Эллис Брет Истон - Ниже нуля http://www.libok.net/writer/4194/kniga/12046/ellis_bret_iston/nije_nulya 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Болдри Шерит

Аббатские тайны - 3. Загадка Багрового источника


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Аббатские тайны - 3. Загадка Багрового источника автора, которого зовут Болдри Шерит. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Аббатские тайны - 3. Загадка Багрового источника в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Болдри Шерит - Аббатские тайны - 3. Загадка Багрового источника без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Аббатские тайны - 3. Загадка Багрового источника = 95.13 KB

Аббатские тайны - 3. Загадка Багрового источника - Болдри Шерит -> скачать бесплатно электронную книгу



Аббатские тайны – 3


«Загадка Багрового источника»: Омега; 2006
ISBN 5-465-00885-7
Оригинал: Cherith Baldry, “The Scarlet Spring”
Перевод: А. Рогулина
Аннотация
Восстановление храма в аббатстве Гластонбери почти завершено. Но благообразную жизнь тихого городка нарушает чрезвычайное обстоятельство: Гвинет и Гервард Мэйсоны обнаруживают постояльца трактира «Корона» мёртвым в лесу у ручья. Отныне их цель — разгадать тайну его гибели раньше отца Годфри. В список предполагаемых преступников попадают даже близкие друзья! Смогут ли ребята разобраться во всём сами, не доверяя тем, кого ещё недавно считали друзьями?
Третья книга из серии захватывающих повестей «Аббатские тайны».
Шерит Болдри
Загадка Багрового источника
(Аббатские тайны-3)
Глава первая
Едва забрезжил рассвет и над крышами Гластонбери начал подниматься дымок, Гвинет и Гервард с грузом провизии для каменщиков вышли из ворот отцовского трактира. Строительство нового храма шло полным ходом, а Джефри Мэйсон подрядился ежедневно кормить рабочих завтраками и обедами. Ноябрьский ветер, резкий и холодный, срывал с оголившихся ветвей последние сухие листья. Все вокруг будто вымерло, только в самом конце улицы, возле монастырской стены, сборщик хвороста катил на рынок свою тележку. В утренней тишине скрип колёс казался особенно громким.
Под аркой ворот было сумрачно и сыро. Не успели Гвинет с братом войти, как навстречу им сломя голову промчался какой-то монах, чуть не выбив из рук Гвинет тяжёлую корзину. Отшатнувшись, она ударилась головой о каменную стену. От боли на глаза навернулись слёзы. Монах даже не остановился — лишь чёрный силуэт мелькнул в проёме арки.
— Ну и ну! — пробормотала Гвинет, потирая затылок.
— Не заметил, кто это был? — спросила она брата. Тот не успел войти в арку и прижался к стене за воротами.
— Брат Питер, — ответил Гервард, оглядываясь. — И куда он так спешит?
Гвинет нахмурилась. Зачем старому брату Питеру понадобилось бежать куда-то в такую погоду? В его годы разумнее было бы сидеть в тепле…
Тряхнув головой, она перехватила корзину поудобнее и поволокла её через церковный двор к новому храму, где ждали завтрака голодные каменотёсы. На долю Герварда как всегда остались оба меха с элем. При виде брата с сестрой рабочие отложили молотки и зубила, и подошли получить свои порции эля и свежего хлеба.
Было так холодно, что дыхание вырывалось изо рта облачком пара. Гвинет запрокинув голову, любовалась на покрытые серебристым инеем стены храма. В лучах бледного зимнего солнца он казался волшебным замком. А каким величественным станет их храм, когда его, наконец, достроят! Даже лучше, чем прежний, погибший в огне пожара шесть лет назад.
«Теперь уже скоро», — думала Гвинет. Ведь теперь в аббатстве есть деньги на покупку нового камня и оплату труда рабочих. Да и деревня постепенно выбирается из нищеты.
Каменотёсы столпились вокруг Герварда, по очереди подставляя кубки под струю горячего эля. Джефри Мэйсон подогрел его с пряностями, чтобы отогнать зимнюю стужу. Замёрзшие мужчины обхватывали кубки ладонями и раздували ноздри, вдыхая ароматный пар.
Гвинет поставила корзину на недостроенную стену и стала разворачивать хлеб — матушка завернула его в несколько слоёв полотна, чтобы сохранить тепло очага. Подошёл Оуэн Мэйсон с кубком эля. Гвинет улыбнулась и протянула дядюшке его порцию — тот наслаждением впился зубами в тёплую мякоть.
— Так-то лучше, — пробормотал он с набитым ртом. — Во всём Гластонбери не найти хлеба вкуснее, чем у твоей матушки. Да что там в Гластонбери — во всей Англии такого не сыщешь!
— Я обязательно передам это маме, — улыбнулась Гвинет. Дядюшкина похвала согрела её лучше всякого завтрака.
Жуткий сдавленный хрип за спиной заставил её подскочить. Мэтт Грин, дядин приятель-каменщик выронил свой кубок и обеими руками схватился за горло, судорожно пытаясь вдохнуть. Карие глаза Герварда стали огромными от ужаса. Он и думать забыл про мех, и эль тонкой струйкой лился на землю.
У Гвинет кровь застыла в жилах, и виной этому был вовсе не зимний холод. Что могло вызвать такие судороги — и как эта дрянь попала в кубок к мастеру Грину?
— Надо позвать брата Патрика! — воскликнула она испуганно. — Это наверняка отрава!
Каменщики загоготали, подталкивая друг друга локтями.
— Ну, хватит, Мэтт, — поморщился дядюшка Оуэн. — Рановато ещё для рождественской пантомимы. Ты детей испугал.
Мастер Грин отпустил руки и выпрямился, глуповато улыбаясь.
— Я не хотел никого обидеть, — оправдывался он. — Просто вспомнил, как на Михайлов день чуть не отравили декана Александера, ну вот и…
— Декана Александера? — заинтересовалась Гвинет. Она никогда не видела могущественного настоятеля Уэллского собора, но все знали, что он хочет присоединить Гластонбери к своей епархии. Декан Александер даже прислал в аббатство своего человека, отца Годфри де Массара — якобы для того, чтобы передать аббату Генри какие-то письма. Но отец Годфри гостил в Гластонбери уже не первый месяц, так что Гвинет с братом были твёрдо уверены, что он просто шпион и докладывает декану обо всём, что происходит в аббатстве.
Гервард тоже очнулся и даже завязал полупустой мех, чтобы ни капли эля больше не пропало. Страх на его лице уступил место любопытству.
— Я ничего об этом не слышал, мастер Грин! Расскажите, пожалуйста!
— Ну что ж, почему не рассказать… — Мэтт Грин нагнулся и поднял с земли обронённый в притворных корчах кубок. — А может, нальёшь ещё маленько? От рассказов эвон как во рту пересыхает!
Подпрыгивая от нетерпения и сдерживаемого смеха, Гервард снова развязал мех и налил мастеру Грину «маленько» эля. Гвинет взгромоздилась на стену возле своей корзины и устроилась поудобнее, обхватив себя руками и засунув ладони поглубже в тёплые складки плаща. Дядюшка Оуэн привалился к стене, не прекращая жевать.
— Вот, значит, как всё это было, — начал Мэтт Грин, сделав добрый глоток эля. — На Михайлов день — два месяца уж тому — декан Александер устроил большой пир. Съехались всякие важные гости — епископ Фиц-Джослин из Бата, отец Эйдан — а он, по слухам, любимец самого короля Ричарда. Говорят, что для пира убили сотню оленей, зарезали пять сотен кур и скупили в Уэллсе все пряности, какие нашлись на базаре.
Гвинет ничуть не удивилась — чего ещё ожидать от Уэллского духовенства! Тамошние священники никогда не соблюдали обета бедности, не то, что монахи из Гластонбери. Даже в обычные дни декан Александер обедал, как пристало бы знатному лорду, а не скромному слуге Господнему.
— Повар приготовил тушёную оленину, — продолжал мастер Грин. — Говорят, это любимое блюдо декана. Но случилось так, что одна из его охотничьих собак пробралась в кухню и сожрала оленину прямо с блюда — а её уже собирались нести в зал.
Он снова хлебнул эля и помолчал, чтобы ещё сильнее разжечь любопытство слушателей.
— Ну же! — взмолился Гервард.
— Ну а потом, — сжалился над ним Мэтт Грин, — потом у собаки изо рта пошла пена, она свалилась в корчах и издохла прежде, чем слуги поняли, что случилось. Мясо-то оказалось отравленным! Подумать страшно, что было бы, попади оно на стол к декану и его гостям! Все бы погибли — все до единого!
— Ужас какой! — ахнула Гвинет. — А злодея поймали?
— В том-то и дело, что не поймали, — сказал Оуэн Мэйсон. — Говорят, декан посчитал это преступной оплошностью и попросту выгнал повара. И тот ещё счастливо отделался, за такое могли и повесить.
— Ну и глупость бы сделали, — заявил благоразумный Гервард. — Кто же станет держать яд в кухне? А может, это козни Генриха из Труро? — он покосился на Гвинет и подмигнул. — Спорим, отец Годфри так и считает!
Генрих из Труро, кузен короля Ричарда, уже пытался убить его, чтобы захватить трон. Король великодушно простил родственника и отправил в изгнание в Уэльс, но стоило ему уехать в Святую Землю, как злодей Генрих снова задумал недоброе. Во всяком случае, такие ходили слухи.
— А зачем Генриху из Труро убивать декана Александера с гостями? — удивилась Гвинет. — Разве это поможет ему стать королём?
— Попробуй объяснить это отцу Годфри, — усмехнулся Гервард.
— Ну, ладно, хватит болтать!
Дядюшка Оуэн решительно выпрямился и стряхнул с одежды крошки.
— Сказки сказками, а камень за нас никто обрабатывать не будет. Пойдёмте, друзья!
Мэтт Грин вздохнул — куда лучше сплетничать, потягивая эль, чем брать в руки зубило в такую погоду. Тем не менее, он послушно отложил кубок и зашагал вслед за Оуэном к глыбам необработанного камня. Остальные каменотёсы спешно дожёвывали хлеб, допивали последние глотки эля и тоже спешили вернуться к работе. Гвинет сложила полотно обратно в корзину, Гервард подобрал второй мех. Помахав дяде рукой, они вышли из аббатства и зашагали в сторону «Короны».
— Интересно, что ж там всё-таки случилось в Михайлов день, — произнесла Гвинет. — Как ты думаешь, у декана Александера есть враги?
— Откуда бы? — ухмыльнулся Гервард. — Да возьми любого монаха из Гластонбери!
— Как ты можешь так говорить, Гервард, они же слуги Господни! — возмутилась Гвинет.
— Все знают, что декан Александер хочет захапать Гластонбери! — не сдавался Гервард.
Он ускорил шаг, и Гвинет пришлось бежать, чтобы не отстать. Проходя мимо рынка, они помахали рукой миссис Флэкс — дородная ткачиха была единственной, кто в такой холод рискнул начать торговлю с раннего утра.
— У такой важной персоны, как декан Александер, должно быть много врагов, — рассуждала между тем Гвинет. — Отравить праздничную еду не так уж и сложно. Там наверняка было столько соуса и пряностей, что никто и не почувствовал бы вкуса.
— Верно, — кивнул Гервард. — А убийце, похоже, всё сошло с рук. Если бы против кого-нибудь нашлись улики, его бы давно повесили.
Гвинет вздохнула. Дома, в Гластонбери, они с братом раскрыли уже не одну тайну. Но выяснить, кто пытался отравить декана в далёком Уэллсе им, увы, не под силу.
Джефри Мэйсон высунулся из задней двери трактира и озабоченно оглядел двор.
— Не видали мастера де Бира? — спросил он.
— Нет, — покачала головой Гвинет, а Гервард добавил:
— Нет, конечно. Зачем бы ему выходить в такую рань?
— Чего не знаю, того не знаю, — отозвался Джефри, но видно было, что отсутствие гостя его беспокоит. — В комнате его нет, кровать заправлена, одеяла холодные — похоже, он ушёл уже давно.
Гвинет и Гервард недоуменно переглянулись. Натаниэль де Бир, богатый лондонский купец, приехал в Гластонбери два дня назад. Как и все пилигримы, он хотел взглянуть на кости короля Артура. Двух месяцев не прошло, как их обнаружили на монастырском кладбище и выставили для всеобщего обозрения в часовне. Взглянул — и остался, объяснив Мэйсонам, что интересуется Тором и хочет осмотреть террасы, высеченные в скалах древними обитателями этих мест. Гервард тогда решил, что купец спятил, но Гвинет, напротив, прекрасно его понимала. Скорее ей было непонятно, как можно не восхищаться Тором и его древними тайнами. Она запрокинула голову и посмотрела на очертания исполинского холма, блестевшего от утренней изморози, словно сахарная глыба.
— Может, мастер де Бир решил полюбоваться рассветом с вершины Тора? — предположила она.
— Может, мастер де Бир решил смыться с утра пораньше, не заплатив по счёту? — высказался Гервард.
Джефри Мэйсон отрицательно затряс головой.
— Я тоже так сначала подумал, да только вещи его все на месте, и лошадь на конюшне стоит.
— А может, кто-то похитил его, чтобы получить выкуп? Как там — лорд Роберт Хардвик не приезжал? — подмигнул сестре Гервард.
Лорд Роберт Хардвик действительно однажды похитил малышку Элеонор Фиц-Стивен, ошибочно полагая, что полученный выкуп поможет ему исцелить тяжелобольного сына. Но Гвинет и Гервард помогли ему вовремя одуматься и вернуть девочку отцу.
— Это несправедливо! — возмутилась Гвинет. — Лорд Роберт понял, что был неправ, и глубоко раскаивается!
— Какой ещё выкуп! — рассердился Джефри Мэйсон. — Этот идиот карабкался по скалам в темноте, и наверняка откуда-нибудь свалился! Или, может, наступил в кроличью нору — да мало ли что! — Джефри возмущённо фыркнул. — Если он порвёт дорогой плащ, лазая по кустам, или утопит в грязи свои раззолоченные башмаки, пусть пеняет на себя!
Предположения отца показались Гвинет на редкость правдоподобными. На склонах Тора легко мог оступиться даже тот, кто с детства знал местные тропинки — что уж говорить о заезжем купце.
— Хочешь, мы с Гервардом пойдём поищем мастера де Бира? — предложила она.
— Было бы неплохо, — ответил Джефри. — У меня, если честно, своих дел хватает. Вернётесь к третьему часу — и если до того времени он не появится, надо будет заявить шерифу.
Гвинет с братом оставили корзину и пустые мехи у дверей кухни и снова вышли на улицу. Деревня постепенно начинала просыпаться. Колокол в аббатстве сзывал монахов к утренней службе. Миссис Флэкс была уже не единственной на рынке торговкой — в соседней палатке деловито раскладывали свой товар плотник Дикон Карвер и его жена Марджери. Появились и первые покупатели.
На углу Тор Лейн Рис Фримен распахнул дверь своей лавки и проводил Герварда и Гвинет недобрым взглядом. Он никогда особенно не любил детей трактирщика, а уж теперь, когда они нашли у него в подвале похищенные кости короля Артура и фальшивые «святые мощи», изготовленные им на продажу из всякого мусора, его неприязнь только усилилась.
Гвинет решила не выяснять, не видал ли кто Натаниэля де Бира — он всего два дня, как приехал, и никто в округе не знал его в лицо. Они с Гервардом только потеряли бы время, выслушивая комментарии в адрес сумасшедшего, которому приспичило ночью побродить по лесу. Так что через деревню они прошагали не останавливаясь. Вскоре последние дома остались позади, а улица превратилась в узкую тропинку, вьющуюся между зарослями орешника и ежевики. По правую руку застилала полнеба громада Тора. Тропинка начала забирать влево, поднимаясь на пологие склоны Холма Чаши. Гвинет старательно крутила головой. Вдруг пропавший постоялец действительно попал в беду и лежит где-то в кустах неподалёку?
— Мастер де Бир! — позвал Гервард. — Где вы, мастер де Бир?
Ответом ему послужил только шелест крыльев — крики вспугнули затаившихся в кустарнике птиц.
— Мастер де Бир! — не сдавался Гервард. Но, не получив ответа, махнул рукой и повернулся к сестре:
— Не думаю, чтобы он был здесь. Пойдём?
Гвинет кивнула, но вдруг замерла и схватила брата за руку.
— Подожди! По-моему я что-то услышала.
Она замерла и прислушалась. Так и есть: кто-то пробирался по лесу, шурша схваченной морозцем листвой. За деревьями мелькнула знакомая фигура в длинной коричневой рясе с деревянным посохом. Урсус?
— Урсус! — крикнула Гвинет. — Урсус, подождите!
Отшельник Урсус жил где-то на склонах Тора — где именно, они с Гервардом не знали. Гвинет подобрала юбки и бросилась догонять его, но споткнулась о корень и чуть не упала. А когда снова подняла голову, отшельник уже исчез.
— Ты уверена, что это был он? — спросил Гервард.
Гвинет кивнула. Ещё бы она не узнала Урсуса!
— Почему он не остановился? — вздохнула она, потирая ушибленную ногу. — Можно было бы попросить его поискать мастера де Бира…
— Ты же знаешь, Урсус всегда так, — пожал плечами Гервард. — Он подождал бы, если бы хотел нам что-то сказать. А если он найдёт мастера де Бира, то и сам догадается проводить его в деревню.
— Ты прав, — кивнула Гвинет. — Что ж, пойдём.
Возвращаясь к тропинке, они перепрыгнули через ручей, весело журчавший по камням среди засохших папоротников и пучков травы. Вода его имела отчётливый красноватый оттенок.
— Источник Чаши! — вспомнила Гвинет. — Как ты думаешь, мог мастер де Бир туда пойти?
Источник Чаши, что давал начало ручью, был расположен чуть выше на склоне холма.
— Ещё как мог, — откликнулся Гервард. — Это же древняя святыня, верно? А его как раз интересуют такие вещи.
— Верно, — кивнула сестра. — Пилигримы до сих пор туда приходят. Кто не знает легенды о том, что Иосиф Аримафейский спрятал здесь чашу Святого Грааля, и вода сделалась красной от крови Спасителя! Вот бы это было правдой, а, Гервард?
— Ну, вода тут действительно красная, кто бы спорил, — заметил Гервард. — Только отец говорит, это она что-то из земли вымывает. А насчёт святого Иосифа — просто красивая легенда.
Гвинет промолчала. Все, даже святые братья, верили, что Иосиф Аримафейский действительно был в Гластонбери. На вершине холма Усталых Путников он воткнул в землю свой посох, и тот чудесным образом расцвёл. Так родилось первое Терновое Древо. Это уже потом терновник разросся повсюду в округе. А ещё святой Иосиф привёз с собой в Британию чашу, из которой пил Христос во время Тайной Вечери — Святой Грааль. И если эта чаша не утрачена, нет для неё места лучше, чем Гластонбери, где столь причудливо сплетаются легенды разных веков и народов… Но Гвинет прекрасно понимала, что её упрямого братца не переспоришь.
Они карабкались все выше и выше и вскоре добрались до истока ручья. Тропинка, и раньше едва заметная, почти исчезла. Ручей вытекал из неглубокой расщелины в скале и срывался вниз каскадом крошечных водопадиков. В торжественной тишине этого места было что-то жуткое. Даже птицы не пели.
Гвинет не могла оторвать глаз от красной, словно кровь, воды ручья. Этот чистый ярко-алый цвет… неужели он и раньше был таким? А вон там что за тёмная струйка?
— Гервард, — позвала она хрипло.
Брат уже обогнал её и продолжал карабкаться все выше, цепляясь руками за кустики сухой травы. Он обернулся и спросил удивлённо:
— Что стряслось, Гвинет?
— Взгляни на воду!
Гервард открыл было рот, чтобы ответить, но не нашёл слов. В глазах у него застыл ужас.
— Она не должна быть такой красной, — тихо продолжала Гвинет. — Это действительно кровь!
Она поднялась к брату и огляделась. Отсюда ясно видна была трещина в скале, откуда вытекал ручей. Чуть ниже по склону беспорядочная куча камней наводила на мысль, что когда-то часть скалы откололась и упала вниз. Вроде ничего подозрительного… И тут Гвинет заметила такое, что у неё перехватило дыхание.
Из-за большого камня торчали ноги. Ноги в красивых с золотым галуном кожаных башмаках. В последний раз Гвинет видела эти башмаки на ногах пропавшего постояльца, мастера Натаниэля де Бира.
Глава вторая
— Это он! — прошептала Гвинет.
Гервард побелел и с трудом сглотнул.
— Надо идти в деревню за помощью.
— А вдруг он не умер, — пробормотала Гвинет, сама не веря тому, что говорит. Столько крови кругом… Вряд ли мастер Натаниэль жив. И всё же нехорошо оставлять его в ручье — пусть даже мёртвого.
— Мы сами ничего не можем сделать, — настаивал Гервард. Первый шок прошёл, и он уже начал что-то соображать. — Чем быстрее мы позовём помощь, тем лучше.
Он начал спускаться вниз к тропинке. Гвинет съехала вслед за ним, испытывая смешанное чувство облегчения и стыда. Но облегчение сменилось ужасом, когда из-за поворота тропы показалась высокая тёмная фигура.
К счастью, ужас был недолгим — Гвинет сразу узнала длинное худое лицо под тёмным капюшоном монашеской рясы.
— Брат Тимоти! Какое счастье, что вы здесь!
— Гвинет? Гервард? — удивился юный монах. — Что случилось?
—Т-там!
Гвинет обернулась и ткнула рукой в сторону источника. С того места, где они стояли, не было видно ничего необычного, и брат Тимоти удивился ещё сильнее.
— Там кто-то лежит, — нетвёрдым голосом пояснил Гервард. — Нам показалось, что он мёртвый.
Лицо брата Тимоти омрачилось.
— Подождите меня здесь, — приказал он. — Пойду, проверю.
Брат с сестрой молча смотрели, как он карабкается вверх по ручью. Гервард ковырял ногой опавшие листья, а у Гвинет от пережитого напряжения задрожали колени, и она тяжело опустилась на ближайший валун. И зачем только ей понадобилось предлагать отцу помощь!
Брат Тимоти вернулся почти сразу же.
— Мёртв, — доложил он. — У этого человека на голове рана в три пальца шириной. Упокой, Господи, его душу!
— Аминь, — прошептала Гвинет. Ей почему-то стало неуютно под взглядом голубых глаз брата Тимоти. Он вдруг в одночасье повзрослел, и стал каким-то более… строгим, что ли? Куда только делся товарищ по детским проказам, с которым они в своё время вместе воровали яблоки из чужих садов?
— Что же теперь делать? — спросил Гервард.
— Я останусь, покараулю тело, — твёрдо ответил новый брат Тимоти. — А вы бегите в аббатство и разыщите брата Патрика — он должен осмотреть беднягу.
— Неужели он всё-таки жив?
— Навряд ли, — покачал головой брат Тимоти. — Но целитель всё равно должен его осмотреть. Позовёте его — и бегите к шерифу Торсону. Пусть он тоже придёт.
Гвинет послушно поднялась с камня, но всё-таки не удержалась и дрожащим голосом спросила, прежде чем уйти:
— Брат Тимоти, а что… как это произошло?
— Ну, он мог, например, удариться головой о камень, — с сомнением проговорил монах, — и свалиться в воду. Несчастный случай.
Он помолчал, и добавил твёрдо:
— Просто несчастный случай.
Обратный путь показался Гвинет невыносимо долгим. Хорошо ещё, что Гервард был рядом!
— А ведь мастер де Бир остался бы жив, если бы не лазал по скалам в этих раззолоченных башмаках, — вздохнула она.
— Что-то тут не так, — пробормотал в ответ Гервард. — Не знаю что, но…
— Ты о чём? — удивилась Гвинет.
— Сам пока не понял. Что-то в словах брата Тимоти меня насторожило — но что?
Он потряс головой.
— Ладно. Может, потом пойму.
Они молча шагали до самого аббатства. У задней калитки Гервард остановился и обернулся к сестре:
— Я за братом Патриком, а ты беги к шерифу.
Не дожидаясь ответа, он прошмыгнул в калитку. Гвинет двинулась дальше — мимо кузни Тома Смита, откуда доносился частый перестук молотков, и за угол, к дому шерифа.
Не успела Гвинет постучать, как из сада вылетели дети мастера Торсона, рыжеволосые близнецы Айво и Амабель и весело запрыгали вокруг неё.
— Пойдём с нами, Гвинет! — со смехом предложила подруге Амабель. — Айво придумал, как выманить свинью миссис Карвер!
— Да уймитесь вы! — крикнула Гвинет. У неё было не то настроение, чтобы оценить великолепные планы близнецов, а от их бесконечных прыжков просто голова кругом шла.
— Уймитесь, ради Бога! Где ваш отец?
Двойняшки замерли и удивлённо уставились на неё.
— Ты что, из-за свиньи? — выдавил, наконец, Айво. — Но это же просто шутка! Мы же ничего плохого ей…
— Айво, какой ты сегодня тупой! — рассердилась Гвинет.
— Что случилось?
Финн Торсон распахнул дверь и шагнул на улицу, едва не задев головой притолоку.
— Что с тобой, Гвинет?
— Мастер Торсон, там, у Источника Чаши, мёртвый человек лежит! — выпалила Гвинет.
— Это правда? — спросил шериф, грозно нависая над ней. — Айво, может, это опять твои шуточки?
Айво замотал головой.
— Я сама его видела, мастер Торсон, — сказала Гвинет. По щекам её неудержимо катились слёзы. — И брат Тимоти видел. Он сказал нам позвать вас и брата Патрика, а сам остался сторожить тело.
— Ясно, — кивнул Финн Торсон и вернулся в дом. Слышно было, как он зычным голосом отдаёт распоряжения помощникам.
— Прости, — тихо сказала Амабель. — Мы не знали… Неужели правда?
Гвинет молча кивнула. Ей не хотелось обсуждать этот кошмар с подругой. К счастью, из-за угла показался Гервард, красный и запыхавшийся от долгого бега.
— Брат Патрик ушёл, и отец Годфри с ним, — отрапортовал он. — Надо бы сбегать домой, сказать отцу, что не стоит ждать нашего гостя к ужину.
— Отец Годфри? — переспросила Гвинет. — А ему-то что там понадобилось?
— Когда я прибежал, брат Патрик разговаривал с аббатом Генри, — объяснил Гервард. — Он сказал, что кто-нибудь должен проследить за этим делом от имени аббатства, вот отец Годфри и вызвался.
— Опять будет выискивать козни Генриха из Труро, — фыркнула Гвинет.
Что ж, на этот раз его ждёт разочарование. И это не последний несчастный случай в округе, если пилигримы повадятся лазать по холмам в городских башмаках.
Они поспешно распрощались с Айво и Амабель и зашагали к дому. Когда близнецы уже не могли их слышать, Гервард сказал:
— Я понял, что мне показалось странным в словах брата Тимоти.
— Ну?
Гервард колебался — похоже, ему не очень хотелось высказывать свои подозрения вслух.
— Он сказал, что мастер де Бир ударился головой о камень — так? Но на камнях не было крови! Конечно, я не слишком внимательно осмотрел место, но что все кругом блестело от инея — за это я ручаюсь.
— Может, он ударился головой о камни на дне ручья? — предположила Гвинет.
— Дно ручья покрыто мягким илом, — возразил Гервард. — Если бы мастер де Бир упал в ручей и ударился, он бы даже сознание не потерял и легко выбрался бы на берег. И не было бы никакой крови.
— Но если он ни обо что не ударился…
Сердце Гвинет бешено колотилось о ребра.
— Значит, что-то ударило его, — подтвердил Гервард. — Что-то или кто-то.
— Ты хочешь сказать, что мастера де Бира убили? — ахнула Гвинет.
Гервард мрачно кивнул.
— И значит, брат Тимоти нам солгал? Святой брат?!
Гвинет пересекла двор и уселась на край колодца, обхватив себя обеими руками. И причиной её внезапного озноба был вовсе не зимний холод.

Аббатские тайны - 3. Загадка Багрового источника - Болдри Шерит -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Аббатские тайны - 3. Загадка Багрового источника на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Аббатские тайны - 3. Загадка Багрового источника автора Болдри Шерит придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Аббатские тайны - 3. Загадка Багрового источника своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Болдри Шерит - Аббатские тайны - 3. Загадка Багрового источника.
Возможно, что после прочтения книги Аббатские тайны - 3. Загадка Багрового источника вы захотите почитать и другие книги Болдри Шерит. Посмотрите на страницу писателя Болдри Шерит - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Аббатские тайны - 3. Загадка Багрового источника, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Болдри Шерит, написавшего книгу Аббатские тайны - 3. Загадка Багрового источника, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Аббатские тайны - 3. Загадка Багрового источника; Болдри Шерит, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...