А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


У Джулии перехватило дыхание.
— Ты именно этого хочешь? Что-то в ее словах привлекло его внимание, и Куинн с горечью в глазах повернулся к ней.
— Не спрашивай… — хрипло проговорил он, — не спрашивай, чего я хочу, или я действительно выскажу тебе все.
Джулия заморгала глазами.
— Я не понимаю…
— Нет, черт возьми, ты все прекрасно понимаешь! — зарычал он. — Ты так старалась убедить меня, будто сожалеешь о случившемся, будто впредь собираешься вести себя разумно, что просто не замечаешь, что я чувствую к тебе.
— Что… что ты чувствуешь ко мне? — слабеющим голосом откликнулась она. — Неужели до сих пор ты… беспокоишься обо мне?
— Нет, — отрезал он, беспощадно перечеркивая ее надежды. — Нет, я не беспокоюсь о тебе. Если только ты не вкладываешь в это слово отрицательный смысл. Мои чувства простираются намного дальше ненависти или презрения! — И, не обращая внимания на ее судорожное дыхание, продолжал:
— Ты обокрала меня, Джу. Ты украла у меня десять лет жизни моего сына. Господи, он даже не знает, кто его отец. А ты спрашиваешь, беспокоюсь ли я о тебе до сих пор. Мне следовало свернуть тебе шею!
Джулия никогда не думала, что он может быть так жесток. Даже той ночью в отеле он не ранил ее так больно, как ранил сейчас. Нет, она не боялась за свою безопасность. Страхи были о нем и о пустом будущем, разверзшемся перед ними, — о будущем без всяких надежд…
Ей нужно уходить. Она поняла это мгновенно. Приезд сюда был не лучшей идеей. Плохой идеей. Она совершенно не правильно поняла его поведение в отеле той ночью. Когда Изабель приехала к ней, когда убедила, что она нужна Куинну, Джулия поверила. Ей хотелось верить, что Изабель права, что Куинн занялся с ней любовью, потому что не смог совладать со своими чувствами…
Оказывается… оказывается, она во всем ошибалась. Он хотел лишь расправиться с ней. Именно это она подозревала, именно об этом знала в глубине души. Куинн никогда не простит ее. И если говорить честно, она и сама не простит себя.
— Мне пора уходить, — отрывисто бросила она, и в глазах Куинна мелькнул внезапный испуг.
— Уходить? — переспросил он, будто не веря, и Джулия кивнула, поглядывая на дверь.
— Думаю, так лучше, — напряженно сказала она, понимая, что вот-вот потеряет над собой власть. Если она сейчас же не убежит, то разревется прямо перед ним. А ей меньше всего хотелось вызвать в нем жалость.
Куинн вытащил руки из карманов.
— Нет.
У Джулии сжалось горло.
— Кажется, нам больше не о чем говорить. Если… ты передумаешь насчет Джейка, я отнесусь с пониманием. Возможно, твои адвокаты…
— К черту моих адвокатов! — воскликнул Куинн, лицо его исказилось. — Я не хочу, чтобы ты уходила.
Какое-то мгновение Джулия беспомощно смотрела на него, затем, поняв, что снова подставляет себя под удар, повернулась к двери.
— Сожалею, — пробормотала она, слезы клокотали в ее горле. — Но мне пора…
— О Боже!
Надрывное восклицание Куинна при любых других обстоятельствах заставило бы ее обернуться. Но больше ей здесь делать нечего. Слезы струились по ее щекам. Скорее прочь отсюда!
Она слышала, что он направился следом, слышала звук его шагов, приглушенных соломой на полу и замерших за ее спиной. Бежать — лишь подтвердить его мнение о себе. Каким-то образом ей нужно повернуться к нему, стать лицом к лицу и вынести от него все.
Но, подойдя почти вплотную, он все же не коснулся ее. Она просто чувствовала его, ощущала его дыхание на своей шее, тепло его тела на своей спине.
— Ну почему? — полным отчаяния голосом протянул Куинн, и незачем было спрашивать, о чем это он.
— Ты знаешь почему, — неуверенно ответила'« она. — Я была… я и сейчас слишком стара для тебя.
— Нет…
— Твоя мать так думала. По-прежнему так думает…
— Моей матери это не касается, — хрипло оборвал ее Куинн.
— Ты не всегда так думал.
— Всегда. — Он застонал. — Ты знаешь, я хотел рассказать родителям все. Господь свидетель, я хотел жениться на тебе!
Джулия слизнула слезинки с губ.
— Не думаю, чтобы это продлилось долго.
— Что?
— Наши отношения. Став старше…
— Я бы изменился?
— Да.
— Как видишь, нет. Джулия нервно вздохнула.
— Это не правда…
— Истинная правда. — Куинн устало выругался и, положив ей руки на плечи, повернул ее лицом к себе. Глаза его пылали. — Откуда ты знала, что я не прогоню тебя? Зачем ты пришла — вот вопрос.
Джулия вздрогнула.
— Ты знаешь!
— Нет, не знаю. — Куинн наклонился, чтобы подхватить языком слезинку с кончика ее носа. — Я лишь надеялся, что знаю. Но потом, увидев тебя, такую свежую, такую элегантную, такую прекрасную, не мог поверить, что тебя привело сюда иное чувство, кроме… кроме…
— Вины? — предположила Джулия, и он склонил голову.
— Что-то вроде этого. Я слишком самонадеян, не так ли?
— О, Куинн… — Джулия с мукой посмотрела на него. — Простишь ли ты меня когда-нибудь?
— За то, что бросила меня?
— За то, что скрывала Джейка. За то, что не сказала тебе о сыне.
Куинн сжал руками ее щеки.
— Я готов попробовать, — хрипло произнес он, смахивая пальцами слезинки с уголков ее губ. — Но я тоже должен тебе кое в чем признаться.
У Джулии перехватило дыхание.
— Ты… обручен с той молодой женщиной?
— Нет, — нетерпеливо буркнул Куинн. — Честно говоря, Сюзи… Сюзан обвинила меня, что я влюблен в тебя, задолго до того, как я признал это сам.
— Тогда…
— Все ты, Джу, — прошептал Куинн, касаясь губами ее губ. — Джейк… я фактически не знаю его. Но уверен, что полюблю его за один день. И, черт возьми, понравлюсь ему, бедняжке. Но все муки я терпел из-за тебя. Именно тебя желал; именно тебя желаю. — Он слегка прикусил ее губу. — Я люблю тебя, Джу. Можешь ли ты потратить всю жизнь, убеждая меня, что чувствуешь то же самое?
— О, Куинн… — Ее руки обвили его шею. — Какой я была дурой!
Он заключил ее в объятия и спрятал лицо в изгибе ее плеча.
— Ну, по этому поводу у меня нет возражений, — хрипло согласился он.
Глава 14
Спустя несколько часов Джулия услышала звук подъехавшей машины. Комнаты Куинна располагались в угловой части старого дома, и внезапный шум мотора вывел ее из полусонного состояния, в котором она находилась.
— Кто это? — испуганно прошептала она, словно кто-то еще, кроме Куинна, в огромной кровати под балдахином мог слышать ее. — Неужели твоя мать?!
— Может быть, — беззаботно отозвался Куинн. — Торопится домой, чтобы посмотреть, как сработала ее последняя уловка…
— О Куинн!
— Но скорее всего, это Мэт. Он должен был вернуться с континента сегодня.
Джулия сглотнула и приподнялась на локтях. Затем, поняв, что открывает грудь, натянула покрывало повыше.
— Нам бы лучше одеться.
— Зачем? — Куинн снова отбросил покрывало и провел пальцем по ее набухшим соскам. — Еще слишком рано. До обеда уйма времени.
— До обеда! — ахнула Джулия. — Я не могу остаться на обед.
— Конечно, можешь. Ты останешься на ночь, — твердо произнес Куинн. Внезапно глаза его потемнели. — Конечно, если ты не передумала, если не собираешься куда-то еще.
Джулия откинулась на подушку.
— Не валяй дурака. Ты знаешь, я никуда больше не собиралась. Но я не взяла белья, не взяла косметику.
— Для меня ты хороша и такая, — грубовато заметил Куинн, раздвигая ее ноги своей ногой. Он с удовлетворением поглядел на ее пылающие щеки и скользнул рукой между их тел. — И тебе тоже хорошо. Ты действительно хочешь одеться?
— Да. Нет… о Боже, Куинн, не делай этого!
— Тебе не нравится?
— Слишком… слишком нравится, — призналась она, и ее ноги беспомощно поддались его напору. — Куинн, вдруг твоя мать…
— Она подождет, — нетерпеливо заверил он. — А сейчас позволь мне…
— Куинн, нельзя!
— Боюсь, иначе невозможно, — напирал он. — О Господи, как это прекрасно…
И они снова забылись. У Джулии уже не было сил думать, что случится, если вдруг появится Изабель. Как бы то ни было, Куинн сделал свой выбор, а она — свой. Дороги назад нет…
— Так мы собираемся оставаться здесь? Как обнаружила Джулия спустя пару дней, желания Джейка отличаются от ее желаний, и она посмотрела поверх его головы на Куинна с некоторым раскаянием.
— Ну, пока что да, — подтвердила она, вспомнив, что они решили не торопиться с Джейком. Мальчик воспринял факт возвращения Куинна на Сан-Хасинто вместе с матерью довольно безразлично. Конечно, сначала он с радостью встретил его, но, когда обнаружилось, что Куинн не собирается немедленно увезти их в Лондон, энтузиазм его несколько угас.
— А мистер Мариотт тоже останется с нами?
— Куинн, — машинально поправил Куинн и взглянул на внезапно забеспокоившуюся Джулию. — Да. Если, конечно, ты и твоя мама согласны. Ты не возражаешь?
Джейк нахмурился.
— Пожалуй, нет, — произнес он, с сомнением посмотрев на Куинна. — Но ведь вы живете в Лондоне, не так ли?
— Жил, — коротко уточнил Куинн, и Джулия с радостью посмотрела на него. — У меня в Лондоне по-прежнему квартира, и мы можем проводить некоторое время там, когда у тебя каникулы.
Глаза Джейка загорелись.
— Правда? Куинн кивнул.
— Правда.
Джейк снова нахмурился и повернулся к матери.
— Значит, мне все равно ехать в школу?
— Конечно.
— Но вы останетесь здесь? Не уедете снова, пока я буду в школе?
— Я обещаю.
Джулия вздохнула, но ничего не успела добавить, как вступил Куинн:
— Я присмотрю за ней, — заверил он мальчика. — А следующий уикенд мы проведем вместе. Ты покажешь мне, как плавать на ялике под парусом, а потом попинаем мяч, если получится.
— Сыграем в футбол? — обрадовался Джейк, и Куинн улыбнулся.
— Я не Марадона, но думаю, смогу обыграть тебя.
— Вот здорово! — воскликнул Джейк, поворачиваясь к матери.
— Я рада, — с подчеркнутым восторгом произнесла Джулия. — Но не рассчитывайте, что присоединюсь к вам.
— Ты можешь стоять на воротах, — объявил Куинн, заслужив восхищенный возглас своего сына. — Это пойдет тебе на пользу. Сама знаешь, упражнения.
— Тебе кажется, что я толстая? — негодующе фыркнула Джулия, и Куинн с озорством посмотрел на нее.
— Неужели только кажется? — спросил он, и, Джулия с замиранием сердца поняла, что отныне они с Куинном одно целое.
— Не хитри. — В этот момент Джулия впервые пожалела, что сын рядом с ними. Ей страстно захотелось ощутить на себе руки Куинна. Но нельзя торопиться. Джейк должен получше узнать его, прежде чем они объявят мальчику, кто его отец, а пока они еще мало знакомы друг с другом.
— Я больше не буду, — пообещал Куинн, и глаза его говорили то, что скрывали губы. — Для меня ты хороша и такая.
— И для меня! — воскликнул Джейк, поворачиваясь к матери. — Можно после чая я покажу Куинну ялик?
— Ну как?
Джейк ушел спать. Они сидели на веранде, расположившись на одном из удобных диванов. Задавая вопрос, Куинн покусывал ее голое плечо.
— Все прекрасно, — тихо сказала Джулия. — Сам видишь, ты ему нравишься.
— Так и должно быть, — небрежно произнес Куинн, но по его тону Джулия поняла, что он тоже беспокоился.
— А как тебе? — рискнула спросить Джулия. — Он тебе понравился?
— Что за вопрос! — вскинулся Куинн. — Конечно, понравился. Он же наш, не так ли? Твой и мой. Я просто хочу…
— Я знаю. — Джулия уткнулась лицом в его шею и провела рукой по щеке. — Может быть, мы сможем завести еще ребенка.
— Я бы сказал, непременно заведем, — с чувством заверил он ее. — Тем более что я собираюсь заниматься с тобой любовью при всяком удобном случае. И без всяких защитных мер. Намеренный ход с моей стороны, должен сказать.
Джулия прыснула.
— Зачем?
— Потому что я хочу застраховаться. Потому что это… единственный способ оставаться вместе.
— Это не способ, — твердо произнесла Джулия. — Ты думаешь, я собираюсь снова прогнать тебя?
Куинн поцеловал ее. Его язык играл с ее языком, пока не углубился в рот.
— Еще потому, что я люблю ощущать свою плоть в твоей. Я рассказывал, что при этом чувствую?
— Расскажи снова, — попросила Джулия, когда он позволил ей перевести дыхание. Она уселась ему на колени. — Куинн, ты уверен, что я не раздавлю тебя?
— Даже если раздавишь, мне понравится, — уверил он ее, подвинувшись так, чтобы она чувствовала его восставшую плоть. — Итак, расскажи, что тебе сказала моя мать. Она не переменила свое мнение?
— Нет. — Джулия была поражена, насколько сговорчивы оказались и Изабель, и Ян. — Она по-прежнему хочет, чтобы мы поженились в Кортланде. Но я знаю, как она мечтает увидеть Джейка, так что можно пригласить ее сюда.
Куинн задумался.
— А что, это мысль, — наконец согласился он и расплылся в улыбке. — Но как бы не было проблем с запиранием двери в твою спальню.
Джулия засмеялась.
— Будто они когда-либо были. Куинн промолчал, но Джулия поняла, что он вспомнил то ужасное Рождество, которое она провела в Кортланде, когда пыталась порвать их отношения.
— Ты отдаешь себе отчет, что в этом случае… я имею в виду, если пригласим их сюда, наши отношения могут стать достоянием публики?
— Ну и что? — Джулия подняла голову. — Тебя это беспокоит?
Куинн укоризненно посмотрел на нее.
— Ты же знаешь, меня это никогда не беспокоило.
Джулия спрятала лицо у него на груди.
— Я знаю. Прости.
— Итак, что ты об этом думаешь?
— Думаю, все чудесно, — призналась она. — Появись здесь хоть сам Гектор Пикард и заяви, что расскажет всем, кто отец Джейка, я скажу: пожалуйста.
Куинн снова поцеловал ее.
— Ты уверена?
— Конечно, уверена. Все равно, когда мы поженимся, правду нельзя будет скрыть. Достаточно лишь взглянуть на Джейка, чтобы заметить сходство.
— Я не заметил, — напомнил Куинн. — Правда, у меня кружилась голова от его матери.
— А сейчас?
— Я, должно быть, настолько от тебя ослеп, что ничего больше не вижу, — признался он и помолчал. — Как ты думаешь, он простит нас?
— Дети легко прощают, — мягко заверила его Джулия. — Кроме того, ему будет интересно узнать, что собирается дать ему новая семья.
— Как я понимаю, мне придется в конце концов осесть в Кортланде, — расстроенно произнес Куинн. — Что поделаешь, бывает и худшая судьба.
— Неважно, где мы будем жить, — заверила его Джулия. — Честно говоря, стать хозяйкой поместья меня совсем не тянет. Стать женой Куинна Мариотта — да.
Куинн зарылся лицом в ее волосы.
— Для меня тоже стать отцом намного важней. Но я хочу, чтобы Джейк знал, откуда он родом. Пускай побудет денек-другой в Кортланде. Осмотрится. Сам я не возьму на себя смелость лишать его прав, полученных от рождения.
— Мы предоставим ему право выбора, — с удовольствием согласилась Джулия. — И если ты взвалишь свои обязанности наследника на Мэтью, я возражать не буду.
— Что за послушная жена, — с улыбкой поддразнил ее Куинн. — А сейчас не согласишься ли еще на одно дело?
— Почему я должна давать согласие? — со смехом заупрямилась Джулия. — Думаю, ты обязан схватить меня на руки и перенести через порог! Это ведь первая ночь из оставшихся в нашей жизни…

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
Загрузка...