Холлдорсон Филлис http://www.libok.net/writer/13488/holldorson_fillis 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Оставь свои женофобные штучки, Жирный!
Она нахмурилась и зашагала прочь, на ходу продолжая изучать отчет. Точнее, притворяясь, что продолжает его изучать, — на самом деле ей ужасно хотелось плакать. В Египет собирался приехать Торн. Все возвращалось в исходную точку. Хуже некуда.
Шагая по песку, Сара взглянула на геофизиков, рассматривавших всей толпой какие-то приборы. Для людей этой профессии отрываться от дел и сбиваться в кучи по меньшей мере нехарактерно. Сара решила подойти к ним и выяснить, в чем дело, как раз в ту минуту, когда геофизики внезапно загикали и заулюлюкали. Сара сорвалась с места и побежала в их сторону, оглушенная разнесшимся по территории эхом.
— Еще один!
Взглянув на данные экранов, Сара пришла в изумление.
— Где? — потребовала она.
— Прямо под нашими ногами!
— Но эти цифры…— заметила Сара, совсем сбитая с толку. — Ошибок быть не может? Приборы еще подключены?
— Угу.
— Показатели все время меняются. Что там внизу происходит?
— Как раз то, о чем нас предупреждали.
— Кто предупреждал?
— Люди из Женевы. Под землей движется энергия. Электричество. Если бы мы не получили распоряжения заняться ее поисками, ничего не обнаружили бы. Такое впечатление, что там нечто вроде машины.

ЦЕРН.
Планы экспедиции
— Я… Скажу прямо, я потрясен, — произнес ошеломленный Хаккетт. — Сложность ситуации до сих пор не оценили в полной мере.
— Чего мы не учли? — поинтересовался Дауэр.
Скотт и Мейтсон склонились над картой с изображением пирамид на плато Гиза.
— Гравитацию. Ее нельзя не принимать в расчет. Ведь это же основополагающее правило. Возникая, любая жизнь противостоит силам гравитации. — Хаккетт ударил кулаком по ладони второй руки. — Благодаря ей мы с вами точно приклеены к Земле. И движемся вокруг Солнца. А Ньютону на голову упало яблоко. Мы можем не придавать гравитации значения. И даже на мгновение сбежать от нее. Но спрятаться — не сумеем. Она воздействует на все и вся, на целую Вселенную. А Вселенная огромна.
Вот мы разговариваем сейчас о последствиях фактической гравитационной волны, а вас даже не интересует, насколько они сложны. Вместо того чтобы сконцентрировать внимание на этом, мы сидим и обсуждаем город, о существовании которого двадцать-тридцать минут назад никто даже не подозревал. Вы предлагаете пересечь половину покрытого льдом континента и взорвать город. Пригласили лингвиста, чтобы он перевел надписи на груде камней. Ваши стратеги придумывают, как бы не допустить войны, — и, несмотря на все это, вы склонны устроить взрыв. А я считаю, можно поднапрячь мозги и найти другой способ. Хотя, признаюсь, даже я, специалист в области теории сложности вычислений, чья обязанность — выявлять связи между вещами, на первый взгляд не имеющими друг к другу ни малейшего отношения, — в данном случае даже я не вижу никаких взаимосвязей. Такое впечатление, будто мы столкнулись с сущей бессмыслицей.
Едва ли не каждый из присутствующих неуютно поерзал на стуле.
— К чему ты клонишь, Джон? — спросил Дауэр.
— К тому, что прятать головы в снег, подобно толпе страусов, сейчас не время. Вы отдаете себе отчет в том, на что способна гравитационная волна? Она может шутки ради сместить планетную орбиту или добавить в году несколько дней либо, наоборот, убрать — если мы вообще уцелеем.
Джон Хаккетт медленно осмотрел лица сидевших за столом. На него глядели, не моргая. Создавалось ощущение, что он попросил подать на вегетарианский завтрак еще и бифштекс с кровью. Неужели до них не доходило?
— Меня интересует, что еще вы намерены предпринять? — настойчиво спросил он. — Построить ковчег и на нем спасти человечество?
— С Солнцем мы ничего поделать не в силах, — ответил Дауэр не терпящим возражений тоном.
— Можно сейчас же связаться с Египтом? — произнес Скотт.
Хаккетт поднес к губам палец, прося тишины, будто разговаривал с ребенком.
— Доктор Скотт… гм… Адмирал, а вам не приходило в голову, что воскрешение Атлантиды может нам помочь? — Дауэр нахмурил брови. — Помимо суперсовременного оборудования здесь, в ЦЕРНе, на происходящее с Солнцем отреагировала лишь она, Атлантида, причем весьма бурно. Вам не кажется, что ей известно об этих странностях больше, чем нам?
— Ты как будто считаешь, что она живая, — вставил Пирс.
— Атлантида покоилась подо льдом двенадцать тысяч лет — и вдруг проснулась. Возможно, отреагировав на солнечную активность. Отреагировав. Да-да.
— Во время предыдущего всемирного потопа она ничего полезного не совершила, — подчеркнул Скотт. — Потому-то и оказалась подо льдом.
— Воскрешение Атлантиды — хороший знак? — задумчиво протянул Дауэр. И сам ответил: — Нет.
— На связи станция Мак-Мердо. Докладывает лейтенант Ройбэк.
Металлический голос словно доносился из длинной железной трубы. На экране замелькали помехи. Лейтенант Ройбэк был не в форменном мундире, а в серой футболке с символом части. В руке лейтенант держал лист бумаги, на плече висело полотенце, как будто он только что вышел из спортзала. На заднем плане, над таблицами и мониторами красовался геральдический знак экспедиционных войск ВМФ — подразделения, дислоцированного в Антарктике: пингвины, обнимающие якорь.
Скотт удивился. Футболки в Антарктике? Что ж, значит, отправляясь туда, можно не бояться обморожений. Если дела обстоят именно так, он, пожалуй, вынесет это испытание.
Мак-Мердо была крупнейшей американской базой в Антарктике, на которой постоянно находились люди. По словам Гэнта, в любое время года там проживало свыше тысячи двухсот человек: ученые, военные, другие специалисты. Гэнт сообщил, что жилье и исследовательское оборудование для новой группы уже подготовлены.
Ройбэк ждал, Гэнт стоял возле экрана, пытаясь устранить помехи. Как раз в этот момент Хоутон снова вошел в кабинет, на ходу закрывая мобильник и опуская его в карман пиджака.
— Звонили из ООН.
Он занял прежнее место за столом, не замечая, что Пирс пристально на него смотрит.
— И? — поинтересовался Дауэр.
— Нас ждут завтра в десять утра во Дворце наций, — ответил Хоутон. — Обсудим с комиссией поездку инспекторов на китайскую базу.
— У нас мало времени, — пробасил Дауэр.
— Так положено, адмирал. Следует соблюсти все формальности, не то ООН почует недоброе.
Дауэр указал пальцем на Ройбэка, веля ему продолжать.
— Да, сэр. Спасибо, сэр.
Ройбэк кашлянул. Мейтсон все изучал разложенные на столе бумаги. К нему присоединилось несколько военных специалистов.
Ройбэк вновь заговорил:
— В четырнадцать часов по Гринвичу мы подали предупредительный сигнал, адмирал. Британская антарктическая служба оповестила все суда в районе шельфового ледника Ларсена: откололся и вышел в открытое море айсберг шириной в пятьдесят миль. Соблюдать предельную осторожность.
Хоутон ужаснулся:
— Пятьдесят миль! Такое возможно?
На него никто не обратил внимания.
— Где в данный момент находится Седьмая группа? — спросил Дауэр.
Ройбэк встревожился.
— «Нимиц» где-то в море. А «Сакраменто» и «Ингерсолл» всю неделю преследуют китайскую подводную лодку.
Мейтсон взглянул на Гэнта. Он помнил, что в тот момент, когда был обнаружен «Ред оспри», Гэнт числился в составе команды «Ингерсолла», эскадренного миноносца экспедиционных войск ВМФ, прикрепленного к Седьмой группе Тихоокеанского флота. «Ингерсолл» был скор, опасен и величествен.
Дауэр потребовал:
— Какую подлодку?
— Насколько мы знаем, «Циньдао».
— «Циньдао»? Ударная атомная подлодка класса «Хань», тип девяносто два. Крупная.
— Размером с два футбольных поля, сэр. Следует ли предупредить китайцев?
Дауэр был категоричен:
— Нет. К черту китайцев.
— Но ведь у них, — заметил Мейтсон, с загадочным видом отрываясь от бумаг, — есть поистине ценное бурильное оборудование. Если бы о наших достижениях я ничего не знал, считал бы, что они во многом нас опередили. Во всяком случае о С-60 им наверняка тоже известно.
Он опять устремил взгляд на диаграммы, не заметив мелькнувшего на лице Хоутона любопытства.
— Интересное предположение, — произнес Хаккетт. — А известно ли им о существовании подо льдом целого города?
— Мы не в курсе, — ответил Дауэр.
Хоутон не сказал ни слова.
— Наверное, известно, сэр, — возразил Гэнт. — В последние десять лет китайские технологии развиваются с поразительной скоростью. Невозможно угадать, что китайцы знают, а что нет… сэр.
— Значит, мы участники гонок по спасению жизней, майор. Готовы к такому испытанию?
— Да, сэр! — громко отчеканил Гэнт.
Мейтсон в замешательстве потрепал бороду.
— Пожалуйста…
На экране засуетился Ройбэк.
— Со станции «Амундсен-Скотт» на Южном полюсе сообщают, что не заметили в деятельности базы «Чжун Чанг» ничего необычного, — сказал он. — Мы же проводим разведку с помощью двух наземных разведывательных машин, сэр. Если желаете, можете взглянуть на результаты.
— Они доступны в сети?
— Частично, сэр. Я передам вам управление сигналом, если потребуется.
— Потребуется, — подтвердил Дауэр. — Да, взгляните на людей за столом. Это команда инспекторов. Доктор Хаккетт и доктор Скотт, инженер Ральф Мейтсон, специалист Роберт Пирс…
— Насколько я понял, вы пришлете еще и геолога, — сказал Ройбэк. — Сару Келси.
Хоутон выпрямил спину.
— Гм… Да, пришлем, — произнес он. Хаккетт и Скотт обменялись беспокойными взглядами. — Сейчас она выполняет другое задание. Подготовительную работу.
Ройбэк кивнул.
— Понятно. Адмирал, у нас небольшие неувязки с обеспечением жилищных условий. Я должен знать, каковы требования к питанию. Кто-нибудь из вас придерживается какой-либо диеты?
Люди за столом потупили взгляды.
Новэмбер наклонилась к Скотту:
— Уж гамбургеры-то у них найдутся?
— Пожалуй, перейдем к результатам разведки. Спасибо, лейтенант.
— Мы просто стараемся подходить к делу основательно, сэр.
По экрану поплыл непрерывный поток данных. Гэнт ввел соответствующие команды, и к цифрам добавилось видеоизображение.
Гэнт объявил:
— Это наземная разведывательная машина.
Мейтсон попытался сделать вид, что понимает, о чем речь, но не смог. И полюбопытствовал:
— А как она работает?
— Если мы вам расскажем, придется вывести вас на улицу и расстрелять, — с серьезным лицом произнес Дауэр.
— Кто смотрит в камеру?
— Сейчас? Майор Гэнт.
— Значит, это робот?
В некотором смысле. — Адмирал взглянул на Гэнта. — Местоположение?
— Высота пять тысяч семьсот пятьдесят девять футов над уровнем моря. Приблизительно сорок две мили от береговой линии Земли Королевы Мод.
На фоне белого снега и льда на экране тут и там чернели гранитные глыбы, точно пальцы давно почившего гиганта. Дауэр указал на одну из них.
— Что это?
Гэнт взглянул на сопровождающие картинку показатели. Изображение было довольно четким, если не считать единственной пульсирующей помехи. Она появлялась, возможно, потому, что информация шла не напрямую из Антарктики, а через уйму военных спутников-шпионов.
— Рейзор, — ответил Гэнт. — Его высота достигает половины Всемирного торгового центра. За ним шельфовый ледник Фильхнера.
Дауэр внимательнее всмотрелся в экран. В той его части, где машина обнаружила неприятеля, мигали перекрещивающиеся красные нити.
— Покажи-ка, что делается здесь, — велел Дауэр. — У основания Рейзора.
Изображение увеличилось в несколько раз. Зрители увидели тяжелые машины на широких гусеницах: бронированный транспорт по перевозке личного состава и, возможно, продовольственных запасов. Теперь можно было отчетливо различить неровности на поверхности Рейзора.
Гэнт покачал головой и восхищенно воскликнул:
— Вот это да, мистер Пирс! Вы опять оказались правы.
— За это-то мы ему и платим, — спокойно сказал адмирал.
На комментарий обратили внимание и все остальные, кто был в кабинете. Скотт устремил на Пирса вопросительный взгляд, а Хаккетт повел бровью. Что особенного сделал Боб Пирс?
Пирс не потрудился объяснить.
В общей сложности снегоходов — черных с ярко-оранжевыми знаками — было тридцать. На их изучение у Гэнта ушло несколько минут.
— Среди них три, нет, подождите… четыре военных топливозаправщика «Юнипауэр» с ходовой частью восемь на восемь, на двадцать тысяч литров каждый. Все на гусеницах. Да, китайцы не шутки шутят. Основательно приготовились к продолжительной работе на холоде.
Скотт спросил:
— А без гусениц не обошлись бы?
— При температуре минус пятьдесят градусов по Цельсию, — вызвался пояснить Мейтсон, — резиновые шины лопнули бы как стекло. А неприспособленная к таким условиям металлическая ходовая часть переломилась бы, точно промерзшая ветка. Когда попадаешь в собачий холод, меняются все правила. Привычные материалы ведут себя на морозе совсем иначе. Если выстрелить там из обычного оружия, оно взорвется. При температуре минус пятьдесят по Цельсию, — повторил он угрюмо, — невозможно бегать. Земля промерзает до глубины восемь футов. А при минус шестидесяти, если не укроешь лицо, даже дышать не получится. Когда в такой мороз пар от твоего дыхания попадает в воздух, тут же превращается в льдинки. Сибиряки называют их «шепотом звезд».
Скотт взволнованно посмотрел на Дауэра.
— Вы все это, надеюсь, учитываете?
— Экспедиционные войска ВМФ оснащены как полагается, профессор. Нам помогает авиация. Не волнуйтесь, проблем, связанных с экипировкой, не возникнет.
Гэнт провел пальцем по машинам на экране. Небо над ними было насыщенного голубого цвета, яркий солнечный свет подрагивал.
Хаккетт расправил плечи.
— Небо голубое. Северное сияние, должно быть, в устойчивой фазе.
Гэнта интересовало другое. То, что происходило непосредственно сейчас и отображалось на экране.
— Пять вездеходов «BV-206». Один из них… взгляните-ка, по всей вероятности, это РЛС. Пара британских « Лейландов». — Он заметил, что Мейтсон окинул его любопытным взглядом. — Пикап со съемным кузовом. Две российские БМП-3. Господи, каких только машин тут нет! По-моему, китайцы готовятся к чему-то грандиозному.
— Почему вы так считаете? — спросил адмирал.
— Транспорт у них слишком уж разнородный. Если хоть что-то выйдет из строя, потребуются запчасти. Когда операция не представляет собой сложности, лучше задействовать технику проверенную.
— Не лишено смысла.
Скотта охватил страх.
— Боже! — воскликнул он. — Да ведь это военная зона.
— Да, доктор Скотт, и вам предстоит взглянуть на нее собственными глазами, — подтвердил адмирал.
Скотт неуютно поерзал на стуле, когда на экране вспыхнула красная стрелочка. Мейтсона разобрало любопытство, но он не произнес ни слова, дожидаясь того момента, когда Гэнт сочтет нужным отреагировать.
Стрелка служила сигналом об обнаружении поста управления, который китайцы поместили на вершине Рейзора, на высоте двух тысяч футов. На пост Гэнт и навел камеру.
— Обзор на триста шестьдесят градусов! — воскликнул Мейтсон.
— Давай-ка увеличение, — велел Дауэр. — Посмотрим, какие у них радары и РЭБ.
На экране показались отражатели спутниковых антенн. Радиолокационные мачты. Зенитки, дальнобойная артиллерия. Барак. Противоветровые щиты. И два китайских солдата — бойцы диверсионно-десантного отряда либо какого-то другого спецподразделения. Один из них чересчур хорошо следил за приборами: смотрел прямо в камеру разведывательной машины, улыбался и махал рукой.
Дауэр в отчаянии и ярости моргнул.
— Сукин сын!
Услышать ругательство из уст генерала никто не ожидал.

Канцелярская работа.
14.01
На столе перед Дауэром лежали документы. Людям, чьи имена в бумагах перечислялись, предстояло их подписать. Это были формы, согласно которым услуги специалистов на неопределенное время передавались в распоряжение правительства Соединенных Штатов. Документы устрашали не меньше, чем сам белый континент.
— Дамы и господа, — провозгласил Дауэр. — Настоятельно прошу подойти к вопросу крайне ответственно. Мы обращаемся к вам с просьбой отправиться на самый суровый и недружелюбный материк нашей планеты. Там нет деревьев и кустарников, не растет трава. От вас потребуется жить по жестко установленным правилам. Ваши действия повлекут за собой серьезнейшие последствия. Мы не желаем воевать с Китаем, но должны быть готовы и к этому. Война в Антарктике грозит обернуться настоящим адом.
Вас выбрали как наиболее опытных, компетентных и надежных специалистов в соответствующих областях.
Итак, я, верный слуга Соединенных Штатов Америки, еще раз убедительно прошу вас: основательно подумайте. Задание отнюдь не из легких.
Никто не колебался.
Бумаги подписали все.

Первый пункт в повестке дня.
14.17
Контейнер был из полированной стали, почти без отметин и украшений. Поднеся его к столу, Гэнт осторожно открыл крышку и показал остальным аккуратно уложенные осколки углерода-60. Камни блестели. Взглянув на них, Скотт мгновенно увидел выгравированные на поверхностях надписи.
— Вот, — сказал Дауэр, — из-за чего весь этот шум.
Скотт едва удержался, чтобы, как мальчишка, восторженно не хихикнуть, когда аккуратно доставал из ящика один из камней.
— У меня в пальцах покалывает. Странные штуковины…
— Одно из величайших и современнейших достижений человечества — изобретение фуллерена С-60. Проект финансируется Министерством обороны США. Производят фуллерен в ничтожно малых количествах. Камушек, который вы держите в руке, стоит четверть миллиона долларов. В Атлантиде этого Добра на миллиарды миллиардов.
— То есть если мы взорвем археологическую находку, в поисках которой человечество сбилось с ног, можно будет утешиться дорогостоящими обломками, верно? — бестактно вмешался Хаккетт.
Дауэр пропустил его слова мимо ушей.
— Как видите, доктор Скотт, вы в исключительном положении. В знании мифологии и умении расшифровывать древние надписи вам нет равных. Ситуация необычная. Выдающиеся умы двадцать первого века с трудом производят то, что запросто создавали наши далекие предки. Их загадку следует разгадать, и для этого науки лингвистика и история должны объединить усилия.
Раздался звонок. Гэнт нажал на кнопку в стене рядом с экраном и кратко спросил:
— Что?
— Господа, мы готовы повторить испытание, — объявил металлический голос. — Если желаете, подойдите к окну, только не забудьте про очки.
Поспешно разобрав темные защитные очки, вся компания устремилась к окну, чтобы проследить за экспериментом, который собирались провести внизу. Мейтсон заметил, что Скотт взял осколок С-60 с собой — лингвист непрерывно проводил по гравировке пальцем, точно слепой, читающий шрифт Брайля.
— Что происходит? — тихо спросила Новэмбер, приблизившись к майору Гэнту.
— В чистом виде углерод-60 желтовато-коричневый. Этот камень голубой, значит, в его состав входит что-то еще, — пояснил Гэнт. — Возможно, натуральный алмаз, он как раз голубой.
— Что они собираются делать?
Новэмбер никак не могла разобраться с очками. Гэнт взял их, растянул эластичный ремешок и надел очки на Новэмбер.
— Нормально? — мягко спросил он.
Девушка кивнула.
— Они собираются, — сказал Хаккетт, засунув руки в карманы, — поместить кусок камня в камеру, с помощью самого мощного на свете лазера разложить его на атомы и изучить их. Дабы узнать, из чего он состоит.
Внезапно загорелись ярко-желтые предупредительные огни. Завыли клаксоны, начался обратный отсчет.
Скотта не занимало происходящее за окном. Все его мысли кружили вокруг осколка, согревавшего руку. Неужели такое возможно? Он повернулся и вновь взглянул на экран. Город подо льдом. Очевидно, все сводилось к двум простым изображениям. Концентрическим кругам, разделенным на четверти крестом. Это был древний знак, Скотт прекрасно его знал. И отчетливо видел тот же самый символ на таинственном камне. Концентрические круги и крест.
Чутье подсказывало ему, что он не ошибается. Но неужели такое возможно? Надпись на осколке сделана на неизвестном языке…
Он почувствовал, что за ним наблюдают, повернул голову и неуверенно улыбнулся Мейтсону. Тот сгорал от нетерпения, будто ждал результатов анализа собственной крови.
— Этот знак, — сказал Скотт, — обозначает солнце.
Ральф повторил, объятый благоговейным страхом:
— Солнце?
Опять завыли сирены. Кабинет залило светом.

АМАЗОНКА
[Из] шести миллионов лет лишь сто тысяч представлены [в виде фоссилизированных останков] в сохранившихся пластах. В оставшиеся 5, 9 миллиона лет развитые цивилизации могли возникнуть и исчезнуть, не оставив и следа.
Майкл А. Кремо и Ричард Л. Томпсон, «Запрещенная археология», 1996 г.
Река Пини-Пини.
Перу
— Что это, черт возьми? — выкрикнул Мейпл, спрыгнув с носа старого плоскодонного ялика, покрытого выцветшей и облупившейся синей краской, — они взяли его напрокат в Икитосе.
Мейпл стоял по щиколотку в грязной воде, кишащей растениями и мусором джунглей. Увидев впереди спутанные трубки, он не понял, змеи это или виноградные лозы. Наполовину под водой, они покачивались у основания громадного дерева.
Мейпл скинул ботинок «кожа ящерицы», поправил панаму, достал «беретту » и проверил обойму. Сзади, со стороны грязного брезента, натянутого на алюминиево-тростниковую раму, — под ним сидела и охраняла вещи вся команда, — к Мейплу подошел Карвер.
Пролистав цифровую карту в GPS-блокноте, он помахал им, точно уликой.
— Если верить этой штуковине, мы сейчас за две мили от берега.
Мейпл выплюнул прожеванный табак и достал свежий.
— Весь чертов бассейн затоплен.
— Мы не можем тронуться в путь прямо сейчас. Три часа назад заказали самолет.
— Самолет подлетит куда угодно. — Из ялика выбрался, дымя сигарой, Джек Балджер в камуфляжной куртке. Он рассматривал старую добрую бумажную карту. — Свяжитесь с экипажем. Пусть сбросят груз двумя милями севернее.
Карвер и бровью не повел, ожидая команды от Мейпла, который тщательно жевал табак.
— Ага, свяжись с ними.
Карвер принялся за дело, не сказав ни слова. Проверил, насколько густа зелень над головой, и с помощью радиопередатчика заговорил с экипажем самолета. Летчики стали возмущаться, их вечно что-нибудь не устраивало. Только Карверу до запаса самолетного топлива не было никакого дела: приземлятся и заправятся где-нибудь на обратном пути.
Засунув два пальца в рот, Мейпл оглушающе свистнул.
— Эй, ребята! Продолжаем путь!
В его команде было восемь человек. Натуры молчаливые, что Мейпла особенно радовало, они работали кем придется по найму в Колумбии. Каждый мог похвастаться незапятнанной репутацией, никого ничто и нигде не держало. В нефтяной компании им светило заработать намного больше денег, чем если бы они ввязались в аферы с наркотиками.
Да уж, корпорация «Рола» за это путешествие деньги платила немалые.
Два лесоруба, которые раздобыли для команды ялик и указывали дорогу, о чем-то беспокойно зашептались, указывая то на воду, то на небо, то на деревья вокруг. Мейпл не знал ни языка аймара, ни языка кечуа, поэтому не мог сообразить, о чем проводники толкуют. Испанский кое-как понимал, но по-испански лесорубы разговаривали редко.
— Нервничают, — заметил Карвер. — Наверное, считают, что духи против нас. Или что вернулся Ягуар, затеяв уничто-жить землю.
— Ягуар?
Карвер пожал плечами.
— Они так его называют.
— Придумают тоже! — усмехнулся Мейпл.
Лесорубы помогли перетаскать вещи — сглупили, бедняги. Если бы прислушались к своим страхам, прыгнули в лодку и поплыли назад, может, сумели бы спастись.
Мейпл улыбнулся акульей улыбкой, дружески похлопал одного из проводников по спине, сунул в карман руку, словно за деньгами. Но достал не купюры, а «беретту» и крепко схватил жертву за шею.
— Спасибо, Поссуэло, — с особым чувством проговорил он, приставил дуло к переносице несчастного и вышиб ему выстрелом мозги.
С выражением полного ошеломления на лице Поссуэло осел в грязь.
Его друг с пронзительным криком рванул в джунгли, но тоже полетел на землю, подкошенный второй пулей.
— Забудем о Ягуаре, ребята, — воскликнул Мейпл.
— По-моему, не стоило этого делать, — покачал головой Карвер.
— Не тебе решать.
— Подумай об индейцах, — не унимался Карвер. — Они знают, что мы здесь.
— Ну и что? — рявкнул Мейпл. — Терпеть не могу, когда лезут не в свои дела. Порадоваться не дашь, так забавно все вышло. — Он поднял воротник, осмотрел небо сквозь ветви деревьев. — Похоже, собирается дождь.
Они двинулись в путь, пробираясь сквозь заросли. Спустя полчаса всеми овладел страх. Тут и там замелькали тени, из-за деревьев послышался шум. Охота продолжалась. Хотя временами становилось не совсем понятно, кто кого выслеживает. Когда же Мейпл скомандовал обороняться и пристрелил первого нападающего — угодил прямо в его лысую красную грудь, все поняли: его ничто не остановит.
Мейпл достал прибор GPS, черный и продолговатый, похожий на книгу. Вытянул антенну и сосредоточил все внимание на какой-то точке на горизонте, интересовавшей его гораздо серьезнее, нежели пальба вокруг. Даже когда от воинственных криков индейцев уже звенело в ушах, а над головой засвистели стрелы, Мейпл продолжал следить за сигналом до тех пор, пока не обнаружил, что искал.
Вдали, за деревьями, вырастая из горизонта, возвышался покрытый джунглями холм.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
Загрузка...