А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Аскильдсен Хьелль

Все хорошо, пока хорошо - 7. Свидание


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Все хорошо, пока хорошо - 7. Свидание автора, которого зовут Аскильдсен Хьелль. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Все хорошо, пока хорошо - 7. Свидание в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Аскильдсен Хьелль - Все хорошо, пока хорошо - 7. Свидание без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Все хорошо, пока хорошо - 7. Свидание = 8.74 KB

Все хорошо, пока хорошо - 7. Свидание - Аскильдсен Хьелль -> скачать бесплатно электронную книгу



Все хорошо, пока хорошо – 7
OCR BiblioNet
«Все хорошо, пока хорошо»: Текст; Москва; 2002
ISBN 5-7516-0329-Х
Хьелль Аскильдсен
Свидание
* * *
Деревья, песок, проступивший там, где тропинка исхожена, хоть здесь мало кто ходит, ручеек и над ним мостик, а всего того моста – три потемневшие доски.
– И что?
– Он бил. Я видел только отполированные до блеска ботинки, его ботинки непременно бывали отполированы до блеска, и край штанины. Я старался не кричать, но под конец всегда сдавался, потому что он не унимался, пока я не начинал рыдать.
Еще несколько метров тропинки, засыпанной хвоей, на которой скользят тонкие городские подошвы – и пляж, песок, море, все по-прежнему, так, как запомнилось ему, то есть мне... мне?
– Ты думаешь, ты забыл?
– Вряд ли забыл, но прошло время, потом расстояние, и он сам меня позвал. Я теперь, как мне кажется, не тот, что был.
– А он?
– Здесь все по-старому, я имею в виду декорации, но ведь они диктуют человеку манеру поведения.
Был отлив, они шли по твердому песку извилистым краем моря. Выброшенная на берег коряга, наполовину засыпанная, пустая бутылка, дохлая медуза, прижатая доской с торчащим гвоздем, запах водорослей и гниющего дерева., низкое небо, затянутое тучами, ни ветерка.
– Ты снова уедешь?
– Да.
Он не расслышал ее вопрос, он вдруг увидел перед собой ту коричневую портьеру, хотя нет, она висела между комнатами, а все происходило не там, а на веранде за спальней, там были почти полностью опущенные жалюзи с небольшим зазором внизу, их ноги и голоса, и льющий за шиворот дождь – «клянусь тебе, я никогда...», «и ты смеешь мне это говорить!» – разящее движение, его острые колени, ее голова в нескольких сантиметрах от пола, ни вскрика, я ведь мог вмешаться, стукнуть в окно, я хотел, неправда, что я не хотел, и откуда мне было знать, что так не должно быть, когда тут на всех стенах и полках сплошь – Бог, а прощения придется ждать взаперти в чулане на чердаке среди галош и зонтов?
Беседка, шиповник, поле, первые капли дождя (ну вот, теперь ты вымокнешь, не беда, а платье, ерунда, возьми вот куртку, какая теплая, ты не мерзнешь?) и дождь, льющий за шиворот. Что он делал у веранды в дождь?
– Он бил не только меня. Мать тоже.
– Почему?
– Не знаю.
Почему? «Клянусь тебе, я никогда...» – неужели я слышал только это? Должно быть, я сбежал, спрыгнул с веранды, не дотерпев до развязки. Ума не приложу, что она чувствовала: она уронила голову, и я не мог рассмотреть выражения ее лица, но она не плакала, во всяком случае сколько я видел, хотя наверняка я видел не все.
– Какая она была?
– Мать? Хорошая, я думаю. Она часто плакала. И никогда не жаловалась на меня, насколько я знаю, а когда отец выпускал меня из чулана, она всегда уходила, не знаю куда, но ни в комнате, ни на кухне ее не было. Ты ее знала?
– Только в лицо. Я помню, она легко краснела.
– Правда. А я и забыл.
– Странно, что ты забыл. Это все помнят.
– Однажды, – сказал он, – она сидела с шитьем. Я, наверно, болел, потому что тогда мне изредка разрешалось полежать на диване в гостиной. Мы молчали, никто из нас долго ничего не говорил. Вдруг она покраснела. Я лежал и смотрел на нее, не мог оторваться, а потом спросил ее, хотя, может, это было в другой раз, я спросил, отчего отец никогда не краснеет, она не ответила.
Дома, дорога вдоль парка с вековыми липами, нудный дождь, липнущая к спине холодная рубашка, дом с огромной террасой и грушами по периметру стены (ты не зайдешь, к сожалению, нет, но можно пригласить тебя на чашечку кофе, с удовольствием, спасибо за куртку, ты, наверно, замерз, спина вся мокрая, тогда в пять, спасибо за прогулку), захлопнувшаяся за ней дверь, дорога домой... домой?
Он отпер дверь. И услышал, как отец гремит сковородками на кухне.
– Это ты, Габриель?
– Я.
Пахло рыбой. Он поднялся наверх и переодел рубашку. В распахнутое окно виднелась тихая улочка с низкими домами. Взгляд наткнулся на «Бог есть любовь» в черной раме над кроватью. Он снял его. Ты как ребенок! Вовсе нет. Он убрал его в низкий ящик в ногах кровати.
– Габриель, идешь?
Он выждал. Отец уже сидел за столом. Ждал, молитвенно сложив руки и склонив голову. Габриель отвернулся к окну.
– Угощайся, чем Бог послал.
Они сели строго напротив.
– Вкусно.
– Человек многому учится, когда остается один.
Еда была невкусная, рыбу не досолили. Солонки на столе не оказалось, а попросить он не решился, духу не хватает, такой вот я, и он такой, нечего мне здесь делать.
– Хорошо, сынок, что ты вернулся. Без мамы тут пусто.
Он не ответил. Тикали часы, капало из крана. Теперь моя очередь говорить, и что сказать?
– Она мучилась болями?
– Нет. Но она мечтала проститься с тобой. Она хотела попросить у тебя прощения.
– За что?
– Всем есть за что просить прощения.
– Да?
– Господь...
– Пожалуйста, оставь Господа в покое.
– Не хочу. И не могу.
– Тогда давай не будем об этом говорить.
Молчание.
– Ты уже был на ее могиле?
– Нет еще.
– Наверно, ты захочешь отнести ей цветов из сада. Ты пойдешь после обеда?
– У меня встреча с Бодил.
– Кто это?
– Бодил Карм.
– Вот оно что.
– Спасибо за обед.
Отец склонил голову, сложил руки и пошевелил губами, но беззвучно.
– На здоровье.
Лестница наверх, комната, как я осадил его, на стене темное пятно от «Бог есть любовь», он войдет и увидит, дождь кончился, на зеркале солнечный зайчик, тогда можем сесть на веранде, шаги на лестнице, я не буду ничего вешать на место, вообще не открою.
Он прошел мимо, в спальню. Габриель сел на кровати, сердце колотилось. Все как раньше, подумал он. Я могу дерзить, могу снимать картинки со стены, но я попался в сети. Я опять чувствую себя неисправимым грешником, как тогда, в детстве.
Тогда. Окно нараспашку, тихо елозит на фоне бледного вечернего неба тюль, ни наласкаться, ни разлепиться немыслимо, одеяло упало на пол, нагота, стрекот кузнечика за окном, баюкающий шелест листьев, размеренное дыхание – ты не мерзнешь, нет, а ты, и я нет – мягкие сумерки, спокойные движения его рук: суетиться нет причин, да и слишком многое поставлено на карту, разговор полушепотом, когда звук важнее смысла, – слышишь, как шумят деревья, послушай кузнечика, надо же, такая тишина – новые чувства, новые мысли, великие слова о счастье, которые ждут не ответа, но эхо, светлые волосы на подушке, запахи, июльский вечер и она – я сейчас заплачу, я так счастлива – вдруг: стук дверей, шаги, голоса; и сразу, без перехода – ужас: что мы наделали, секундная паника, она: запри дверь, шаги по лестнице, лязганье дверной ручки, отец: Габриель, почему ты закрылся? У меня гости. Давай не будем все усложнять. Стыд, что отец не постучался, страх и чувство вины, тяжелые с первой секунды, но еще более усилившиеся, когда он, проводив ее, вернулся домой, было уже поздно, отец ждал в темной гостиной: Габриель, мне надо с тобой поговорить. Молчание. Я видел, что это была девушка, кто она? Никакого ответа. Я видел, что в комнате был погашен свет и заперта дверь, кто эта девушка? Не скажу. Я прекрасно знаю и сам, а спрашиваю тебя единственно с целью дать тебе шанс ничего от меня не скрывать, но если ты не желаешь ничего рассказывать, мне остается предполагать наихудшее, поэтому мой долг – поставить в известность о произошедшем ее отца. Если ты это сделаешь. Я это сделаю. Это подло. Думай, что говоришь, Габриель. Это подлость из подлостей.
В зеркале отражалось солнце. Он спустился по лестнице и вышел из дому, после дождя дорожка была мокрой и твердой. Он позвонил в дверь.
– Мама вышла на минутку. Чувствуй себя как дома. Тебе чай или кофе?
– Все равно. Можно я сяду на террасе?
– Конечно.
Он устроился в кресле-качалке. Она ходила из дома на террасу и обратно. Напевала что-то себе под нос. На него снизошел покой, физическое и душевное умиротворение, которое он испытывал и раньше, но крайне редко.
– Хорошо живешь!
– Ты думаешь?
– Эта терраса и сад.
– Он требует много забот, а лето слишком короткое. Ты забыл, наверно, каково здесь зимой.
Чай с лимоном, сыр и печенье, визг электропилы вдалеке.
– Если б ты знала, сколько раз я проходил мимо вашей ограды и мечтал о таком же замечательном саде.
– У вас тоже хороший.
– В нем нет ни единого места, которое бы не просматривалось из дома. Я не мог уединиться ни в саду, ни в доме, только в подвале.
– Разве у тебя не было своей комнаты?
– Была, но я не осмеливался запирать дверь. У меня не должно было быть никаких секретов от них, поэтому они входили, когда хотели, без стука. Ящики моего письменного стола тоже запирались, но спрятать ключ я не смел. Не помню, чтобы мне впрямую запрещали, это само собой разумелось. Все свое я хранил в других местах. Помню, однажды я забыл на столике у кровати свой дневник, маленький такой блокнот желтого цвета, который легко прятать. Мне было лет пятнадцать-шестнадцать, и на первой странице я написал, что это мое личное, и я запрещаю кому бы то ни было прикасаться к нему. Мать не только прочла его, но и начертала карандашом поверх одной из страниц: Бог видит все.
– А из-за чего конкретно ты уехал?
– Не знаю. Уже не вспомню. Я понимаю, это звучит глупо, ведь прошло не так много времени, но я действительно не помню. Иногда я думаю, что я сбежал после того, как увидел, что отец избивает мать, но на самом деле после этого прошло много времени.
– Странно.
– Да. Я многого не помню. А про некоторые вещи я не знаю, были они или я все придумал, хотя это тоже происходило недавно. Но и то, что я помню отчетливо, мне трудно привязать ко времени: было мне тогда восемь, а может, десять или пятнадцать. Самое удивительное, что в какие-то периоды моей жизни мне из ночи в ночь снилось одно и то же, и в конце концов я стал верить, что это не сон, что так было наяву. Одно время я считал, что не получил аттестата из-за того, что не сдал письменного экзамена по-английскому, причем я не завалил его, вовсе нет, это был хороший сон, в котором я во время экзамена сидел и глядел на остальных ребят, я знал, что мне нет нужды писать тест, что он слишком легкий для меня и лучше б я пошел погулять по лесу, поэтому я встал и вышел. Как ни чудно это звучит, но долгое время, несколько месяцев, я наполовину верил, что действительно ушел с экзамена, хотя я знал правду... жаль, я не смогу объяснить...
– Я понимаю, – сказала она. И встала. – Я сейчас вернусь.
Чувство умиротворения исчезло. Я должен спросить отца, он один может сказать мне, если может и захочет.
– Мне пора.
– Так быстро?
– Я должен поговорить с отцом. Я могу тебе позвонить?
– Конечно.
Он шел быстро, чтобы решимость не остыла. Я должен сделать это, теперь или никогда, чего я боюсь, ребенком я боялся его побоев, но теперь я боюсь по старой привычке, он ничего мне не сделает, это я могу вставить ему, если захочу, он может только рассказать мне все, а правды я не боюсь.
– Габриель, это ты?
– Да.
– Уже вернулся? Хочешь кофе?
– Нет, спасибо.
Он сел за стол в маленькой гостиной. Солнце склонилось к западу и светило в северное окно, лучи упирались в портьеру.
– Я хотел спросить тебя.
– Спрашивай.
– Не чтобы ворошить старое, я спрашиваю только потому, что я, как ни странно это звучит, действительно не знаю, – почему я сбежал из дому?
– Давай не будем об этом. Забыли и забыли.
– Но я должен выяснить.
– Я пытался понять, как это могло произойти, в чем моя вина. Не думай, что я обвиняю во всем тебя одного.
– Давай не будем искать виноватых. Что ты имеешь в виду?
– Может, я слишком сильно любил тебя.
– Вот как ты на это смотришь.
– Или моя любовь была чрезмерно взыскательной.
– Ты хотел, чтоб я стал таким, как ты.
– Это обвинение?
– Я не хотел быть похожим на тебя. Если только в самом раннем детстве, не помню, но потом точно нет. Я называл тебя Авраамом.
– Авраамом?
– А себя Исааком. Сколько себя помню, я всегда боялся тебя, не только потому, что ты меня наказывал...
– Я никогда не наказывал тебя беспричинно.
– Я тоже так думал, поэтому всегда чувствовал себя виноватым и был слишком мал, чтобы отличить, где проступок, а где ощущение греховности.
– Это одно и то же.
– Нет. Почему мама чуть что краснела?
– Оставь свою мать в покое.
– Она в покое. Почему ты наказывал ее?
– Наказывал?
– Бил.
– Когда?
– Не знаю. Я видел это. Потому что она потакала мне?
– Габриель! Ты для этого приехал?
– Нет, нет! Мне не следовало приезжать.
– Тебе следовало приехать с другим настроем.
– Скажи мне, из-за чего я сбежал.
– Спроси об этом у своей совести.
– Что ты имеешь в виду?
– Ты сбежал не с пустыми руками.
– Я знаю.
– Твоя мать никогда не оправилась от этого потрясения.
Габриель поднялся.
– Я вижу, мы не договоримся. Ты взялся за старое, ты опять играешь на моем чувстве вины и прикрываешься Господом Богом. Значит, ты никогда не наказывал меня беспричинно? А что считать причинами? У инквизиторов тоже были веские причины! Ты переживаешь, что любил меня слишком сильно? Меряй свою любовь часами, которые я провел взаперти в чулане на чердаке!
– Ты вправду думаешь, что я наказывал тебя с легким сердцем?
– Не знаю. Но ты делал это с чистой совестью.
– Да. А вот можешь ли ты сказать так о своих поступках?
– Нет. Зато могут палачи из концлагерей. Но разве это снимает с них вину?
– Все, Габриель, хватит. Ты наговорил больше, чем я позволил бы сказать любому другому человеку. Придет день, когда ты поймешь, что поступил со мной несправедливо. Я уже старый человек и могу и не дожить до этого, но однажды ты осознаешь...
– Замолчи!
– Имею я право сказать в своем собственном доме!
– Тогда дождись, пока я уйду!
Коридор, лестница наверх, меня трясет, хорошо, хоть я высказал ему все, его жалеть, еще чего, впредь я избавлю его от своего присутствия, куда чемодан запропастился, он меня не поборол, это точно, хотя что значит победа, в конце концов все мы терпим поражение, временные победы суть отсроченные поражения, но я-то приехал сюда не танцевать на костях, раз в жизни я хотел сдаться на милость победителя, на место ничего не повешу, это будет мой последний привет, БОГ ЕСТЬ ЛЮБОВЬ среди хлама – как раз то, что нужно, это было недолгое свидание, если только он сейчас сам... лестница вниз, но я не могу уйти не простившись, из страха?.. нет, не хочу, чтоб было похоже на бегство, пусть будет нормальное прощание, зайти или постучаться? – постучусь, я не дома больше, отец не отвечает, зайду, он должен был услышать, если только не в саду.
Отворил дверь. Отец сидел на стуле с высокой спинкой и смотрел на него.
– Я пришел проститься.
– Уезжаешь?
– Да.
– Все вышло не так, как я себе представлял.
– Не так.
– Я хотел бы понять тебя.
Он не ответил.
– Я так обрадовался, когда ты написал, что едешь.
– Мне жаль, что все так кончилось.
– Действительно?
– Что ты имеешь в виду?
– Тебе действительно жаль?
– Я же сказал. Я не хотел сражаться с тобой, не хотел обвинять тебя. Но ответь мне честно: если б я был тебе не сыном, а просто знакомым и ты знал бы обо мне все, что тебе известно сейчас, ты хотел бы, чтобы я приехал и жил с тобой под одной крышей?
– Это было бы совсем другое дело.
– Верно. И я бы ни за что не приехал, не будь ты мне отцом. Но разве это не доказывает, что нас связывает исключительно заведенный порядок вещей? Мы отец и сын, поэтому мы обязаны любить друг дружку, а если нет, нас начинает мучить чувство вины. Но почему? Нет ведь никаких причин считать, что в основе любви лежит генетика? От нас ведь не ждут любви к соседям или коллегам? Не знаю, понял ли ты меня.
– Вот как ты смотришь на это. Заведенный порядок вещей. Да простит Господь твои слова, Габриель. В один прекрасный день ты увидишь, как ты заблуждался.
– Вечно ты с этой присказкой. Сколько себя помню, всегда ты предсказывал наступление того прекрасного дня... Все было бы иначе, если бы ты не верил в Бога.
– Или если бы ты верил в Него.
– Наверно. Но все есть, как есть, и мы обречены мучить друг друга.
– Не обременяй Господа ответственностью за это.
– Не Бога, но идею о существовании Бога, неистребимый миф о том, что есть некая сила, способная освятить своим именем поступки и воззрения, которые в будущем будут считаться бесчеловечными. Ты полагаешь, что Бог – это тот, в кого верят, но это не так, Бог – это сама вера и ничего кроме, поэтому Бог не вечен, он день за днем умирает.
– В тебе говорит дьявол.
– Отнюдь. Я человек будущего, которое откажется от такого наследства, не захочет горбиться под тяжестью вашего Бога.
– Иди с миром.
– Хорошо.
Он подошел к двери. Взялся за ручку. Потом оглянулся и в последний раз посмотрел на отца – тот неподвижно сидел на стуле с высокой спинкой, закрыв глаза и вцепившись в захватанные подлокотники.


Все хорошо, пока хорошо - 7. Свидание - Аскильдсен Хьелль -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Все хорошо, пока хорошо - 7. Свидание на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Все хорошо, пока хорошо - 7. Свидание автора Аскильдсен Хьелль придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Все хорошо, пока хорошо - 7. Свидание своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Аскильдсен Хьелль - Все хорошо, пока хорошо - 7. Свидание.
Возможно, что после прочтения книги Все хорошо, пока хорошо - 7. Свидание вы захотите почитать и другие книги Аскильдсен Хьелль. Посмотрите на страницу писателя Аскильдсен Хьелль - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Все хорошо, пока хорошо - 7. Свидание, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Аскильдсен Хьелль, написавшего книгу Все хорошо, пока хорошо - 7. Свидание, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Все хорошо, пока хорошо - 7. Свидание; Аскильдсен Хьелль, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...