Пантелеев Алексей Иванович - Рыжее пятно http://www.libok.net/writer/11202/kniga/44921/panteleev_aleksey_ivanovich/ryijee_pyatno 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Там, куда прошли два его сотоварища, явно происходило нечто непредвиденное.
Карвер всмотрелся в темноту. Посветил фонарем. И позвал:.
— Хинкли? Джером?
Тишина. Ни единого звука.
Объятый страхом, Карвер снова нагрузил поддон, дернул за цепь, давая сигнал: можно поднимать. И, поднеся ко рту рацию, услышал отчетливый гортанный звук. Как будто кому-то внезапно выпустили кишки.
Карвер нащупал висящую на плече винтовку и произнес в рацию:
— В чем дело, ребята? Что за шутки?
В ответ раздалось лишь шипение. Карвер схватил винтовку, резко дернул за цепь. Потом еще раз, пытаясь дать им понять, мол, возникли проблемы.
Поддон дернулся, приподнялся до уровня глаз и замер.
Карвер вновь всмотрелся в темноту туннеля. Небо вверху озарилось очередной вспышкой молнии, и тут Карвер заметил, что кто-то движется в его сторону.

Недоразумение
Дверь лаборатории с шумом растворилась, послышался запоздалый громкий стук, и на пороге появилась рыжеволосая женщина в джинсах и футболке.
— Джона Хаккетта среди вас, случайно, нет?
Хаккетт сильно удивился.
— Есть. Это я.
— Здравствуйте. Я Ребекка Девон, микробиолог. По-моему, произошло какое-то недоразумение. В нашу лабораторию — в другом конце коридора — прислали данные. Нескончаемые потоки цифр.
Хаккетт поднялся со стула.
— Когда?
— Примерно час назад.
Окончательные сведения о кристалле из ЦЕРНа. — Хаккетт сердито взглянул на Ребекку Девон и зашагал к двери. — Я давно их жду. Неужели нельзя было сообщить раньше?
— Гм…— Девон извияюще улыбнулась. — Дело в том, что эти показатели очень похожи на биологические.
Хаккетт резко остановился. Обвел многозначительным взглядом лица коллег.
— Я не ослышался?
— Комплексность — разгадка многих тайн, — подмигнул Скотт.
— Что? А, да. Наверное, ты прав, — согласился Хаккетт.
Мейтсон достал лимон, соединил точки. Нанес такие же на вращающийся в экране его компьютера глобус.
— Это какая-то машина, — пробормотал он.
Хаккетт посмотрел на монитор.
— Полагаешь, все эти места взаимосвязаны?
— Не сомневаюсь.
— Это головоломка. Общемирового масштаба.
— Можно подумать, древние понасочиняли загадок только для того, чтобы нам в предсмертный час было чем заняться, — устало произнес появившийся в дверном проеме Боб Пирс.
Извинившись, он потеснил Ребекку и вошел в лабораторию. Она натянуто улыбнулась.
— Здравствуйте.
Пирс не ответил. Приблизившись к Мейтсону, он взял со стола лимон.
— Эй, я еще не нарисовал на нем систему туннелей!
Скотт покачал головой.
— Нет, что-то здесь не так, — сказал он. — Чтобы эти ходы из Египта тянулись в Южную Америку и Антарктику… такое невозможно чисто физически.
— К тому же, — добавила Сара, — тектонические платформы постоянно смещаются. Туннели не просуществовали бы слишком долго: их непременно разорвало бы или затопило.
Пирс поднял лимон.
— Что касается головоломки… — волнуясь, проговорил он. — Пять отдельных мест и целая Земля. В сравнении с Солнцем мы с вами ничтожно малы. Блохи на брюхе слона, точнее, подергивания на блошиных задницах. Нас почти нет. Может, нам и вообще не дано понять, что же происходит на самом деле, увидеть всю картину.
— О чем вы толкуете? — поинтересовалась Ребекка.
Все, как по команде, взглянули на нее.
Хаккетт чуть наклонил в ее сторону голову и бесстрастно произнес:
— Может, продолжите заниматься прерванными делами? Я зайду к вам буквально через минуту.
Ребекка пробормотала слова извинения и удалилась. Хаккетт поднял руку.
— Успокойся, Боб. Связаны ли друг с другом эти места — физически либо как-то иначе, — мы не знаем. Но продвигаться к истине должны, полагаясь на науку. С общими рассуждениями далеко не уедешь.
Пирс потер лоб и содрогнулся, будто от холода.
— Возможно… Простите, я слишком устал…
— Неудивительно. На то, чем ты только что занимался, наверное, тратится уйма сил.
Пирс покачнулся и, когда Новэмбер взяла его под руку и усадила на ближайший стул, даже не попытался сопротивляться.
— Но несмотря ни на что, — пробормотал он, — Солнце — живое, дышащее существо. Просто на то, чтобы произнести единственное слово, не говоря уже о целом предложении, у него уходит четыре миллиона лет. По космическим меркам наша с вами жизнь длится всего мгновение. Мы по-другому воспринимаем реальность…
Хаккетт, на цыпочках продвигаясь к двери, посмотрел на Новэмбер.
— Сварите-ка ему кофейку, — шепотом посоветовал он. — И положите побольше сахара.
— Это Тед! — провозгласила Ребекка, представляя всех друг ДРУгу. — Тед, это Сара и Джон. Тед — специалист по биологии моря. Изучает медуз.
— Ух ты! — воскликнула Сара, улыбаясь. — Должно быть, Ужасно интересные животные.
— По сути, это не животные, — заметил Тед ледяным тоном. — А планктонные морские организмы. Протоплазма. — У Теда были длинные жирные волосы, он носил сандалии. И с первого мгновения производил впечатление человека, не умеющего следить за собой. Кроме того, ему, видимо, и в голову не приходило, что так продолжительно и сердито смотреть человеку в глаза — не совсем прилично, поэтому разговаривать с ним было весьма неловко. — Некоторые из них вообще не отдельные существа, а целый коллектив, который работает, живет и охотится совместно в форме желеобразного образования, то есть, как мы называем, медузы.
— Ага, — ответила Сара, надеясь, что Тед поймет: теперь ей все ясно.
— Тед немного не в духе, я права, Тед? — произнесла Ребекка, пытаясь скрасить холодность коллеги.
Остальные биологи вообще держались в стороне. У всех были длинные волосы, покрытые щетиной подбородки, каждого намного больше интересовали споры в стеклянных колбах, нежели лазутчики из соседней лаборатории.
— Мы когда-то тоже изучали С-60, — мягко и довольно громко сказала Ребекка, подавая сигнал сотоварищам: опасаться нечего, все в порядке. Она подошла к компьютеру и ввела команду «Переслать». — Процесс пошел.
— Спасибо, — ответил Хаккетт несколько снисходительно, может, из подсознательного желания покрасоваться перед Сарой. — А… гм… Вы сказали, что тоже изучали С-60? Но вы ведь микробиолог, вам-то это зачем понадобилось?
— Фуллерены, — охотно начала объяснять Ребекка, — в состоянии посеять жизнь повсюду в космосе. Вы разве не знаете?
С губ Сары слетел вздох.
— Нет, — сказала она, вспоминая руку в туннеле и ежась.
— О-о-о, — нараспев произнесла Ребекка, наблюдая за цифрами наэкране. — Углерод — элемент необыкновенный. А С-60 — воистину поразительная молекула.
— Верно, — согласился Хаккетт. — Он есть и в чернилах, которыми мы пишем, и в нас самих. Может быть газом и присутствовать в человеческом мозге, то есть участвовать в осмыслении самого себя.
— Что кажется особенно удивительным, когда задумываешься о том, насколько углерод ординарен, — добавила Ребекка. — Он входит в состав сотен тысяч соединений.
— Но почему именно углерод-60 в состоянии посеять в космосе жизнь? — спросила Сара.
— Потому что его молекула имеет форму футбольного мяча, — ответила Ребекка с таким видом, будто Саре давно следовало об этом знать.
Та покачала головой.
— Не понимаю…
— На Земле существует три разновидности углерода, — сказала Ребекка. — Какой из них поспособствовал развитию человека? Графит слишком хрупкий. На поверхности алмаза водородный монослой. А сажа, хоть в ней и нет примесей, не имеет формы. С чего же тогда зародилась жизнь? Ответ один: с какого-то иного углеродного соединения. Беспримесного, но в то же время достаточно прочного. С-60 именно такой.
— У вас есть доказательства? — спросила Сара недоверчиво. Недоверчиво, потому что боялась ответа. Боялась, потому как уже этот ответ видела.
— Двадцать лет назад Ципурский и Бусек обнаружили природные фуллерены С-60 и С-70 в шунгитах, — сообщила Ребекка.
Хаккетт изумленно повел бровью.
— Это докембрийский камень, порода, содержащая скрытокристаллический углерод, — пояснила Сара. — Существовал и шестьдесят пять миллионов лет назад, в ту пору, когда вымерли динозавры.
— Совершенно верно, — подтвердила Ребекка. — Вот мы и отправили кое-кого из наших ребят в Институт Макса Планка. Они заставили углерод-60 врезаться в твердую поверхность на скорости семнадцать тысяч миль в час, как если бы он прилетел на астероиде. И что вы думаете? С-60 отскочил от препятствия. Не разрушился, не видоизменился! Уцелел.
— Что же появилось сначала? — протянул Хаккетт задумчиво. — Курица или яйцо углерода-60?
Ребекка оглядела его с ног до головы, как будто внезапно Увидела в новом свете.
Забавная шутка, — сказала она, усмехаясь. — Знаете, почему я приняла ваши данные за биологические? Потому что в них просматривается симметрия, очень похожая на симметрию Жизненных форм. Потом до меня дошло, что речь об углероде, и я все поняла.
Симметрия? — переспросила Сара.
— Жизнь на Земле представлена в двух основных формах, — ответила Ребекка. — В виде двойной спирали — нити ДНК в хромосомах человека и высокоразвитых животных, и футбольного мяча — это вирусы. Конечно, есть еще и брюхоногие моллюски…
— Но ведь молекулы углерода-60 имеют единственную форму — мяча? — перебила ее Сара.
— Вовсе нет, — возразила Ребекка. — Если углерод-60 поместить в электрическое поле, образуются так называемые нанотрубки. Спиралевидные.
Две формы С-60. Две основные формы жизни на Земле. И то и другое возникло на основе углерода.
— Взгляните.
Ребекка прикоснулась к экрану, и на нем появилось изображение молекулы в виде футбольного мяча, рассматриваемой под криоэлектронным микроскопом.
— Это С-60? — спросила Сара.
— Нет, — ответила Ребекка. — Вирус.
— Какой именно?
— Герпетический. Вирус герпеса человека.
— Герпес?
— Угу. Выглядит точно так же, как С-60.
Кристалл и низшая форма жизни. Чем объясняется такое сходство?
— Углерод, из которого развились мы, — загадка, — сказала Ребекка. — Уголь, алмазы — на Земле их до сих пор полнымполно. Теоретически и С-60 должен бы был встречаться повсюду. Но его нет. Почему? — Она помолчала. — На мой взгляд, его и теперь более чем достаточно. Просто он видоизменен. Это мы.
— Джером? Хинкли? Какого черта вы там делаете?
Небо опять осветилось молнией, и Карвер успел разглядеть:
то, что к нему приближалось, хоть и походило по очертаниям на человека, не было ни Джеромом, ни Хинкли.
С каждым шагом оно разрасталось, точно затвердевающая жидкость. Становясь гигантом.
Карвер, попятившись назад, передернул затвор винтовки, спустил курок и полил противника огневым дождем. Пули отскочили, не причинив и капли вреда.
Гигант двинулся дальше.
Карвер в отчаянии взглянул на выход, загороженный поддоном, на котором лежал углерод-60. На кристаллической поверхности кишела тьма прозрачных пауков с усиками и трубчатыми ножками и гигантских стеклянных многоножек. Карвер ужаснулся, заметив, что все это полчище на глазах тает, превращаясь в единый комок. Буквально за несколько мгновений комок принял форму человеческой головы. Его головы.
Она медленно раскрыла глаза, посмотрела на Карвера, а мгновение спустя разжала челюсти и зашипела. Внезапно из прозрачного рта вывалился язык — на нем было выгравировано единственное слово.
Карвер и вскрикнуть не успел, как кристаллическая рука приблизившегося гиганта схватила его за шею и сжала пальцы.
Лицо Карвера побагровело.
Он в отчаянии сжал кулак и что было сил ударил по противнику. И почувствовал, что борется со стеной прочнейшего стекла.
Гигант никак не отреагировал на выходку Карвера. Сильнее сдавливая ему горло, он лишь внимательно смотрел на него.
Эдди на поверхности занервничал. Карвер будто затеял какую-то игру. Прошло почти пятнадцать минут.
С трудом пробираясь к входу в туннель, Эдди кривился: ужасно воняло гнилой травой и ветками.
— Эй, внизу! — прокричал он, заглядывая внутрь. — Что, черт возьми, происходит? — Тишина. — Ответьте же, мать вашу!
Оглянувшись на Балджера, с кем-то увлеченно разговаривавшего по телефону, Эдди опустился на колени и осмотрел цепь. Она внезапно дернулась. Всего раз.
— Ну, наконец-то! Замечательно.
Эдди вернулся к подъемнику и включил его.
Заревел двигатель, и цепь поехала вверх — почему-то слишком быстро. Вырубив машину, Эдди опять торопливо подошел к входу и рукой поднял цепь. Куба С-60 на поддоне не оказалось.
Швырнув его на землю, обескураженный Эдди зашагал к Балджеру, теперь со всех сторон обставленному ноутбуками, телефонами и спутниковыми ресиверами. Разыскав среди моРя игрушек рацию, Эдди попытался выйти на связь с Карвером.
— Карвер, что там у вас? Какие-то проблемы? Мы теряем кучу времени. — Молчание. — Черт знает что такое! — Он повернулся к Балджеру. — Джек?
Балджер продолжал телефонный разговор.
— Джек?
Эдди коснулся плеча Балджера и страшно удивился, когда тот вздрогнул, будто напуганный ребенок.
— Чего тебе? — проворчал Балджер, озлобленно выпуская сигаретный дым.
Эдди большим пальцем указал на туннель.
— Я спущусь вниз. По-моему, у Карвера что-то стряслось.
— Хорошо, — ответил Балджер, отворачиваясь.
Эдди пробежал под дождем к отверстию в земле и полез в туннель.

Резиденция Папы.
Второй этаж.
Ватикан
— Говоришь, микроскопические роботы? А какие они выполняют задачи? И из чего сделаны, если настолько малы?
— Из углерода, — ответил Балджер, перекрикивая шум двигателей. — Они выполнят любую задачу, какую перед ними ни поставишь. Смогут вырезать раковую опухоль. Вылечить повреждение внутренних тканей. Собрать микросхему из отдельных атомов…
— Те, которые сейчас у тебя, умеют делать все, что ты перечисляешь?
— Нет, какие программы заложены в этих, я, конечно, не знаю, просто привожу примеры. Все, что от нас сейчас требуется, — это произвести над ними в лаборатории обратное проектирование.
— Не понимаю.
— Джей, найди видеоприставку, тогда я все тебе покажу, — грубо потребовал Балджер.
В офисе Папы Римского президент Соединенных Штатов, президент и главный исполнительный директор корпорации «Рола» Рипли Торн и только что прибывший руководитель Иерусалима беседовали за чаем. Сам Папа в блестящей мантии сидел за письменным столом.
Речь шла о гораздо более серьезных, чем микромашины, вещах. О том, что Атлантида грозила коренным образом изменить существующие устои. Сильных мира сего это пугало.
А голос Хоутона, слишком громко болтавшего по телефону в соседнем кабинете, разумеется, раздражал.
— Простите, мистер Хоутон, но, пожалуйста, говорите потише, — спокойно и терпеливо обратился к нему высокий священник. — Я отец Макрэк, один из помощников Папы.
— Он простит меня, — грубо отрезал Хоутон. Роджер Фергюс Макрэк в изумлении замер. — В конце концов, это его работа.
— Джей? Джей, ты меня слышишь? — хрипло произнес Балджер.
— Да-да, — ответил Хоутон.
Фергюс указал ему на письменный стол, удаленный от двери на несколько ярдов.
— Когда будете готовы вновь присоединиться к обсуждению, можете войти, — сказал он.
Хоутон даже не посмотрел на него. Стремительно зашагал к столу, на котором увидел приставку. Вскоре все его внимание сосредоточилось на изображениях необычных штуковин типа насекомых, появившихся на экране.
— Ну и где же роботы? — требовательно спросил он у Балджера.
— Ты смотришь на них.
— Это и есть роботы? Похожи на жуков. Какого они размера?
— Настолько маленькие, что на кончике иглы их уместится сотня тысяч.
— Понятно, — ответил Хоутон, качая головой. Весь смысл Балджеровых слов дошел до него лишь секунду спустя. — О черт.!

Камеры
Клиффорд Мейпл набил в рот свежего табака и взглянул на одного из подчиненных, тоже вошедшего полюбоваться подземной пещерой.
Подобно катакомбе под готическим собором, громадное пространство сохраняло первозданные размеры благодаря колоссальным каменным аркам на квадратных столбах со стороной в сорок футов — они удерживали на себе вес восьми огромных наземных пирамид. По залу вились восемь дорожек, поднимавшихся на десять футов. Каждая вела в отдельную кристаллическую камеру. Над камерами висело по исполинской пирамиде, тоже из О60.
На потолке над пирамидами виднелись спиральные каменные ходы, исчезавшие во мгле. Они уходили внутрь пирамид на поверхности.
— Такое ощущение, что я смотрю на кишки двигателя «Ви-8», — сказал Мейпл. — Странно.
В одной из камер уже суетились его люди, придумывая, каким бы образом открепить ее и опустить на пол. Находиться там было весьма опасно, тем более что земля вдруг опять содрогнулась.
Мейпл выплюнул пережеванный табак.
— Молитесь, чтобы эти хреновины не обрушились прямо на нас! — крикнул он.
Посередине каждой из четырех стен темнел вход в просторный туннель. Сквозь один команда Мейпла сюда и явилась. Теперь из каждого на пол катакомбы текла мутная вода, точно предупреждая, что грядет наводнение.
— Где запропастился чертов Карвер? — недовольно проворчал Мейпл, взглянув на часы. — Ну что, когда приступим к работе? — обратился он к людям в камере.
— Без корпускулярного пучка не обойтись, сэр. Эта ерунда слишком уж прочная, ничем другим ее не разрежешь.
Мейпл гневно почесал затылок. Когда его заставляли ждать, он постоянно выходил из себя.
— Ты и ты, идите, возьмите машину. Если Карвер завякает, двиньте ему пару раз по роже.
Повторять приказ не пришлось. Но едва люди, на которых он указал, ступили в туннель, один из них застыл на месте, а второй резко развернулся, явно увидев нечто странное.
— Может, сходим за ним попозже… К нам, кажется, гости…
В это мгновение, отодвинув его в сторону, в катакомбу шагнул голубой кристаллический человек.
— Что это за шут? — проорал Мейпл.
— Индеец, — прошипел один из латиноамериканцев.
— Индейцев мы перестреляли.
Одной рукой Мейпл схватился за винтовку, второй поднес к губам рацию.
— Карвер! — Треск. — Карвер, черт тебя подери! Отзовись! Нам нужна подмога.
Карвер не отвечал. Не мог ответить.
Безоружный, голый, просвечивающий насквозь громадиначеловек, тяжело ступая, пошел к Мейплу, вокруг которого уже столпились его люди. Они смотрели на неприятеля и не верили собственным глазам. От него веяло страшной угрозой — лишь в этом не сомневался никто.
Как по команде люди сняли с плеч оружие и вместе открыли огонь, стреляя куда придется. Внезапно из-за ближайшего столба вытянулась рука. Схватив первого попавшегося наемника за плечо, она резко его развернула. Тот заметался, с ужасом глядя нападающему — второму кристаллическому человеку — в глаза. На лбу у чудовища красовались странные буквы. Он был чертовски здоров и силен.
«Петрификация» в переводе с греческого — «окаменение». У охваченного паникой наемника не умещалось в голове, что на него напал оживший камень. Монстр раздумывал недолго: одним движением руки обезглавил жертву, швырнул на пол и двинулся к бросившейся врассыпную толпе. Следом за ним из тени вышел третий гигант.
— Вызывайте вертолеты! — орал Мейпл, со всех ног несясь к ближайшему выходу. — Вертолеты! Сию секунду!
На земле никто не засуетился. Прийти на выручку попавшим в чудовищную переделку товарищам оказалось некому. Мейпл еще и еще раз взывал о помощи — тщетно! Выплюнув остатки табака, он вырвал из уха пластмассовый наушник, оросил его в сторону и вскарабкался в спиралевидный туннель.
Никто из спасающихся бегством и не подумал проверить, преследуют их или нет. Если бы хоть один повернул голову, то увидел бы, что троица прозрачных исполинов двинулась было за жертвами, но остановилась. Мгновение поколебавшись гиганты разошлись в разные стороны, туда, откуда появились. Туннель, в который устремился поток перепуганных людей, был владением не этих существ. Чего-то другого.
Что-то другое уже поджидало незваных гостей.
Точно только что написанный портрет, на котором еще не высохли краски, в полоске из углерода-60 темнела размазанная человеческая голова — сплющенная клубничина в банке с йогуртом.
Это была голова Карвера.
Мейплу сделалось дурно.
— Господи…
— Черт! Черт! — хватаясь за собственные виски, в приступе безумия завопил один из наемников.
Спираль содрогнулась, будто змея, проглатывающая грызуна. Голова Карвера вытянулась, словно резиновая, и стала растворяться, при этом обесцвечиваясь.
Мейпл больше не мог на это смотреть.
— Пошли, — приказал он, решительно разворачиваясь.
Они побежали к выходу, не замечая воды под ногами, будто ее вовсе не было. Не глядя на образующиеся в стенах выступы С-60, не видя их. А выступы все выдавались вперед. Заостряясь. Удлиняясь.
И превращаясь в копья.
Первыми жертвами стали два наемника, отбившиеся от толпы. Копья застали их врасплох. Вонзились на убийственной скорости им в бока, пригвождая к противоположной стене. Забившиеся в агонии жертвы разразились дикими воплями. Неумолимые копья продолжали работу: видоизменяясь, они принялись рвать наемников на куски.
Все произошло за считаные секунды. Мейпл в ужасе вытаращил глаза.
Команды у него почти не осталось.
— Смысл мысленного эксперимента Шредингера в том, — сказал Хаккетт, вернувшись в свою лабораторию, — что кошка, помещенная в закрытый ящик, жива и одновременно мертва.
Скотт взглянул на него.
— Как это так?
— Не имеет значения, — ответил Хаккетт. — Важно то, что жизнь — растянутый кристалл. Порядок означает жизнь. Кристаллы и клетки — одно и то же, и те и другие воспроизводятся. Какова основная характеристика бытия? Что делают все живые организмы? Размножаются. Из хаоса возникает порядок. Господь устраивает Большой взрыв. Большой взрыв создает углеродные кристаллы. Углеродные кристаллы порождают ДНК. А ДНК — клетки. Из клеток состоят люди. У людей развит интеллект. Интеллект придумывает Господа…
— Человек Господа и уничтожает.
— А Господь человека, — добавила Сара.
— Углерод-60 опять порождает жизнь, — заключил Хаккетт.
— На тебя что, — озадаченно проговорил Скотт, — так сильно повлияло путешествие в биологическую лабораторию?
— Возможно. Мы прекрасно знаем, что происходит, — сказал Хаккетт, — вот в чем парадокс. Знаем, но изменить ничего не можем.
— Подожди-ка, — перебил его Мейтсон. — К чему ты клонишь? Намекаешь на то, что, если жизнь на Земле погибнет, Атлантида ее возродит? Что она в состоянии это сделать?
— А ты в этом сомневаешься? Миллиарды молекул — им ничего не стоит создать организм вроде тебя.
Новэмбер разобрало любопытство.
— Неужели все живое произошло от углеродного кристалла?
Хаккетт кивнул.
— В доисламском Иране, — сказал Скотт, — авестийские арии веровали в Йиму, подобие Ноя. Во время потопа верховный бог Ахурамазда велел Йиме возвести Вар — квадратное подземное ограждение «со стороной в лошадиный бег», где можно было сохранить семя всего живого. После потопа это место сковал лед и засыпал снег. Оно не оттаяло до сих пор.
Джек Балджер наклонился вперед, ближе к камере, стараясь казаться не слишком веселым. И кое-что объяснил Хоутону. В 1956 году Джон фон Нейман, американский математик и физик, внесший большой вклад в создание ЭВМ, впервые заговорил о машинах, которые могли бы самовоспроизводиться. В 1986-м эту идею развил Эрик Дрекслер, окрестив ее нанотехнологией. Теперь же, в 2012 году, Джек Балджер обнаружил такую систему в действительности. Ему причиталась львиная доля будущего немыслимого дохода.
— Расскажи-ка, — попросил Хоутон, — как эти крошечные роботы себя ведут, когда объединяются? И какого тогда становятся размера?
— Я пока ни в чем не могу быть уверен, — заявил Балджер. — Вероятно, все зависит от того, насколько крепко они сцепляются. Можно предположить, что самая крупная система будет величиной с наперсток. Но это неточно.
— Разделиться они смогут в любую минуту?
— Наверное.
Хоутон сощурился, обмозговывая услышанное.
— Потрясающе!
— База ангелов, ответь! На связи Зубная фея! Балджер, тварь бездушная, чтоб тебя! Отзовись! — ревел в рацию Мейпл, наблюдая, как высшие силы расправляются с остатками его людей. — Балджер, если ты меня слышишь, сейчас же вызови вертолеты!
Несясь к выходу, он то и дело стрелял в темноту за спиной. Копья вонзились в последнего наемника. Удар о стену, фонтан крови, крик.
Мейпл не оглядывался.
Он еще мог избежать смерти. Отчаянно в это верил. Где-то там, впереди, лежала корпускулярно-лучевая машина. Следовало лишь добраться до нее.
Мейпл собрался с остатками сил и помчался быстрее. Сердце готово было выскочить из груди. Он видел вырастающие из стены копья, чувствовал, что смертоносная волна вот-вот настигнет его, но все еще уповал на спасение.
Нырнув вперед, Мейпл поджал ноги, втянул в шею голову и сделал перекат. Копья буквально за его спиной вонзились в стену. Вскочив, но не разгибая спины, Мейпл перевел дыхание, схватил орудие и нажал на заветную кнопку.
Грозный луч из частиц вырвался из недр машины по первому зову. Под его напором отряд копий, соединявших стену, тотчас рухнул. Услышав какое-то движение за спиной, Мейпл резко развернулся и выстрелил лучом по кристаллическим выростам с другой стороны.
На небе вспыхнула молния. В ее свете Мейпл увидел, что те места, откуда его люди успели вырезать кубы С-60, заполняются чем-то красноватым, медленно пульсирующим.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
Загрузка...