Сергуненков Борис Николаевич - Горшок с гречневой кашей http://www.libok.net/writer/11249/kniga/45355/sergunenkov_boris_nikolaevich/gorshok_s_grechnevoy_kashey 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Содрогнувшись несколько раз, Дженси громко вскрикнула и замерла в полном изнеможении. «Ах, Тилли, неудивительно, что ты так любила мужчин», – промелькнуло у нее в голове.
– Моя милая жена, – пробормотал Саймон ей в ухо. – Моя любовь.
Дженси поглаживала его по плечам и по спине и думала о том, что поступила правильно, решив уступить своему влечению. Да, она обещала себе этого не делать, но, к счастью, не сдержала обещание, и то, что произошло сейчас между ними… О, это было прекрасно!
И он ее любит.
Как она может порвать с ним, если он ее любит?
Он откинул с ее лица волосы.
– Было очень больно?
– Нет, немножко, но я не против. К тому же все уже прошло. – Она улыбнулась и добавила: – Как будто зуб вырвали.
– Ужасная женщина! – В его глазах плескался восторг. – Ужасная – и очаровательная!
Она заглянула ему в глаза и, немного помедлив, спросила:
– А можно, мы… сделаем это еще раз?
– Несомненно. Но не позволяй мне быть жестоким.
– Ты настолько жесток, что откажешь даме в удовольствии?
Он засмеялся:
– Джейн Сент-Брайд, ты великолепна!
Он поднялся с постели и во всем великолепии своей наготы подошел к столу, где стоял графин с бренди. Она повернулась на бок, наблюдая за ним.
– Как получилось, что на вас нет ни единого светлого пятнышка, сэр?
– Купался голышом, как и большинство здешних мужчин. А летнее солнце тут жаркое. Жаль, что у меня нет ничего, кроме бренди.
Он подошел к кровати, поставил графин и бокал на пол, затем улегся и подал жене другой бокал.
– Капни на меня и лизни. Может, так бренди понравится тебе больше.
Она прикусила губу, но сделала, как он сказал.
– М-м-м… Действительно, так вкуснее. – Она провела кончиком языка по его плечу, затем по животу.
Саймон снова рассмеялся и спросил:
– Может, капнешь пониже?
Она посмотрела на его торчащий «петушок» (у Хаскеттов это называлось именно так), затем окунула палец в бокал и выполнила его просьбу. Немного помедлив, слизнула бренди и тотчас же услышала тихий стон мужа и почувствовала, как он напрягся. Негромко рассмеявшись, Дженси снова лизнула возбужденную мужскую плоть и вновь услышана стон. Потом он вдруг усмехнулся и пробормотал:
– Откуда тут появилась эта жуткая распутница?
– Откуда появилась?.. – Дженси в страхе смотрела на мужа. Неужели он что-то заподозрил?
Но прежде чем она нашлась с ответом, он опрокинул ее на спину и вошел в нее.
И на этот раз Саймон уже не мог сдерживаться, он набросился на Дженси с таким неистовством, что у нее даже голова закружилась – сейчас она чувствовала себя почти так же, как на море во время качки. Но ей было довольно и того, что муж наконец-то получил желаемое, поэтому она не возражала.
Внезапно он замедлил движения и, заглянув ей в глаза, прошептал:
– Я ведь хочу доставить тебе удовольствие, моя любимая, моя драгоценная… Пожалуйста, расслабься, тогда все будет хорошо.
Дженси выполнила его просьбу и тотчас же поняла, что муж был прав – теперь она действительно получала удовольствие, и при каждом его движении из горла ее вырывались стоны. Наконец по телу ее снова пробежала дрожь, и она, громко закричав, затихла в объятиях мужа и прикрыла глаза.
Когда же она опять посмотрела на Саймона, он с улыбкой спросил:
– Дорогая, устала?
Улыбнувшись ему в ответ, Дженси пробормотала:
– Да, немного. Но все-таки замужество – это прекрасно…
– Прекрасно? – Он рассмеялся. – Если честно, моя кельтская красавица, то замужество здесь ни при чем.
– Грешно так говорить, сэр.
– Тем не менее это сущая правда, моя милая Джейн.
Она вдруг нахмурилась, потом сказала:
– Саймон, а ты не мог бы в постели называть меня Дженси?
Он взглянул на нее с удивлением:
– Дженси?
– Да, это мое детское имя. Вернее – ласкательное, – добавила она поспешно.
– Что ж, пусть будет Дженси. Буйной распутнице такое имя даже больше подходит. Если хочешь, могу все время так тебя называть.
– Нет-нет. – Она покачала головой. – Дженси – это ведь только ласкательное, семейное… Жене такое имя не очень-то подходит.
– Знаешь, а мне нравятся семейные имена. Жаль, у меня такого нет.
– Никто не называл тебя Сим?
– Так звали отца. В нашем роду первого сына всегда называют Саймон, и нас различали, как Саймона и Сима. А младшего из моих братьев зовут Бенджамин – в честь деда по матери. Господи, ему уже пятнадцать, почти мужчина. Не знаю, позволяет ли он сейчас называть его Бенджи.
Дженси поняла, что мужу хочется поговорить о своих близких.
– У тебя ведь два брата и три сестры, верно?
– Четыре. Элла замужем, уже имеет ребенка. Есть еще Мара, Дженни и Люси. Когда я уезжал, Люси была совсем маленькая, и теперь она меня, наверное, не узнает.
– Ничего, она очень скоро поймет, что у нее – замечательный брат.
Он улыбнулся:
– Очень надеюсь…
– Они все, кроме Эллы, живут дома?
– Да, все, кроме Эллы. Даже Руперт, который уже женат. Он управляющий в отцовском поместье. Думаю, Руперт сам вызвался. А вот я бы с этим не справился.
– А хотел бы попробовать?
– О Господи, ни в коем случае! На меня хозяйственные заботы нагоняют тоску.
– Что же будет, когда ты унаследуешь поместье?
– Может, с возрастом я сумею измениться. Но надеюсь, что Руперт продолжит свое дело.
– А ты чем станешь заниматься? Опять будешь путешествовать?
Дженси уже решила, что останется с мужем на всю жизнь, но ей ужасно не хотелось странствовать.
– Нет, с путешествиями покончено. Я думаю, что… возможно, я буду баллотироваться в парламент.
Она заглянула ему в глаза и с улыбкой сказала:
– Значит, будешь составлять законы? О, это замечательно!
Он поцеловал ее в губы.
– А ты, Дженси Сент-Брайд, будешь одобрять все принятые мной законы.
Вскоре их обоих сморил сон. Разбудил же супругов Сол: он стучал в дверь и кричал:
– Приехал капитан Нортон, сэр! Вставайте, уже семь часов!
Выругавшись сквозь зубы, Саймон вскочил с кровати и принялся одеваться. Дженси, прижав к груди одеяло, в страхе посмотрела на мужа.
– Ты опоздал? – спросила она.
– Еще нет. – Саймон быстро причесался, затем шагнул к кровати и пылко поцеловал жену. – Я твердо намерен вернуться к завтраку. Но если не вернусь, то отправляйся в Брайдсуэлл вместе с Хэлом, и пусть мои родители позаботятся о тебе. Обещай.
– Обещаю. Бог тебе в помощь, Саймон.
– На месте Бога я бы не стал участвовать в таких делах. Но ты все-таки молись за меня, дорогая. – Снова поцеловав ее, он вышел из комнаты.
– Он не может умереть, не может, – пробормотала Дженси с дрожью в голосе.
Сообразив, что не выдержит ожидания, она выбралась из постели и, накинув халат, ринулась в свою комнату, чтобы одеться. Пять минут спустя Дженси вышла из дома и побежала к Элмсли-Фарм – как и в прошлый раз.
И так же, как в прошлый раз, утро было туманное. «Только бы пошел дождь, – думала Дженси. – Возможно, дождь помешает дуэли». Но вскоре выглянуло солнце, осветившее группу мужчин, стоявших в отдалении. Однако дуэль, судя по всему, еще не началась.
Свернув к рощице, Дженси спряталась за деревьями и стала наблюдать. Через минуту двое мужчин заняли позиции друг против друга, и она тотчас же в одном из них узнала мужа.
– Ах, Саймон! – прошептала Дженси, прижавшись к стволу дерева.
Саймон казался спокойным и уверенным в себе. Макартур же явно нервничал, но чувствовалось, что он горит желанием убить противника.
Дженси прижала ладонь к губам, чтобы не закричать. Но ведь карты обещали, что Саймон не умрет… Правда, была еще бубновая девятка… Наконец дуэлянты подняли пистолеты, а затем Нортон махнул белым платком. И в тот же миг пистолет Макартура полыхнул пламенем – то есть он выстрелил до того, как капитан бросил платок на землю.
Саймон покачнулся, и Дженси, выбежав из-за деревьев, бросилась к лужайке. Но Саймон тут же выпрямился, прижимая левую ладонь к боку, и снова поднял пистолет. Дженси остановилась и замерла.
Макартур попятился и выставил перед собой руки, как бы отгораживаясь от выстрела.
– Нет-нет, это случайно… – бормотал он.
Дженси думала, что кто-нибудь остановит Саймона, но все мужчины молчали. Тут Нортон наконец-то бросил платок на землю, и Саймон выстрелил.
Ланселот Макартур с громким криком схватился за грудь. В следующее мгновение он рухнул на землю.
И тотчас же Саймон выронил пистолет и опустился на колени, а потом со стоном повалился на траву. Дженси подбежала к нему и села рядом. Он еще дышал, но было ясно, что дышать ему становится все труднее.
Дженси вспомнила, что говорили про рану Исайи. «Никто не выживает после ранения в живот». Но Саймон был ранен в бок…
«Не умирай, любимый. Не умирай».
Глава 12
– Саймон, не смей умирать, не смей… – твердила Дженси, склонившись над мужем.
Он приоткрыл глаза, и губы его шевельнулись.
– Миссис Сент-Брайд, вам нельзя здесь находиться, – заявил Хэл. – Пожалуйста, уходите побыстрее. Не беспокойтесь, мы о нем позаботимся.
Она покачала головой:
– Нет, я сама должна.
Тут к ним подошел еще один мужчина. Отстранив Дженси, он расстегнул на Саймоне плащ, затем сказал:
– Боумонт, удостоверьтесь, что Макартур мертв.
– Он мертв, доктор, – отозвался Хэл.
Доктор пощупал рану Саймона, и тот снова застонал. Склонившись над другом, Хэл помог ему приподняться и проворчал:
– Слава Богу, что ты убил этого мерзавца.
– Макартур выстрелил первый! – крикнула Дженси. – До сигнала! Я видела!
– Мы все это видели, – сказал Хэл. – Не беспокойтесь, Саймон имел право стрелять.
Именно это Дженси и хотела услышать. Но все же ей было не по себе от мысли, что Саймон хладнокровно застрелил человека.
Секунданты склонились над Макартуром, потом Нортон подошел к доктору.
– Да, он мертв. Точно в сердце. Почти мгновенная смерть. Думаю, это чертовски хороший выстрел в таких обстоятельствах.
– Осмотрите же Саймона! – закричала Дженси. – Насколько серьезно он ранен?
Доктор разрезал на Саймоне рубашку, и Дженси, в ужасе вскрикнув, на секунду отвернулась. Ах, сколько крови! Снова повернувшись к мужу, она прошептала:
– Но он ведь выживет?
– Да, вероятно. – Доктор достал из чемоданчика тампон и прижал к ране Саймона. Тот поморщился от боли и стиснул зубы, чтобы не закричать. – Ребра, – сказал доктор. – Пуля раздробила ребро, но это означает, что важные органы не задеты.
– Слава тебе, Господи! – пробормотала Дженси.
– Молитесь лучше, чтобы оно не расщепилось, – добавил доктор.
– Почему?
– Потому что в этом случае ребро нельзя перевязать, а осколки могут пробить легкое, и такая рана будет смертельно опасна.
Дженси взяла мужа за руку. Саймон заставил себя улыбнуться и сказал:
– Эта рана меня не убьет, любимая. Вспомни карты.
Она наклонилась и поцеловала его в губы. Доктор что-то пробурчал и, убрав тампон, тщательно осмотрел рану. Рана казалась неглубокой, – видимо, пуля, угодив прямо в ребро, действительно не задела важных органов.
Доктор вставил Саймону в зубы кусочек кожи и, повернувшись к Хэлу, сказал:
– Боумонт, дайте ему что-нибудь… за что можно держаться. Я должен вынуть пулю.
Осторожно отстранив Дженси, Хэл подал другу руку.
– Вот, держись…
Саймон кивнул и тут же снова поморщился от боли.
– Терпите, – проворчал доктор. – Возможно, пуля задела еще одно ребро.
– Почему вы не дадите ему опиум? – спросила Дженси.
– Из-за этого?.. – усмехнулся доктор Плейтер. Он взял из своего чемоданчика какой-то длинный металлический инструмент и запустил его в рану. Саймон вскрикнул и потерял сознание.
– Слава Богу, – прошептала Дженси. – Теперь ему не больно…
– Верно, теперь не больно, – кивнул доктор. Он вытащил из раны сплющенный кусочек свинца и, внимательно осмотрев его, завернул в тряпку, которую передал Дженси. – Вот возьмите. Будете хранить как сувенир.
Дженси не хотелось брать «сувенир», но она надеялась, что Плейтер окажется прав, ведь его слова означали, что Саймон будет жить. «Что ж, этот доктор, должно быть, видел множество всяких ран, так что, наверное, можно не беспокоиться», – успокаивала себя Дженси.
Доктор же взял обрывок материи, смочил его чем-то и прижал кране, снова начавшей кровоточить. Саймон шевельнулся, застонал, но не пришел в себя. Плейтер обмотал грудь Саймона длинной полоской ткани и, поднявшись на ноги, сказал:
– А теперь отнесите его в дом, чтобы я мог как следует его осмотреть. Только не хочу, чтобы сдвинулись ребра, поэтому нужны носилки. Делахей, вы бы не съездили за ними в гарнизон? Жесткие. Мой ординарец знает, какие именно.
Молодой офицер кивнул и направился к лошади. Доктор Плейтер закрыл свой чемоданчик и повернулся к Дженси:
– А вы отправляйтесь побыстрее домой и приготовьте комнату для раненого.
Дженси медлила, понимая, что от нее просто хотят избавиться. Но Хэл взял ее под руку и сказал:
– Пойдемте. Я вас провожу.
Дженси кивнула. Если бы от нее была какая-нибудь польза, она, конечно, осталась бы, но, увы, она сейчас ничем не могла помочь Саймону. Они с Хэлом быстро зашагали в сторону города, и Дженси то и дело ловила на себе взгляды удивленных жителей Йорка. Уже у самого дома она, повернувшись к своему спутнику, попросила:
– Пожалуйста, возвращайтесь к Саймону, а я здесь справлюсь сама. – Она схватила его за руку. – Поддержите его, Хэл!
Он высвободил руку и похлопал Дженси по плечу:
– Не волнуйтесь, рана не такая уж серьезная.
Дженси посмотрела вслед уходившему Хэлу и вздохнула.
Что ж, очень может быть, что рана действительно не смертельная, но ведь в нее могла попасть какая-нибудь инфекция… Ах, наверняка именно из-за этого Хэлу отняли руку.
«Перестань паниковать и делай что-нибудь полезное», – сказала себе Дженси. Она вошла в дом и стала готовиться к возвращению Саймона. Хорошо, что хоть Макартур мертв. Наверняка он отправился в ад, где ему и место.
Следовало побыстрее затопить камин, и Дженси отправилась за дровами. Возвращаясь в комнату, она замерла в самом начале лестницы – сверху кто-то спускался.
Собравшись с духом, она сделала еще несколько шагов и увидела мужчину, выходившего из комнаты Саймона.
– Вы кто такой? Что вы тут делаете? – спросила Дженси.
Незнакомец в широкополой шляпе вздрогнул от неожиданности, а затем ринулся вниз по ступенькам. Не пытаясь его задержать, Дженси инстинктивно посторонилась, и он, сбежав в холл, выскочил из дома.
Несколько секунд Джейн стояла, прижившись к стене. «Кто же он? Зачем приходил?» – спрашивала она себя. А потом вдруг все стало на свои места. Конечно же, этот человек приходил за бумагами Саймона!
Она поспешила в комнату, где по-прежнему царил беспорядок – постель была не убрана, а на полу валялась одежда, которую они с Саймоном срывали с себя накануне вечером.
Дженси остановилась посередине комнаты и осмотрелась, пытаясь понять, где именно рылся незнакомец. Впрочем, что толку? Она ведь не знала, где Саймон хранил свои бумаги, и потому не могла определить, что пропало. Унес ли вор что-нибудь важное? На этот вопрос она не могла ответить, зато точно знала: Ланселот Макартур не только хотел убить Саймона, но и задумал украсть документы. Что ж, он поплатился за свои преступления – сейчас его, наверное, уже поджаривали в аду. А вот ей, Дженси, следовало побыстрее все приготовить, чтобы удобнее было ухаживать за раненым мужем.
Расправив простыни на кровати, Дженси задумалась. А может, лучше отнести Саймона к ней в комнату? Нет, ее комната слишком мала. Значит, к Исайе – там места вполне достаточно.
Подняв с пола вязанку дров, Дженси вдруг сообразила, что надо найти помощников. Бросив дрова на пол, она побежала по переходу на кухню.
Миссис Ганн в это время растапливала печку, а Сол и Иззи ей помогали.
– Саймон и Макартур опять дрались, и он ранен, – задыхаясь, проговорила Дженси. – То есть Саймон ранен. Макартур выстрелил раньше времени. Мерзавец смошенничал! Но он, к счастью, мертв. Я имею в виду – Макартур.
Все трое в страхе таращились на нее, и Дженси, немного отдышавшись, вновь заговорила:
– Скоро его принесут сюда. В комнате мистера Тревитта надо разжечь огонь. Дрова я уже принесла. Что еще надо сделать?
Миссис Ганн нахмурилась и проговорила:
– Нужны грелки, а также тряпки для бинтов. И еще горячая вода. – Кухарка сняла с печки чайник и налила в чашку чаю. Добавив молоко и бросив два куска сахара, она протянула чашку Дженси: – Выпей, моя милая. С Саймоном все будет хорошо, я уверена. Сол, пойди разведи огонь. А ты, Иззи, найди чистые простыни и помоги застелить кровать. Потом оба возвращайтесь сюда.
Дженси села у стола и сделала глоток чая. Потом опять заговорила – рассказывала о «мошеннике Макартуре» и о том, как Саймону больно. Наконец, выговорившись, вскочила на ноги, выбежала из кухни и быстро зашагала по переходу.
Вернувшись в дом, она пошла проверить, все ли готово для Саймона. В комнате Исайи было уже тепло, а на кровати лежали свежие простыни. Когда она взбивала подушки, пришла Иззи с большим кувшином горячей воды.
«Огонь и вода, – подумала Дженси. – Стихии Саймона… Из огня и воды получается пар, который… О Господи, почему же так получилось?»
Дженси вдруг вспомнила про язвительного доктора Плейтера. Она знала, что Саймон о нем очень высокого мнения, однако решила, что позовет доктора Болдуина, если станет совсем плохо.
Ох, ведь и так уже все плохо! А еще совсем недавно она обнимала Саймона, живого и здорового… Теперь он может умереть, потому что умирают даже от порезов, даже от больного зуба…
Карты! Она вспомнила, как гадала. Карты предупреждали о ранении, но не о смерти. Они не предсказывали смерть.
«Да-да, не предсказывали», – мысленно повторяла Дженси, направляясь в свою комнату. Усевшись у окна, она принялась рвать простыню на бинты, воображая, что разрывает на мелкие кусочки Ланселота Макартура.
– Ты сейчас в аду, там тебе и место, – бормотала Дженси. – Надеюсь, дьявол рвет тебя на куски. Вот так. И так. И так…
В этот момент хлопнула входная дверь, и Дженси, выронив простыню, выбежала из комнаты. С верхней ступеньки лестницы она увидела, что мужчины с носилками уже вошли в холл. Саймон, смертельно бледный, лежал с закрытыми глазами, и его несли четыре солдата. Рядом с ними шли Хэл, доктор Плейтер и капитан Нортон.
С6ежав по ступенькам, Дженси склонилась над мужем.
– С ним все хорошо, просто сейчас самые трудные минуты, – сказал Хэл.
Дженси вздохнула с облегчением.
– Я приготовила для него комнату дяди Исайи, – сказала она. – Это наверху. Несите же его быстрее.
– Пока не надо, – проворчал Плейтер. – Я еще не промыл рану и не перевязал его. Может, в столовую?
– Да, конечно, – кивнула Дженси. – Несите вот сюда… Она хотела последовать за мужчинами, но Плейтер ее остановил:
– Нет-нет, лучше приготовьте чай… или что-нибудь еще. Здесь от вас все равно никакой пользы.
Дженси вопросительно взглянула на Хэла, но тот молча кивнул и, вытолкнув ее из комнаты, захлопнул за ней дверь. В следующую секунду она увидела входившую в холл миссис Ганн с подносом в руках.
– Пойдем в гостиную, милая, – сказала старушка. – Пока выпьем чаю и перекусим.
Дженси пошла за кухаркой. Когда же миссис Ганн закрыла дверь, Дженси сообразила, что гостиная находится слишком далеко от столовой. Значит, она ничего не услышит, если Саймон будет кричать…
Дженси повернулась к миссис Ганн, но та, решительно шагнув к ней, усадила ее в кресло и накрыла ей ноги пледом Исайи.
– Вот так, моя дорогая. Не беспокойся, все будет хорошо. Выпей чаю, и тебе станет лучше.
Очень крепкий и сладкий чай действительно немного помог, но к еде Дженси не притронулась.
– Хотела бы я знать, что там происходит, – пробормотала она.
– Не беспокойся, они все делают правильно, – ответила кухарка. – Выпей еще, моя милая.
– Но я хочу знать!.. – воскликнула Дженси. – Хочу видеть его!
– С этим не надо торопиться, – сказала миссис Ганн, усаживаясь напротив. – Твой муж – здоровый и сильный мужчина, только это и важно. А дуэль – гадкое дело. Вот Ганн – тот ужасно любил драться на кулаках. Когда же надо было его лечить после драки, то это делала я, а он ругался, говорил, что делаю ему больно. А я тоже ругалась, скажу тебе…
Старуха все еще болтала, когда дверь открылась и вошел Хэл.
– Все прошло хорошо, – сообщил он. – Теперь они готовы отнести его наверх.
У Дженси опять забилось сердце, но она не понимала, что именно ее встревожило. Ведь все хорошо, не так ли?
– Я вас провожу, – сказала она.
Дженси проводила мужчин с носилками наверх. Глаза Саймона по-прежнему были закрыты, но ей показалось, что он уже пришел в себя.
– Положите диванные валики под подушку, – распорядился доктор. – Так будет удобнее сидеть, когда ему станет лучше.
Дженси быстро принесла валики, и Плейтер тотчас же их установил, потом сказал, чтобы с Саймона сняли почти всю одежду. Грудь его была обмотана бинтами, и это очень удивило Дженси. «Зачем при неглубокой ране под ребра?» – подумала она.
Словно прочитав ее мысли, Хэл сказал:
– Бинты – чтобы ограничить движение на то время, пока ребра срастаются.
– А как же менять повязку?
– Для того его и положили на левый бок, – пояснил доктор. – Ребра не раздроблены, так что должны срастись. Кажется, я убрал все клочки ткани. Вот что убивает многих раненых… Клочки ткани, попадающие в рану. Они приводят к инфекциям. – Он сокрушенно покачал головой и добавил: – Был прекрасный и здоровый молодой человек, а теперь – посмотрите на него.
Дженси невольно нахмурилась: ей очень не понравились слова ворчливого доктора. Немного помолчав, она сказала:
– Сэр, вы сделали все, что могли. Значит, вы уверены, что при должном уходе он будет жить?
– Я медик, а не предсказатель, – проворчал Плейтер. – Все в руках Божьих. Вы сможете за ним ухаживать?
Дженси пожала плечами:
– Я ухаживала только за больными, не за ранеными…
– Он и будет больной. И жар у него будет. Сейчас главная опасность – это движение. Не позволяйте ему двигаться! – Дженси молча кивнула, и доктор продолжал: – Вечером я приду на перевязку и проверю рану. А вы рану не трогайте. Тело само себя вылечит. И еще ему нужна облегченная диета. Никакого мяса и алкоголя. Побольше жидкости. Ячменный отвар. Прозрачный бульон. Некрепкий чай. Понятно?
Дженси снова кивнула:
– Да, сэр.
– Вот и хорошо. Надеюсь, он поправится.
Плейтер уже собрался уходить, но Дженси спросила:
– А почему у него перевязана рука? Вы пускали кровь?
– Пока нет. Это сделала пуля. Наверное, он подставил руку, когда увидел, что Макартур стреляет. Возможно, это спасло ему жизнь, потому что пуля потеряла часть своей силы. Но рана в руку не опасна. Опасность – ребра. Не позволяйте ему двигаться.
Доктор ушел, и Дженси, повернувшись к мужу, осторожно убрала волосы с его лба. Внезапно он открыл глаза, и на губах его появилась едва заметная улыбка.
Дженси прижала его плечи к подушке и прошептала:
– Только не двигайся.
– Не буду. Ох, как больно! – добавил Саймон, поморщившись. Он обвел взглядом комнату и пробормотал: – Нортон, ты когда-нибудь ломал ребра?
– Нет.
– И не надо. Рана – пустяк, а вот ребра…
– Поэтому ты и должен лежать смирно, – сказала Дженси. – Тебе нельзя двигаться.
Саймон нахмурился и проворчал:
– Но как же так? Нам ведь выезжать через четыре дня.
– Мы поедем, когда ты сможешь.
– Пропустим «Эверетту».
Она погладила его по плечу.
– Будут другие корабли.
– Как только замерзнет река – не будут. Дженси, это очень серьезно. Половина наших вещей уже в Монреале.
Глава 13
Он назвал ее Дженси. Она замерла в ожидании страшного разоблачения, но тут же вспомнила их ночь. После этой ночи он принадлежит ей, и она будет любить его всю жизнь.
– Если вещи прибудут в Англию раньше нас, то и пусть, – сказала Дженси ласково. – Думай только о том, что тебе надо выздороветь. – Она поцеловала его.
Саймон посмотрел на нее с луковой улыбкой, и она пробормотала:
– Перестань улыбаться.
– Почему?
– Я краснею.
– Ты великолепна, когда краснеешь. У тебя даже веснушки краснеют.
Она провела ладонью по лицу.
– Саймон, перестань!
– Ляжешь рядом?
Дженси осмотрелась. Они с Саймоном были одни – мужчины, проявив деликатность, вышли из комнаты.
– Все еще стесняешься? – Саймон ухмыльнулся.
– Все еще вредничаешь?
– Приходится.
– О, ты просто ужасный! И к тому же самый замечательный в мире.
Она сняла туфли и осторожно забралась на кровать. Саймона положили на середину, так что места оставалось мало, да еще мешали диванные валики. Кое-как устроившись, Дженси положила голову на плечо мужа и тотчас же почувствовала, как сильно и ровно бьется его сердце.
– Слава Богу, ты жив, – прошептала она. – А я так боялась.
– Плейтер – лучший специалист по огнестрельным ранениям в Верхней Канаде.
– Он мне не нравится. Но он хорошо с тобой обошелся, и я поклонюсь ему в ноги.
– Не обязательно, моя милая Дженси.
Совесть еще покусывала ее за то, что она не раскрыла свой секрет, но укусы становились все слабее. Ведь главное, что Саймон принадлежал ей, а она – ему. И они теперь никогда не расстанутся.
До сих пор Дженси не чувствовала всей силы своей любви, а сейчас поняла: потерять Саймона для нее было бы все равно что потерять руку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
Загрузка...