А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Баневич Артур

Гора трех скелетов


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Гора трех скелетов автора, которого зовут Баневич Артур. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Гора трех скелетов в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Баневич Артур - Гора трех скелетов без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Гора трех скелетов = 289.01 KB

Гора трех скелетов - Баневич Артур -> скачать бесплатно электронную книгу



OCR Busya
«А. Баневич «Гора трех скелетов». Серия «X-libris»»: Азбука-классика; СПб.; 2005
ISBN 5-352-01562-9
Аннотация
Герой «Горы трех скелетов» – бывший офицер-сапер, решивший попробовать свои силы в частном сыске. К нему обращается молодая боснийка, страдающая потерей памяти, и просит найти отца ее дочери (у девочки лейкемия, и нужны деньги на операцию). Они едут в Боснию, где герой в свое время нес службу в составе миротворческого корпуса, – и неожиданно оказываются в центре грандиозного заговора, в котором замешаны его бывшие начальники, крупные политики и даже, не исключено, сама его загадочная клиентка…
Артур Баневич
Гора трех скелетов
Они подкатили к воротам стройки на «шестисотом» «мерседесе». Конечно, случается, что такие тачки покупают граждане до мозга костей приличные. Этих моих гостей назвать нечистоплотными просто язык не поворачивался: машина была надраена до зеркального блеска. Может быть, поэтому так резало глаза безжалостно продырявленное чем-то острым крыло. Хулиганская борозда начиналась от левой передней двери и заканчивалась на багажнике. Левый задний сигнальный фонарь был буквально выдран с мясом. Я попытался представить себе вандала, так надругавшегося над приличной автомашиной, и у меня мурашки побежали по коже…
Из «мерседеса» вылезли два коротко стриженных молодца лет тридцати.
Кожаные куртки у них были подозрительно широкие. Еще шире, чем их морды.
На мужиках были голубые стираные джинсы и тяжелые ботинки, скорее всего с подковами на подошвах. Напрашивался очевидный, как божий день, вывод: всем, кому было небезразлично собственное здоровье, следовало избегать встречи с этими красавцами. Бежать без оглядки, едва завидев их. Это была такая же непреложная истина, как, к примеру, известный тезис о том, что курение смертельно опасно для неокрепшего еще организма.
Я сразу же зауважал этих двух: уж очень широкие у них были куртки.
Вполне возможно, что кроме мускулов там, под турецкой кожей, имелось кое-что куда более серьезное: пара автоматов, к примеру.
Их шефу было лет двадцать пять, не больше. То, что шеф именно он, я понял по блеску очков в модной позолоченной оправе. Деловой темный смокинг молодого человека тянул баксов этак на тысячу. Хорошими мужскими духами от него пахло на расстоянии выстрела. А уж что касается ауры наглости и уверенности в себе, то я ее ощутил всеми фибрами души минут за десять до того, как «мерседес» подъехал к стройке.
– Утро доброе, пан Малкош, – блеснул зубами и информированностью хозяин покалеченной тачки. – Надеюсь, мы не разбудили вас?
– С чего это вы взяли, что я спал?
Уже с час как рассвело, и хотя окрестность была тиха и пустынна, именно эта ситуация меня почему-то не радовала. Я даже как-то забыл напустить на лицо выражение самого искреннего возмущения услышанным.
– А что еще может делать ночной сторож в половине шестого утра? – Надо отдать должное, жизнь этот типчик знал.
– Бдительно охранять и беззаветно защищать вверенное ему имущество, – не растерявшись, отрапортовал я.
И на этот раз очкарик даже не усмехнулся. Или он вовсе не служил в армии и, следовательно, слыхом не слыхивал об Уставе караульной службы, или, напротив, этим Уставом в армии его так достали, что от одного упоминания о нем молодому человеку становилось тошно.
– Мы не из «Марк-секьюрити», – морщась, отмахнулся он несессером, который держал в левой руке, что позволило мне сделать вывод о весе предмета. Ничего тяжелого в несессере не было. – Мы сюда приехали вовсе не за тем, чтобы инспектировать пана.
– А зачем? – Вопрос мой не отличался дипломатичностью.
Один из мордоворотов, тот, что был пониже ростом, шагнул к воротам и положил лапу на проволочную сетку. Когда тигр в клетке прыгает на прутья, тоже в общем-то не страшно, но, как правило, впечатляет. Хороший мим на эстраде порядком бы намаялся, пытаясь поведать зрителям, что солнце встает раньше, чем жители города Кракова, что черствость и бессердечие обывателей процветают махровым цветом, что стройку окружает не забор, а сплошное недоразумение, что ни единой души на улице не видно и что под курткой у меня даже майки нет… Короче, долго и мучительно пришлось бы ему интерпретировать обуревавшие меня мысли и чувства. А этот, мордатый, только руку на сетку положил… Да, жизнь – она подчас куда красноречивей искусства!..
– Надо поговорить, – холодно сказал красавчик. – Только не здесь.
– О чем будет разговор? – спросил я осторожно.
– Об интересах. О наших интересах, пан Малкош.
Какого-то особого акцента на моей фамилии сделано не было, но ведь он повторил ее. И наверное, не потому, что ему доставляло эстетическое наслаждение произносить ее.
– По инструкции пропускать кого-либо на стройку без ведома начальства мне категорически запрещено, – пробурчал я, вытаскивая ключи. – Так и работы можно лишиться…
– Вот и замечательно, – улыбнулся молокосос. – Вам помочь?
Замок у меня открылся даже быстрее, чем обычно.
Один из телохранителей моего утреннего гостя остался у «мерседеса», второй – тот, который переплюнул Марселя Марсо, – последовал за хозяином.
В моем фургоне никакой особой мебели не было: столик, кресло с помойки, вешалка оттуда же, стул. Свободное место для третьего имелось разве что под душем, на резиновом коврике.
– Классное у пана бюро, – сказал поклонник итальянской фирменной обуви, усаживаясь в кресло. Судя по довольному лицу, сценарий происходившего его вполне устраивал. Улыбаясь, он огляделся. Ни один страховой агент даже в приступе помешательства не дал бы и пяти злотых за эту мою халабуду со мной в придачу, но, похоже, передо мной был воистину деловой человек. Один из тех, для кого не было большей радости на свете, чем вид лежащего на лопатках собеседника.
– Бюро как бюро, – сказал я, и стул, жалобно скрипнув, подтвердил правоту слов моих.
– И не хотелось бы пану иметь что-нибудь посолиднее?
Несессер без спешки переместился на столик, прямо на открытую книжку, которую я читал этой ночью.
– У меня уже есть один офис, – сказал я не очень весело. – Здесь я только подрабатываю…
– Знаем, знаем, – расцвел мой визави. – «Марчин Малкош, охрана личности и имущества, услуги пиротехнические». У меня даже есть ваша визитка.
– Хотелось бы взглянуть и на вашу…
– Видите ли, – хмыкнул он, – у людей моей профессии как-то не очень принято пользоваться визитками. Такая уж специфика. У нас больше в ходу артистические псевдонимы.
– Ах вот как, – сказал я. – Так вы действительно из цирка?
Мгновением позже я лишился не только дара речи, но и возможности дышать. Костолом, сидевший на корточках под душевым приспособлением, небрежно вытянул свою нечеловеческую ручищу и хапнул меня за шею.
– Показать тебе цирковой номер, дружок? – приподнимая меня, вопросил он. – Показать или нет, курва…
– Отпусти его, – распорядился очкастый. – А вы сами виноваты, пан Малкош, надо быть поосторожней в выражениях.
– Попытаюсь, – прохрипел я.
– Зовите меня Харвард, пан Харвард. Это не я придумал. Где-то кто-то назвал меня, так и пошло. Вы слышали о группировке Харварда?
Я покачал головой, заодно проверяя целостность своих шейных позвонков.
– Не слышали?! – Красавчик несколько померк. – Впрочем, это и неудивительно, мы еще только начинаем. Мы ведь в некотором смысле коллеги, пан Малкош: наша специализация – охрана. Только иного рода и совсем на другом уровне.
– Марковский умрет от огорчения, – сказал я. И это была правда. Ну почти правда. Владелец «Марк-секьюрити», как и все истинно деловые люди, на дух не выносил конкуренции.
– А вот тут вы ошибаетесь, – успокоил меня хозяин «мерседеса». – Мы предлагаем клиентам совсем другую гамму услуг. Да и плевать на Марковского, поговорим о вас, пан Малкош. Я хочу предложить вам работу. Хорошую постоянную работу в штате. Об условиях, я думаю, договоримся. Могу вас заверить – подрабатывать ночным сторожем вам больше не придется. В конце концов, это не занятие для офицера Войска польского.
– Для бывшего офицера, – уточнил я.
Моя «бывшесть» была видна невооруженным взглядом. Офицеры действительной службы охраняют свободу и независимость Отечества, а не стройку на окраине Кракова.
– Насколько нам известно, вы были отличным офицером. – И тут он несколько разочаровал меня, выложив из конверта на стол не банкноты, а пачку фотографий. – Прошу ознакомиться. Нам интересно ваше мнение.
Ну что ж, раз уж люди просят…
– Из рук вон плохое качество съемки, – сказал я, просмотрев снимки. – Судя по длинным теням, это вечер. А это вот снято и вовсе в сумерках. Татры, как и любые другие горы, место крайне неровное, но ведь стены у гуральских хат, как правило, перпендикулярны уровню моря, а эти у вас – какие-то покосившиеся. Рискну предположить, что фотограф был крепко под газом. Или же сидел верхом на коне…
С минуту в фургоне царила мертвая тишина. Моя кратенькая рецензия прямо-таки парализовала слушателей.
– Вы были фотографом в армии? – сказал наконец Харвард каким-то сдавленным голосом.
– Никак нет, сапером.
– Сапером… – эхом отозвался сидевший в кресле.
Я еще разок просмотрел снимки. Никогда не видел такого дурацкого гибрида гуральской хаты и торгового павильона. Это диковинное строение было запечатлено во всех возможных ракурсах и называлось оно – «Корчма у Валюся». Судя по тачкам посетителей, заведение не принадлежало к числу дешевых. Хозяев попавших в кадр лимузинов на снимках не было, они, должно быть, уже пели хором, хватив яжембяка. А те двое, которые в кадр попали, как-то не очень походили на людей с пачками долларов в карманах. На одном из них был гуральский наряд: шляпа с пером, душегрейка, идиотские фольклорные портки. Другой смахивал на скинхеда. Фотограф увековечил этого типа украдкой, через стекло автомобиля. Это его и спасло. Фотографа. Дело в том, что у лысого была перекошенная от бешенства физиономия, а придурок в шляпе угрожающе замахивался острым гуральским топориком. Похоже, именно этим орудием и был изуродован «мерседес» моего гостя.
– Не мешало бы вам подать на них в суд, – заметил я. – Мы живем в свободной стране. Теперь можно фотографировать даже Центральный банк.
– Центральный банк – это не наш профиль, – задумчиво произнес Харвард. – Проблема заключается в следующем: мы с Вольдемаром Козёлком… э-э… поспорили, что ли. Вот это, – он ткнул пальцем в корчму, – его любимое детище. Если в одно прекрасное утро в этом гадюшнике вылетят стекла, а вот этот «крайслер» окажется на его крыше, наша с Козёлком… э-э… дискуссия примет совсем другой характер… Уж тогда бы о Харварде заговорили в Кракове. Да еще как!..
– Вы хотите сказать… – У меня перехватило дыхание.
– Эти зеркальные стекла стоят тысяч пятнадцать. «Крайслер» не в счет – он застрахован. Вот уж не знаю, оплатит ли ему страховая фирма снятие металлолома с крыши. Очень сомневаюсь. Кстати, в страховом бизнесе это будет очень даже любопытный прецедент.
Я понемногу приходил в себя.
– И вы… вы хотите это сделать при помощи взрывчатки?
– Ну разумеется. А для этого нам нужен хороший специалист. Вы, пан Малкош.
– Слушайте, а нельзя ли обойтись парочкой хулиганов с рогатками?… Наймите подъемный кран. Можно у нас, на стройке…
Что-то тяжелое и волосатое легло на мое плечо.
– Смешно! – хохотнул Харвард. – Очень смешно, только довольно глупо. Мы ведь далеко с вами зашли, пан Малкош, отступать уже нельзя… Да и одна треть от пятнадцати кусков не такая хилая арифметика.
– Минуточку-минуточку, – воскликнул я, – а куда, собственно, мы зашли? Ну зашли в мой строительный вагончик, ну поговорили об армии… хм… о моей прошлой службе…
Он неторопливо закрыл свой кожаный несессер и встал. Снимки остались на столе.
– Это не совсем так, – сказал он задумчиво, и скорее столу, чем мне. – Я с вами был предельно откровенен, пан Малкош. Я назвал имя Козёлка… Отказываясь от сотрудничества, вы ставите меня в крайне затруднительное положение.
Я попытался улыбнуться.
– Знаете, терроризм – это не мой бизнес…
– И уж тем более не мой. Мне нужен специалист. В некотором роде – хирург, который способен отрезать и при этом не навредить и даже в чем-то помочь пациенту.
– Но ведь тротил-то – не скальпель. И потом, хирурги бывают всякие. После некоторых столько покойников – военные позавидуют…
– И вы готовы до конца дней своих просиживать штаны в жалкой халабуде?! Разве это место для вас, пан Малкош?
– Отсюда всегда можно выйти на свежий воздух. Из тюрьмы вряд ли получится… К тому же мне очень не нравится тот неврастеник с топориком…
Харварду мой последний аргумент совсем не пришелся. Да я, собственно, уже и не надеялся переубедить его.
– Значит, так, – сказал мой гость. – Снимки я вам оставляю. Полюбуйтесь на досуге. Мы вернемся через две недели.
– Послушайте…
– Я уже все услышал, – оборвал он, – и понял: вы отказываетесь. Подумайте и, если не хотите умереть ночным сторожем, примите наше предложение… Всего хорошего.
Я опустился на стул. Я даже не слышал, как они уехали.
Похоже, я перебрал.
В кайф мне был настенный календарь, прикрывавший кусок отвалившейся штукатурки. До слез трогали заколоченные фанерой окна, обсыпанный трогательной старческой «гречкой» стол. Коллекция из трех разных кресел, вон на то, кожаное, я любил писать в детстве. Даже дверь в приемную была мне мила до всхлипа. А когда я подолгу вглядывался в здоровенную трещину на ее матовом стекле, мне хотелось рыдать и плакать.
Очами души так и видел я того, кто, постучавшись ко мне, умрет однажды от потери крови.
С неизъяснимой нежностью смотрел я на все эти мелкие недостатки.
Бахромой свисавшая паутина в пыльном углу будила мое творческое воображение. Временами мне мерещился в нем силуэт. Понятное дело, женский. Она была молодой, красивой и, конечно, слегка дрожащей от волнения. Молодые таинственные дамы, посещающие сизые от сигарного дыма офисы частных детективов. Они ведь, как правило, совершеннейший клубок нервов. Кому, как не им, стоять у дверей с матовыми стеклами, нерешительно взявшись нежными, чуть вспотевшими пальчиками за дверную ручку…
По правде сказать, я не выкурил в жизни ни одной сигары. Но ведь шеф охраной фирмы все-таки не частный сыщик из романов Раймонда Чандлера, и не для того же день и ночь работают польские спиртзаводы, чтобы я компостировал себе мозги несущественными несоответствиями. Я мечтал, господа. Мечтал о молодой, прекрасной, таинственной, холера, незнакомке!..
Вот тут-то двери и отворились со скрипом, и на пороге возникла моя мечта. Как жаль, что в этот миг ноги мои были не на столе, как у всякого уважающего себя Филиппа Марлоу, а всего лишь на спинке кресла. Порядком ободранного, замечу.
– Пан Малкош? – вопросило видение. – Простите, я туда попала?
Туда. В самое яблочко. В сердце мое. Двадцать девических лет, ну может, самую малость больше. Двадцать сантиметров золотых, как в сказке, волос. Глаза как небо июля, и ресницы двадцатимиллиметровой, навскидку, величины. Двадцать сантиметров декольте, если считать от чуточку заостренного подбородка и туда, вниз. Стянутая лакированным пояском талия – опять же двадцать дюймов, и не больше. Темно-голубое платье с двадцатисантиметровыми рукавами. И двадцать! Двадцать покрытых интенсивно-бордовым лаком ноготков… И ноги, ноги! Ноги, величину которых могла измерить только высшая математика, ибо не могло быть таких длинных ног у такой сравнительно невысокой девушки!..
– Вам что, плохо? – участливо спросила она.
– Никогда в жизни не чувствовал себя так хорошо, – сказал я, отставляя стоявший у меня на бедре стакан на стол. В нем был лимонад. Допускаю, что разбавляют благородные напитки, как правило, жлобы, а не частные детективы, но ведь разбавлял-то я все же не водой из-под крана.
– Там у вас написано, что бюро открыто с восьми до четырнадцати, – сказала Супердвадцатка. – Я могу войти?
– А который час? – заволновался я. – Неужто больше четырнадцати?!
– Если б вы знали, как вы мне нужны, – произнесла она после некоторой паузы, озираясь. Лицо ее было задумчиво. – Вы что, переезжаете?
Я пошевелился, отчего мой так называемый офис заколыхался. Не вставая, широким великосветским жестом я предложил ей любое из трех моих кресел:
– Прошу вас сесть и рассказать мне все по порядку.
И она села, точнее сказать, вступила в тесный контакт с обивкой одного из моих раритетов, окончательно покорив мое сердце полнейшим отсутствием беспокойства за судьбу своего платья. Слезы подкатили к глазам моим.
– Не хотела бы пани выпить? Это снимает стресс.
– Ну разве что чуточку, – вздохнула она. И не было в этом ее вздохе ни капельки осуждения.
Я помчался в соседнюю комнату за вторым стаканом. Его могло и не быть, но он, к счастью, оказался на месте. Я наполнил его водкой от всей души – на три четверти. И она – нет вы только представьте себе! – она улыбнулась мне мягко, задушевно и этак по-свойски отлила половину налитого в мой стакан.
– За здоровье прекрасных дам! – как бывало в армии, воскликнул я, и моя фата-моргана сама потянулась ко мне со стаканом и чокнулась со мной.
У меня и без этой порции в глазах малость двоилось. Господи, клиент! Да к тому же еще и женщина. Молодая, красивая. Не выказывающая никакой неохоты выпить со мной. Сидю… сидящая в моем, курча бляда, кресле… И вообщ-ще…
Нет, похоже, я окосел. Малкош, кретин, ты чего себе позволяешь?! О каком таком «вообще» может идти речь, когда клиент… Или клиентка…
– Дорота Ковалек, – донеслось до моего слуха. – Я в общем-то еще учусь, но… Вот мое удостоверение.
– Пани фотоги… гиенична…
– Мы можем поговорить серьезно?
– Ну разумеется! Для этого мы здесь и встретились, милая па… то есть мой клиент, который нуждается в помощи, и я, который тоже… – Тут я чуть не смахнул со стола бутылку с остатками на донышке. Каким-то чудом я поймал ее у самого пола. – Пани не выпьет еще?
– Только чуточку… Слушайте, может, я зайду в другой раз? Часто вы так вот с утра пораньше?
– Утро, вечер… какое, в сущности, имеет значение?
– Ради бога, простите, я вовсе не хотела обидеть вас… Я могу поговорить с вами о Боснии?
– Мы можем говорить о чем угодно… Желание клиента – закон… И если мой клиент, то есть пани… Господи, у меня никогда не было такого красивого клиента… То есть я хотел сказать… О чем это мы?
– Мы о Боснии. – Голос у нее был мягкий, я бы сказал ласковый. Так и хотелось погладить ее, приласкать… Отнести на кушетку, прижаться, заплакать, забыть обо всем на свете… Босния… Ах ты, нехорошая девочка! Почему все красивые такие нехорошие?
– Понимаете, Босния – это… И вообще…
Комната покачивалась и плыла куда-то в сторону Балкан.
– Босния… Там ведь живут боснийцы. То есть мусульмане. Самые настоящие… Нет, правда. Вы только представьте себе – две жены… Три! Целый взвод жен, и все законные… И на кой черт это им, зачем?! У меня вот – ни одной. И я ни в кого, подчеркиваю, ни в кого не стреляю!.. Давай выпьем! Классная ты баба!.. Как это хорошо, что ты пришла ко мне…
Она улыбалась. Улыбалась и слушала.
Иглы, торчавшие из обтянутого плетенкой водительского кресла, были длиной в три сантиметра. Если учесть, что у мужчины средней упитанности слой мяса примерно такой же величины, тому, кто сел на них, я бы не позавидовал.
– Похоже, это кровь, – предположил я, приглядываясь к ржавому налету на иглах. – Неужели сработало?! А сирена?
Анджей Хрусляк, хозяин «тойоты», уж никак не был тем, кто испытал на себе действие моей ловушки: вся кровь его до единой капли была при нем. Судя по цвету лица, ее было даже больше, чем надо.
– Сирена?! – завопил он. – Да вся улица на ушах стояла. Она что у вас – корабельная, эта сирена?!
Тихая, вся в виллах и коттеджах, улочка с интересом слушала нас.
– Не хочу ничего слышать, – давился злобой пан Хрусляк. – В два часа ночи устроить такое светопреставление! А тут знаете кто живет?! Ну ладно, с соседями я как-нибудь объяснюсь, а как я объясню вот это? – Он указал пальцем на мое приспособление.
– Полицейские видели?
– Вся свора!
– Свора, вы говорите? – искренне удивился я. – Их было так много? И это из-за попытки угона?
Судя по всему, соседи у пана Хрусляка были действительно люди серьезные. Собственно, чтобы убедиться, достаточно было взглянуть на припаркованные у заборов тачки здешних оболтусов. А то и прислуги. Картину портили только мой серенький «малюх» и какая-то старенькая «шкода» с помятым бампером.
– Вы понимаете, что натворили?! – Он вдруг перешел на шепот: – Этот фраер сыграл жмура. Копыта откинул. Вот здесь…
– Копыта…
Мой клиент был одет как Берлускони, а изъяснялся как уголовник. Но вовсе не форма его высказываний поразила меня. Поразило содержание. И даже очень…
– Ты что, глухой? У этого гада случился инфаркт, вот здесь. Вот на этом гадском месте. Из-за твоей холерной сирены… Или из-за того, что у него вся жопа была продырявлена!.. Я разговаривал с юристом. Так вот, если дело не удастся замять, мне знаешь, что светит?! Это же, считай, мокруха!.. – Сказанное до такой степени поразило самого пана Хрусляка, что он даже снова перешел на «вы». – Мы так не договаривались, пан Малкош. Труп – это уже слишком. Не знаю, может, все и рассосется, может, эти дырки в заднице не свяжут с инфарктом… Ну я, конечно, дал на лапу сержанту… тому, что писал протокол… Так вот знаете, сколько я ему дал? Семь сотен, курва!.. – Голос его опять окреп. – Все, что было в бумажнике!.. В общем, этот мусор про эти ваши иглы не написал… Так что с вас семьсот злотых, пан Малкош.
– С меня?! – Я чуть не поперхнулся. – И это после того, как у вас, пан Хрусляк, не угнали любимый автомобиль?! Мне, конечно, жаль…
Он не дал мне договорить:
– Жа-аль?! Ему, видите ли, жаль!.. А вот мне вас – нисколько!.. Вы эти семьсот злотых принесете мне в воскресенье. В зубах принесете. И снимете эту свою гадскую механику. И с машины, и там – на моем складе. Разговор закончен… Это чтобы я из-за какого-то идиота парился на нарах?!.
Руку мне пришлось срочно сунуть в карман. Она как-то сама собой сжалась в кулак.
– Но ведь я же показывал вам… И потом ни один прокурор, даже самый, как вы выражаетесь, гадский…
И опять он перебил меня:
– Все, хана! Конец базара. До воскресенья. А в понедельник я позвоню тому, кто мне порекомендовал вас… Я всем вашим клиентам позвоню! Всем, слышите?!
И я пошел в сторону ворот из кованого железа, из этаких невозможным образом выгнутых и переплетенных прутьев. Богатая, сытая, самоуверенная сволочь… Гад, ползучий гад, тронуть которого не было никакой возможности. Попробуй-ка тронь ядовитую гадюку!..
Я сидел в темном вагончике, любуясь смутным силуэтом поллитровки. В ней еще было. И если б я прибавил оставшееся к тому, что уже употребил, пан Хрусляк стал бы величиной с пробку от «Житней». Ну хотя бы в моем возбужденном воображении.
Когда я услышал этот звук, решение упиться в хлам еще окончательно не созрело. Сидеть и решаться я мог еще долго, еще часа два как минимум. И все же я встал. Я взял валявшийся в углу полуметровый кусок тяжелого кабеля, я взял его в руки и вышел наружу. Кто-то ходил по стройке. Опять. В третий раз за последние несколько ночей. Было темно и холодно. На электричестве у нас экономили, так что весь свет на территории был от соседнего здания. Но сейчас, в третьем часу ночи, света практически не было.
Ночной гость, который уже наказал охранную фирму «Марк-секьюрити» на тысячу баксов (мы ведь оплачивали украденное), проникал на стройку одним и тем же путем: через наваленную у забора кучу кирпичей. Так ему было удобней – спускаться на территорию как по ступенечкам. В том, что это был именно он, не было ни малейшего сомнения. Негодяй заявлялся на вверенный мне объект только в мое дежурство. Два его прежних визита могли бы сойти за случайность, но этот третий!..
Я положил на кирпичи несколько пустых консервных банок. Как ни странно, ловушка и на этот раз сработала. Бряканье уроненной железяки было для меня как пение военной трубы. И тут уж я показал класс. В первую очередь я метнулся к воротам. Спугнутые грабители, как правило, дают деру, и чаще всего в сторону своей автомашины. Бежать в панике они могут, разумеется, и на своих двоих, но что-то подсказывало мне, что тачка имела место. На худой конец, велосипед. Этот тип, спускавшийся на дело по кирпичикам, знал толк в удобствах и комфорте. Он просто должен был быть автомобилистом. Взобравшись на ворота, я осмотрел улицу. Из трех находившихся на ней машин одна показалась мне знакомой. Старенькая «шкода» стояла дальше других. Если бы спугнутый звоном бросился к ней, я бы увидел его бегущим по улице. Но на улице никого не было, и слава богу: вряд ли я смог бы догнать его после возлияния…
Спрыгнув на землю, я обошел стройку вокруг. Было хоть глаз выколи. К тому же дул ветер, заглушавший мои шаги. Я даже не крался, я просто шел. Шел и, честно говоря, не верил, что в здании кто-то есть. И тут я увидел свет, промелькнувший на втором этаже. Все дальнейшее было делом техники. В доме был черный ход. Вот к нему-то я и побежал, опять же вокруг здания. Фонарик я включил только на лестнице.
Тому, кто меня интересовал, света вполне хватало.

Гора трех скелетов - Баневич Артур -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Гора трех скелетов на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Гора трех скелетов автора Баневич Артур придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Гора трех скелетов своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Баневич Артур - Гора трех скелетов.
Возможно, что после прочтения книги Гора трех скелетов вы захотите почитать и другие книги Баневич Артур. Посмотрите на страницу писателя Баневич Артур - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Гора трех скелетов, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Баневич Артур, написавшего книгу Гора трех скелетов, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Гора трех скелетов; Баневич Артур, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...