Тан Эми http://www.libok.net/writer/8989/tan_emi 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Основной поток транспорта доставлял из пригородов конторских слу-жащих, у которых не было времени позавтракать чашкой кофе с бубликом. Прибывшие один за другим дополнительные поезда и автобусы доставляли все новых пассажиров. Кафе, аптеки, кафетерии открывались, готовые принять обычный поток утренних посетителей, торопящихся получить свой завтрак. Продавцы газет отсчитывали мелочь. Городская детвора высыпала на улицы, чтобы возобновить прерванные накануне игры в похожих на загоны для скота дворах под грохот переполненных поездов воздушной железной дороги.
Марк Кеннистон, младший патолог городской больницы, вышел из мрачноватого подъезда своего дома, стараясь не запачкать белый костюм. Но еще до того, как на расположенной в трех кварталах от его дома пресвитерианской церкви часы пробили восемь раз, над строительными площадками, где процесс разрушения и созидания, казалось, происходил одновременно, уже висели густые клубы пыли.
Марк поежился, глядя на эти исчадия пыльного ада, и двинулся на работу за восемь кварталов от дома. Он старался осторожно ступать белыми ботинками, но видел, как пыль забивалась в их трещины. Марку Кеннистону было тридцать лет. Он был высок ростом и очень худ. Его каштановые волосы явно нуждались в услугах парикмахера.
Его серые глаза глубоко сидели под выступающими надбровными дугами, очертания рта были твердыми. Двигаясь на работу, он старался не думать о том, какие места могли бы ему достаться. Он мог бы последовать совету своего учителя в Нортвестерне, который уговаривал его пойти на научно-исследовательскую работу в области разработки биологических средств ведения войны по правительственным заказам или стать сотрудником одной из частных корпораций; в лабораториях которых велись подобные же исследования. Там хорошо платили, работа там создавала положение… Конечно, еще не поздно, говорил он себе, но другой голос в его душе тотчас выдал язвительный комментарий: «Все дело в том, что тебе нужны деньги. Но тебе необходим опыт, вот и поработай годика два в городской больнице».
Он нахмурился, наскочив на кучу мусора, и помрачнел, увидев, какой слой пыли осел на его когда-то белых туфлях. Марк направился позавтракать на площадь Эл. У входа в ресторан он купил газету, сел за столик, где всегда завтракал, и стал ждать, когда принесут кофе. В ресторане в это утро было шумно, на кухне, по-видимому, шла изрядная потасовка. Марк с раздражением посмотрел на дверь, ведущую во внутреннее помещение. Пятясь, появилась официантка Грэйси. Шум на кухне усилился, ему послышался голос Гарри, пробивающийся сквозь вопли и крики. Тогда он встал из-за стола.
Гарри Шварц обучал его поварским хитростям приготовления на скорую руку блюд, когда Марк впервые приехал в город, провалился на вступительных экзаменах, но был зачислен в университет с платой за один семестр. Гарри дал ему кушетку с бугристым матрасом и кормил, когда он тратил на книги деньги, предназначавшиеся на еду. И если уж Гарри повышает голос, то дело дрянь.
Грэйси остановилась, поднос она держала криво, лицо ее было пепельно-серым. Посетители начали покидать ресторан, а в углу мужчина торопливо набирал номер телефона.
Марк пересек зал, толкнул дверь и переступил порог.
Сперва ему показалось, что школьники ворвались туда и устроили игру, плеская друг в друга водой. Повсюду на полу была вода. Кое-где она закручивалась в водовороты, тут и там в беспорядке валялась разнообразная одежда. И было еще что-то зеленоватое… Марк увидел чью-то кисть руки, вцепившуюся в ножку старинной печки, по запястью ползло зеленое существо, брызгавшее водой по мере своего продвижения, а запястье исчезало. Вот исчезла и вся рука, зеленое вещество коснулось железа печки и, отступив, съежилось, стало бесформенным и двинулось вспять.
— Доктор! Ради бога, уходите! — Гарри кричал необычным для него визгливым голосом. Марк взглянул в угол и увидел маленькую фигурку на другом конце кухни, скорчившуюся на выступе, образованном рабочим столом и полками. Держась одной рукой, Гарри размахивал зажатым в другой ножом.
— Иди за помощью, доктор! — кричал он. — Смотри, чтобы оно не коснулось тебя.
Он взмахнул ножом в сторону змееобразного отростка зе-леного цвета, который двигался мимо него по стенке буфета Отрубленный отросток сжался, а потом стал как бы ощу-пывать окружающее пространство, как это делает амеба в поисках… чего? Марк замер, наблюдая за тем, как отрубленный кусок вещества, вытягивал тоненькие отростки, которые наконец соприкоснулись с большим куском такого же цвета и немедленно слились с ним,
Гарри схватил кастрюлю кипящей воды и выплеснул ее вниз на зеленую массу. Она прекратила движение, побелела ненадолго, а Гарри спрыгнул с выступа, перепрыгнул через лужу на полу и оказался рядом с Марком, еле переводя дух.
— Доктор, давай сматываться отсюда! Оно сожрало их! Джо, Мики и Эла… Оно сожрало их.
Марк не шевельнулся, разглядывая зеленую массу. Она после вылитого на нее кипятка замедлила движение, но не погибла. Масса собиралась в одно целое, двигалась обратно по направлению к моечному чану.
Марк следил за клоном до тех пор, пока он не исчез в чане. Только тут он вспомнил о Гарри, который смотрел широко открытыми глазами и молча тряс головой.
— С тобой все в порядке? — спросил его Марк.
— Да. Оно не схватило меня. Что это такое, доктор? — Голос Гарри был хрипл, по его лицу струился пот, но он, казалось, даже не замечал этого.
Марк схватил руку Гарри и потянул его к двери. Гарри двинулся за ним, все еще держа кухонный нож.
В ресторане творилось настоящее столпотворение, и им пришлось протискиваться сквозь толпу. Маленький человечек с лицом хорька висел на телефоне, и Марк подумал, что как только он передаст в свою газету «пенки» информации, то, быть может, догадается позвонить в полицию. Марк повел Гарри через боковой проход и направился к больнице.
— Расскажи мне подробно, что здесь произошло, — сказал он.
Он повел Гарри прямо в лабораторию. Секретарша лаборатории Элионор сидела за столом и, склонившись перед маленьким зеркальцем, красила губы.
— Вызови шефа! — кинул ей Марк, подталкивая Гарри в маленькую комнатенку.
Марк, с трудом сдерживая волнение, ждал, когда она дозвонится. Мигнула лампа сигнала, и он снял трубку.
— Доктор Агнью? Это Марк Кеннистон. Тут чрезвычайное происшествие. — Он не остановился, услыхав бормотание на другом конце провода. — Вы знаете ресторан на площади Эл? Я только что оттуда и видел существо или какой-то организм, способный растворять ткани человеческого тела…
Бессвязное бормотание на другом конце провода перешло в рев, и Марк остановился, чтобы выслушать его.
— Это ты, Кеннистон? Какого черта тебе надо? Я бреюсь, Кеннистон. О чем ты там рассказываешь?
— Какой-то вид организма, доктор. Я не знаю, что это такое. Он растворяет людей…
— Господи! Кеннистон, иди и выпей крепкого кофе! — В трубке послышался треск брошенной на рычаг трубки.
Марк невидящим взглядом уставился на Гарри. До него еще не могло дойти, что никто не захочет верить ему.
— Канализационщики, — произнес он. — Кто отвечает за работу канализационной системы?
— Санитарное управление, — ответил Гарри. — О'Хер-лихи. Но у них еще никто на работу не пришел, доктор.
Через несколько минут Марк снова тупо глядел на умолкнувший телефон. Ответ О'Херлихи был потрясающим.
— Он уезжает за город, должен успеть к самолету в де-вять тридцать, — бесцветным голосом сказал Марк Гарри. — Я должен изложить ему все это в письменном виде.
Они молча посмотрели друг на друга.
— Что теперь будешь делать, доктор?
— Думаю начать прямо по списку. Полиция, уполномоченный по вопросам здравоохранения, газеты, буду звонить любому, кто готов выслушать.
— Доктор, все они скоро прибудут к себе на работу. А что, если позвонить Эдди Двайру в полицейский участок и послушать, что он скажет?
Марк сказал Элионор, чтобы она вызвала полицейский участок.
— Сержант Двайр? Это Марк Кеннистон говорит, из городской больницы. Я был сегодня утром в ресторане Эла, когда все это произошло… Да, Гарри Шварц со мной здесь. Хорошо, сержант. Немедленно.
9 ЧАСОВ 05 МИНУТ
Когда Марк и Гарри вошли в полицейский участок, там толпилось уже человек двадцать. Они шумели, старались обратить на себя внимание, взывали о помощи. Марка и Гарри у дверей встретил полицейский.
— Вы Кеннистон и Шварц? Следуйте за мной, — сказал он.
Он провел их в помещение, находящееся за барьером, Посетители проходили сюда по одному. Их выслушивал сержант, делавший пометки в блокноте. Еще один стол был выставлен в приемную. За пультом телефонного коммутатора сидел полицейский, пытавшийся отвечать на поступающие вызовы. Было видно, что он не справляется с потоком звонков.
Сопровождавший Марка и Гарри полицейский постучал в дверь и толкнул ее, не дожидаясь ответа.
— Вот пришли Кеннистон и Шварц, сэр, — сказал он.
В комнате было трое полицейских: сержант Двайр и еще двое. Один из них негромко говорил в телефонную трубку. Двайр быстро подошел к ним, крепко пожал Марку руку.
— Вы знаете, что происходит? — спросил он.
— Вещество в трубе?
Двайр кивнул.
— Не очень многое. По всей видимости, оно способно растворять человеческое тело и снова возвращаться в канализационные трубы.
— Хорошо, подождите минуту, повторите это капитану Прескотту.
Они молча ждали, и Марк слышал часть телефонного разговора.
— … По крайней мере, семнадцать. Никаких следов. Никаких очевидцев… пока никаких интервью. Я сообщу вам. — Сердито насупившись, он положил трубку.
Марк рассказал ему все, что знал, а затем Гарри добавил подробности. Капитан хмурился не переставая. Когда они умолкли, он отвернулся с негодованием.
— Зеленая масса! Организм! — Он тяжело прошел к окну и, не поворачивая головы, проговорил:
— До сих пор известно, что, по крайней мере, семнадцать человек пропали без следа, а может быть, даже больше, мы не успеваем подсчитывать получаемые сообщения. А что нам говорят очевидцы? Зеленое вещество! — Тут он повернулся и махнул рукой. — Хорошо. Идите. Оставьте ваши письменные заявления…
— Капитан, — Марк не двинулся с места, — что вы намерены предпринять?
— Что я могу сделать? Издать приказ?
— Вы можете связаться с мэром, с санитарным управлением. Можно закрыть систему отвода нечистот. Начать поиски этого организма или черт его знает что это такое…
— Я не имею права обращаться к мэру, — сказал Прес-котт, — Я доложил обо всем комиссару. Пусть он решает, как быть.
— К тому времени, пока до него дойдет, что происходит, сколько еще людей исчезнет в луже воды? Капитан, может быть, стоит плюнуть на чинопочитание и позвонить мэру?
— Двайр, выставьте их отсюда, — приказал Прескотт.
Двайр открыл дверь и, поскольку Марк все еще топтался в нерешительности, взял его за руку и вывел из комнаты.
— Не забудьте написать ваши показания! — крикнул он Марку.
— К чертям всякие заявления, — вырвалось у Марка, и он махнул рукой Гарри, направляясь к двери.
Было 9 часов 26 минут утра, когда Марк и Гарри снова добрались до больницы и проникли на первый этаж через запасный выход. Дежурная приемного покоя радостно улыбнулась при виде их. В окружении знакомых предметов и атмосферы приемного покоя, при виде посетителей, идущих по направлению к кафетерию, Марк поймал себя на ощущении, что это обычный день. Он проследил за удивленным взглядом дежурной и увидел, что Гарри продолжает держать в руках нож для разделки мяса. И тотчас к нему вернулось ощущение катастрофы.
— Пойдем, — бросил он Гарри. — Выпьем кофе. — Он провел его в кафетерий по коридору, пахнущему дезинфекцией, воском и болезнями. Они нашли свободный столик, и Марк принес кофе,
— Что ты собираешься делать? — спросил он Гарри.
— Да еще не думал, — Гарри растерянно посмотрел на Марка. — Надо поискать другую работу, мне кажется. А сегодня, наверное, просто послоняюсь и посмотрю, как ты развернешься с этим… Если не возражаешь…
Марк понял, что Гарри попросту боится остаться один. У него у самого было точно такое же чувство. Ощущение беспомощности было следствием невозможности что-нибудь предпринять, когда все, что они говорили, игнорировалось, а их предупреждения тонули в океане бюрократических условностей.
— Конечно, — ответил ему Марк, — побудь со мной. Это все еще далеко не закончилось. Мне сдается, тебе следует побыть…
Он не успел закончить фразу. Его слова потонули в отчаянном крике, раздавшемся из кухни. Еще до того, как стих этот вопль отчаяния, Марк вместе с Гарри уже были у двери, ведущей в кухню.
Клон появился из сливного отверстия бака из нержавеющей стали, и все, что было съедобного на кухонном столе он немедленно поглотил. Прижатые к столу, стояли три поварихи и два кухонных мальчишки. В оцепенении они смотрели на тягучую зеленоватую массу, растекавшуюся по полу и приближавшуюся к ним. Отросток клона наткнулся на тарелки с бутербродами, другая его ветвь напала на мясо для жаркого. Без единого звука клон пожирал все подряд, исчезали бутерброды, куски жаркого, обрезки, Пожирая все, клон двигался по кухонному столу. По полу медленно двигался более толстый его слой.
— Не дайте этому коснуться вас! — крикнул Марк.
Пять недоумевающих лиц повернулись в его сторону.
— Эй, вы, двое! Прыгайте и бегите! — Марк глядел в сторону, находившихся от него по ту сторону змеящейся полосы клона. — Торопитесь, пока эта штука не растеклась еще больше!
Один из мальчишек перепрыгнул через клон и убежал. Второй приготовился прыгать, но клон, словно почувствовал поблизости живое, начал двигаться рывками в разные стороны, и мальчик попятился.
— — Не туда, не туда! — закричал ему Марк, но было уже поздно.
Марк отвернулся, чтобы не видеть этого зрелища, и вздрогнул, когда за спиной раздался крик ужаса и отчаяния. Обернувшись, Марк увидел, что клон растекается по стойке, переливается через ее края и двигается к высоким стульям, на которых замешкалось несколько человек, не успевших вовремя скрыться.
— Нам лучше смыться отсюда! — крикнул Гарри, двига-ясь вдоль стены и сохраняя почтительное расстояние между собой и отверстием раковины позади стойки. У входа толпились любопытные, старавшиеся рассмотреть, что тут происходит.
— Освободите двери! — крикнул Марк.
Гарри поднял над головой нож и кинулся на ошеломленных людей, которые тотчас отступили перед его натиском. Марк медленно двинулся за ним. Вплотную за ним двигались три поварихи, одна скороговоркой произносила молитвы. И это бормотание действовало успокоительно. Дойдя до конца стойки, Марк поднял руку, предупреждая, что надо остановиться.
Клон покрыл всю поверхность стойки и был от них на расстоянии всего трех футов. Тонкий отросток клона уже двинулся им наперерез, отрезая путь к чистому пространству между столами. Марк перешагнул через этот отросток и взял большую банку с сахаром. Он быстро высыпал сахар около той части отростка, которая была дальше от них. Клон тотчас рванулся к предложенной добыче, растекаясь, подбирая каждую крупицу сахара, а Марк все сыпал и сыпал сахар до тех пор, пока все поварихи не выбрались из-за стойки. Марк посторонился, пропуская их. На одном из столов лежал нож мясника, брошенный кем-то, и Марк схватил его, продолжая сыпать сахар по мере своего движения.
Один из отростков клона вытянулся дюймов на шесть, потом десять, пятнадцать. Марк взмахнул ножом и сильным ударом отделил кусок клона от основной массы и тем же ударом отбросил отрубленную часть далеко в сторону. Прежде чем отделенный кусок клона начал двигаться, Марк накрыл его почти опустошенной банкой. Клон немедленно пополз по внутренней стороне банки, поедая остатки сахара.
Все происшедшее заняло не более десяти минут, считая с того мгновения, когда Марк впервые услыхал вопли из кухни. Он так и не знал, сколько человек погибло в кафетерии.
Сквозь толпу пробирался больничный сторож. Увидев Марка, вооруженного ножом, он выхватил револьвер и громко крикнул:
— Что здесь происходит?
— Освободите все помещение! — приказал ему Марк. — Немедленно закройте нижний вход в здание. Никого не впускайте.
— Что — бомба? — только и спросил сторож, повернувшийся, чтобы выполнить распоряжение — единственное, что он способен был понять в этой ситуации.
— Да-да, что-то в этом роде, — бросил Марк. — Только действуйте побыстрее.
Прибежали другие сторожа, а также два полицейских, и Марк слышал как все громче и громче произносилось слово «бомба». Охрана хорошо знала, как действовать против газа, как бороться с дымом, огнем, угрозой взрыва, бомб, одним словом, против любой известной им опасности. к которой их готовили. А в кафетерии была угроза, которой они не понимали, и это вызывало у них чувство страха. Марк не стал их разуверять. Он сделал знак Гарри, и они оба кинулись к лестнице. Марку нужно было срочно попасть в лабораторию с куском клона, который он поймал в банку.
На первом этаже Марк в сопровождении Гарри направился к лифтам. Им удалось захватить лифт-экспресс. Здесь еще не чувствовалось ни растерянности, ни паники, которые царили этажом ниже. Поднимаясь на седьмой этаж, где была лаборатория, Марк неожиданно выругался и нажал сразу на пять кнопок.
— Что случилось, доктор? — окликнул его Гарри.
— Эта штука не ограничивается нападением только на первые или вторые этажи зданий, — произнес Марк сдавленным голосом. -Об этом не говорилось в сообщениях. Оно может подняться на любой этаж. Я должен увидеть Эди.
— Я останусь здесь, — понимающе кивнул Гарри, — и задержу лифт.
Марк бегом пустился по коридору пятого этажа к отделению рентгенологов, где работала Эди Хэмпстед. Она сидела за своим столом, и ее иссиня-черная головка была склонена над докладом, который она писала.
— Эди! Ты нам нужна наверху, дело экстренное!
Она взглянула на него с удивлением.
— Я дежурная. Уйти не могу.
— Дорогая, не возражай. Пойдем, по дороге объясню.
Она колебалась мгновение, потом последовала за Марком.
9 ЧАСОВ 15 МИНУТ
Все трое шли быстрым шагом по коридору к лаборатории патологической анатомии. На ходу Марк объяснял Эди создавшееся положение. При этом он держал перед собой стеклянную банку из-под сахара с куском клона и с опаской поглядывал на нее. Гарри шел, не спуская глаз с клона. Он держал в руках кухонный нож в таком положении, словно готов был без промедления пустить его в ход.
— Что это ты хочешь делать с ножом, Гарри? — спросил Марк. — Уж не стукнуть ли им меня?
— Даже и не знаю, доктор. Но уж непременно что-нибудь сделаю, если эта штуковина вырвется наружу. Не знаю, что буду делать, но что-нибудь предприму.
Он помолчал немного и спросил:
— Доктор, как по-твоему, что это такое? Откуда оно свалилось на нас?
Эди взглянула на банку и отвернулась.
Марк пожал плечами.
— Не знаю. Может быть, нам удастся узнать это сейчас в лаборатории.
Они подошли к двери и вошли. Марк подошел к лабораторному столу, прикрытому сверху мраморной доской, и осторожно поставил на пего банку из-под сахара. Прикрыв его колпаком вытяжного шкафа, он нагнулся и придвинулся к банке.
— Осторожно, доктор, пожалуйста! — сказал Гарри и стал рядом с Марком, держа наготове кухонный нож. Он чувствовал себя неспокойно от близости клона и лица Марка Почувствовав слабое изменение температуры, клон запульсировал в банке, по-видимому, реагируя на тепловое излучение.
Марк выпрямился, тряхнул головой и сказал:
— Оно прекрасно ощущает мое присутствие, вероятнее всего потому, что мое лицо излучает тепло Хорошо, давайте проделаем несколько опытов, чтобы знать, на что оно способно. Эди, ты и Гарри должны мне помочь. Сюда никто не придет раньше половины десятого.
— Скажи, Марк, это действительно нечто живое? — спросила Эди, поглядывая на банку с клоном.
— Вот именно это мы и должны выяснить, — ответил он
— А что такое патология, доктор? — спросил Гарри.
— Чаще всего это опыты с тканью мертвых, чтобы понять, что происходит с тканью живых. Давайте выясним, как эта… этот организм поглощает живую ткань. Взвесим банку.
Марк подошел к весам и взвесил банку с клоном.
— Теперь, — сказал он, — нам нужна мышь.
Эди подошла к клеткам и принесла мышь.
— Взвесь ее, пожалуйста, — попросил Марк.
Эди взвесила пустую банку, затем взвесила мышь и сделала запись. Марк удовлетворенно кивнул
— Теперь, Гарри, я опущу мышь в банку с этим существом. Ты откроешь крышку, я брошу мышь внутрь, а ты быстро закроешь крышку. Понял?
— Ты действительно собираешься открыть крышку, доктор?
— Нам нужно провести несколько опытов с этой Штукой, если мы хотим выяснить, что это такое. Ну, ты готов?
Гарри взял банку одной рукой, положил вторую на крышку и вопросительно посмотрел на Марка. Марк открыл крышку банки с мышью.
— Я готов, — сказал он.
Гарри повернул крышку банки с клоном, приподнял ее, и Марк быстрым движением опрокинул банку с мышью. Гарри хлопнул крышкой банки и проворно повернул ее, запирая.
Было такое впечатление, словно мышь упала в воду. Она быстро погрузилась в зеленоватую массу вещества, и к краю банки сбежала столовая ложка чистой воды В банке снова все успокоилось. Эди коротко вздохнула. Марк сказал:
— Должен признаться, мало что можно сказать, как оно это проделывает. Давайте посмотрим, что нам скажет взвешивание.
Марк стал делать вычисления на кусочке бумаги. Он снова взвесил банку с клоном и сказал Гарри:
— Я хочу вылить из банки образовавшуюся там воду. Как думаешь, сможем мы это проделать?
К нему подошла Эди.
— Я тебе помогу.
— Нет, уж ты лучше смотри со стороны, — сказал ей Марк.
— Готов? — спросил он Гарри.
— Конечно, доктор.
Гарри начал чувствовать себя более уверенно после того, как они засадили клона в банку, взвесили его, скормили ему мышь, и все это сошло им с рук.
— Ты будешь держать банку и наклонишь ее, — сказал Гарри. — А я приоткрою крышку и дам воде вытечь. Хорошо?
— Давай. Мы выльем воду в мензурку, но сперва ее надо взвесить.
Эди взяла мензурку и сделала пометку Марк поместил мензурку на середину лабораторного стола и сказал:
— Здесь нам ничто не помешает.
Он приподнял банку и подвинул к мензурке Гарри взялся за крышку Марк быстро наклонил банку. Гарри открыл ее и стал следить, как вытекает вода. Клон зашевелился, почувствовал тепло рук Марка, и двинулся по направлению к крышке. Гарри был настороже и прикрыл крышку за мгновение до того, как клон подполз к отверстию, а потом помог Марку осторожно поставить банку на стол.
Все трое взглянули друг на друга, и Гарри сказал:
— Ну, доктор, мы, кажется, кое-что усекли. Что мы теперь еще предпримем?
Он явно получал удовольствие от этих процедур.
— Прежде чем что-нибудь еще делать, мы должны взвесить воду. И пожалуйста, старик, не валяй дурака. Не забудь, что эта штуковина в банке способна разделаться с тобой.
Эди быстро взглянула на Марка, но не стала задавать вопросов.
— Я знаю, что оно может сожрать меня. Я знал это, как только увидел его в первый раз. Просто у него со мной не получилось и не получится, пока у меня мой нож.
И Гарри снова взял нож в руки.
Марк отложил расчеты и подошел к банке с клоном.
— Эта тварь поглощает всего около семидесяти процентов от общего веса животного. Вероятно, то же самое происходит и с человеком. Она не может поглотить всей воды, содержащейся в организме млекопитающего, вот в чем все дело. Вот почему этот организм постоянно оставляет возле себя воду. А вот что содержит в себе эта вода?
Он поднял мензурку и посмотрел сквозь нее на свет, а потом понюхал. Его лицо придвинулось к краю. мензурки.
Эди коротко кивнула ему:
— Марк, будь осторожнее.
— Доктор, поостерегись. Там, в воде, может быть тоже эта штука. — сказал Гарри.
У Марка был озадаченный вид.
— Не думаю. А ну, попробуем.
И он опустил палец в воду в мензурку.
— Она теплая, — сказал Марк. — И мне кажется, безвредная.
Он вынул палец из мензурки и осторожно прикоснулся к нему языком. Лицо его сморщилось, и он сказал:
— Очень соленая или содержит большое количество органических веществ в растворенном состоянии. Но это не чистая вода.
Марк повернулся к клону спиной.
— Давайте проверим. Как можно судить, стекло надежно удерживает это существо. А во г как будет обстоять дело с металлами? Давайте бросим туда кусочек железа и посмотрим, что из этого получится. Возьмем вот эту лопаточку.
И Марк взялся за крышку банки.
Гарри остановил его:
— Подожди, доктор. Эта тварь хорошо лазает вверх. Не держи ничего в руках, что собираешься сунуть туда.
— Ты прав. Хорошо, я отломлю кусочек лезвия бритвы и брошу туда. Вот так.
Кусочек металла упал на поверхность клона и тут же утонул в ней. Скоро металлическая пластина прошла сквозь ткань клона и опустилась на дно банки. Насколько они могли судить, металл не претерпел никаких изменений.
— Черт, — сказал Марк. — Кажется, металл ему не нужен. Хотел бы я знать, что еще оно не принимает?
Дверь с шумом отворилась, и доктор Рудольф Агнью влетел в комнату. Это был крупный человек, покрытый великолепным загаром. У него были синие глаза и выдающиеся скулы, и со лба на затылок шла седая прядь волос. Он увидел Марка и обратился к нему через всю лабораторию раскатистым голосом:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
Загрузка...