А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Ипатова Наталья Борисовна

Врата Валгаллы - 1. Врата Валгаллы


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Врата Валгаллы - 1. Врата Валгаллы автора, которого зовут Ипатова Наталья Борисовна. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Врата Валгаллы - 1. Врата Валгаллы в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Ипатова Наталья Борисовна - Врата Валгаллы - 1. Врата Валгаллы без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Врата Валгаллы - 1. Врата Валгаллы = 551.75 KB

Врата Валгаллы - 1. Врата Валгаллы - Ипатова Наталья Борисовна -> скачать бесплатно электронную книгу



Врата Валгаллы - 1

OCR Fenzin
«Ипатова Н., Ильин С. Врата Валгаллы»: Лениздат; СПб.; 2005
ISBN 5-289-02157-4
Аннотация
Масштабная космическая опера, которую можно сравнить лишь с Барраярским циклом Л.М. Буджолд. Этот роман о звездных сражениях и о любви, горечи утраты и радости победы. Космическая фантастика, сделанная в «имперской традиции» и являющаяся началом грандиозного цикла.
Наталья ИПАТОВА, Сергей ИЛЬИН
ВРАТА ВАЛГАЛЛЫ
Соавторы благодарят:
замечательного читателя Анну Ходош и барраярских форов, в немалом числе принимавших участие в построении военного общества Зиглинды;
Тиге, Сойку, Йокерита и Евгения Гурского за неизменно доброжелательную заинтересованность в процессе; супругу и супруга соответственно, за мужество и терпение;
Александра Воробьева «Брюса», за то, что немного постоял у истоков;
в особенности же
Сергея Легезу, нырявшего в текст глубже и регулярнее всех и поднимавшего со дна вторые и третьи смыслы, ассоциации и коннотации, о которых мы, находясь в здравом уме, даже не подозревали;
и Тикки Шелъен за песни Башни Рован.

Мы с тобой - две стреляющие звезды, Люк.
Никто нас не остановит...
Дж. Лукас
Дж. Лукас
Слава тем, кто способен летать без намека на гибель,
благо им проноситься по синему гладкому небу.
А на наших плечах ангел черной острогою выбил
полосу оправданья полету в волнистую небыль.
Башня Рован

Часть 1. Турандот
С ума сойти, сколько звезд разом! Сколько их слетелось тут на погоны, верно, и в небе загорается не всякую ночь. Столько отцов, дядьев и старших братьев явились сегодня тешить родительскую и иную родственную гордость.
Девушка стояла в тени арки, а вокруг плескался, вскипал, бурлил выпускной императорский бал. Будто море, бросался к ее ногам и норовил утянуть на глубину. И какая-то часть ее сознания, несомненно, стремилась туда. Так бывает всегда, когда кажется, будто вся жизнь сосредоточена в другом месте, а ты только стоишь, беспомощная, среди скал, как в видеодраме.
Рассудок подсказывал «среди скал» и остаться. Тут, по крайности, хоть твердая почва под ногами, а там - бездонные глубины и коварные мели, и бури, что могут вознести, но скорее - измочалят и бросят. Как благоразумный человек, Натали отнюдь не спешила в воду.
Но даже тяга войти по колено казалась опасной. Пытаясь справиться с ней, девушка и притормозила тут, внешне невозмутимая, как всегда, когда ей бывало страшно. А страшно было всю дорогу. Даже когда она всего лишь выбирала в прокате это платье, переливчато-стальное - для профессионального торжества военного космофлота самое, что называется, оно! - и когда выпрашивала у Никс ее босоножки на сумасшедшей шпильке... Никс нипочем бы не одолжила, если бы знала - куда. Но до сих пор все казалось невсерьез. Или же это рассудок протестовал против перемен. Против таких перемен, ибо жизнь отучила от веры в скорое и дармовое счастье. Внутри у Натали был такой кусок льда, что руки до плеч покрылись мурашками.
Можно было приехать вместе со всеми, с щебечущей стайкой других стюардесс, аэробусом от самого общежития, смешавшись с ними подобно веселому, легковесному пузырьку в шампанском. Позволить себе парить на тех же белых крыльях - ах! - единственного Шанса обворожить юного энсина или, если повезет, даже лейтенанта, что намного серьезней, поскольку эти, в принципе, морально созрели для брака. Не единственного, если рассуждать здраво. Украшать собою выпускной бал Академии стюардесс Компании приглашали из года в год, и каждая надеялась подцепить тут принца. Аристократа, на худой конец, поскольку с принцами наблюдался явный напряг: молодой Император не мог жениться на всех сразу. К слову, он и вовсе жениться пока и не собирался. Нет, Натали зачем-то потратилась на такси. Подругам-сослуживицам не нужно знать, что она тоже тут. Не сейчас, когда она даже не в состоянии правдоподобно наврать.
«Я могу истолковать прикосновение вашей руки, как диктует мне сердце?»
«О, да, лейтенант, но только если вы имеете в виду именно этот орган».
Смех. Они засмеялись оба.
Сбоку от нее высилась панель Славы с лазерной гравировкой по стали. Сотни имен геройски павших. Вероятно, на всей Зиглинде не было более исторического места. Этих ежегодных балов Натали перевидала десяток по головидео и увидит еще больше. Вживую она была тут впервые. Стоять ожидая, у стены, как на витрине, в ряду других таких же, ожидая внимания: она не умела делать это весело. А от стюардессы что надо? Как раз чтобы весело и было. Ярмарка благородных невест проводится в другом месте. Юнцы сновали мимо: группами и по одному, с новенькими кортиками, с необмятыми погонами, выбритые в шелк, в тугих накрахмаленных воротничках и галстуках, которые они сорвут и попрячут по карманам не раньше, чем отъедут по домам их исполненные гордости родители. Судя по значительности взглядов, запоминали избранное ею место. Отмечали, что она стоит там одна. Оставляли на попозже, когда Император, в таком же новеньком кителе на плечах, такой же молодой и гордый, пригубит шампанское, чем избавит их от тягостной обязанности утолять жажду минеральной водой. Возможно, не стоило морочить себе голову, а разыграть общий, стандартный для стюардессы сценарий. Взять тепленьким первого попавшегося юного офицерика, и радоваться - повезло. Даже это было больше цены, которую Натали следовало за себя просить.
Это как земля под ногами. Надобно знать свое место, потому что все равно ведь рано или поздно укажут.
Другое дело - она пришла сюда не торговать и не сдаваться внаем.
Попытка приподняться на цыпочки и глянуть поверх всех этих голов была совершенно нелепой, поскольку пальцы ног и так едва касались земли. Натали прекратила эти потуги с улыбкой, какую сама она назвала бы нервной, а другие - те, кто ее не знал, а только мимо проходил - посчитали за беглую.
Никто не знал ее достаточно хорошо. Считалось, она холодна, как рыба.
Потом она их увидела.
Красивая пара: полковник ВКС средних лет и моложавая дама в неброских жемчугах. Уверенность и благожелательное спокойствие «тех самых» Эстергази. То, как стояла эта женщина... в самом центре Империи, если смотреть отвлеченно... именно это, напомнила себе Натали, называется у них аристократизмом. Это не просто дорогого стоит. Это - не продается. Да Эстергази, в общем, и есть центр Империи.
Пожилой джентльмен в парадном френче с регалиями расположился у колонны рядом с блистательной парой. Привилегии возраста и заслуг позволяли ему уже приступить к шампанскому, и лакей в белом смокинге стоял подле него недаром. Судя по репликам, которыми старик обменивался с офицером и дамой, да и по выражению лиц пары, он им не просто знакомец. Семья. Отец его или ее . Да, Эстергази - это семья. А семья - это стена.
Взгляд Рубена полоснул зал крест-накрест, но, ясное дело, заметить ее непросто. Слишком много народу сновало меж ними. А вот Натали, напротив, видела его хорошо. Такого роста в этом зале были только императорские телохранители. Рубену повезло, лет пять назад этим метру девяносто едва ли было комфортно в кабине истребителя. Впрочем, иронично поправила себя Натали, кабы один из Эстергази оказался слишком велик для истребителя, на вооружение поставили бы новую, усовершенствованную модель. Не может быть, чтобы Эстергази не дали летать, даже если он к этому делу не годен. Л Рубен - годен, видит Бог. В этой семейке щенка, если он не жрамши, не спамши и будучи пьян, не прокрутит «мертвых петель» штук...дцать, просто утопят - так говорили флотские сплетни. Курсанты, возбужденные и радостные - все хороши. Форма украшает. А Рубен Эстергази украшает саму форму. Поистине: здорового дерева - здоровый побег.
Улыбнись. Мне больше ничего не нужно.
Но Рубен не улыбался, озираясь по сторонам. Мать тронула его за запястье и что-то сказала. Наблюдать за ними со стороны оказалось забавно, но несколько мучительно. Глаза... и улыбка. Почему это называется - Эстергази?
Спокойно, подруга. Ты должна твердо усвоить, что не можешь позволить себе это . А если не прислушаешься к голосу разума, потеряешь намного больше. Все, что наскребла ценой таких самоограничений и трудов. Речь, само собой, не о босоножках и платье. Более всего Натали опасалась утратить чувство цели и ясность взгляда. Любовь нам ни к чему. Эстергази не женятся на стюардессах внутренних рейсов. И вообще... Рассуждая логически, если ободрать с великолепного Рубена упаковку - лоск, внешность, происхождение, деньги - там останется самая обычная волосатая задница. Не надо было вовсе сюда приходить.
Толпа выпускников в ее салоне, назойливых, как щенки, и таких галантных, что сердиться на них было просто невозможно. Готовых даже кофе за нее развезти, лишь бы подольше удержать в своей компании стюардессу, красавицу, женщину! Отделываясь набором банальных шуток, Натали перехватила и вернула взгляд офицеру, чья улыбка буквально приподняла ее над палубой. Серый пластиковый квадратик с золотым обрезом и магнитной полосой возник в ее руке... сам собой? Дата, время... императорский выпускной бал?!
Объявили посадку, се лейтенант потянулся за кителем и фуражкой. Натали скользнула глазами по фамилии, отстроченной на нагрудном кармане. Уже тогда она решила, что не пойдет.
Ну, сероглазый, улыбнись, и я тихо исчезну.
Сморгнув, Натали обнаружила, что сероглазый смотрит прямо на нее. Ах да. Ты обучен командовать эскадрильей. Тактик, и где-то даже стратег. Никто не обсуждает твои приказы, когда для них приходит время. Ты едва ли представляешь, что можно оспорить твою выжидающе приподнятую бровь. Момент для безнаказанного побега упущен, если только Натали не хочет потерять лицо. А этого допустить нельзя.
Собственные ноги показались ей деревянными. Однако ей удалось выработать в себе в высшей степени полезное свойство, когда тебя остерегаются задевать даже в густой толпе. Сейчас это было то, что доктор прописал. Натали прошла сквозь праздничную толчею по прямой, как нож сквозь масло. Возможно, на нее глазели. Возможно - уступали дорогу. Если она не хлопнется в обморок под благожелательно выжидающим взглядом этой дамы, может быть уверена - выстоит, коли понадобится, и под вражеским огнем.
- Это Натали, - Рубен ненавязчиво завладел ее локтем.
Родители. Мы не договаривались насчет родителей! Мы вообще... не договаривались. Ну, почти.
- Ах, вот кого он выцеливал, - ладонь матери оказалась сухой и крепкой, а рукопожатие - отработанным. - У вас обоих хороший вкус. Я имею в виду избранное вами платье, разумеется, а не моего сына, разгильдяя и охламона...
- Моя матушка Адретт.
- ...охламона, как выяснилось, с прекрасным вкусом, - добавил отец, в свою очередь стискивая протянутую Натали руку. - Харальд Эстергази.
Мимолетный взгляд, каким они обменялись с сыном, был теплым, одобрительным и очень товарищеским.
- И дед Олаф, которого они зовут с собой, когда хотят произвести впечатление, - старик не глядя отставил бокал, и, заложив руку за спину, картинно приложился губами к ручке. И глазом не моргнул, когда за спиной его стеклянно тренькнуло.
Она бы умерла на месте, приведись ей разбить что-нибудь на императорском балу, а вот из Эстергази ни один и бровью не повел. Все четверо - и Натали поневоле вместе с ними - только сделали шаг в сторону, чтобы дать место лакею с дроидом-уборщиком на тележке. Агрегат живо всосал в вакуумное нутро осколки и капли разлитой жидкости. Уборщик мог двигаться и сам, офисная его модификация была полностью автономна, но наличие при нем человека придавало процедуре антикварный шик. Сейчас Эстергази представлялись ей не менее сказочными, чем, скажем, альфы.
- Когда мы выбирали флайер, - доверительно сказала Адретт, не понижая голоса, чтобы семья слышала, - нашему прохвосту было шесть, и мы, не подумав, взяли его с собой. Старый мы... - она выразительно покосилась в сторону невозмутимого супруга, - совсем разбили. И пока мы наперебой объясняли менеджеру, как именно представляем себе новое семейное транспортное средство, малец заявил: «Эта!», забрался в кабину «Саламандры», и никакие уговоры и пряники не помогли нам извлечь его оттуда, покуда машина не стала наглей. А это было немного сверх того, что мы тогда могли себе позволить.
- Да уж, - произнес в воздух Харальд. Глаза его смеялись.
- Эта байка к тому, - поднял палец дед, - что Эстергази с младых ногтей всегда выбирают самое лучшее!
- В том случае это оказалось еще и самое дорогое, - шутливо вздохнула леди Адретт, будто цена до сих пор повергала ее в ужас.
Не поняла... ты им ничего не сказал? За что ты пытаешься меня выдать?
Рубен сделал вид, будто не понял.
Дорогое. Что ж, у меня есть шанс вас разочаровать. Натали прекрасно представляла, какова их пища для первых впечатлений. Высокая худощавая штучка, тонкая в кости, то, что в модных журналах зовется словечком «стильная». Короткая стрижка на черных волосах выгодно акцентирует точеные линии челюстей и скул, большие глаза и крупный рот. Кому здесь в голову придет, что ее элегантная аристократическая бледность на самом деле всего лишь дешевая бледность фабричного квартала? Помни, это враги улыбаются тебе. Все, кроме Рубена... который один знает, где он ее подцепил, молча себе ухмыляется и едва ли забивает голову чем-то лишним. Сегодня же. Пропади оно пропадом. Ей нужна ступенька наверх, но эта - обледенела.
Некоторое время все было довольно просто: стой себе, окруженная Эстергази, как каменной стеной, улыбайся и кивай, да исподволь учись у Адретт делать выражение лица. Это только кажется, что на него натянута неизменная благожелательная маска. Совсем скоро выяснилось, что для каждого, кто подходил засвидетельствовать почтение, у нее находится свое выражение глаз. Приветливое, вежливое или пренебрежительное, истолковываемое безошибочно и характеризующее совершенно точно: этих рады видеть в любое время, с этими - отыграют по всем правилам императорского приема, с этими - не сядут за один стол. Обязательная дипломатия высокопоставленной дамы, для которой мужчины семьи служат непременным и несомненно выигрышным фоном. Мужчины Эстергази это умели. Во всяком случае, было видно, что всем троим вполне комфортно, когда Адретт говорит вместо них. Дело светское. Для дел служебных - иное время.
Но это выражение Адретт прежде не использовала. Спина ее стала еще прямее - минуту назад Натали поклялась бы, что это невозможно! - плечи офицеров точно таким же манером развернулись и одеревенели. Рубен из всех своих выглядел сейчас наиболее живым, но и его глаза стали чуть более напряжены и внимательны. Она и сама превратилась в соляную статую, когда смекнула, откуда ей знакомы черты невысокого юноши, на которого сделала равнение вся их сиятельная компания.
Волосы - коротко стриженный пепельный ежик, форменный китель наброшен на плечи, глаза чуть помутневшие, но шаг твердый. Она заметила, Рубен как будто спросил подходящего глазами: «Официоз-то кончился?» Свежеиспеченный лейтенант, как и сам Эстергази, но обращаться к нему будут иначе.
Движением ладони остановив Харальдово «Примите поздравления, Ваше Вели...» и чуть задрав голову, юноша спросил:
- Почему у Эстергази всегда все самое лучшее? Пилоты... девушки...
Взгляд его определенно задержался на Натали. И тем неоформленным чувством, что заставляет лучших из женщин понимать и жалеть мужчин, а мужчин - искать в их любви отголосок материнской, и с которым, к слову сказать, во всей полноте Адретт была явно знакома, Натали угадала в нем муку совершенно одинокого существа. Все нити стянулись к нему, к функции, но что в том было для молодого человека? Что ему оставили, кроме как тянуться на цыпочках: как-то оно там, на воле? И против которого - одного! - стояла шеренга рослых, крепких, красивых, полных жизни Эстергази, воплощения всего, чем самому ему быть не позволено. И даже летавших лучше. Синий значок на лацкане Рубена недвусмысленно сообщал, кто тут лучший пилот выпуска. Император, сообразила Натали, прицепился бы к любой девушке, лишь бы та стояла рядом с Рубеном Эстергази. Ее собственное лицо он завтра даже не вспомнит. Неужели она, обдирая ногти, вскарабкалась на эту ступеньку, чтобы увидеть перед собой еще одну, высокую - до неба, тоже ледяную - и с кольями, вбитыми у подножия?
- Пилоты Эстергази - ваши, сир, - мягко улыбнулась Адретт, как будто не впервые приходилось ей стелить вокруг них гимнастические маты. - И даже мои - только во вторую очередь.
Во всяком случае, оно сработало. Все острое, что торчало из Императора, сгладилось, шипы, обращенные наружу, втянулись, взгляд прояснился.
- Для вас - Кирилл, леди Адретт. Всегда. Помните об этом.
- Трудный выдался денек? - спросила та, кладя руку на сгиб императорского локтя и чуть разворачивая того в сторону - для разговора. - Мальчикам не терпится танцевать, и они испытывают сильную жажду...
- Да если бы только это! - Император вымученно улыбнулся. - Я бы напился со всем выпуском вместе, и ни о чем не думал, и был бы счастлив похмелью.
Это ты мало знаешь о похмелье, подумала Натали из благоразумного отдаления, но, разумеется, сдержалась.
- ...дипломатический инцидент в двадцать седьмом секторе... чужой корабль в нашей части космоса... - обрывки, звучавшие тревожно, касались настороженного слуха. -...осознанной провокации... даже связной формулировки причин... переводят стрелки, как обычно... страшно подумать, если это действительно Чужие... предстоит объясняться, а я ищу виноватых... снова врать в камеру с искренним выражением лица...
Лицо Адретт оставалось спокойным и мягким.
- В любом случае, всему этому найдется время завтра.
- Хм... - Император ухмыльнулся, оглядываясь. - Иной раз от женщин Эстергази проку не меньше. Возможно, их стоит привлекать на государственную службу, хотя бы ради удовольствия слышать это замечательное «мы - ваши, сир».
- Перехочешь, - хмыкнул Рубен. - Крылья - ваши, невесты - наши. Такие были правила, когда мы садились играть.
- Знаете, леди, - обратился Император к Натали, - какой у него самый чудовищный недостаток? Вот именно - у него их нет. За одно это его можно искренне возненавидеть.
Самое время вспомнить, что в каждой шутке есть доля шутки. Даже Кирилл это понимал, потому что, улыбнувшись уголком рта, добавил:
- А хуже всего, что этого лося и ненавидеть-то невозможно. Настолько он, понимаете, обезоруживает. Восемь лет наши койки стояли рядом. И его всегда была застлана лучше.
Харальд немедленно дал сыну шутливый подзатыльник:
- Как ты смеешь обезоруживать сюзерена?
- А что с ним делать? Не стрелять же... - оправдывался Рубен, прижав ладонью шлепнутое место. - Не завидуй моей школе муштры, Кир! Она и дома продолжается.
- Кир, - вмешалась Адретт с убежденностью, что мужчины, стоит им открыть рот, немедленно все портят, - расскажи лучше, как дела с той твоей любимой игрушкой?
Император сморщил нос. Так он выглядел даже симпатичным.
- Вы «Врата Валгаллы» имеете в виду? Ну, не то, чтобы любимая... Да и не игрушка это, поверьте.
- Нет, это ты поверь мне, мой мальчик, - вмешался Олаф, - яйцеголовые всего-навсего тянут деньги из бюджета. Как всегда.
- Вы про беспилотные истребители? - это сказал Харальд, никто из Эстергази не остался в стороне, когда тема повернула на профессиональные рельсы.
- Не такие уж они беспилотные, - возразил Кирилл. - Мы просто пока в точности не знаем, насколько они будут нуждаться в живом пилоте. Несомненным плюсом можно считать уже одно только снижение требований к профессиональным качествам того, кто сидит в кабине.
- Умненькая машинка, - пробормотала Адретт.
- Любая домохозяйка сможет управлять боевой машиной? И это означает, что Эстергази пора вступать в профсоюз и начинать откладывать на черный день?
- До паники вам еще далеко, - засмеялся Император. - Пока они демонстрируют мне мышей и обещают вскорости перейти к шимпанзе. В любом случае, едва ли мы представляем себе, как это будет на самом деле. Приходится согласиться, что из любого научного открытия человек прежде всего сделает бомбу.
- О чем они? - шепотом рискнула спросить Натали.
- «Врата Валгаллы», - ответили ей на ухо, - самая сумасшедшая черная дыра из всех, куда когда-либо уходили налоги. Экономика, видишь ли, полагает катастрофическим положение, когда пять-восемь лет учебки уничтожаются одним прямым попаданием лазера. Якобы душа, сознание, fea, словом то, что делает живым восемьдесят килограммов мышц и костей, высвобождаемая в момент гибели или смерти, как-то интерпретируется комбинацией электромагнитных полей и может быть записана на материальный носитель, при условии, что он так же самодостаточен и совершенен, как человеческое тело. Кир неосторожно вбросил идею использовать в качестве материального носителя боевую машину. Казалось бы, что может быть совершеннее, а?
Обнаружилось, что прочие их внимательно слушают.
- Я всего лишь о страшной силе резонанса императорского слова, - вывернулся рассказчик. - Короче, буквально сам собой образовался и расцвел проект под высочайшим покровительством. Перезагрузка, так сказать, павших героев. Летающие гробы на страже мирного неба. Но, - Рубен улыбнулся наконец так, как она ждала, жар коснулся ее виска, - это не моя тема.
- Извини, Руб, но это очень заметно, - ввернул его царственный однокашник.
- К тому же, на мой взгляд, у этого проекта есть один существенный недостаток. Каким образом они рассчитывают перейти к опытам на людях? Где они сейчас найдут необходимое количество... эээ... кончающихся пилотов, владеющих, - Рубен подчеркнул это слово, - современной техникой? Едва ли среди нас найдутся добровольцы.
- И нечего на меня смотреть, - сказал дед, хотя никто и не думал. - Да, моя очередь первая. Но если вы проделаете со мной что-нибудь этакое... противоестественное... я буду по ночам кружить над вашим домом и гундеть, что все вы делаете неправильно и что мы в ваши годы...
- Не смешно, милорд адмирал, - резко оборвал его Кирилл, развернулся через левое плечо и ушел, раздраженно печатая каждый шаг.
- Ты и так гундишь, - запоздало отозвался Харальд, провожая глазами спину Императора. - А хотел бы я знать, что ему показали...
- Начали за здравие, кончили за упокой, - проворчал Рубен. - Тут становится скучно. Не хочешь пойти покататься? Тысячу лет не видел ночных огней Рейна... Па, потанцуете тут вместо нас?
* * *
Глаза Рубена озорно блеснули в свете огней, когда в общем ряду посадочной площадки он опознал старенькую, заслуженную уже, плоскую серебристую «Вампу». Сенсорный замок беспрекословно откликнулся на прикосновение его ладони, и это обстоятельство развеселило его, как школьника.
- Мои умеют сделать праздник, - признался он, открывая дверь для Натали. - Я летал на ней в старших классах, до Академии. Пахнет домом.
Натали молча села боком, втянула в салон длинные ноги. На открытой площадке, напоминавшей ладонь, простертую к небу, было прохладно, выходя, она накинула на плечи форменный плащ. Другого у нее все равно не было. Отправляясь сюда, она и не думала, что придется изображать леди. Да и вообще, выясняется, все мероприятие продумано было из рук вон. Никуда, в общем.
Так и села, подавляя невольную дрожь. Рубен, напротив, прежде чем умоститься на водительском месте, бросил китель на полку под заднее стекло, ловко отделался от запонок с эмблемой Академии, завернул манжеты и привычным, несколько вороватым движением сунул в карман галстук. Дверная панель бесшумно закрылась, в салоне включился приглушенный свет.
- Я выпрашивал у предков скоростной одноместный флайер, - сказал Рубен, вызывая на монитор директорию с музыкальными файлами и задумчиво перебирая плэйлисты. - Но, должен признать, сейчас это - то, что надо. Ха... и фонотеку не потерли! При плановом ТО, знаешь ли, обычное дело: недоглядишь - и... Кое-какие из этих записей и в Сети не сыщешь.
Да. Наконец это стало... предсказуемым. Спинка чуть пружинит, верно - откидывается. Скорее всего - прямо здесь. Едва ли следует делать вид, будто впервой.
Тоненький посвист турбин передал салону легкую вибрацию, «Вампа» приподнялась над парковкой и лениво, чуть накренясь, перевалилась за край. Земля, похожая отсюда на чашу с высокими краями, полную мерцающих огней и поделенную на квадраты магистралями, как ручейками лавы, чуть повернулась, повинуясь движению рычагов.
Если Натали сперва опасалась оказаться в машине беспомощной жертвой красующегося лихача, да еще под звуки цинковой урны, пинаемой пьяным «быком», ее душа могла быть спокойна. Русский тенор двадцать первого века молил вернуться в Сорренто, голос его способен был наполнить высохшее русло, а Эстергази действительно поставляли на службу Империи лучших на Зиглинде пилотов. Пальцы Рубена порхали над панелью, лицо, освещенное огоньками приборной подсветки, выглядело сосредоточенным и отстраненным. Флайер скользил по спирали вниз, наматывая плоские витки вокруг башни Академии, словно увядший осенний лист.
- Я настроил автопилот, - сказал Рубен, чуть расслабляясь. - Звякнет, когда спустимся до пятисот метров. Поговорим?
Чаша, полная огня, чуть покачивалась за окнами машины. Не стекла - поляризованный пластик.

Врата Валгаллы - 1. Врата Валгаллы - Ипатова Наталья Борисовна -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Врата Валгаллы - 1. Врата Валгаллы на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Врата Валгаллы - 1. Врата Валгаллы автора Ипатова Наталья Борисовна придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Врата Валгаллы - 1. Врата Валгаллы своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Ипатова Наталья Борисовна - Врата Валгаллы - 1. Врата Валгаллы.
Возможно, что после прочтения книги Врата Валгаллы - 1. Врата Валгаллы вы захотите почитать и другие книги Ипатова Наталья Борисовна. Посмотрите на страницу писателя Ипатова Наталья Борисовна - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Врата Валгаллы - 1. Врата Валгаллы, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Ипатова Наталья Борисовна, написавшего книгу Врата Валгаллы - 1. Врата Валгаллы, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Врата Валгаллы - 1. Врата Валгаллы; Ипатова Наталья Борисовна, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...