери, но сейчас готова была ее придушить.
— Я… я в порядке, — откликнулась Элизабет и, заторопившись, опустила ногу на следующую ветку. Лайла советовала ей предстать перед своим холостым соседом беспомощной и растерянной, но сейчас она выглядела просто по-идиотски.
Элизабет видела, как Тэд Рэндольф передал котенка Миган, но вдруг что-то отвлекло его внимание. Прищурившись, он смотрел вверх на дерево, пытаясь сквозь листву рассмотреть Элизабет. Все трое с Бэйби, надежно устроившимся на руках Миган, пересекли границу между лужайками обоих домов и направлялись прямо к дереву, где она сидела.
— Разве умеют мамы лазать по деревьям? — пренебрежительно бросил Мэтт.
— Ты же сказал, что она почти как Рэмбо, — вступилась Миган за мать.
— Залезть-то она залезла, но сможет ли слезть? — Мэтт посмотрел на Тэда снизу вверх и добавил с серьезным видом: — Вы же знаете, какие бывают мамы.
В следующий момент они уже подошли к дереву.
— Миссис Бэрк?
— Привет, мистер Рэндольф. Как поживаете?
Она могла бы поспорить, что ему стоило больших трудов не расхохотаться.
— Прекрасно. А вы как?
— Я тоже отлично, — ответила Элизабет, машинально откинув со лба прядь волос. Она вела себя так, словно они разговаривали через изгородь из розовых кустов, разделявших их владения.
— Может быть, вам помочь?
— Благодарю вас, я сама справлюсь. Сожалею, что дети побеспокоили вас.
— Рад быть полезным. — Брови его сошлись на переносице. — Вы уверены, что сумеете обойтись без посторонней помощи?
Элизабет посмотрела вниз, и ей показалось, будто земля наклонилась под опасным углом.
— В-вполне уверена.
Похоже, сосед сильно сомневался в этом. Помолчав немного, он заявил с решительным видом:
— Хватайтесь за ту вон ветку — нет, за другую — правой рукой. Так, хорошо. А теперь опускайте левую ногу… вон туда. — Его мужественный голос, напоминавший отдаленные раскаты грома, звучал дружелюбно, ему почти удалось довести ее до подножия дерева, как вдруг раздался треск рвущейся материи.
— Ах! — Элизабет уже достигла ближайшей к земле ветки и собиралась поставить ногу на стремянку, но зацепилась за сучок.
— Что случилось? — спросил Тэд.
— Это… О, мне кажется, я за что-то зацепилась.
— Каким образом?
— Нижней юбкой с кружевными оборками, — с готовностью проинформировал его Мэтт. — Там не одна. Не знаю только, зачем она их носит.
— Мэтью! — Элизабет густо покраснела. Наверняка сосед заметил. Единственная надежда, что он объяснит это ее напряжением — она никак не могла отцепить от сучка кружевную оборку.
— Послушайте, давайте я. — Тэд поднялся на стремянку.
— Не надо, я сама.
— Нет, вы лучше держитесь обеими руками за ветку, а то еще свалитесь.
Элизабет, которой казалось, что земля все удаляется от нее, последовала его совету и изо всех сил сжимала обеими руками ветку, в то время как сосед-холостяк приподнял ее саржевую юбку и запустил пальцы в многочисленные кружева, пытаясь найти оборку, которая зацепилась за сук. Казалось, этому не будет конца.
— Вот, нашел-таки! — воскликнул он, потрогав разорванную ткань. — Полагаю, это нетрудно починить.
— Да, возможно, — ответила Элизабет, потянувшись к кружевной оборке, которую он держал одними пальцами. — Благодарю вас.
Тэд все еще стоял на стремянке, при этом их лица оказались почти на одном уровне. Никогда еще Элизабет не видела так близко своего соседа. Его поразительно голубых глаз, волос, еще не совсем седых, не ощущала запаха его одеколона, почему-то напомнившего ей о верховой езде и сексе. Он теребил злополучную оборку, и от этого глаза у Элизабет вспыхнули огнем, а во рту пересохло.
— Не стоит благодарности, — спокойно ответил Тэд, продолжая смотреть ей в глаза. — Вы вся дрожите. Давайте, я помогу вам спуститься.
Он слез на землю, отодвинул стремянку. Затем обхватил Элизабет за талию, почти сомкнув руки на ее спине. Сильные, мужские руки.
— Держитесь за мои плечи и наклонитесь вперед. А в остальном положитесь на меня.
Элизабет, не раздумывая, повиновалась. Мягкая ткань его рубашки подействовала успокаивающе на саднящие ладони, когда Элизабет осторожно опустила их ему на плечи. Ее руки на его широких плечах казались совсем маленькими и очень женственными. Слегка сжав ее талию, Тэд приподнял Элизабет, и она всей тяжестью рухнула на него, отчего он едва не потерял равновесие. Он еще крепче сжал ее тонкую талию и, держа Элизабет на руках, отошел на несколько шагов от дерева.
У него была мощная, словно стальная, грудь. Как и все его тело. Рядом с ним Элизабет чувствовала себя такой хрупкой и слабой. Закружилась голова.
Ерунда. Это от высоты. Но почему она не ощущает под ногами земли?
Оказалось, что Тэд все еще держит ее на руках. Потом он стал медленно опускать ее. И пока опускал, ее груди касались его могучего тела, а бедра на какой-то момент задержались на ширинке.
Горячая волна захлестнула Элизабет.
— Ну, все в порядке?
Она кивнула, хотя до «порядка» было далеко.
Тэд наконец отпустил ее талию, Элизабет отступила на шаг, и когда рискнула посмотреть ему в глаза, то увидела в них отражение женщины с пунцовыми от возбуждения щеками.
Поняв, что это она сама, Элизабет содрогнулась.
2
- Послушай, мам, что ты так странно смотришь? Пронзительный голос Мэтта моментально вывел Элизабет из того состояния экстаза, в которое она погрузилась на миг. Женщина судорожно схватилась за горло, словно хотела удержать готовое выскочить сердце.
— Ох, оказывается лазать по деревьям это так ужасно! Как там Бэйби?
— Уже лучше, — ответила Миган, ласково прижимая котенка к груди. — Слышишь, как он мурлычет?
Элизабет и самой хотелось замурлыкать. Она часто напевала себе под нос, кровь бурлила. Она не переживала ничего подобного с тех пор… Даже не могла вспомнить, когда в последний раз с ней было такое. Да, давно ее не касалась мужская рука.
Элизабет старалась не встречаться взглядом с соседом, но когда посмотрела на него, не могла не заметить, как блестят в сгущающихся сумерках его проницательные голубые глаза из-под густых, все еще темных бровей.
— Благодарю вас, мистер Рэндольф, за то, что помогли мне слезть с дерева, — промолвила Элизабет, проглотив комок в горле.
Ее спаситель улыбнулся, показав ровные белые зубы.
— Не стоит благодарности. Прошу вас, зовите меня Тэдом.
И снова Элизабет увидела в его глазах свое отражение. Растрепавшиеся волосы обрамляли лицо мелкими светлыми завитками. Блузка вся испачкалась, а на подбородке виднелось огромное грязное пятно. В общем, выглядела она ужасно и наверняка показалась мистеру Рэндольфу дурочкой. Теперь он не откажет себе в удовольствии позабавить приятелей пикантной историей о вдовушке, живущей по соседству. Как она зацепилась за сучок нижней юбкой, и что сказал по этому поводу Мэтт, ее сынишка. При этом он недвусмысленно улыбнется, мол, дальше начинается самое интересное, но о подробностях умолчит, демонстрируя собственную порядочность.
— Ну, дети, поторапливайтесь, — приказала она тоном английской нянюшки. — Скоро стемнеет. Пора домой. Мэтт, пожалуйста, отнеси стремянку в гараж.
— Почему опять я? — захныкал он. — Пусть Миган отнесет.
— Я держу Бэйби, — запротестовала Миган.
— Теперь моя очередь заботиться о нем. Думаешь, это только твой котенок?
— Это я попросила маму взять его.
— Да, но он общий.
— Больше мой.
— Ага-а! Он и твой, и мой, правда, мам?
Элизабет всегда была готова решить подобный спор. И ей это легко удавалось. Но сейчас перепалка дочери и сына оказалась последней каплей, переполнившей чашу терпения.
— Хватит ссориться! Делайте, что велят! — Мало того, что ей пришлось лезть на дерево, так теперь еще эти негодники выставили себя в самом худшем свете перед соседом.
— Подождите минутку! — крикнул Тэд. — Сейчас я вам кое-что покажу.
Все трое обернулись как по команде.
— Пойдемте в гараж, — улыбнулся Тэд, адресуя улыбку Элизабет, — пусть дети посмотрят, что у меня там есть.
— Щенята? — спросила Миган заговорщическим тоном. — Они уже появились на свет?
— Вчера ночью. Целых четыре.
— О-о, мам, можно нам на них посмотреть? Элизабет не знала, что делать. Тэд взял на себя роль миротворца, и женщина, разумеется, была благодарна ему за это. Но с какой стати он вмешивается в их семейную жизнь? И все же отказать детям в подобном удовольствии Элизабет не могла. Даже мама не может быть такой жестокой.
— Отнесите стремянку в гараж, а потом можете идти. — Элизабет никогда не капитулировала безоговорочно.
Мэтт схватил стремянку и поволок ее по земле. Невероятно, но Миган последовала за ним, чтобы подержать дверь.
— Вы не возражаете? Элизабет повернулась к Тэду:
— Конечно нет. Они мне все уши прожужжали о вашем сеттере и будущих щенках. — Только сейчас Элизабет заметила, какой Тэд высокий. Выше ее на целую голову. — Боюсь только, как бы они не потревожили мать.
— Пенни — самая послушная из всех собак, которые у меня когда-либо были. К тому же обожает ваших детей.
Элизабет, скрестив руки, нервно обхватила себя за плечи.
— Надеюсь, они не слишком досаждают вам? Ведь целыми днями торчат у вас во дворе. Сколько раз я их ругала, не помогает, но…
— Мне это совсем не мешает, напротив, я с удовольствием наблюдаю за их играми.
Интересно, есть у него дети? Если нет, то почему? А если есть, то живут ли они с его бывшей женой? Была ли у него вообще жена? Или, может быть, он тоже вдовец, как она?
Эти вопросы вертелись у Элизабет в голове, но она ни за что не решилась бы их задать. К тому же Мэтт и Миган уже бежали обратно, запыхавшиеся, с горящими глазами и пунцовыми от возбуждения щеками.
— Я оставила Бэйби в доме, чтобы не напугал щенят, — доложила Миган.
— Ну что, пошли? — сказал Тэд, направляясь к стоявшему поодаль гаражу.
Все дома в этом жилом массиве были построены еще в тридцатых годах. Лет десять назад было модно скупать их и подновлять, и Джон с Элизабет, как и многие молодые семьи, поселились здесь.
Дети бежали впереди, обгоняя друг друга, между деревьями на просторных соседних участках земли.
— Будьте осторожны, — напутствовала их мать, — не трогайте щенят. И сразу же возвращайтесь.
— А вы разве не пойдете с нами? — повернулся к ней Тэд.
— Я, о-о, я что, тоже должна идти? — запинаясь, проговорила Элизабет. — То есть вы хотите, чтобы я тоже пошла?
— Конечно. Кто ж может устоять перед искушением поглядеть на новорожденных щенков?
«И какая женщина может устоять перед его взглядом?» — подумала Элизабет.
Тэд протянул ей руку, но она оставила этот жест без внимания, стараясь идти с ним в ногу и незаметно собирая в узел разметавшиеся пряди волос.
Со стороны эта сцена могла показаться весьма странной. Элизабет не успела обуться и шла в одних чулках по влажной и холодной траве. Под ногами хрустели опавшие листья. На прошлой неделе был первый заморозок и начался листопад. Солнце стремительно уходило за горизонт, и на соседние участки уже легли темно-лиловые тени. С большим трудом Элизабет удалось найти тему для разговора.
— Мне нравится, как вы покрасили наличники на окнах и дверях.
— Благодарю. На это ушла уйма времени.
— Да, их у вас великое множество.
— А я так не люблю красить!
— Хорошо еще, что вы купили дом уже после ремонта. — Тэд жил здесь полгода или около того. Элизабет точно не помнила.
— Иначе я не купил бы его.
Они подошли к гаражу. Тэд открыл заднюю дверь и отступил, пропуская остальных. Вся напрягшись, Элизабет протиснулась между ним и дверью и вошла внутрь, при этом ее юбка прилипла к его брюкам, словно не желая с ними расставаться, как набежавшие волны с песчаным берегом.
В гараже царил полумрак, поскольку главная дверь, выходившая на улицу и к подъездной аллее, была закрыта. Помещение освещалось всего одной маломощной электрической лампочкой, висевшей над импровизированным ложем из старых одеял, которое соорудил Тэд для собачьей семьи. Здесь пахло плесенью и мускусом. И Элизабет невольно вспомнила конюшню, плод собственной фантазии.
Несмотря не запрет трогать щенков, потому что это может не понравиться матери, ребятишки опустились на колени и принялись их гладить и ласкать. Элизабет, опасаясь, как бы дети ненароком не придавили какого-нибудь щенка, снова напомнила им об осторожности.
— Не волнуйтесь, все в порядке, — успокоил ее Тэд, легонько взяв за локоть и приглашая пройти вперед.
— Можно подержать одного, мам? Пожалуйста-а-а, — взмолилась Миган.
— Не знаю, — неуверенно произнесла мать. Сеттер выглядел довольно миролюбиво, но суки бывают очень агрессивны, охраняя своих детенышей.
— Вряд ли Пенни станет возражать. Если, конечно, вы будете соблюдать осторожность, — вмешался Тэд.
Очень бережно ребятишки взяли в руки по одному комочку, охая и ахая от восторга. Элизабет сама не заметила, как последовала их примеру. Сосед оказался прав. Разве можно устоять перед таким искушением?
— Да они просто прелесть, не правда ли? — прошептала Элизабет, тоже опускаясь на колени, чтобы рассмотреть их поближе.
Пенни наслаждалась всеобщим вниманием и не проявляла никаких признаков недовольства.
— Хотите взять одного на руки?
Элизабет взглянула на Тэда через ворох старых одеял. Он стоял на одном колене, облокотившись на другое, полусогнутое. Падавший на него сбоку свет единственной лампочки, оставляя в тени часть лица, освещал лишь серебристые пряди волос. При одном взгляде на Тэда можно было сказать, что это человек высоких моральных принципов. На его мужественном и красивом лице сохранились следы пережитого, душевных и физических мук. Такой, как он, зря не полезет в драку, не сочтет для себя унизительным, когда ударят по одной щеке, подставить другую.
Он способен к сопереживанию и не лишен чувственности. Об этом в первую очередь свидетельствовали его красиво очерченные губы. Единственное, что портило его лицо, это две глубокие вертикальные борозды на щеках, напоминавшие скобки.
У Элизабет перехватило дыхание. Пересохло во рту. Она лишь кивнула в ответ на его вопрос. Тэд осторожно отнял от соска одного из щенят. Малыш жалобно запищал в знак протеста, что вызвало бурю веселья. Элизабет сложила руки корзиночкой, и Тэд опустил в них теплый пушистый шарик. Элизабет приподняла щенка и легонько потерлась о него щекой.
— Он такой… Это мальчик, не так ли? Засмеявшись, Тэд утвердительно кивнул:
— Скорее всего. Три мальчика и одна девочка.
— Надо заглянуть под хвост, — со знанием дела заявил Мэтт, гордясь собственными познаниями в этом вопросе. — У мальчика должен быть пенис.
— Какой ужас! — воскликнула Миган и, подняв над головой щенка, заглянула ему под хвостик. Очень довольная, что у нее девочка, Миган с удвоенной нежностью продолжала гладить щенка.
Элизабет нервно откашлялась, чувствуя на себе смеющийся взгляд Тэда.
— Какой мягенький, — пробормотала она, не отнимая щенка от щеки.
— Они тебе нравятся, мам? — спросил Мэтт.
— Еще бы! Такие хорошенькие!
— Можно нам взять одного?
— Мэтью! — Неужели она так и не научила своих детей хорошим манерам?
— Ну пожалуйста!
— Можно, мам? — вмешалась в разговор Миган.
— Нет.
— Ну почему?
— Потому что мы только недавно взяли Бэйби. Больше никаких животных в доме.
— Мы будем ухаживать за ним, честное слово.
— Я сказала «нет».
— Но, мамочка…
— Погоди, Мэтт, — перебил его Тэд. — Все щенки уже распределены.
— Все-все? — огорчился Мэтт.
— Да. Ты уж извини, дружище.
— Ладно, — пробормотал сквозь слезы малыш и потупился.
Тэд приподнял его лицо, взяв пальцем за подбородок.
— Может быть, у Пенни опять будут щенки, и тогда мы уговорим твою маму взять. Договорились?
Мальчик просиял.
— Договорились! — Он положил щенка на место. — Непременно расскажу Тиму, что первый увидел щенят и что в следующий раз, когда Пенни ощенится, мне дадут одного. — Малышу не терпелось поделиться этой новостью со своим лучшим другом.
— Подожди меня. — Миган тоже положила щенка на место и вместе с братом побежала к выходу.
— Осторожно переходите улицу, — предупредила их мать. — И чтобы через пять минут были дома. Пора ужинать.
— Хорошо, мам.
Когда дверь за ними захлопнулась, Элизабет посмотрела на Тэда и смущенно улыбнулась.
— Когда я их проглядела? Он рассмеялся:
— Вы все делаете правильно. У вас прекрасные дети. Просто энергия у них бьет через край. — Продолжая улыбаться, Тэд потрепал Пенни по голове, и она ему благодарно лизнула руку.
Грохот захлопнувшейся двери был подобен грому, после чего наступила напряженная, звенящая тишина, и гараж теперь выглядел уединенным, отгороженным от всего мира интимным уголком. Элизабет стало не по себе. Она совершенно не знала Тэда и при встрече обменивалась с ним несколькими ничего не значащими фразами, и то на расстоянии. Только сейчас они по-настоящему познакомились, и потому, оставшись с ним наедине, женщина испытывала неловкость.
— Пожалуй, пойду домой и займусь ужином. — Элизабет положила щенка рядом с Пенни. Он потыкался носиком, нашел свободный сосок и с удовольствием зачмокал.
Когда же Элизабет распрямилась, Тэд вдруг взял ее руки в свои и, повернув ладонями к свету, с тревогой спросил:
— Что вы сделали со своими руками?
От его прикосновения Элизабет едва не лишилась дара речи и не сразу ответила;
— Ободрала о дерево,
— Как только придете домой, обязательно промойте руки с антисептическим мылом и смажьте бальзамом.
— Да, так и сделаю, непременно.
— Кто я такой, чтобы давать советы в области медицины матери двоих детей, а? — Он иронически усмехнулся.
Элизабет, тоже с улыбкой, высвободила руки, втайне надеясь, что сделала это без излишней поспешности. Однако надежды оказались напрасными. Она с трудом поборола желание засунуть обе руки под мышки, словно они совершили серьезный проступок и ей стыдно за них. Ладони покалывало, но не только от глубоких царапин.
Тэд поднялся с колена, и они вместе направились к выходу.
— Оказывается, у вас есть мотоцикл, — заметила Элизабет, радуясь, что удалось прервать затянувшееся молчание. Мотоцикл стоял в одном из отсеков гаража, рассчитанного на две машины.
— Да, я приобрел его по возвращении из Вьетнама. Только не хватает времени ездить на нем. Разве что в выходные дни. Вообще-то я люблю мотоцикл.
«Вьетнам? Он что, был солдатом?»
— Глядя на вас, этого не скажешь.
Он остановился, взявшись за шарообразную ручку замка.
— Почему? Надеюсь, вы не принадлежите к тем ультраконсерваторам, которые считают идиотом любого, севшего на мотоцикл.
— Конечно же нет.
— Вот и прекрасно! Надеюсь, вы не откажетесь как-нибудь прокатиться со мной?
— Вряд ли, — поспешно ответила Элизабет, растерянно глядя на мотоцикл. — Вряд ли мне понравится сидеть верхом. На мотоцикле.
Две последние фразы она произнесла с интервалом, и любопытство в глазах Тэда уступило место удивлению. Какое-то мгновение Элизабет ощущала на себе пристальный взгляд его голубых глаз.
— Сказать так можно, лишь испытав это на себе.
Элизабет вопросительно посмотрела на Тэда, но так и не поняла, какой смысл вложил он в свои слова, решила пропустить их мимо ушей.
— Дети будут меня искать, — произнесла она, все еще испытывая неловкость.
Тэд распахнул дверь, и на Элизабет пахнуло вечерней свежестью и прохладой. Она с наслаждением вдохнула чистый прозрачный воздух и почувствовала, как проясняется в голове. Соски затвердели от холода и обозначились под тонкой блузкой, и чтобы Тэд не заметил этого, а также чтобы согреться, она обхватила себя руками. А вдруг Тэд все-таки заметил? Что он тогда подумает?..
— Мне нравятся все эти ненужные вещи с кружевами, которые вы носите под верхней одеждой, — вдруг заявил он.
— Что? — Элизабет даже поскользнулась на мокрой траве и резко обернулась.
Обезоруживающе улыбаясь, Тэд пояснил:
— Я вовсе не считаю их ненужными. Просто цитирую Мэтта.
Он смотрел на женщину чисто по-мужски, с видом превосходства, так повелось еще со времен Адама, и ни один закон в мире никогда не подвергал это сомнению.
— Женщина во всем должна быть женщиной. И в одежде тоже.
— Благодарю вас.
— Вы предпочитаете тонкие ткани? — спросил Тэд, буквально впившись взглядом в проступающие сквозь блузку соски.
Элизабет облизнула губы.
— Мне нравится выглядеть женственно. Кроме того, это на пользу моему бизнесу.
— Совершенно верно. Вы, насколько мне известно, торгуете в вашем магазине дамским бельем? — сказал Тэд и, видя, что она удивлена, пояснил: — Однажды я был в «Кэйвано» и видел вас сквозь витрину.
— О!
Откуда все-таки Тэд знает о ее бизнесе? Первый вопрос. И второй. Что он делал в отеле «Кэйвано». В конце концов она обругала себя за наивность.
Ведь отель «Кэйвано» со своими шикарными номерами просто создан для интимных встреч. Так неужели не ясно, зачем Тэд Рэндольф, такой привлекательный мужчина, посетил «Кэйвано» в самый разгар дня после обеда, не позже, поскольку Элизабет закрывала свой магазин довольно рано. В отеле первоклассные рестораны, но в городе немало мест, где можно так же хорошо пообедать, только гораздо дешевле. Вероятнее всего, не голод привел Тэда туда, а совсем другие желания.
— Тогда я и узнал название вашего магазина, но до этого не раз задавался вопросом, что за странный номерной знак на вашем автомобиле.
— Это идея моей сестры, — ответила рассеянно Элизабет.
С кем, интересно, он встречался в «Кэйвано»? С продажной девкой, нанятой на несколько часов? Безнадежно влюбленной домохозяйкой или же с деловой женщиной, решившей немного расслабиться после трудов праведных? Впрочем, не все ли равно. И задетая за живое собственным любопытством, Элизабет сказала:
— Когда в следующий раз будете в отеле, загляните в мой магазин. Хотя бы поздороваться.
— Благодарю. Непременно. Возможно, я даже куплю что-нибудь. Ваши товары выглядят… весьма привлекательно.
Он снова бросил мимолетный, но внимательный взгляд на ее груди. Или ей показалось?
— Ну, еще раз спасибо за то, что сняли меня с дерева.
— Не за что.
И снова от звука его голоса тепло волной разлилось по ее телу. Элизабет не могла себе этого простить и распрощалась с ним очень холодно:
— До свидания, мистер Рэндольф.
— До свидания, Элизабет.
Он словно не услышал официального «мистер Рэндольф» и нарочно назвал ее по имени. Быстро кивнув, Элизабет торопливо пересекла его двор и очутилась в своем. Возле злополучного клена женщина подобрала туфли, но не стала обуваться и направилась к черному ходу. Лишь закрыв дверь, она почувствовала себя в безопасности и с облегчением вздохнула. Однако передышка длилась недолго. Со стороны парадного входа послышались голоса возвращающихся детей.
— Мама?
— Я здесь. — Элизабет бросила туфли на пол и босая прошла к холодильнику. Хвала Всевышнему! Миссис Альдер не забыла вынуть из морозилки полукилограммовый кусок вырезки, который уже успел оттаять.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
Загрузка...