Ларионова Ольга - Киска http://www.libok.net/writer/1178/kniga/29457/larionova_olga/kiska 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Сара улыбнулась Скотту.
— Сегодня еще увидимся.
— Э-э… Постой, Сара!
Сара вновь повернула голову.
— Все хочу у тебя спросить…— Скотт в нерешительности помолчал. — Там, в туннеле… Дугласа схватила рука?
Сара задумчиво кивнула, прошла в каюту и закрыла за собой дверь.
Мейтсон покачал головой.
— А, черт! — Он принялся шарить по карманам. — Куда я подевал таблетки? — Лицо его исказилось, будто от приступа тошноты. — Вечно мучаюсь морской болезнью.
Скотт глубоко вздохнул, вошел в соседнюю каюту и положил сумку на верхнюю полку. Мейтсон проследовал за ним.
— Надеюсь, путешествие пройдет быстро. Какую выбираешь койку?
— Быстро? — переспросил Ральф. — Нам предстоит проплыть две тысячи миль. Это по меньшей мере три дня пути.
Скотт осмотрел свое временное жилище: лампа для чтения, занавески, больше, кроме коек, ничего. К тому же довольно тесно… Его вдруг осенило. Черт, и почему о самом главном он подумал в последнюю очередь? Хаккетт сказал, до полного кошмара остается два дня.
— К концу путешествия нас может не быть в живых, — произнес Скотт, повернувшись к Мейтсону.
— Ледокол «Полярная звезда», на связи военный корабль США «Гарри С. Трумэн». Контр-адмирал Томас С. Дауэр благополучно прибыл на борт. Капитан порта Кейптаун дал добро на ваше немедленное отплытие. Экипаж «Гарри С. Трумэна» готов сопровождать вас до места назначения. Конец связи.
— Хорошо, «Трумэн », подтвердите отплытие. Примите благодарность от команды «Полярной звезды». Конец связи.
Капитан Крис Рафферти повесил рацию на держатель и кивнул лоцману. Им предстояло проплыть некоторое расстояние в сторону Столовой горы, потом выйти в открытое море.
Двое из двадцати членов экипажа были здесь же, на мостике. Пассажиров в списке значилось сто сорок три, но шестеро должны были сесть позднее. Рафферти, однако, волновало в основном благополучие майора Гэнта, который стоял сейчас рядом с ним.
— Времена меняются, — произнес капитан, сложив на груди руки и понизив голос. — Такой популярностью мы никогда не пользовались. — Гэнт не ответил. — Вам повезло, — добавил Рафферти. — В Кейптаун мы обычно не заглядываем, идем напрямую в Сидней. Сегодня же биологам, которых мы везем, понадобилось что-то здесь забрать.
— Спасибо, что согласились нас взять, — сказал Пирс.
Они с Хаккеттом тоже были здесь, наблюдали за столбами дыма вдали — последствиями паники и мародерства.
Гэнт сосредоточенно о чем-то размышлял.
— Я только что разговаривал с «Трумэном» и «Ингерсоллом». Обстановка накаляется. Погода может резко ухудшиться в любую минуту.
— Погода? — переспросил Рафферти. — Вы о гравитационных волнах? — Хаккетт кивнул. — Если следующая настигнет нас в пути, нам лихо придется. Мы ведь не авианосец. В схватке с пятидесятифутовой волной скорее проиграем. Этот ледокол создавали четыре года. Сквозь лед он пройдет, как никакой Другой. Но в непривычных условиях… Несколько минут, и ему конец. — Он упер руки в бока, поправил бейсболку. — Это так, чтобы вы имели в виду. Антарктика и без того самый суровый на земле край. А с гравитационными волнами…
Энсин Варес, коренастый латиноамериканец из Пуэрто-Рико, воодушевленно обратился к Рафферти:
— Капитан! Связь со спутниками восстановлена.
— Замечательно. — Рафферти взглянул на Гэнта. — Можете приступать к работе, ребята.
— Конечно, — сдержанно ответил Гэнт.
— Слава богу! — Хаккетт оживился. — Сначала надо обновить данные из ЦЕРНа…
— Только не на палубе, — вставил Рафферти.
Хаккетт пожал плечами.
— Да где угодно.
Настроение майора Гэнта ничуть не улучшилось. А когда Объединенное командование ПВО североамериканского континента сообщило, что базы китайцев по-прежнему не видно, даже ухудшилось. Из нескольких спутников, которые имело смысл попытаться привести в норму, на что в любом случае ушло бы не менее тридцати двух часов, ближайшим был «ВиЭкс-17».
Пирс и Хаккетт обменялись взглядами. Церэушник облизнул губы.
— Для меня подготовили помещение?
Гэнт кивнул и повел его в недра ледокола.
В тринадцать ноль шесть Гринвичского времени «Полярная звезда» вышла в международные воды. Основную ответственность за ее безопасность несла боевая группа «Гарри С. Трумэна», в которую входили американский авианосец «Гарри С. Трумэн Си-Ви-Эн-75 » класса «Нимиц» и восемьдесят семь самолетов Пятого авианосного авиакрыла. Их подстраховывали военные корабли США «Банкер-Хилл-52», «Моубайл-Бэй-53» и на некотором расстоянии несколько судов Пятнадцатой эскадры эсминцев. Всего десять кораблей.
Это была вторая боевая команда. Группа «Нимиц» под командованием мощнейшего надводного корабля среди авианосцев одноименного класса уже занимала позиции в антарктических водах.
На побережье Антарктики, по размерам вдвое превышающей Америку, постоянно проживали и работали до пяти тысяч специалистов. В состав «Нимица» входило три тысячи триста пятьдесят, а Пятого авианосного авиакрыла — две тысячи четыреста восемьдесят человек. В общей сложности пять тысяч восемьсот тридцать. С их появлением в Антарктике ее население за единственную ночь увеличилось аж вдвое. Численность группы «Трумэна» была приблизительно такой же, как «Нимица». Помимо них в Антарктику по указу президента отправилось еще восемнадцать судов, некоторые с отрядами сухопутных войск на борту, и команды ВВС. Антарктике грозило по меньшей мере нечто вроде внезапного демографического взрыва.
При этом никто не имел представления, что в Южной полярной области сейчас происходит, не знал, существует ли или в самом деле исчезла целая китайская база. Ответ на этот вопрос мог отыскать единственный человек. Роберт Эллингтон Пирс из Финикса, штат Аризона. Серийный номер А170044938-W9. Сотрудник Центрального разведывательного управления. Необыкновенно талантливый.
Наделенный способностью единственно силой мысли увидеть любое сооружение на расстоянии и с удивительной точностью дать его описание.

16.16
Боб Пирс стоял босыми ногами на снегу и смотрел по сторонам.
— Что ты видишь?
Рядом не было ни души. Пирс прижимал к уху сотовый телефон. Отвечая на вопрос, он смотрел на ступни и шевелил пальцами:
— Снег. Лед. Здесь безумно холодно.
— Что с базой? — продолжал расспрашивать Гэнт.
Пирс вскинул голову.
Прямо перед ним, буквально в нескольких дюймах, на гнезде пулемета лежали обуглившиеся останки китайского солдата. Искаженное лицо схватило морозом. Черные затылок, спина, задние части ног потеряли человеческие формы, будто изуродованные каким-то взрывом.
Груда обломков еще дымилась. Мачтовая буровая вышка лежала на раздавленной передвижной кабине. Вот что осталось от базы «Чжун Чанг».
— Все уничтожено, — доложил Пирс.
Потемневшие обломки устилали снег, будто черный перец — картофельное пюре на тарелке. Пирс разглядел человеческую руку, все еще сжимавшую патронную ленту. Половину туловища. Трепещущую на ветру поздравительную открытку.
— Пройти в глубь базы сможешь?
— Попробую. Только бы не наступить на одну из этих… гм… штуковин…
Пирс осторожно зашагал мимо кусков опаленной и замороженной человеческой плоти. Желудок затрясло и закрутило. Чем дальше он продвигался, тем запах гари и смерти становился несноснее, тем труднее и мучительнее было дышать.
— Я знаю, как выглядит Атлантида, — заявил Хаккетт, положил ноги на стол и принялся просматривать какие-то бумаги.
— Что это? — поинтересовался Скотт.
— Записи, сделанные во время «путешествий» Боба.
Они собрались в исследовательской лаборатории «Полярной звезды», чтобы проследить за Бобом по видеосвязи. Скотт придвинул стул и сел рядом с Мейтсоном. Хаккетт, расположившийся напротив, протянул Скотту несколько листов, тот раздал по одному остальным.
Сара внимательно наблюдала за Мейтсоном. Тот осмотрительно подключил соединительный провод сначала к небольшому устройству в пластмассовом корпусе, потом к компьютерной рабочей станции, прикрепленной к столу.
— Думаешь, сумеешь разобраться с этим прибором?
— Само собой, сумею, — ответил Мейтсон. — Я его разработал. — Он с отвращением смахнул со стола осыпавшиеся с устройства темные хлопья. — А это что такое?
— Кровь, — догадалась Сара. — Засохшая кровь Эрика Клемменса. И почему они не отчистили от нее все, что нашли?
— О боже…— пробормотал Мейтсон, кривясь от приступа тошноты. А он было хотел откусить заусенец.
— Немыслимо! — воскликнул Скотт, начиная читать вторую страницу.
— Почему это? Потому что не вписывается в твое представление о жизни? — ухмыльнулся Хаккетт.
Мейтсон повернулся и щелкнул расположенным у него за спиной выключателем. Послышалось приглушенное гудение, замигал единственный светоизлучающий диод — прибор работал. Введя команду «переслать в рабочий компьютер», Мейтсон воскликнул:
— Отлично! Сейчас все собранные в Гизе данные загрузятся в нашу машину.
Он вздохнул, весьма довольный собой.
— Глупо, — продолжал о своем Скотт, — утверждать, мол, ты знаешь наверняка, что где-нибудь в удаленном месте происходит то-то и то-то, если оно тебе всего лишь примерещилось.
— Боб направляет энергию в определенное русло, — сказал Хаккетт. — Мы ведь видим, как он это делает.
— Джон, — не сдавался Скотт, — ты же ученый. Да как тыто соглашаешься верить в эту чушь?
— Ричард, законы квантовой механики мы по сей день понимаем не до конца, однако на сто процентов уверены, что без них не заработает телеэкран. Никто из нас не имеет ни малейшего представления о том, согласно какой теории протекает наша каждодневная жизнь, но мы убеждены в том, что существует вселенная. «Небытия» нет. Если выкачать воздух из этой пластмассовой коробочки, выключить весь свет, частицы продолжат откуда-то появляться, понимаешь? Я знаю, что ты сидишь именно там. Задницей на стуле. И что мы плывем по океану. Но где, как ты думаешь, наше прошлое?
— Где прошлое?
Сара заинтересовалась.
— Ого! Любопытный вопрос.
— Ответь же, Ричард, — настойчиво потребовал Хаккетт.
Скотт с минуту размышлял и не вполне уверенно ответил:
— Прошлое в двух милях отсюда, прячется подо льдом. В Антарктике.
Он откинулся на спинку стула, сознавая, что практически не ответил на вопрос.
— Ладно, — продолжил мучить Хаккетт. — Скажи, сколько километров между добром и злом?
Скотт промолчал.
— Вполне вероятно, человеческий организм в состоянии улавливать то, что постичь мы еще не в силах. Потому что, к примеру, недостаточно развиты. Не исключено, что очень скоро у нас разовьется еще один орган чувств. Я спрашиваю у тебя: где прошлое, и ты в тупике, потому как не привык к таким вопросам. Хоть с точки зрения лингвистики он совершенно обыкновенный. — Скотт нехотя кивнул. — Может, к таланту Боба стоит всего-навсего подобрать нужные вопросы.
— По-твоему, он более развит, чем мы? — спросил Скотт.
Хаккетт не успел ответить.
— Ш-ш-ш! — возмутилась Новэмбер. — Из-за вас я не слышу, что говорит Боб!
Скотт повернул голову.
— Конечно, он может и ошибаться. Но другого способа узнать хоть что-нибудь об Антарктике у нас сейчас нет, — горячо произнесла Новэмбер.
— Мы люди науки, Новэмбер, — жестко ответил Скотт. — И не должны позволять вешать нам на уши лапшу.
Новэмбер, не добавив ни слова, вновь сосредоточила внимание на экране. Боб Пирс расположился в помещении, обставленном столом и стульями. Фимиамов, магических шаров или «музыкальных подвесок» вокруг не было. Сквозь опущенные веки он смотрел на зажженные впереди лампы. Выглядела сцена весьма странно.
Гэнт сидел напротив, держа в руках ручку, блокнот и лист бумаги с полученными из ЦРУ сведениями.
Пирс поежился.
— Я… м-м… Приближаюсь к очередной куче… Все вокруг разрушено. — Он резко прижал ко рту руку, как будто испугавшись, что его сейчас вырвет. — Тут… как будто взорвалась бомба. Куда ни глянь, всюду трупы. Убило всех.
— Ладно, Боб, верю, что картина чудовищная. А оружие? Фугасы?
— Да, вижу оружие. И вот еще… Только… Постой… Похоже, это второе они даже ни разу не заряжали.
Скотт в ошеломлении потер подбородок.
— Что он видит?
— Китайскую базу, — невозмутимо ответил Хаккетт. — Судя по всему, видит прекрасно.
Скотт уставился на изображение Пирса и тут заметил боковым зрением, что и в их лаборатории происходит нечто странное. Располагавшиеся вблизи открытого иллюминатора предметы покрывала тонкая серая пленка. Ледокол внезапно качнуло, а Боб Пирс на экране произнес:
— Тут что-то не то.
Из отверстий во льду, словно со дна кастрюли с переварившимся рисом, тут и там вокруг Боба Пирса заструились ленточки пара. Поднимаясь всего на несколько футов, пар превращался в снег и разлетался по ветру.
По льду пошли пересекающиеся трещины. Продвигаясь вперед по царству обломков, Пирс вдруг заметил, что почва потихоньку ускользает у него из-под ног. Прогалины на глазах разрастались, земная поверхность все больше и больше походила на кусок сыра. Вскоре Пирс увидел, что это входы в туннели, убегающие вглубь громадными извилистыми змеями.
Его внимание привлекло движение за изуродованным грузовиком впереди: что-то ударилось о землю и закачалось, приходя в равновесие. Нечто темное. Крупное. Растянувшееся на льду. Если бы только ему удалось до этого места добраться.
Послышался звук. Кто-то крикнул? Сдавленно. Словно издалека. Пирс осмотрелся, пытаясь понять, что это было.
— Повтори, — попросил Гэнт.
Пирс, не отвлекаясь на ответ, осторожно ступил в один из входов, наклонился, заглянул в крутой блестящий туннель из льда и в тот миг, когда мимо него промчалась морозная дымка, заметил что-то пробирающееся наружу — темное и взъерошенное.
Рванувшись вперед, он с изумлением увидел, что это солдаткитаец в рваном альпинистском костюме. На его проглядывавШей сквозь куртку спине темнели пятна — не от ожогов, от обморожения.
— Господи! Кое-кто уцелел! — воскликнул Пирс.
Наклонившись к человеку, он внимательнее рассмотрел его. Пареньку было лет двадцать, не больше.
— Совсем ребенок! — в ужасе добавил Пирс. — Вызывайте врачей! Немедленно!
— Не забывайся, Боб, — проговорил Гэнт. — Пока мы понятия не имеем, сможем ли связаться с врачами, если и проникнем-таки на вражескую территорию.
— Погибли все, за исключением этого мальчишки! — не унимался Пирс. — Спасите же его! Заберите оттуда! Ради бога, сделайте что-нибудь!
Изо рта почти обезумевшего юного бойца шел пар. Пирс раздвинул его веки и понял, что…
— Он видит меня!
— Исключено! — грубовато отрезал Гэнт. — Ты не там, Боб. Ты перенесся туда лишь мысленно. Оглядись вокруг. Он смотрит на что-то другое.
Боб не слушал его. Китайский солдат теперь пытался что-то сказать. Одной рукой указывая на оставшийся позади туннель, он делал все, что только было в его силах, чтобы произнести хотя бы слово. Боб Пирс наклонился ниже и, сознавая, что все равно ничего не поймет, на всякий случай приготовился повторить, что услышит.
Скотт провел пальцем по поверхности прибора и принялся рассматривать то, что осталось на коже. Новэмбер насилу подавила рвотный порыв.
— Что это за вонь? — воскликнула она, скривившись.
— Закройте иллюминаторы, — распорядился Скотт, наклоняясь к ближайшему окну.
Корабль опять покачнуло, на этот раз гораздо сильнее, как если бы внезапно разыгрался шторм. Сара, подойдя, стала тоже рассматривать серую вонючую пыль.
— Вулканический пепел, — заключила она. — Где-то поблизости извергается вулкан.
— Эреб — действующий, — сказал Мейтсон. — Это гора прямо за Мак-Мердо.
— Только этого нам и не хватало, — в отчаянии покачала головой Сара.
Скотт стряхнул с пальцев пепел, бормоча:
— Сера. Никогда не думал, что однажды…
— Эй, Ричард! — перебил его Хаккетт. — Ты китайский, случайно, не знаешь?
Скотт взглянул на него недоуменно.
— Немного. А что?
Хаккетт указал на монитор.
— Боб заговорил по-китайски.
Скотт прошел к компьютеру и прибавил громкость, вслушиваясь в бормотание агента ЦРУ.
— Яо е хейкодо! — повторял тот. — Яо е хейкодо!
У Скотта похолодели руки.
— Это кантонский диалект. Он говорит: там, внизу… Там внизу… оно живое.

СВЯЩЕННЫЕ МЕСТА
Пополь-Вуха больше нет… Оригинал был написан много лет назад, долго просуществовал, но теперь спрятан от искателя, недоступен мыслителю.
Пополь-Вух. Священная Книга гватемальских майя-киче. Оклахомский университет
Туннели Пини-Пини.
Ночь
Шел ливень. Опять.
Ему сказали, во влажных джунглях не так уж и влажно, за исключением, быть может, сезона дождей. Солгали. Джек Балджер опустил откидное полотнище йавеса, чтобы брызги не летели на компьютер.
Перед ним поблескивали девятнадцать аккуратно вырезанных и переправленных из подземных туннелей кубов углерода-60. Открепив штативную подставку и предметный столик, чтобы навести объектив непосредственно на поверхность, Балджер установил микроскоп прямо на кристалле.
Включив остальные лампы, он взглянул в окуляр. И мгновенно разглядел прожилки, нечто вроде волосных трещин драгоценных камнях. Изучая кристаллы в туннелях, в спиралевидных полосах, ничего подобного он не заметил. А теперь..
Это занятие изрядно действовало Балджеру на нервы. Егс тянуло в подземные ходы, к настоящей работе, но он оставался в палатке, потому что так распорядился Мейпл. Спорить и скандалить опасно — ребята постоянно при оружии. Джек Балджер мог отличаться грубостью и резкостью, тупостью же не страдал никогда.
Механик Эдди суетился, подготавливая место для очередной партии С-60. Балджер подключил микроскоп к ноутбуку и сосредоточил внимание на экране. Разрешающая способность не особенно его заботила. Трещину он рассмотрел бы и при не очень четком изображении. За дефектные кристаллы и заплатить могли не столько, сколько обещали.
Закурив сигару и выпустив кольца дыма, он изменил масштаб.
И увидел какое-то движение.
Оторвав глаза от экрана, Балджер уставился в тубус. Может, он слишком устал или сделал что-то не так?
Его первой мыслью было: загрязнение. Проклятый дождь. Сколько из-за него проблем! Поднявшись со стула, Балджер поправил полотнище, протер поверхность кристалла, думая, что до нее долетели-таки дождевые капли, вновь сел и щелкнул мышью по кнопке «ПОВТОРНЫЙ АНАЛИЗ».
Опять движение.
— Черт бы побрал всю эту дрянь!
— Почему же дрянь, Джек? Красавцы! — Эдди уселся возле генератора и закурил сигарету. — Настоящие красавцы!
Балджер взглянул на светящийся в темноте огонек.
— Заткнись!
— Слушаюсь, — отозвался Эдди.
Балджер пристальнее всмотрелся в экран. Может, при таком увеличении система реагировала на сияние ламп? Искажая движение тени и света в подповерхностной структуре камня?
— Что-то не клеится? — полюбопытствовал Эдди.
— Не твое собачье дело, — ответил Балджер, садясь на стуле так, чтобы полностью загородить собой экран.
Эдди пожал плечами и занялся подъемником.
Изображение на экране испещряли тонкие нити, они-то, как казалось, и двигались. Неужели углерод-60 обладает капиллярной структурой? Способен впитывать жидкость значительно быстрее, чем остальные камни?
Балджер нажал на «УВЕЛИЧЕНИЕ». Изображение раздулось до непомерно крупных размеров, становясь смазанным и неточным. Балджера это не беспокоило. Теперь перед ним красовалось царство нанометрии.
Под линзами что-то определенно двигалось. Расплывшееся пятно. Черная вспышка. Еще и еще одна, будто тени на стекле. Ноутбук был сверхсовременный. Балджер нажал на «ЗАПИСЬ» и снял кусок цифрового фильма на скорости десять тысяч кадров в секунду. Совсем коротенький. Чтобы получить нужные сведения, и этого вполне достаточно.
Так оно и оказалось.
Пятна стали появляться с тысяча тридцать седьмого кадра, потом прекратились, но вскоре показались опять. На одном из фрагментов Балджер заострил внимание. Его-то и увеличил. И не поверил своим глазам.
Маленькие ручки. Бочкообразное тельце. Конструкция, каких Балджер не видывал во всю свою жизнь. Наполовину машина, наполовину организм. Нынешним уровнем развития тут и не пахло. То, что видел перед собой Балджер, было создано сверхцивилизацией.
Сигара выпала у него изо рта. Малюсенький механизм, размером с человеческую клетку, свободно плавал по углероду-60.
Балджер схватил сигару, пока она не прожгла в клавиатуре дыру. Объяснение напрашивалось одно:
— Нано…
Карвер поправил защитные очки, нажал на кнопку, и пучок частиц врезался в спираль из углерода-60, в обоих направлениях вившуюся вдоль подземного хода.
На кристаллической поверхности были выгравированы странные буквы, на каменных участках стены — глифы, напоминавшие надписи майя. Здесь совершенно неуместные, если Карвер ничего не путал. Древние майя обитали в Центральной Америке, никак не на Юге. В Перу никогда не бывали, хотя кто знает?
Пучок частиц, следуя установленной программе, вырезал из кристалла очередной куб и исчез. Куб соскользнул со стены и полетел вниз. Помощник Карвера, Гаррисон, быстро взял стоявшее у его ног ведро с водой и, подняв, опустил в него кристалл. Мимо, углубляясь дальше, в туннель, прошли два других человека из команды Мейпла. В их касках светились фонари.
— Мейпл спрашивает, сколько еще этого добра мы можем вырезать, пока не обрушится туннель, — бросил через плечо более высокий.
Теперь повсюду в стенах зияли квадратные дыры. Кое-где на потолке уже образовывались первые трещины.
Карвер не переживал.
— По-моему, волноваться пока не имеет смысла, — сказал он вслед удаляющимся людям.
Затрещала рация.
— Собирайте инструмент, — приказал Мейпл.
— В чем дело?
— Собирайтесь, — повторил Мейпл. Его голос звучал так, будто он стоял в пещере. — Камни в этих туннелях в сравнении с тем, что мы нашли сейчас, — цветочки.
Гаррисон вопросительно взглянул на Карвера.
— Какие указания? — спросил он.
— Сходи, выясни, что ему от нас надо, — угрюмо выдал Карвер.
Едва зашагавшего прочь Гаррисона поглотила тьма, туннель вдруг озарился вспышкой энергии. Коснувшись стены, из которой повырезали куски С-60, свет замер и задрожал. Потом проник в то, что осталось, и помчался вперед.
— Вот это да! — воскликнул стоящий у входа в туннель Эдди, увидев свет. — Ты только взгляни на это! — Он рассмеялся.
— Угу, — рассеянно промычал в ответ Балджер, занятый совсем другими мыслями.
Наноботы. Микромеханизмы. Роботы настолько малых размеров могли спокойно пробраться в чье-либо сердце и произвести там операцию. Перед Балджером красовалась первая из известных человечеству микроскопическая машина.
Он нетерпеливо передернулся. Черт, делиться открытием с людьми, которые работают с ним здесь, не следует. Они не только ни черта не поймут, так еще и заявят, что претендуют на часть прибыли. О них вообще не стоит сейчас вспоминать. Главная задача: решить, как поступить с полученными сведениями.
Оставить снятый фильм в компьютере он не мог. Но, прежде чем удалить его, должен был кому-то переслать. Кому? Себе? На собственный электронный адрес? Рассказывать о сногсшибательных машинах Хоутону не очень-то хотелось, но тогда не сегодня-завтра их загадку откроет кто-нибудь из работавших на «Ролу» ученых, ему и достанутся и слава, и деньги. А ведь С60 привез из Антарктики именно Балджер.
Впрочем, можно поступить хитрее. Побеседовать с Хоутоном. Получить денежки. А потом продать информацию на сторону, более щедрому покупателю.
Да-да, эта мысль пришлась ему особенно по вкусу.
Уже пытаясь дозвониться до юриста, он продолжил рассматривать кадры и тут сделал самое любопытное открытие.
Нано, в зависимости от того, какая перед ними стояла задача, действовали либо поодиночке, либо вместе, сознательно объединяясь. Образуя более крупное устройство.
Уму непостижимо. Ему светит стать чертовски богатым!
Карвер присвистнул. Он стоял прямо под входом, образовавшимся на поверхности во время землетрясения. Края дыры, размываемые проливным дождем, потоками вязкой грязи стекали вниз по стенам. Взглянув наверх и увидев рассекший небо зигзаг молнии, хоть в туннеле и было жутковато, Карвер даже порадовался, что прячется под землей.
Оглядевшись вокруг, он заметил выступающие из земли переплетенные корни дерева, все в блестящих узелках. И тварей, бегающих и ползающих у его ног. Какие-то мелкие насекомые, киша повсюду, хлопали газовыми крылышками. Карвер шевельнул ногой, прогоняя с ботинка странного паука — с прозрачным, будто стеклянным туловищем, необычайно крупного. Ему сделалось не по себе. Ладно, в любом случае тут сухо.
Сложив на поддон кристаллы, он потянул за цепь, поднес к губам рацию и произнес:
— Можешь поднимать.
Послышался отдаленный гул электроэнергии, заработали двигатели.
На Карвера накатила мечтательная радость. Камушки, из-за которых приходилось столько мучиться, обещали вот-вот превратить его жизнь в рай. В мечтах он уже кутил с девочками из Мехико, с целой толпой, не обращая ни малейшего внимания ни на устроившегося у него на плече прозрачного паука, ни на стеклянные трубы-коренья, почти прикоснувшиеся к его шее.
Когда поддон поднялся на нужный уровень, Карвер взялся за цепь и уже собрался было опять заговорить с механиком по рации, но вдруг услышал странный шум и замер.
Звук повторился. Кто-то как будто упал и сдавленно вскрикнул. Еле различимо.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
Загрузка...