А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Бартоломью Нэнси

Стриптиз - 3. Стриптиз в кино


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Стриптиз - 3. Стриптиз в кино автора, которого зовут Бартоломью Нэнси. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Стриптиз - 3. Стриптиз в кино в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Бартоломью Нэнси - Стриптиз - 3. Стриптиз в кино без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Стриптиз - 3. Стриптиз в кино = 203.9 KB

Стриптиз - 3. Стриптиз в кино - Бартоломью Нэнси -> скачать бесплатно электронную книгу



Стриптиз – 3

OCR Eleanorlib
«Бартоломью Н. Стриптиз в кино: Роман»: ACT; М.; 2003
ISBN 5-17-008795-0
Оригинал: Nancy Bartholomew, “Film Strip”, 2000
Перевод: Ю. С. Хазанова
Аннотация
Кто убивает одну за другой звезд эротического кино, съехавшихся на открытие роскошного ночного клуба? Как удается преступнику каждый раз уйти незамеченным? Столь невероятное дело могло оказаться слишком сложным даже для опытного детектива Джона Нейлора, но на помощь ему неожиданно приходит красавица танцовщица Кьяра — воплощение самых тайных, самых жарких его фантазий.
Нэнси БАРТОЛОМЬЮ
СТРИПТИЗ В КИНО
Глава 1
В ту минуту, когда бедняга Винус Лавмоушн отдавала концы, я вдруг почувствовала страшную боль, извините, в заднице. В прямом смысле этого слова. Я как раз наклонилась, чтобы открыть дверцу своей тачки, как вдруг услышала выстрел, а потом что-то царапнуло по левой ягодице, да еще как. Барри по прозвищу Змей, наш театральный агент, начал дико орать, охранник Бруно открыл стрельбу, а у меня по ноге потекло что-то мокрое, теплое и липкое.
Хотелось бы ввернуть насчет того, что, когда оседала на землю, перед моими глазами промелькнула вся прожитая жизнь, но, если по-честному, ничего такого не было. И думала я не о жизни, а о Джоне Нейлоре, детективе из отдела убийств нашего городка Панама-Сити, штат Флорида. Не о том, что он сейчас прямо-таки вылезет из кожи и моментально схватит того, кто стрелял, убийцу то есть, а о том, что я никогда еще не видела его совсем без одежды. Я говорю про Джона, не про убийцу. И быть может, уже никогда не увижу, если дам дубаря. Впрочем, тут же у меня мелькнула утешительная мысль, что от раны в задницу никто еще не умирал.
Позднее мне сказали, что пуля по пути к моей левой ягодице угодила бедной Винус прямо в сонную артерию. Однако об этом было страшно думать, и я старалась вспоминать о другом — как все было классно в этот вечер до того момента, когда раздался внезапный выстрел. Как мы качественно выступали — Винус, заезжая стриптизерша, и я, звезда местного клуба “Тиффани” для мужчин. Как вместе раскочегаривали мы даже самых инертных мужиков, поднимая у них настроение и все остальное и освобождая их тугие кошельки. Как танцевали под песенку — ну, вы знаете ее — “Когда вам захочется на звезде… ”.
Винус раскачивалась на одной стороне сцены, возвышаясь над полом на рогатом месяце, я появлялась с другого конца на усыпанной блестками звезде, все было так поэтично — закачаешься. Нас поддерживали разноцветные тросы — у нее золотые, у меня серебряные, и грим был такой же расцветки.
Это Барри уговорил Винсента Гамбуццо, хозяина клуба, пригласить к нам Винус. Он же заставил его застраховать все наши руки, ноги и прочие части тела на случай, если грохнемся с этих чертовых небесных светил. Ведь про Винус ходила молва, что она самое настоящее восьмое чудо света, которое не дай Бог гробануть. Но нашелся такой гад — не пожалел пули.
А еще говорили, что у нее в теле больше силикона, чем сахара в леденцах, и что раньше она была плоская, как доска, и бесформенная, как амеба, к тому же волосы жидкие и серенькие, как у мышки, а глаза — один на вас, другой на Арканзас.
Однако у Винус, которую я знала, было везде, где надо, по сорок восемь дюймов, а талия — прямо как у Барби. И глаза большие, круглые и фиалкового цвета — потому что линзы. Губы у нее всегда сложены как для поцелуя, а волосы невозможно густые, мягкие, как шелк, и золотистые, как звезды. Правда, насчет мозгов похуже. Она, видно, придерживалась правил: зачем мозги, ведь мужчинам это по барабану, их добровольные взносы и без этого не делались меньше.
В общем, когда заиграла музыка и нас начали медленно поднимать на тросах, зрители думали не о прочитанных книжках и даже не о своих детях и женах. Они глазели на, может быть, самый исключительный номер на всем северо-западном побережье Флориды. Если сечете, о чем толкую, то такая парочка, как мы с Винус, может и мертвого поднять из гроба… Ох, только ее уже никто не поднимет. А вообще мы с ней были очень разные. С Винус то есть. Она вся искусственная, я — вся какая есть: ровно пять футов десять дюймов на шпильках, натуральная блондинка, ноги дай Бог каждому и еще парочка штучек — тридцать восемь в окружности, до которых никогда не дотрагивался скальпель хирурга. Другими словами, есть с чем залезть в голову и в постель к мужчине.
Змей и Винсент не могли нарадоваться на наш прикольный номер, а швейцар Гордон говорил, что люди навалом прут в клуб, давно такого не было — ни весной, ни в дни нашествия байкеров. Надо сказать, наша лавочка из приличных, клиентура нормальная, выше среднего. А еще скажу по секрету, это я надумала пригласить к нам Винус. Но особенно не свечусь — пускай Барри и Винсент считают, что это была их гениальная идея.
Наш хозяин мужик неплохой, дело знает, раскрутить умеет. В клубный бизнес Винсент пришел с продажи подержанных автомобилей, любит поговорить о себе и вроде бы туманно намекнуть, что связан с “одной итальянской семьей”, сами понимаете, о чем речь. Я тоже в делах кое-что соображаю, он это уважает…
Но все, конечно, мура в сравнении с тем, что случилось с Винус, которую, как уже было сказано, я посоветовала пригласить к нам в клуб и, выходит, несу какую-то ответственность за ее судьбу.
Когда она приехала, я первая пошла ей навстречу, проявила какое-никакое внимание. Тем более она была гостьей, а я вроде хозяйкой. Я старалась приучить ее к нашим понятиям о том, что такое стриптиз: не только о шест тереться и скидывать с себя последние шмотки, не переставая жвачку жевать, но вкладывать в это дело душу. Да-да, а не одну анатомию. И в конце концов что-то у нас стало получаться.
Глава 2
Мы закончили представление, как всегда, под утро и, получив последнюю порцию аплодисментов, переоделись и собрались поехать в закусочную, когда случилось то, ужасное. Винус и Барри направились к его побитой, видавшей виды машине, своим существованием подтверждавшей мои подозрения, что дела у него не так уж блестящи. Охранник Бруно, весь из половых гормонов и мышц при почти полном отсутствии мозгов, торчал у входной двери. Стоянка, можно считать, опустела: последние гости разъехались около часа назад. Винсент уже стоял возле своего прикольного красного “порше”, видимо, раздумывая: снизойти ему до того, чтобы перекусить вместе с нами, или отправиться в свою одинокую шикарную квартирку в одном из элитных домов города. Остальные служащие клуба либо уже отвалили, либо остались для уборки.
Как я упоминала, я начала открывать дверцу своей “камаро”…
И в это мгновение услышала негромкий звук — как будто выстрелили из игрушечного пистолета, и потом сразу крики на стоянке и множество выстрелов, на этот раз очень громких. Скажу вам, если не знаете, что в таком бизнесе, как наш, вполне естественно, что люди имеют при себе пушки и даже пулеметы. У меня тоже кое-что имеется… Вру, ничего у меня нет.
Однако в тот момент я забыла обо всех видах оружия и грохнулась прямо на землю. Так сделали и другие, только при этом высматривали, наверное, какую-то цель и палили кто куда. Но Бруно — он стоял поодаль — мог, я думаю, знать, откуда раздался выстрел. Пожалуй, за всю свою жизнь я не видела рядом с собой одновременно столько оружия и чтобы оно так мгновенно исчезло, словно растворилось в воздухе, как только прибыла полиция, которую кто-то вызвал.
После выстрела я пыталась закатиться под машину, но мешали некоторые части тела, и больше всего левая нога. Она жутко болела и не сгибалась. Слушая грохот выстрелов, я опасалась, что меня изрешетят пули друзей, а не только того, убийцы, который стрелял первым. Я протянула руку к ноющему бедру, и ладонь вмиг стала липкой от крови. В этот момент я и подумала о Джоне Нейлоре и о том, что наша взаимная симпатия так и не превратилась в нечто более осязаемое, а теперь, возможно, не превратится никогда.
Полицейские сирены завывали уже совсем близко, когда Барри завопил, почти заглушив их.
— О Господи! — орал он. — Она мертва! Винус, девочка моя, не оставляй меня!
Бруно в это время сделал еще пару выстрелов из своего сорок пятого калибра в сторону сосен, отгораживающих здание клуба от дороги. Потом скатился с лестницы, перепрыгивая через несколько ступенек, и короткими перебежками помчался к мусорным бакам, откуда выстрелил еще сколько-то раз, а затем понесся к машине Барри. Прямо как на настоящей войне, которую я видела в кино.
Швейцар Гордон каким-то образом оказался рядом со мной. Он был бледен как полотно, темная козлиная бородка тряслась.
— Ты ранена? — выдохнул он. — Чем тебе помочь? Мне совсем не хотелось умирать у него на руках. Ведь он не был Джоном Нейлором. Даже отдаленно не напоминал его.
— Гордон, — я очень старалась, чтобы в голосе не звучал последний вздох, — посмотри, куда меня ранило? Сильно ли течет кровь?
Он побледнел еще больше.
— О Господи! Где?..
— Вот и я хочу знать — где. Наклонись и взгляни на мою задницу. Она болит, как… — Я замолчала, потому что не нашла сравнения.
Он заглянул, куда я просила, и снова запричитал:
— Да, Кьяра. Кровь просто хлещет…
Полицейские машины были уже совсем рядом, вой сирен вспорол тишину раннего утра над Панама-Сити, нарушая покой тех, кто приехал сюда отдохнуть.
— Гордон, — простонала я, — наложи тугую повязку.
— Что, Кьяра? Я… Где?
Этот человек не был, увы, ни дамским угодником, ни медиком.
— Скорее, Гордон!..
Автомобильные шины завизжали уже на самой стоянке: наша доблестная полиция прибыла. А где же самый доблестный из доблестных? Где мой Джон Нейлор? Небось дома в теплой постельке. И, вполне возможно, не один.
— Эй, сюда! — закричал Гордон. — Она ранена!
Он вскочил с земли и ринулся к полицейским, напрочь забыв об оказании первой помощи пострадавшей, которая — то есть я — уже начинала уходить в иной мир, а если по правде, то терять сознание.
Как сквозь густой туман, я видела, что меня кладут на носилки, запихивают в перевозку. В больнице, куда мы приехали, мне что-то сразу вкололи, что-то дали понюхать, и я быстро очухалась.
Наверное, целый час, если не больше, я лежала и глядела в потолок… точнее — в стену, потому что вы помните, куда меня ранило, и на спине я лежать не очень-то могла. Лежала и думала про то, что случилось, и какой же это подонок мог стрелять в женщин, и для чего ему надо было…
А потом я увидела в дверях — кого бы вы думали? — моего дружка Джона Нейлора. Видно, кто-то из копов шепнул ему, что здесь лежит животом вниз, а задницей кверху одна хорошая знакомая Джона, а именно — танцовщица из мужского клуба, Кьяра Лаватини, и он наверняка захочет ее навестить, а заодно порасспросить насчет того, что произошло.
Да, Джон стоял в дверях, но, ей-богу, еще до того, как он там возник, я почувствовала его приближение и сразу представила — загорелого, с темными волосами, в белой рубашке, и как все медицинские сестры пялятся на него и стараются пройти мимо и задеть плечом или еще чем. Кстати, сам он не считал себя красавчиком — просто само так получалось.
И вот он был здесь, этот сукин сын. Хотя бы из вежливости мог сделать вид, что расстроен, обеспокоен моим состоянием. Так нет, стоял и ухмылялся. Конечно, у него работа такая — нагляделся на всякое и, быть может, хотел, наоборот, ободрить меня своей дурацкой улыбкой и как бы сказать, что все это, мол, пустяки, мелочи — подумаешь, какой-то псих застрелил мою напарницу и заодно вырвал кусок из моего драгоценного тела.
— Эй, Кьяра, — окликнул он, — если тебе уж так приспичило меня увидеть, совсем не обязательно организовывать настоящее убийство.
Я с трудом повернула голову и попыталась тоже изобразить улыбку.
— Привет, Нейлор, — пробормотала я. — Поцелуй меня в зад.
— С удовольствием, дорогая, — отозвался он. — Если это поможет твоему выздоровлению.
— Нейлор! Неужели в тебе нет ни капли жалости? Мне так больно!
— Рана поверхностная, — сообщил он таким тоном, словно зачитывал официальное донесение.
Но при этом как он выглядел и как от него пахло! Не дезодорантом — он эти потники на дух не переносил, — а просто этим… как его?… “после бритья”.
— Меня могли убить, ты знаешь, Джон? Возможно, убийца целился не в бедную Винус, а… — Я не стала продолжать.
Нейлор придвинул табурет к койке, сел у изголовья, взял меня за руку.
— Знаю, дорогая, — сказал он и, наклонившись, отвел волосы от моего лица, погладил щеку. — Очень больно?
Я застонала, но не от боли, а от удовольствия: мне всегда нравились его прикосновения. Даже теперь, когда я была изранена.
— О-ох! — простонала я еще громче, чтобы продлить наслаждение.
— Тебе хуже?
Сейчас у него в голосе была настоящая тревога.
Я не смогла сдержать легкого смешка — моя честная натура не позволила долго изображать умирающую от ран героиню, — и Нейлор тотчас выпрямился и убрал руку.
— Кьяра, — сказал он деловым тоном, вытащив из кармана блокнот, — произошло убийство. Ты должна ответить на несколько вопросов.
Черт! Он опять не со мной.
— Ты слышала выстрел, которым была убита Винус? Мне показалось, что боль усилилась, а может, так оно и случилось, когда Джон отодвинулся от меня.
— Да, — ответила я сквозь зубы, — слышала, но ничего не видела, потому что открывала дверцу машины…
Нейлор усердно заносил мои слова в блокнот.
— А ты видела что-нибудь подозрительное… Кьяра, ты слушаешь?.. Перед выстрелом? Или, может, раньше в тот же вечер?
Он напомнил мне учителя, которому я лет сто назад сдавала экзамен, и воспоминания были не слишком приятны. Рядом с нами в палате тусовалась еще парочка копов, медсестры, они мешали мне сосредоточиться на Джоне Нейлоре. Захотелось поскорее вернуться в трейлерный городок, где сейчас живу, залезть в свой уютный вагончик, где меня ждет не дождется Флафи, крошка чихуахуа, которую некому покормить, а затем нырнуть в постель — и спать, спать…
— Кьяра, — услышала я снова, — отвечай: ты заметила что-нибудь подозрительное?
— Нейлор, — я тяжело вздохнула, — ну что ты меня достаешь? Сам ведь знаешь, где я работаю. В нашем заведении все подозрительно.
Он тоже вздохнул:
— Ты понимаешь, Кьяра, о чем я спрашиваю. Не забывай, произошло убийство.
Конечно, он был прав, я вела себя по-идиотски. Наверное, еще не отошла после шока… Подозрительное? Я заставила себя прокрутить назад сегодняшний вечер. Вроде ничего такого. Посетители в основном местные, несколько приезжих… Все как всегда. Я начала было покачивать головой и вдруг замерла, потому что вспомнила…
— Не знаю, интересно тебе или нет, — проговорила я, — Но один из новичков как будто здорово запал на Винус.
Я вспомнила: это меня тогда задело — я привыкла, что больше глазеют на меня, а тут… этот тип просто глаз с нее не сводил.
— Ну и что в этом такого? — пожал плечами Нейлор. Я ненадолго задумалась.
— Он сидел за столом, — сказала я, помолчав, — но совсем не смотрел по сторонам. Только на нее. И когда Винус пошла со сцены, провожал ее своими мигалками.
— Что же тут необычного? — повторил Нейлор.
В самом деле, что такого? Я была согласна с ним. А кроме того, боль усиливалась: ныла уже не только рана, а все тело, и я плохо соображала, что говорю. Но все-таки продолжала:
— Он уставился на нее не как посетитель… Понимаешь? Не как покупатель на товар… Он и не хотел покупать. Ему просто что-то в ней очень не нравилось. — Это сейчас вдруг стукнуло мне в голову.
— Опиши его, — попросил Нейлор.
Я сделала еще одно усилие над собой.
— Ну, высокий. Крепкий такой. Одни мышцы, без жира. Чисто выбрит. Из тех, кто бреется трижды в день… Напомнил мне одного парня, мы были знакомы, когда я жила еще с родителями. Погоди… как его звали? А, да, Сальваторе… Интересно, где он сейчас и чем занимается? Последнее, что я слышала про него, — он угодил в тюрягу…
У меня все плыло перед глазами, боль не затихала.
— Что на нем было? — продолжал допрос Нейлор. — Костюм или кожаный прикид?
— На Сальваторе? — Я уплывала куда-то. — Наверное, тюремная эта… как ее… полосатая…
Нейлор со вздохом захлопнул блокнот.
— Кьяра, — негромко сказал он. — Договори то, что начала. Как был одет тот человек, который сверлил глазами Винус?
— Сестра! — позвала я.
Мне казалось, очень тихо позвала, но она услышала. А возможно, и так собиралась вкатить очередной укол. Тогда мне станет легче… Господи, ну что он опять пристал?
— У него… — Я старалась говорить отчетливо. — На нем был серый, почти черный, костюм. Фирма “Брукс бразерс”.
— Кьяра! Что за шутки?
— Никаких шуток, Джон. Мне платят за то, что я разбираюсь в клиентах. Помогаю разбираться… Тот человек пришел не смотреть на танцы почти голых девушек и не выбрать себе подругу жизни на сорок минут. Да… и поэтому показался подозрительным.
Монолог окончательно утомил меня.
— Прошу прощения, если не возражаете… Ледяной тон медсестры заставил Нейлора отступить от моего смертного ложа.
— Он не возражает, — прошептала я. — Колите скорей… Пожалуйста…
Глава 3
Ура! Я не умерла, и к концу того длинного дня Джон Нейлор отвез меня домой на своем коричневом полицейском “таурусе”. Он устроил меня на заднем сиденье, прикрыл своей курткой и вообще обращался со мной, как с драгоценным пузырем, который может вот-вот лопнуть. Я возлежала там прямо как под кайфом — после всех уколов — и ничего не боялась, вроде позабыла о том, что чертова пуля в том месте, куда попала, вполне может испортить мне ближайшее будущее и лишить средств к существованию. Но все равно жизнь прекрасна!
Крошка Флафи поджидала меня у входа в трейлер. Она не разделяла моего настроения, потому что была голодна, а я заявилась очень поздно.
Нейлор вытащил меня из машины и, поддерживая за талию, повел в дом, помогая взобраться по лесенке. Его действия Флафи одобрила: она махала хвостом и благожелательно поскуливала.
— Эй, Флаф, — окликнул ее Нейлор, — проголодалась, бедняжка?
— Еще бы, — ответила я за нее.
— Стоять на месте! — вдруг раздалась команда.
Мы с Нейлором так и застыли, однако по разным причинам. Я — потому что узнала голос моей психованной соседки Рейдин, самой чумовой из всех обитателей нашего трейлерного городка под названием “Дубовая роща”. А Нейлор, оказывается, услышал не только окрик, но и то, как щелкнул затвор дробовика в руках у моей соседушки, и начал прикидывать, чего от нее можно ожидать. Такая уж у него работа.
— Как я понимаю, — заявила Рейдин, — не очень-то по-джентльменски напоить девушку в усмерть, чтобы потом сделать с ней что-то нехорошее. Не знаю, как на других, на нашей планете такое не принято!
Бедняжке Рейдин сегодня не вкололи, как видно, очередную порцию лекарства, и вот она выступала. А вообще в хорошие дни она вполне нормальная, но в плохие, да еще если с уколом задержка… Тогда ей видятся повсюду зеленые человечки и другая инопланетная нечисть, она хватает ружье и выходит на охоту. Сегодня выдался явно неважный денек. Да и у меня не слишком хороший.
— Рейдин, — сказала я, отрывая голову от плеча Нейлора и ощущая, что она все еще кружится, — это же я, Кьяра, твоя соседка. А со мной детектив Нейлор, он вовсе не собирается причинить мне вред.
Бум! Выстрел прогремел в сумеречном воздухе, и ему ответило эхо, разгулявшееся между рядами трейлеров. Джон толкнул меня на землю, упал сверху, Флафи с визгом ринулась ко мне через собачью дверцу. Рейдин захохотала.
— Так вас всех! Паразитов! — крикнула она. — Зелень паршивая! Убирайтесь на свою планету!
И снова выстрелила куда-то между вагончиками, в сторону дубняка.
— Рейдин! — заорала я лежа. — Перестань сейчас же! Как же они улетят, если ты всех перестреляешь?
Она опустила дробовик и призадумалась.
— Так им и надо, сукиным детям! — пробормотала она, впрочем, не слишком уверенно.
Я рискнула приподнять голову и огляделась. Все тихо. Никаких признаков жизни. Жители лагеря привыкли к выходкам Рейдин. Пять дверей были открыты. В одной из них показалась Пат, хозяйка, у которой мы арендовали эти прицепы.
Рейдин повернула ко мне свою седую голову.
— А, Кьяра, — сказала она миролюбиво, — наконец-то. И Пат уже здесь. Сейчас потащат меня на укол, я буду сидеть там и ждать очереди, а со мной будут разговаривать о том, какой сегодня славный денек и какой у нас плохой президент.
Нейлор, продолжавший лежать на мне, как свернутый тяжелый ковер, издал смешок и заворочался.
— Не двигайся, — шепнула я ему, — еще не совсем безопасно.
Честно говоря, я не знала, безопасно или нет, но мне было хорошо и тепло лежать под ним. И очень надежно. И не больно…
Рейдин больше не поднимала ружье. Она продолжала стоять у входа в трейлер в своем выцветшем розовом халате с оттопыренными карманами, набитыми патронами и бумажными салфетками. Перекрученные чулки спустились ниже колен.
— Разве это справедливо? — жалобно произнесла старушка. — Сначала приходится прогонять инопланетян, а теперь Пат начнет привязываться. А потом, не дай Бог, фламандцы придут!
Фламандцы (отзвуки школьных уроков по истории?) были еще одним пунктиком Рейдин. Она жутко боялась их нашествия. Но я все равно считала ее своим верным другом и заступницей в случае чего (исключая вышеупомянутое нашествие). И вообще, у кого совсем нет никаких неврозов и прочей придури, пусть бросят в нее камень. В нашу Рейдин.
Пат осторожно спустилась по лесенке и медленно пошла к нам. Медленно — из-за артрита, который не давал покоя в ее семьдесят лет. Но тем не менее она была крепкой, как дубы в нашей роще, и единственная из моих знакомых женщин умела управляться с рыболовным судном. Впрочем, его она тоже сдавала в аренду, как и трейлеры.
С появлением Пат мне стало спокойнее: она умеет утихомирить Рейдин и не допустит никаких глупостей. Та уже совсем унялась, положила ружье на ступеньку и стояла с видом провинившейся школьницы.
— Идем, — коротко бросила Пат, не глядя на соседку.
— Может, до завтра? — прозвучал жалобный вопрос.
— Ты уже говорила так вчера, и что же мы видим? — Не дожидаясь ответа, Пат повернулась к нам и тяжело вздохнула. — А вы для этого дела не могли найти другого места? Поднимайтесь из канавы и ступайте в комнату. У нашего трейлерного городка и без вас не слишком хорошая репутация. Кьяра, ты что, оглохла? Я с кем говорю?
При всем желании я не могла быстро подняться: из-за моей несчастной ягодицы и тяжелого, но такого приятного груза в виде Нейлора.
Он, увидев, что опасность миновала, начал подниматься сам и поставил меня на ноги. Однако я чуть не свалилась, и тогда обе женщины обратили внимание на мое увечье.
— Кьяра, что это? — воскликнула Пат. — Кто тебя так?
— Я говорила, от них ничего хорошего не жди. Тут нужен глаз да глаз.
Рейдин, по-видимому, намекала на пришельцев. Но я поспешила развеять это заблуждение.
— Меня подстрелили, — объяснила я. — Прямо в клубе.
— Во время работы?
— Почти. Я как раз открывала дверцу машины. А другую танцовщицу убили на месте.
Лицо Пат исказил ужас. Оно выражало то самое, что она уже не раз высказывала мне на словах, а именно: то, чем ты занимаешься, не для тебя, дорогая!..
Нейлор наконец заговорил:
— Я привез ее из больницы и хочу отвести наконец в комнату и уложить.
— Ох, конечно, уложи! И поскорей! — сказала Рейдин. Пат кивнула, полностью соглашаясь с этим.
— А мы, дорогая, — обратилась она к Рейдин, — потихоньку пойдем с тобой отсюда. Жалеть Кьяру будем позднее.
Под словом “позднее” она, несомненно, подразумевала: после того как Рейдин вернется на нашу землю и уже не будет опасаться вторжения иноземных полчищ во главе с самим Вильгельмом Завоевателем.
Я облегченно вздохнула и позволила себе снова опустить голову на плечо Джона.
— Знаешь, — прошептала я, — сейчас меня нельзя оставлять одну.
Мужчина хмыкнул, я почувствовала, как его рука еще крепче сжала мою талию, что укрепило меня в мысли о том, что бросать меня на произвол судьбы он пока не собирается.
Глава 4
Я надеялась, Джон останется надолго. Хотя сегодня была не слишком готова к приему гостей. Особенно такого, как он. Самостоятельно дохромала до спальни и переоделась в самый соблазнительный из своих халатов — такой весь белый, с кружевами, лентами и несметным количеством пуговок. В общем, как бы девический, вполне подходящий для самого первого, блаженного момента. Нейлор уже видел этот халат как-то раньше, но тогда, наверное, было не самое подходящее время, чтобы все как следует рассмотреть. Теперь оно настало.
Я провела щеткой по волосам, медленно вышла в коридор. На кухне Нейлор накладывал собачью еду в миску. Флафи торопила его, облизывая ему руку и ложку.
В его кармане зазвонил мобильник, он приложил его к уху.
— Да. Задержите ее, сейчас буду.
Я взглянула на Нейлора, на свой прикид. Проклятие! Он опять не обратил на него почти никакого внимания. Так рушатся самые великие планы.
Он сунул телефон в карман.
— Кого надо задержать? — спросила я.
Нейлор пристально поглядел на меня — вот когда, поняла я, он оценил наконец мой шикарный наряд! Но в глазах не было восхищения.
— Марла, — сказал он. — Мы говорили о ней.
— Марла! — воскликнула я. — Хотите ее допросить в связи с убийством?

Стриптиз - 3. Стриптиз в кино - Бартоломью Нэнси -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Стриптиз - 3. Стриптиз в кино на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Стриптиз - 3. Стриптиз в кино автора Бартоломью Нэнси придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Стриптиз - 3. Стриптиз в кино своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Бартоломью Нэнси - Стриптиз - 3. Стриптиз в кино.
Возможно, что после прочтения книги Стриптиз - 3. Стриптиз в кино вы захотите почитать и другие книги Бартоломью Нэнси. Посмотрите на страницу писателя Бартоломью Нэнси - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Стриптиз - 3. Стриптиз в кино, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Бартоломью Нэнси, написавшего книгу Стриптиз - 3. Стриптиз в кино, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Стриптиз - 3. Стриптиз в кино; Бартоломью Нэнси, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...