А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Барри Максин

Лето любви


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Лето любви автора, которого зовут Барри Максин. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Лето любви в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Барри Максин - Лето любви без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Лето любви = 171.52 KB

Лето любви - Барри Максин -> скачать бесплатно электронную книгу



OCR ЮСЯ; Spellcheck ЮЛИЯ
«Лето любви»: АСТ, Люкс; Москва; 2004
ISBN 5-17-021447-2, 5-9660-0831-0
Оригинал: Maxine Barry, “Altered Images”
Перевод: С. И. Деркунская
Аннотация
Как пелось в старинной университетской песенке, «о, эти ленивые, жаркие, безумные летние деньки!». Время, когда для обитателей студенческого кампуса НЕ СУЩЕСТВУЕТ ЗАПРЕТОВ…
Летом – и только летом – юноша-аристократ может отчаянно влюбиться в сильную и независимую девушку из низов…
Летом – и только летом – очаровательная королева вечеринок может укротить загадочною местного плейбоя, меняющего подружек как перчатки…
Но – лето, увы, проходит. Уходят с ним вместе и легкость и смех. Остается – НАСТОЯЩАЯ СТРАСТНАЯ ЛЮБОВЬ…
Максин Барри
Лето любви
Моей сестре Марион, настоящему художнику в нашей семье.
Глава 1
Было начало мая. Цветущие миндальные и вишневые деревья состязались в красоте с вьющимися по фасадам домов глициниями и длинными кистями золотого дождя, наполняя ароматами и пчелами Белгрейвию, фешенебельный район Лондона. Дорогой спортивный серебристый «астон-мартин» выпуска 1968 года притормозил у неприметного входа в галерею Грина. Проехав по узкой боковой аллее, машина остановилась у закрытой металлической двери. Лоркан Грин с кошачьей фацией поднялся с низкого глубокого сиденья и выпрямился во весь свой высокий рост – шесть футов и два дюйма.
Пока он быстро и непринужденно шагал к двери здания, послеполуденное солнце ласково касалось его русых волос. Войдя внутрь, он легко поднялся по нескольким ступеням и очутился в главном зале, освещенном ярким дневным солнцем. В зале тут и там стояли широкие удобные кресла и большие вазы с высокими папоротниками. Пять огромных великолепных абстрактных полотен украшали белые стены, привлекая внимание посетителей.
Гостей встречала Мойра – секретарь Грина. Она подняла голову и увидела шефа, к которому втайне была неравнодушна. Взгляд ее потеплел.
– Мистер Грин, я не ожидала, что вы сегодня придете, – промурлыкала она, незаметно поправляя прическу.
Лоркан, одетый в темно-серый костюм от одного из лучших портных на Савил-роу (улице, где находятся дорогие мужские ателье), подошел к ней. На нем были туфли ручной работы из черной итальянской кожи, на руке золотые швейцарские часы. Зеленовато-ореховые глаза Грина скользнули по Мойре, с одобрением отмечая ее хорошего покроя костюм цвета морской волны, аккуратную прическу и скромные жемчужные серьги. Галерея Грина была известна как заведение высокого класса, начиная от месторасположения и кончая льняными полотенцами для рук в туалетных комнатах.
– Сегодня утром мне позвонили от Бэзила Армитиджа, – объяснил Лоркан, называя имя одного из очень богатых и известных меценатов. – Он намерен приехать, чтобы лично посмотреть картины. – И, взглянув на свои часы, добавил: – Примерно через полчаса, так что, думаю, пора заказывать кофе и напитки. Хорошо?
Мойра с готовностью согласилась, что с этим не будет никаких проблем. Лоркан отвернулся и пошел через выставочные залы, дружелюбно кивая охранникам, одетым в красивую униформу. Комнаты были небольшие, с кондиционерами, на стенах висели прекрасные картины. Каждая комната не только охранялась людьми, но была также оснащена новейшей охранной техникой, включая и лазерную. С тех пор как Лоркан Грин унаследовал убогую, постепенно приходившую в полный упадок галерею, из нее не было украдено ни одного произведения искусства, и он старался, чтобы так было всегда.
В зале пейзажей Грин заметил графиню Эйвонсли, внимательно разглядывающую его последнее приобретение – маленький, но очаровательный пейзаж Констебла. У картины висела табличка с ценой в 1, 3 миллиона фунтов стерлингов.
– Добрый день, ваше сиятельство, – поздоровался Грин, входя в зал.
Пожилая женщина быстро обернулась и улыбнулась ему, ее морщинистое лицо засветилось. Графине нравились мужчины с твердым подбородком с дразнящей ямочкой посредине, кроме того, ее восхищали высокие скулы Лоркана Грина, его прямой, четкого рисунка нос и прекрасные белые зубы. Ах, будь она на двадцать… ну… на тридцать лет моложе!
– Лоркан, очень рада вас видеть. Я восхищена вашей последней находкой. Как вам удалось раздобыть ее? – с любопытством спросила она.
Лоркан, принимая скрытое приглашение к флирту, подошел к графине.
– Ах, сейчас расскажу, – с улыбкой сказал он. – Способность уговорить – это такой… э… особый дар, вы не считаете?
Графине очень нравилось, что Грин флиртует с ней, но, будучи хитрой деловой женщиной, которая железной рукой управляла обширными имениями своего мужа, она с некоторым подозрением посмотрела на Лоркана.
Как и все, кто интересовался миром искусства, она знала историю неожиданного взлета Лоркана Грина на вершину известности и богатства. Эта история была романтична и поучительна – как раз из такого материала создаются современные легенды.
Грин – шестнадцатилетний выпускник школы – начал работать у старого Сэмюэля Голдберга в его галерее, фактически не имея никакой квалификации, никакого социального положения и никакого представления об искусстве. Никто не мог понять, что заставило старого Голдберга обучать мальчика всему, что он знал сам, а молодой Лоркан Грин, сын мусорщика из Вест-Энда и барменши, вопреки всем ожиданиям как губка впитывал все, чему учил его старик. Ему понадобилось меньше четырех лет, чтобы изучить этот бизнес вдоль и поперек, и Сэмюэль Голдберг время от времени стал доверять ему покупку картин, как современных художников, так и старых мастеров.
Умение Лоркана Грина выбирать картины потрясло специалистов Лондона. Работы, которые он приобретал, отличались новизной, глубиной и сразу обращали на себя внимание. Казалось, Грин обладает природной способностью обнаруживать неизвестных художников, в которых было нечто и чьи произведения с годами будут только дорожать. В результате любители-коллекционеры и профессиональные дельцы быстро поняли, что галерея Голдберга теперь и есть то место, где нужно приобретать произведения искусства.
После смерти Сэмюэля Голдберга галерея целиком и полностью вместе с ее жемчужиной – картиной Сальвадора Дали – перешла во владение Лоркана. Лоркан, не теряя времени даром, потратил часть оборотных средств на саму галерею и обновил ее внутри и снаружи. Он нанял новый персонал, воспользовался новейшими технологиями и за два года сумел сделать галерею очень известной. И теперь никого не удивляло, что картины, за которыми все гонялись, находили свое место на стенах галереи Грина.
Графине была хорошо известна репутация Лоркана как акулы аукционов, знающего, в какой психологически верный момент нужно повысить цену, и, что еще более важно, знающего, когда нужно остановиться. Он умел уговаривать частных коллекционеров, но и с ними, и со случайными продавцами всегда поступал честно. Также было известно, что Грин взял себе за правило объяснять неосторожным и непосвященным людям истинную ценность того, чем они владеют. И, как и следовало ожидать, в мире, где принят нечестный бизнес, Лоркан Грин стал одним из немногих дельцов, которому доверяли, и к кому обращались, когда хотели продать одну-две фамильные вещи. Поэтому именно в галерее Грина часто можно было встретить новые, вызывающие восторг приобретения, такие, например, как картина Констебла, которой сейчас восхищалась графиня.
Конечно, Лоркан никогда не признался бы ей, что приобрел эту картину, просто откликнувшись на довольно робкое письмо вдовы моряка торгового флота, которая послала ему фотографию картины. Судить о ней по фотографии было трудно, но Грин интуитивно почувствовал, что ради этой картины стоит проделать довольно долгое путешествие на поезде.
А предчувствия редко его подводили.
– Итак, каким образом вы ее заполучили? – настойчиво переспросила графиня.
Лоркан только неопределенно пожал плечами и молча развел руками.
– Коммерческая тайна, – шепнул он графине и ловко перешел к делу, которое интересовало его.
Грин знал, что графиня не может позволить себе дорогого Констебла, и она поняла, что он это знает. Но ни одна сторона не была смущена этим обстоятельством, что говорило о благоразумии, такте и обаянии Лоркана. Грин, мило беседуя с графиней, ловко подвел ее к более дешевому, но совершенно очаровательному Сезанну и таким образом стал богаче почти на четверть миллиона фунтов.
Инспектор Ричард Брейн из отряда по борьбе с мошенничеством в сфере искусства, не имея в своем распоряжении классического спортивного автомобиля, отправился в район Белгрейвия к апартаментам Лоркана Грина на ничем не примечательной полицейской машине. Дело было в том, что Грин имел еще один талант, который был хорошо известен его знакомым и людям, связанным по роду своей деятельности с мошенничеством в области искусства. А именно – Лоркан был признанным экспертом, который неоднократно помогал полиции разоблачать мошенников.
Впервые полиция имела с ним дело, когда один неосторожный жулик попытался продать Грину подделку, фальшивого Хоббему – голландского живописца, прославившегося своими лесными пейзажами, особенно известна его картина «Аллея в Мидделхарнисе». Это действительно была очень хорошая подделка, но Лоркану потребовалось всего несколько минут, чтобы разобраться в сути.
Ричард Брейн занимался этим делом, и с помощью Лоркана мошенник был осужден на пять лет. С тех пор, как только Ричарду требовалось мнение специалиста, он всегда обращался к Лоркану Грину.
Известность Грина как эксперта в данной области быстро росла, и теперь каждый, у кого при покупке или продаже картины возникали сомнения в ее подлинности, которые не могли рассеять другие эксперты, обращался к Лоркану Грину. Его гонорары были высокими, и до сих пор он еще ни разу не допустил ошибки в оценке произведения искусства.
– Привет, Ричард, – улыбнулся Лоркан, открывая дверь и незаметно поглядывая на часы.
– Ты, конечно, занят, – извиняясь, сказал Ричард Брейн. – Кто на этот раз? Опять актриса?
Ричард знал, что короткие любовные приключения Лоркана были всегда с женщинами одного и того же типа – независимыми, успешными, богатыми и искушенными в любви.
Лоркан засмеялся.
– Нет, ее переманили в Голливуд. Входи. У меня есть еще полчаса.
Квартира Грина была прекрасна: обширное жилое пространство выдержано в кремовых и бледных бежевых тонах, а единственное яркое пятно – полотно Мане – украшало одну из стен, и от этого все помещение преображалось. Из окна открывался красивый вид на панораму города.
Ричард сел в глубокое черное кожаное кресло и не возразил ни слова, когда Грин, не спросив, налил ему прекрасного солодового виски, именно того сорта, какой он любил.
Детектив понимал, что за время своей службы он приобрел немало знаний об искусстве, но он также понимал, что его оценка произведения искусства не идет ни в какое сравнение с оценкой Лоркана Грина.
Лоркан обладал интуитивной, почти мистической способностью отличать подлинник от подделки. Научиться этому невозможно – эту способность можно только совершенствовать. И очевидно, именно этот талант обнаружил в нем Сэмюэль Голдберг много лет назад.
– Итак, – мягко сказал Лоркан, сидя напротив друга и медленно вращая большой бокал с темно-красным бургундским, – чем могу помочь на этот раз?
Конечно, Лоркан, коренной лондонец, уже давно не говорил на просторечии – кокни. Теперь он был не только стильно одет, он жил, ел, пил, принимал гостей стильно, он сам был олицетворением стиля. Но Ричард знал его также как доброго и великодушного человека. Например, родители Лоркана теперь счастливо жили на своей вилле в Португалии. Он, без сомнения, был человеком, к которому можно обратиться в случае нужды. Лоркан вопросительно приподнял бровь, и Ричард вдруг ухмыльнулся:
– Если я скажу «Оксфорд», какие ассоциации тебе приходят на ум?
Лоркан, не меняя выражения лица, слегка пожал плечами:
– «Грезящие шпили», старинный университет, несколько великих произведений искусства. Кроме этого… – Он опять пожал плечами и сделал глоток из своего бокала.
– Что тебе известно о Рескине? – изменил тактику Ричард.
В зеленых глазах Лоркана засветилось любопытство.
– Школа рисования и изящных искусств Рескина, – начал вспоминать Лоркан. – Расположена на холме, недалеко от моста Магдалены. Это факультет изящных искусств при университете. Думаю, ее по-прежнему возглавляет блестящий и талантливый Стивен Фартинг.
Ричард кивнул и глубоко вздохнул.
– Я договорился, чтобы тебя пригласили туда для чтения лекций до конца летнего триместра, – заявил он, бросив вызывающий взгляд на своего друга.
Лоркан только скривил губы, новость его не очень обрадовала.
– В Оксфорде летний триместр начинается в апреле и называется весенний триместр, или «троицын триместр», – поправил он Брейна.
«Любой другой рассердился бы на такое своеволие», – подумал Ричард и улыбнулся. Но Лоркан Грин был не такой, как все, кого когда-либо знал Ричард. Он глубоко ненавидел жуликов в искусстве и для миллионера был удивительно отзывчив и великодушен по отношению к полиции, когда речь шла о его драгоценном времени и силах.
– Так в чем же дело? – просто спросил Лоркан. Инспектор Брейн помолчал, затем начал рассказывать:
– Несколько месяцев назад до нас дошли слухи о том, что в Оксфорде кто-то собирается провернуть большое дело. Мы не знаем точно, что это будет – воровство или попытка продать подделку. Но, по сведениям, полученным от нашего надежного информатора, нам нужно обратить особое внимание на школу Рескина, в частности на одного из ее студентов.
Лоркан нахмурился, низким, хорошо поставленным голосом он возмущенно произнес:
– Выпускники школы Рескина больше заинтересованы в том, чтобы хорошо сдать экзамены по искусству, чем в чем-нибудь еще. Кроме того, это должен быть исключительно талантливый студент, способный выполнить достойную подделку.
– Знаю, но не думаю, что Скитер Смит, наш информатор, водит нас за нос, – задумчиво произнес Ричард, – поэтому я хочу, чтобы ты отправился туда. Подумай, как это почетно – научный сотрудник, приглашенный для чтения лекций в Оксфордский университет, ни больше ни меньше.
На Лоркана слова Ричарда Брейна не произвели никакого впечатления. Но с другой стороны, ему действительно доставляло удовольствие разоблачать паразитов из мира искусства, которые так охотно наживались на неопытности людей.
– Хорошо, – согласился он с видимой неохотой, – я сделаю это.
Продажа Констебла сэру Бэзилу этим утром доставила Лоркану Грину большое удовольствие. Но призвать к ответу мошенника, подделывающего произведения искусства, без сомнения, доставило бы ему еще большее удовлетворение.
– Знаешь, – тихо произнес Лоркан, с наслаждением допивая последний глоток своего великолепного вина. – Мне всегда хотелось получше узнать Оксфорд.
Глава 2
Реймонд Верни открыл дверь в совершенно пустую, без мебели, квартиру в лондонском Ист-Энде и глубоко вздохнул. Он взглянул на свои часы, мрачно подумал, что актеры скоро придут, и принялся прикалывать какие-то листки бумаги к грязным стенам.
Его наняла одна издательская фирма, проводившая летнюю конференцию в колледже Беды Достопочтенного Оксфордского университета, для постановки мистерии с убийством, которую актеры должны были разыграть в выходные дни для делегатов конференции. Реймонд, или попросту Рей, был мастером на все руки. На то, чтобы состряпать правдоподобную историю про убийство, нанять актеров, расписать им роли, ему понадобилась всего пара недель. Его, однако, волновало совершенно другое дело.
В свое время Рей совершил ряд проступков, многие из которых люди более строгих правил сочли бы преступлениями. Но никакого насилия он раньше не совершал – парочка компьютерных махинаций, мошенничество с недвижимостью да кое-что еще. А с тех пор как он встретился с ловким мастером подделок, к этим проступкам прибавилась продажа фальшивых картин. Рей разбирался в людях и гордился тем, что он не просто жулик, а жулик-артист. К каждому делу он подходил творчески.
Реймонд Верни был представительным мужчиной с приятной внешностью, которую не портила даже сияющая лысина с бахромой белых волос, свисающих до ушей. Он говорил так задушевно и искренне, что мог поначалу одурачить каждого. Рей никогда не попадал в тюрьму, хотя пару раз был близок к этому, в основном потому, что предпочитал оставаться анонимным посредником.
Но на этот раз все было по-другому. Новое дело совсем не походило ни на одно из тех, которые он проворачивал раньше. И это очень беспокоило Рея. Это да еще тот факт, что сейчас он не доверял своему клиенту. Клиент был хладнокровный, умный и просто какой-то одержимый мужчина. Он заставлял Рея по-настоящему нервничать. Особенно с тех пор, как настоял на том, что будет присутствовать при «убийстве». Рей Верни тяжело вздохнул и начал репетировать свое вступительное слово, в котором приветствовал актеров и знакомил их с предстоящей работой. Он спешил, так как актеры должны были появиться с минуты на минуту. Для него было важно, чтобы в выходные все прошло гладко. Никто не должен подозревать о его тайне. Актеры, в частности, не должны догадываться, что именно это представление чем-то отличается от других, в которых им, возможно, приходилось когда-нибудь участвовать.
Чтобы добиться этого, Рею нужно было действовать как настоящему профессионалу, как настоящему продюсеру, режиссеру и организатору, что в общем-то для человека с такими талантами, как у него, было не сложно. Он уже написал прекрасный сценарий, чтобы скрыть истинное преступление, которое должно произойти под высокими сводами престижного колледжа Беды Достопочтенного. Сама конференция, конечно, будет настоящая, но в выходные делегатам предложат вволю поиграть в мисс Марпл или Шерлока Холмса.
Беспокоило Рея то, что должно было произойти за кулисами. Потому что на этот раз ему не удастся остаться в тени. Если все пойдет не так, как задумано, именно голова Рея Верни окажется на плахе.
Но оплата была такая высокая, что рискнуть стоило. Это был один из его лучших планов, продуманный до мельчайших деталей. Когда Рей Верни услышал, что отряд по борьбе с мошенничеством в сфере искусства что-то пронюхал, он накормил этого провокатора Скитера Смита ложной информацией о школе Рескина. Нет, Рей ничего не оставил на волю случая. И все-таки… он волновался. Рей очень хотел, чтобы все уже было позади и ему не нужно было иметь дела с этим клиентом.
Неожиданно дверь открылась, что заставило Рея буквально подпрыгнуть.
– Это здесь репетиция мистерии с убийством? – осторожно спросила очаровательная блондинка.
– Правильно. Я – Рей Верни, продюсер. А вы кто?
– Джулия Моррис.
– Правильно. – Рей отметил ее в своем списке. – Вы играете одну из подозреваемых. Боюсь, что не убийцу и не жертву, – пошутил он.
Вот так все и началось. Один за другим стали появляться участники мистерии. Это были в основном актеры, которые в настоящее время нигде не были заняты и искали любую возможность заработать. Высокий, с волосами песочного цвета Гордон Флеминг получил роль полицейского. Джеральдина Смит, немолодая, но хорошо сохранившаяся рыжеволосая женщина, должна была играть жену одной из жертв убийцы. Самый старший из подозреваемых, Норман Рикс, в свои пятьдесят лет был все еще очень привлекателен, и даже седина его не портила. Джон Лор, темноволосый молодой человек, был назначен на роль первой жертвы.
Некоторые из более опытных актеров знали, что в те выходные дни, когда будет проходить представление, они должны будут жить и работать под одной крышей и все пойдет гораздо более гладко, если подружиться и вместе добиваться успеха. К тому времени, когда пришла Эннис Уиттингтон, комната была полна народу, в ней было душно, и она гудела от болтовни и сплетен о шоу-бизнесе.
– Я слышала, что ей дали роль только из-за сестры. Понимаете, им нужно было известное имя, но они ведь не могли заполучить настоящую знаменитость. И поскольку младшая сестра почти такая же хорошенькая…
Эннис улыбнулась двум женщинам, говорившим о том, что последний английский фильм хорошо принимают в Америке, и огляделась в этой толпе. Она быстро обнаружила Рея Верни.
– Привет, дорогая, – приветствовал ее Рей. – Вы, наверное, Эннис? – Он отметил ее имя в списке участников представления. – Очень хорошо. Вы как раз и есть тот самый убийца.
Эннис засмеялась.
– Неужели? – Она потерла руки. – Всегда мечтала сыграть убийцу-маньяка.
Рею актеры нравились, потому что все были увлечены только собой. Тем лучше для него! Ни один из них не будет слишком интересоваться личными делами продюсера.
Взгляд Рея задержался на лице Эннис, она улыбнулась ему. Режиссер знал, что ей за двадцать. Выглядела Эннис очень привлекательно: густые темные волосы чрезвычайно красили ее, а глаза… Рей был поражен. Они были необычного золотистого, почти янтарного цвета. Любой кинопродюсер пришел бы в восторг от таких глаз. В этой женщине, безусловно, что-то есть. И все-таки даже таким красивым актрисам нужно зарабатывать на хлеб.
– И кого же мне придется убить? – лукаво спросила Эннис.
– Меня, например, – заговорил актер, играющий первую жертву убийцы, ласково взглянув на Эннис.
Она заметила его взгляд. По тому, как он улыбался, Эннис поняла, что он слишком самодовольный и им не стоит интересоваться. Она вежливо, но холодно улыбнулась в ответ.
– А ваша следующая жертва еще не появилась, – нахмурившись, заметил Рей. – Рив Морган.
Эннис вздрогнула. Где-то она уже слышала это имя раньше, и оно было связано с чем-то неприятным. Рив Морган…
– Привет. Я – Джулия, – представилась ей хорошенькая блондинка. – А это – Джерри.
– Привет. Я – Эннис Уиттингтон. Вы раньше участвовали в чем-нибудь подобном? – с улыбкой спросила она. – Я – нет.
Джулия зевнула и взглянула на свои часы:
– Кажется, мы собирались начать в восемь? Часы Эннис показывали уже двадцать минут девятого. Она пожала плечами:
– Одного не хватает. Рива Моргана.
– Рив Морган? – резко спросила Джерри. – В самом деле? Я думала, что для него это слишком мелко.
– Да? – спросила Эннис, вопросительно приподняв темную бровь. – Кажется, я где-то слышала это имя…
– Он написал пьесу для радио, которую передавали не так давно.
– Правильно, – сказала Джулия. – Теперь вспоминаю, что слушала ее.
– Пьеса была хорошая, – согласилась Джерри, – думаю, поэтому режиссер и пригласил его на главную роль.
Эннис скривила губы:
– Очень умно. Спорим, что он недавно написал сценарий мистерии об убийстве? – Она посмотрела на Джерри, которая понимающе улыбнулась ей. – И наверняка на конференции будет кто-нибудь, кто приобретет пьесу для телевидения.
– Я тоже слышала кое-что о нем, – задумчиво сказала Джулия. – Кто-то мне говорил… А, вспомнила!. Это не его отец ужасно богат?
Эннис горько улыбнулась. Мысль о богатых, красивых молодых людях, скользящих по жизни, принимающих все блага как должное, по-настоящему злила ее.
Джерри закашлялась. Это был какой-то странный кашель, как будто она поперхнулась, и Эннис с удивлением посмотрела на нее.
– Я полагаю, что у его отца есть знакомые и на телевидении, – продолжала Эннис. – Без сомнения, он попросил старого школьного приятеля продвинуть сценарий, написанный его сыном…
Вдруг Джулия начала заливаться краской, при ее светлой коже это было особенно заметно. Эннис удивленно взглянула на нее. Потом она поняла, что все замолчали, и почувствовала, как лицо ее сначала побледнело, потом покраснело. В отчаянии Эннис взглянула на Джерри, которая сделала ей незаметный знак и отвела взгляд.
Эннис глубоко вздохнула и медленно обернулась.
Прямо за ней стоял самый красивый мужчина, какого Эннис когда-либо доводилось раньше видеть. Он был шести футов ростом, с вьющимися темно-каштановыми волосами. Все в нем отвечало представлениям о классической красоте – начиная от волевого подбородка до прямого, изящной формы, носа и полных, но четко очерченных губ. Его глаза были самого глубокого синего цвета, какой ей только приходилось видеть. Определенно в его жилах текла кровь потомка кельтов. Сейчас эти глаза, как лазерные лучи, пронизывали ее. Он выглядел очень успешным, обеспеченным. Так хорош – слов нет! И сердитый.
Это мог быть только Рив Морган.
У Эннис сердце упало, когда она поняла, что он, конечно, слышал каждое ее слово. Она вызывающе вздернула подбородок. Ее золотистые глаза вспыхнули. Будь она проклята, если начнет подлизываться или извиняться. Даже если и не права! Она протянула руку. Удивительно, рука совершенно не дрожала.
– Привет. Вы, наверное, Рив Морган? – самоуверенно спросила она звонким голосом.
Рив посмотрел на протянутую руку. И… пожал ее.
Войдя в комнату и услышав, как плохо о нем отзываются, он ожидал, что темноволосая женщина начнет смущенно извиняться перед ним. Но она выглядела такой же смущенной, как Снежная королева.
Рив заглянул в ее открытые, золотистые, необычайно милые глаза. От ее взгляда у него перехватило дыхание. Черт возьми, ей обязательно нужно выглядеть такой… насмешливой?
– Да. Я – Рив Морган, – холодно подтвердил он. – А вы?..
– Эннис Уиттингтон.
– Эннис, – мрачно повторил он. И изобразил улыбку – просто блеснули отличные белые зубы.

Лето любви - Барри Максин -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Лето любви на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Лето любви автора Барри Максин придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Лето любви своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Барри Максин - Лето любви.
Возможно, что после прочтения книги Лето любви вы захотите почитать и другие книги Барри Максин. Посмотрите на страницу писателя Барри Максин - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Лето любви, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Барри Максин, написавшего книгу Лето любви, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Лето любви; Барри Максин, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...