Прус Болеслав - Тени http://www.libok.net/writer/6953/kniga/26145/prus_boleslav/teni 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Находясь в сердце Атлантиды, Сара и Скотт совершили молниеносное путешествие по глобальной сети. Они получали затребованную информацию, так что в конце концов узнали все.
Все пятьдесят девять закодированных в атлантических символах языков открылись им, поведав утраченную, неведомую историю человечества. Каждый язык сопровождали легенды и мифы, собранные цивилизацией.
Им открылась великая тайна.
Одновременно кристаллические устройства, спрятанные в подземных анклавах по всему миру, включались и сообщали о готовности. Обмен информацией возрастал. Потерянные монументы были обнаружены и подключены к сети.
Внезапно выяснилось, что делать больше нечего. Сара и Скотт исполнили свою миссию. Теперь сеть действовала в автоматическом режиме, и ее ответ определялся характером действий Солнца.
А Сара и Скотт оказались на холме, с которого открывался вид на всю Атлантиду, ту Атлантиду, какой она была двенадцать тысяч лет назад. Сияющий камень в живописной долине, пейзаж, стертый временем, но сохранившийся в памяти.
И у ворот этого великолепного города, памятника достижениям человека, собралась десятитысячная толпа людей, ждущих Сару и Скотта и приветствующих их на пороге нового дома. Солнце сияло, и его лучи отражались от неподвижных вод каналов затонувшего города. Скотт и Сара переглянулись, взялись за руки и стали спускаться к тем, кто встречал их внизу.
В контрольном центре Атлантиды остались только несколько консолей и две пустые ниши.
Ничего больше. Если не считать пары черных кожаных сапог и ощущения ожидания.

Солнечная буря
Слово «планета» в переводе с греческого означает «странник».
Планеты постигла беда.
Через две минуты крошечный шар из сверхраскаленной скальной породы, известный под именем планеты Меркурий, был полностью охвачен солнечной бурей. По причине того, что его поверхность не в состоянии поддерживать какую-либо жизнь или атмосферу, урон, нанесенный этому мирку, трудно поддается расчету. Возможно, произошло смещение орбиты. Возможно, увеличился его год. Возможно, легкое ускорение осевого вращения привело к уменьшению дня и ночи. В любом случае для людей Земли эти перемены не имели никакого значения.
Однако распространение коронарного выброса по Солнечной системе продолжалось еще добрых пять минут, и следующей жертвой катаклизма стала Венера.
По иронии судьбы планета, названная в честь римской богини красоты и любви, совершенно лишена соответствующих названию качеств.
Год на Венере продолжается 240 дней. Вокруг своей оси она вращается в противоположную по сравнению с Землей сторону, так что Солнце там восходит на западе. Магнитное поле на ней очень слабо, а форма планеты более близка к сферической, что дает основание предполагать наличие более плотного, чем у соседки, ядра. Атмосфера на 96, 5% состоит из углекислого газа, а в верхних слоях присутствует значительное количество серной кислоты. К тому же атмосфера в девяносто пять раз плотнее земной и, благодаря наличию углекислоты, удерживает столько солнечных лучей, что средняя температура на поверхности составляет 480 градусов по Цельсию. Даже в прохладный год на Венере достаточно жарко, чтобы плавился свинец.
В прочих отношениях она очень похожа на Землю.
И следовательно, влияние солнечного выброса на них почти идентично.
Для венерианского ландшафта, как и для земного, характерны вулканические черты, разломы и кратеры. Но если на Земле они зачастую пребывают в тени жизни, то на Венере вулканы предстают во всей своей красе. Во многих местах, как видно по фотографиям, сделанным спутниками, одни слои лавы накладываются на другие. В высокогорном регионе, известном как Терра Иштар, имеется заполненный лавой резервуар размером с Соединенные Штаты Америки.
На Венере нет воды и слаба ветровая коррозия, а потому линия разломов выражена очень рельефно как результат смещения коры. Вместе с тем чрезвычайная жара на Венере ослабляет скальные породы, приводя к растрескиванию коры, что препятствует формированию тектонических плит.
Громадные разливы лавы, наблюдаемые по всей планете, указывают на еще одну необычную черту. Время от времени огромные пространства Венеры плавятся полностью, как будто планета пытается вывернуться наизнанку. Механизм такого явления пока еще не изучен.
По крайней мере не был изучен до самого последнего времени.
Охарактеризовать пульсарную волну, ударившую по Венере, как проявление чистой ярости, было бы недооценкой силы гравитационной волны.
Волна прошла верхние слои атмосферы за микросекунды. Удар был настолько жестоким, что внешние слои оказались унесены ею, словно с апельсина содрали кожуру.
Возникшая в результате компрессия вызвала воспламенение имеющихся в атмосфере горючих газов, что положило начало цепной реакции, на милю проникшей в венерианскую атмосферу. Огромные количества углекислого газа нагрелись до такой степени, что молекулы начали распадаться. Атомы кислорода отрывались от атома углерода.
Изменился весь внешний слой планеты. Внезапно он вспыхнул и превратился в пламя.
И тут же по легкомысленной Венере ударил несшийся от Солнца корональный выброс. На целую секунду планета превратилась в огненный шар. В этом водовороте пламени невозможно было разобрать, где вспыхнувшая Венера, а где настигшая ее солнечная волна.
Все смешалось в огне.
Ко всему прочему добавилась, разумеется, и гравитационная волна.
Она пронеслась через планету в мгновение ока, но гравитационные импульсы успели вызвать в недрах Венеры геологическую бурю.
Если бы кто-то смог сравнить геологическую информацию со всех планет Солнечной системы, он проследил бы некую повторяющуюся модель и, в частности, отметил бы, что кризис, вызванный на Земле вулканической активностью и землетрясениями, характерен для всех членов этой семьи.
Однако таких наблюдателей не нашлось. А к тому времени, когда свет от Венеры достиг бы нашей планеты, дав таким образом представление о том, чего ожидать землянам, сама волна уже пришла бы и ушла.
Потому как скорость света есть скорость света, и в гонках ей саму себя не перегнать.
Так что никто из жителей Земли не увидел, как вогнулась и выгнулась поверхность Венеры. Никто не увидел взлетевших в воздух, как подброшенные на сковородке блинчики, громадных, величиной с континент кусков коры. Никто не увидел, как вся венерианская суша за несколько секунд разогрелась и расплавилась. Никто не увидел, как куски звездного вещества и подброшенного волной мусора раскаленными градинами ударили по поверхности, прокладывая в ней новые долины.
Если бы на Земле нашелся кто-то, кто, пережив следующие три страшные минуты катастрофы, смог увидеть Венеру, она предстала бы перед ним вспыхнувшей яркой звездой.
К счастью для человечества, на Земле существовала сила, которой не требовалось видеть катастрофу, чтобы понять, что нужно делать. Потому что система раннего предупреждения, созданная Атлантидой, не полагалась на свет. Не полагалась она и исключительно на математические предсказания. Система обнаружила изменения в самой ткани пространства, основываясь на том разделе физики, который человечество лишь недавно открыло заново.
Атлантида подключилась к тем кратчайшим путям Вселенной, которые позволяют мгновенно связывать две точки галактики. Она знала, что, как в случае с цунами, если человек увидел приближающуюся волну, то спасаться уже поздно.
Атлантиде не нужно было ждать волну — она уже все знала.

Фаза I.
Эффект Казимира
Первое открытие сделал голландский физик Хендрик Казимир в 1948 году.
Если два незаряженных проводника поместить в вакуум, то они под воздействием квантово-вакуумных флюктуации электромагнитного поля неизбежно притянутся друг к другу, несмотря на отсутствие какой-либо подводимой мощности.
Эффект Казимира доказал существование нулевой энергии, которая непосредственно связана с пространственно-временными искажениями. Другими словами, если вызвать волновое движение космического вещества, то, в частности, последует высвобождение нулевой энергии.
В Атлантиде это означало одно. Естественное взаимодействие между нулевой энергией и гравитацией через пространство означало, что источник энергии, использовать который город рассчитывал для спасения планеты, служил также системой раннего предупреждения о близком и неизбежном гравитационном нападении.
Именно этот сигнал система и принимала сейчас. Ее командный центр проверил и перепроверил поступающие данные. Все необходимые подтверждения были налицо.
Теперь она могла инициировать ответные меры. Пришло время защитить Землю, используя стоячие волны для кристаллизации всех видов материи.

Фаза II.
Квазикристаллизация
Гэнт терял сознание. Голем так сильно сдавил дыхательное горло, что язык у майора сам собой вылез изо рта между зубами.
Все остальные были не в лучшем положении. В положении полной беспомощности. Воздуха в легких не осталось даже на то, чтобы предупредить Хаккетта, который, отбиваясь от наступающих прямо на него големов, совершенно не замечал тех, что подкрадывались сзади.
И именно в тот момент, когда подобравшийся с тыла враг схватил физика и потащил в сторону, теряющий сознание Гэнт заметил нечто странное, некое движение, начавшееся вдалеке, но охватившее город по всему периметру. Что-то, напоминающее блеклый, мерцающий свет, появилось на границе пригородов, у внешнего канала и двинулось к центру. Миллионы тонн вырвавшейся из заточения воды поднялись и хлынули стремительными, вихрящимися потоками навстречу друг другу.
Впечатление было такое, словно все они попали в глаз обрушившегося на город урагана, в самый центр хаоса. Выше и выше поднималась вода, а между тем и над головами людей разрасталась энергетическая воронка.
Все это Гэнт увидел в самый последний момент, когда в глазных яблоках уже лопались кровеносные сосуды и мозг больше не получал необходимого кислорода.
И вот тогда все круто изменилось.
Воздух вдруг загустел и сделался похожим на сироп. Движение замедлилось. Издалека пришел гул. Как будто все вокруг подверглось бомбардировке низко— и высокочастотными звуковыми волнами.
Даже воспринимаемые человеческим слухом звуки стали глохнуть, пока все вокруг не заполнилось свистящим шумом, который все уже слышали в ЦЕРНе, когда стали свидетелями кристаллизации кока-колы в стакане.
Медленно и постепенно… мучительно медленно и постепенно… все остановилось. Весь мир остановился и застыл. Кристаллизованный. Как будто замерло само Время.
В Южно-Китайском море три энергично атаковавших белую акулу-людоеда дельфина внезапно остановились и отступили; их сонары уловили приближение чего-то огромного и плотного. Животные резко развернулись и бросились наутек, но то непонятное и страшное, то, с чем они еще не сталкивались, двигалось быстрее.
В тысяче футов под ними шесть китайских подводных лодок, высланных на помощь Антарктическому флоту, столкнулись с тем же самым феноменом. Радары зафиксировали быстрое приближение невероятно большой плотной массы. Все выглядело так, словно некая стена, поднявшаяся от морского дна до поверхности воды, наступает на них со всех сторон.
Все вдруг застыло. Окаменело. Само море вокруг них превратилось в кристалл. И внутри этого кристалла повисли и твари морские, и творения человеческих рук.
Экипаж флагманского военного корабля с пронзительными криками подался прочь от стальной обшивки, подвергшейся воздействию небывалых напряжений. Один из моряков, дотронувшийся до вибрирующей металлической переборки, почти моментально превратился в кристаллическую статую.
Его охваченные паникой товарищи бросились бежать, но были остановлены проникшими внутрь корабля стоячими волнами самой разнообразной частоты. Падающие со столов стаканы с водой, чашки с кофе и тарелки с недоеденной пищей застыли в воздухе, так и не успев разбиться. Все остановилось, все замерло. В том числе и сами моряки.
Как будто кто-то, смотрящий видеофильм, нажал кнопку «пауза». Только «пауза» эта проявилась во всех трех измерениях и на всех уровнях, от низшего до высшего.
Постепенно эффект кристаллизации распространился по всей планете. Само явление по природе своей не способно распространяться со скоростью света. Его скорость равна скорости звука. А скорость звука определяется плотностью вещества, в котором движутся звуковые волны.
Это сложный процесс. Но человеку он представляется мгновенным.
Океаны быстро превратились в обширные кристаллические пространства, вглядываясь в которые можно было бы изучать застывший в неподвижности подводный мир. Реки перестали течь. Родники замерли. Гейзеры остановились.
А потом вся земная поверхность содрогнулась. И столь сильна была вибрация, что, казалось, еще немного, и планета рассыплется.
В следующее мгновение волна кристаллизации пронеслась и по воздуху.
Птицы замерли в полете. Водопады превратились в застывшие нити брызг. Самолеты повисли в небе, словно налетев на невидимую каменную стену. Все, что не было закреплено, устремилось вперед, к пилотской кабине. Люди, одеяла, книги и игрушки, будто выброшенные мощной катапультой, взлетели в воздух, но не долетели до цели, застыв на полпути.
На полях сражений Антарктиды остановились в сотне футов над землей выпущенные в противника крылатые ракеты. Шеренги пехотинцев замерли, как игрушечные солдатики. Пули повисли, едва вылетев из дул автоматов.
Но это был еще не конец.
Глубоко под земной корой скрывается изменчивый и подвижный мир. Мир расплавленной горной породы. Мир огромной плотности и невыносимого жара, измеряемый миллионами лет и проявляющий себя в давлении. Этот мир неподвластен законам внешних влияний, но даже его затронул эффект квазикристаллизации.
Реакция эффекта зависела от плотности составляющих пород. Рассчитать ее невероятно трудно из-за конвейерной природы конвекционных потоков в мантии, приводящих к постоянному смещению расплавленной породы. Часть более плотных материалов не остается при этом на своем первоначальном уровне, а выбрасывается к поверхности.
В данном случае эффект квазикристаллизации напоминал продолжительную бомбардировку скрытого в глубине мира стоячими волнами различной частоты, продолжавшуюся до тех пор, пока все пребывавшие в расплавленном состоянии слои не кристаллизовались и затвердели.
Было, однако, в подземном мире кое-что такое, что не кристаллизовалось и, если уж на то пошло, не остановилось. Вообще, успех плана Атлантиды зависел как раз от того, чтобы оно продолжало свое движение. Речь идет о твердом внутреннем металлическом ядре планеты. Именно оно, вращаясь подобно ротору, создает магнитное поле Земли. По сути оно представляет собой громадный асинхронный двигатель.
И он предъявил гравитационной волне свои условия.
Теория комплексности посвящена взаимосвязанности всего сущего. Суть ее в осмыслении бессмысленного.
В обнаружении порядка в хаосе.
На одно кратчайшее мгновение порядок снизошел на планету Земля. Это случилось впервые за ее долгую историю. Впервые на Земле ненадолго воцарился покой. И по странной иронии, именно в этот момент впервые познавшая мир система стремительно приближалась к состоянию полного уничтожения.

Удар
Они находились на орбите над Северной Африкой, когда увидели это. На глазах у астронавтов международной космической станции Солнце сначала как будто замигало, а потом сделалось ярче.
Они попытались связаться с Хьюстоном, но Хьюстон не отвечал. Не отвечал вообще никто. Не работала радио— и телесвязь. Молчали даже радиомаяки.
Не было ничего. Полная тишина.
И в то же время что-то странное творилось и на самой планете, вокруг которой вращалась станция. Земля как будто заледенела, превратилась в гигантский стеклянный шарик. Солнечный свет, вместо того чтобы отражаться от поверхности океанов, отражался от атмосферы.
Но еще прежде, чем астронавты успели обменяться мнениями об этом загадочном явлении, ситуация на Солнце повернула к худшему.
Солнце стало расширяться. Раздуваться.
Потом оно как бы содрогнулось, и его центральная часть вернулась в прежнее состояние, тогда как внешняя приняла вид увеличивающегося гало.
Экипаж быстро сообразил, что к ним приближается ударная волна. Через полторы минуты станция должна была оказаться в тени Земли, и тогда планета сыграла бы роль заслонки, защитив их от угрозы. Полторы минуты — это все, что им требовалось. Но они не располагали даже этим временем.
Огибая Землю, международная космическая станция приближалась к сумеречной зоне, когда ее настиг огненный шквал. Накрыл, взрезал, как консервную банку, и умчался, оставив после себя искореженный, обгоревший мусор.
Приняв удар, внешние слои атмосферы мгновенно разогрелись и взорвались с силой, намного превосходящей подобное явление на Венере. Но эффект квазикристаллизации предотвратил глубокое проникновение ударной волны в атмосферу планеты и возникновение цепной реакции.
Огненная буря полыхнула и тут же угасла, унесенная умчавшимся в глубины космоса разрушительным валом.
Приняв на себя ударную волну, планета как будто вытянулась, напряглась, но уже в следующее мгновение обрела прежнюю форму. Последствия солнечного удара проявились на Земле в относительно слабой форме.
Не было землетрясений. Не взорвались лопнувшие нефте— и газопроводы. Не вышли из берегов реки, не разлились океаны. Все было тихо на планете Земля. Все было спокойно.
Совсем иначе обстояли дела на Луне. Там не было атмосферы, и принесенный из космоса мусор шквалом прокатился по опаленной поверхности спутника. Раскаленные булыжники зарылись в грязную шкуру планеты, тогда как от кристаллизованной земной атмосферы они просто-напросто отскочили.
Уже через несколько секунд стало ясно, что Земля выжила в постигшей Солнечную систему грандиозной космической катастрофе. Корональный выброс умчался дальше, а отраженные им солнечные лучи осветили темную сторону планеты. На несколько секунд голубовато-зеленый стеклянный шарик как бы повис в том уголке космоса, который не знал ни звезд, ни ночи.
Оазис тишины и спокойствия в бушующем море, Земля повернулась вокруг своей оси и оказалась по другую сторону от прокатившегося через нее испепеляющего вала.
Освещенной оказалась и вечно скрытая от жителей Земли другая сторона Луны, что вызвало бы немалое волнение в среде ученых, будь они в состоянии наблюдать редкостное явление, случившееся впервые за последние двенадцать тысяч лет. Но поскольку все находившиеся в космосе приборы наблюдения были уничтожены, никто так ничего и не увидел, и тайна осталась тайной.
А жаль, поскольку, случись иначе, многие были бы удивлены открывшейся картиной.
В следующий момент все уже кончилось.
Завершив двенадцатитысячный цикл, Солнце вернулось в свое обычное состояние, и процесс начался заново.
На Земле, однако, история имела продолжение, поскольку всемирной атлантической сети предстояло выполнить еще одну работу, причем выполнить ее как можно быстрее, прежде чем энергия, защитившая планету, высвободится и погубит то, что совсем недавно спасла.

Фаза III.
Продувка системы
Разбросанные по всей планете и настроенные на специфические частоты кристаллические туннели и сооружения мгновенно пришли в действие, поглощая оставшуюся после процесса квазикристаллизации избыточную энергию.
Снова ожили и вспенились океаны, зашумели реки. Подули ветры, и населяющие биосферу Земли существа избавились от сковавшего их оцепенения. Но это ни в коем случае не было возвращением к нормальному состоянию — скорее, подготовкой к следующей стадии процесса. Процесса, начавшегося в Атлантиде.
Поднявшаяся из внешнего канала стена воды, окружавшая весь город, внезапно обрушилась. Остававшиеся до сего момента темными здания осветились, вспыхнули. Потоки энергии, будто вызванные из недр самой Земли, устремились по проводникам древней системы к семи башням, чтобы электрическими дугами подключиться к центральной пирамиде.
Пирамида заискрилась и зашипела, по поверхности ее запрыгала, побежала змейками энергия. Сооружение задрожало, сотряслось и превратилось вдруг в громадный энергетический столб, который выбрасывал заряженные частицы в космос, направляя их в ту самую дыру, через которую с неба пришел первый энергетический смерч.
Та же энергия, которая не попала в пирамиду, скачивалась в туннели, соединенные с всемирной системой, сыгравшей свою важнейшую роль в квазикристаллизации планеты.
Со стороны это выглядело так, словно Землю обернули громадной пылающей лентой. Энергетические потоки возникали в самых невероятных местах и разбегались со скоростью света. В одних местах огненные языки раздвигали воды, в других пробивались из подземных глубин. Невидимая система, по которой прежде проходили лишь звуковые волны, превратилась теперь в проводник для чистой энергии. Всемирная сеть Атлантиды выполняла последнюю работу.
У побережья Йонагуни, маленького японского островка, внезапно вспыхнул огромный подводный монумент, построенный примерно за десять тысяч лет до новой эры, во времена, когда уровень океана находился гораздо ниже. Пирамидальное сооружение высотой с шестиэтажный дом внезапно содрогнулось. Многочисленные борозды, вырубленные в камне строго прямыми линиями, что невозможно без лазерных приборов, начали заполняться энергией, отводить ее и конденсировать. В то же время над пирамидой появился водоворот, который, углубившись и расширившись, впервые за тысячелетия обнажил вершину сооружения.
Через несколько микросекунд вся накопленная пирамидой энергия соединилась воедино, слившись в мощный, ревущий, устремленный в небо огненный столб.
Дабы не уничтожить Землю, все количество энергии, закачанное в систему для нужд квазикристаллизации, необходимо было отвести в космос, и в исполнении этой масштабной задачи участвовало около тысячи стравливающих клапанов. Принцип стар, как мир; гораздо меньше известно другое: именно молния, ударившая с небес, положила начало жизни на Земле. Теперь молнии били вверх.
Впечатляющая картина и безукоризненное исполнение.
Но не везде все проходило одинаково.
В Мексике находится один из высочайших в мире действующих вулканов. Эль-Попо, или Попокатепетль, достигает высоты в 17 802 фута и регулярно изрыгает из себя раскаленные газы, породу и пепел, которые, смешиваясь с дождем и талой водой, низвергаются вниз смертоносными потоками селя. Индейцы нахуатль прозвали вулкан «вечно курящим». И в период солнечной бури Эль-Попо убедительно доказал, что носит такое имя не зря.
Чем поставил в затруднительное положение священников католической церкви, построенной на расположенной поблизости пирамиде. Об этой «рукотворной горе», Тлачихуальтепетль, было известно лишь то, что при сходе селевой лавины лучшего места не найти. Когда началось извержение, деревенские жители, естественно, поспешили укрыться на ней, однако места на всех не хватило. Заботясь о собственной безопасности, священники допустили внутрь только мэра, нескольких ростовщиков и прочих влиятельных лиц, принадлежащих к местной элите.
Через десять секунд все они погибли.
Когда собравшиеся у стен церкви крестьяне очнулись после странного сна, земля снова задрожала. Воздух наполнился электрическими разрядами, от которых волосы на голове вставали дыбом.
А потом католическая церковь взорвалась.
Столб пламени ударил из вершины Тлачихуальтепетля, уничтожив стоявшее на его пути сооружение.
Крестьяне разбежались, благодаря высшие силы за чудесное спасение.
По всей Центральной и Южной Америке католические церкви, построенные на древних памятниках, либо сгорели, либо испарились, когда под ними открылись стравливающие клапаны, через которые в космос выбрасывалась избыточная энергия.
Затерянные в тропическом лесу восемь пирамид Пини-Пини выстрелили в небо столбы пламени. Их примеру последовали затопленные строения Бимини. Лунная пирамида, пирамида Солнца и пирамида Крылатого Змея выбросили туда же мощные энергетические заряды. К ним присоединились и три пирамиды Теотихуакана в центральной Мексике, примечательные тем, что своим расположением, если смотреть сверху, напоминают Пояс в созвездии Ориона и в точности соответствуют расстановке трех великих пирамид Гизы в Египте.
В Орландо, штат Флорида, где на месте древнего индейского захоронения опрометчиво построили магазин «Уол-март», две секции оказались буквально стерты с лица земли, а заполнявшие их сантехнические изделия разлетелись на огромные расстояния. В газетах писали, что местные жители еще долго собирали туалетные бачки, причем некоторые из них долетели аж до Гейнсвилля.
В Европе ожили захоронения саксов. В графстве Кент, что в южной Англии, столб пламени вырвался из-под земли на месте древней стоянки, расположенной на краю меловой скалы.
Стравливающие клапаны открылись в Арктике, в Ангкоре, в Африке и на Ближнем Востоке. Огненные языки взметнулись в небо в Индии, Пакистане и Китае.
В течение нескольких минут система избавлялась от накопленной энергии, а потом внезапно, как и началось, все затихло.
Древние монументы смолкли.
Земля была спасена.
Остальным планетам Солнечной системы предстояло заботиться о себе самим.

КОДА
Внутренний анализ знаковых последовательностей вскрывает модели распределения знаков и таким образом — структуру, по которой можно распознать природу языка.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
Загрузка...