А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Вурц Дженни

Войны Света и Тени - 2. Корабли Мериора


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Войны Света и Тени - 2. Корабли Мериора автора, которого зовут Вурц Дженни. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Войны Света и Тени - 2. Корабли Мериора в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Вурц Дженни - Войны Света и Тени - 2. Корабли Мериора без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Войны Света и Тени - 2. Корабли Мериора = 616.33 KB

Войны Света и Тени - 2. Корабли Мериора - Вурц Дженни -> скачать бесплатно электронную книгу



Войны Света и Тени – 2

Сканирование — Маша, вычитка — Иванов
«Корабли Мериора»: М.: Эксмо, СПб.: Домино; 2006
ISBN 5-699-16060-4
Оригинал: Jenny Wurts, “The Ships of Merior”, 1994
Перевод: И. Иванов
Аннотация
Прошло пять лет с того дня, как туман, насланный на Этеру злой силой, рассеялся. Плененный Деш-Тир содержится в магически запечатанном каменном сосуде. Но вражда двух братьев, Аритона и Лизаэра, не утихает. Принц Аритон Фаленский предпочитает скрываться: он странствует по Этере под именем Медлира, ученика знаменитого менестреля магистра Халирона. Лизаэр Илессидский хочет восстановить город Авенор, древнюю столицу Тайсана. Одновременно он собирает армию, чтобы выступить против брата. Маги Содружества Семи стараются разгадать секрет Деш-Тира и «вытащить ядовитую занозу» из душ братьев, чтобы принцы достигли примирения. Это необычайно важно для магов, потому что, согласно пророчеству, если Аритон не станет правителем королевства Ратан, в Этеру не вернется древняя раса паравианцев, а маги не смогут воссоединиться со своими пропавшими собратьями. Тем временем Аритон сознательно будит проклятие Деш-Тира, и вот древнее зло вновь тяготеет и над братьями, и над континентом Этерой.
Дженни ВУРЦ
КОРАБЛИ МЕРИОРА
Я хочу поблагодарить Майка Флорки, Сьюзен Парнелл, Пейту Пентрам за их заблаговременные предупреждения об упущениях в сюжетной линии; Дэвида Белла, Микки Цуккера Райхерта, Майка Фримана, Перри Ли, а также Стива и Марту Моллетов — за практические воззрения на некоторые мои изыскания (их советы выходили далеко за рамки книжных знаний); Диану Миллер — за хлопоты с резервным копированием и Джеффри Уотсона — за сканирование старого глоссария.
Отдельная благодарность моим редакторам Джейн Джонсон, Джону Силберсеку и Кристоферу Шеллингу — за невмешательство в процесс развития этой книги.
Моему мужу Дану Мейтсу со всей моей любовью за проявленное им понимание оборотной стороны писательских будней с их нескончаемыми «предельными сроками». Эту книгу я посвящаю тебе.
ГЛАВА I
Смуглый принц и принц белолицый,
Им от проклятья Деш-Тира не скрыться;
Вражда их связала, а кровь — увенчала.
Война теней и света — до самой смерти это;
Кто одолеет, кто падет,
Кого тень поглотит, кого свет сожжет.
Иного выхода здесь нет —
Пусть сгинут тени. Да здравствует свет!
Детская считалка, 1220 год Четвертой эпохи

Неисправимый
Ранним утром один из магов Содружества Семи ехал по старой, заброшенной дороге на север. Он возвращался из Остермера, где участвовал в коронации короля. Наступающий день обещал быть ясным и солнечным. Теперь уже никого не удивляли восход солнца и синева небес. Со времени победы над Деш-Тиром и последовавших за ней кровавых потрясений прошло пять лет. Пять лет хрупкого мира, которому по всем признакам пока ничто не угрожало.
Вряд ли сейчас можно было ожидать событий, способных поколебать этот мир. Кто дерзнет закрутить новую спираль мятежей, некогда заливавших кровью города и королевства? Маг гнал от себя тревожные мысли.
Дорога вилась меж узких и мрачноватых долин прибрежной части Хэвиша, больше похожих на изрезанные овраги. Поздняя весна успела покрыть склоны яркими пятнами травы и зазеленевшего кустарника. На кончиках листьев в лучах утреннего солнца переливались радужные капельки росы. Асандир ехал в своей обычной дорожной одежде; темная, украшенная серебряной лентой мантия, которую он надевал по случаю коронации, была сложена и убрана в седельную сумку. Ветер, дувший с моря, теребил такие же серебристые волосы на непокрытой голове мага и уносился дальше, проходя волнами по зарослям папоротника-орляка на гребнях холмов и ударяя в белесый покров утесника, которым поросли кварцевые скалы. Черный конь Асандира по самое брюхо увязал в густой траве, бесследно скрывавшей под собой дорогу. Полевые цветы, задетые конскими копытами, источали пряный аромат. С недовольным жужжанием в воздух взмывали потревоженные пчелы.
Впервые за долгие века своего служения Асандир путешествовал в одиночестве, и дело, по которому он ехал, не требовало спешки. Казалось, это было только вчера: жестокая война, вспыхнувшая на севере вскоре после пленения и заточения Деш-Тира; неразбериха власти, застой в торговле. Конечно, не везде царил такой порядок, как в Хэвише, где он опирался на прочную государственную власть. В других местах открытая вражда сменилась политическими интригами, однако ненависть не исчезла. Асандир лучше, нежели кто-либо, знал, что перемирие (это слово правильнее отражало нынешнюю ситуацию) все же не будет долгим. Мысли мага наполняли боль и горечь, ибо Деш-Тир сделал обоих главных своих пленителей смертельными врагами. Синее небо над континентом и несколько лет мира были куплены ценой двух исковерканных судеб.
Если бы маги Содружества не сумели тогда разрушить чары ненависти, обращенные Деш-Тиром против двух принцев — братьев по крови, чьи дарования и способствовали победе над этим порождением зла, людям и по сей день приходилось бы собственной жизнью расплачиваться за возвращенный солнечный свет и тепло, согревшее землю Эте-ры. Теперь, когда на престол Хэвиша вступил законный наследник, Асандир наконец-то смог отправиться к своим собратьям. Надо еще раз попытаться вырвать обеих жертв Деш-Тира из порочного круга взаимной мести.
Весенний пейзаж постепенно уносил из мыслей Асандира и боль, и горечь. Маг до сих пор не мог привыкнуть к сочным краскам — сказывалось пятивековое господство Деш-Тира с его блеклыми сырыми веснами под таким же блеклым туманным небом. На душе у Асандира становилось все спокойнее и радостнее (что бывало крайне редко), и его дух поднимался ввысь вместе с проказливым ветром. Дорога, по которой он ехал, почти полностью слилась с травой и кустарником. Лишь там, где кусты были разворочены оленями, проступало нечто похожее на колею. Горожане по-прежнему испытывали страх к открытому пространству, в особенности к местам, хранившим древние тайны. Все, кому требовалось ехать на север, предпочитали более долгий, зато безопасный путь морем.
Асандира паравианские призраки не страшили, как не страшили и древние развалины, поросшие шиповником. Он ехал опустив поводья, однако ни разу не сбился с дороги. Его вела память об иных временах, когда вместо выщербленных ветром руин здесь возвышались величественные паравианские строения. И все же внешнее спокойствие и безмятежность мага были обманчивыми. Едва ли не на каждом шагу его обостренные, отточенные чувства соприкасались с незримо пульсирующими природными силами. Солнце, согревавшее его плечи, помогало сдерживать и уравновешивать их напор. Падая на щербатые камни развалин, солнечные лучи словно стесывали с них тени.
Через какое-то время в это кружево вплелось нечто чужеродное, не принадлежащее ни весеннему утру, ни седой паравианской древности. Все чувства Асандира мгновенно напряглись, выискивая источник беспокойства.
Какие бы дурные вести ни вез гонец с юга, чуткий конь Асандира не выказывал признаков беспокойства. Он лишь фыркнул, тряхнул гривой и продолжил неспешный путь по кромке тропы. Прошло еще немало времени, прежде чем издали донесся цокот копыт. Всадника пока не было видно, но на его приближение указывали жаворонки, беззвучно и тревожно взмывавшие в небо. Затем Асандир увидел и самого гонца, скакавшего на взмыленной лошади. Маг нахмурился и, остановив коня, выпрямился в седле.
Приближавшийся к Асандиру человек был личным гонцом короля, о чем свидетельствовал пурпурный плащ с вышитым золотым ястребом — гербом верховного правителя королевства Хэвиш. Ветер раздувал полы плаща, сминая их в складки. Гонец держался молодцевато; ни дать ни взять — боевой офицер. Однако вся его бравада тут же испарилась, когда он завидел мага. Стушевавшись настолько, что мог лишь лепетать что-то невразумительное, посланник сконфуженно поеживался под суровым взором Асандира.
Асандир досадливо поморщился и, не желая слушать сбивчивых объяснений гонца, заговорил первым:
— Знаю, тебя послал твой господин. Если этот непутевый пророк Дакар опять накуролесил, могу повторить лишь то, что перед отъездом я говорил и его величеству, и кайдену. Королевской власти и королевского правосудия вполне хватит, чтобы утихомирить моего ученика.
Гонец перебирал в руках мокрые от пены поводья, не позволяя своей кобыле углубиться в заросли орляка.
— Прошу прощения, уважаемый маг. Дакар не просто напился. Он учинил драку.
Бледнея и обливаясь потом, гонец скороговоркой выпалил остальное:
— Вашего пророка ударили ножом. Лекари короля Эльдира говорят, что Дакар может помереть от кровотечения.
— Да неужели?
Слова эти прозвучали с каким-то странным лязгом, будто маг кромсал металл. Асандир вскинул брови. Потом покачал головой, выражая глубокое удивление, граничащее с недоверием. Не дав своему коню дожевать очередной пучок травы, Асандир резко дернул поводья и помчался назад в город.
Королевский гонец вдруг обнаружил, что остался в глуши один, если не считать норовистой скаковой лошади, на которой он восседал. Ему стало не по себе: как-никак он вырос не в варварском клане и не испытывал тяги к таким вот жутким уголкам, где из травы торчат обломки камней с выцарапанной на них непонятной древней чертовщиной. Он с детства слышал, что камни эти непростые, а письмена способны околдовать человека и завладеть его мыслями. Лошадь, по-видимому, чувствовала себя не лучше всадника и даже перестала грызть удила. Гонец тут же развернул ее и бросился догонять Асандира. Нельзя сказать, что он не испытывал страха перед магом. Но любой, у кого есть хоть капля соображения, согласится: лучшего спутника для путешествия по такой глуши не найти.
Город, считавшийся жемчужиной юго-западного побережья, не мог похвастаться достойной оправой. Он располагался в теснимой скалами бухте, выходя к морю мрачноватыми и приземистыми крепостными сооружениями. История города начиналась с поселения контрабандистов, облюбовавших себе под жилье пещеры в известковых скалах. Все последующие строения являли собой каменную летопись двенадцати веков, показывая, как менялись вкусы. Этому городу одинаково доставалось и от бурь, и от войн. Его историю можно было прочесть по слоям каменной кладки, не претендующей на красоту или даже соразмерность. Чаще всего эти слои напоминали заплатки, поставленные внахлест.
Костяк богатства Остермера (так назывался город) составляли доходы от морской торговли. К рыже-коричневым кирпичным стенам вплотную примыкали бастионы, сложенные из местного известняка и поросшие шершавым мхом. Из трещин на подветренной стороне тянулись чахлые, насквозь пропитанные солью побеги дикого плюща. Город состоял из нескольких зигзагообразных террас, застроенных домами с окнами на запад, в сторону моря. На каждой террасе лавки и склады перемежались с жилыми зданиями, крытыми сланцем. Нижний этаж почти всех строений был каменным, а верхний — деревянным. Стены еще и сейчас пестрели веселыми золотистыми ленточками, оставшимися после празднества коронации. Правда, на мачтах торговых кораблей уже не реяли разноцветные вымпелы, да и стража, стоявшая у входа в резиденцию начальника гавани, сменила парадную экипировку на кожаные доспехи и обычные мечи, однако праздничное возбуждение чувствовалось в Остермере и сейчас.
Из всех городов Хэвиша он один удостоился чести служить королевской столицей до тех пор, пока древний Тельмандир не поднимется из руин и не обретет былое величие. Солдат королевской гвардии придирчиво выбирали по всему королевству. Им все было в новинку, а потому их переполняла жажда деятельности. Желая услужить своему юному господину, которым они очень гордились, гвардейцы настежь открыли давно запертые северные ворота дворца и очистили прилегающую площадь от стихийного рынка, разогнав торговцев и нищих. Наведение порядка на площади подходило к концу, когда туда въехал Асандир.
В узком дворе, сдавленном дворцовыми постройками, маг спешился и бросил поводья босоногому мальчишке-конюху, успевшему сдружиться с черным конем за те несколько месяцев, пока власть мэра постепенно заменялась королевским правлением. Не удостоив конюха приветствием, Асандир направился во дворец. Бросились врассыпную потревоженные гуси, их гоготанье спугнуло здоровенную свинью, разлегшуюся в невысыхающей луже, куда стекала вода из дворцовой прачечной. Не сбавляя шага, маг пробрался сквозь толпу слуг, разгружавших телегу с элем. От слуг разило едким потом. Каким-то чудом Асандир сумел не столкнуться с поваренком, несущим полные ведра помоев, и не налететь на игравших борзых щенят.
Столь же стремительным и бесцеремонным было появление во дворе командира остермерского гарнизона, спешащего на своих пухлых ножках навстречу Асандиру. Озорной ветер играл полами его незастегнутого ярко-красного камзола. Чувствуя, что одеяние мешает ему идти, командир зажал в руках фалды. Прямо на ходу он по-военному четко излагал обстоятельства происшествия, и ясная речь командира никак не вязалась с его взъерошенным видом.
— Глупейшее происшествие, доложу я вам. Безумный Пророк так нахлестался, что едва стоял на ногах. Но нелегкая понесла его на кухню, где у него, видите ли, было назначено свидание с какой-то девчонкой. Понятное дело, с пьяных глаз он все перепутал и вместо девчонки полез целоваться к замужней женщине. А у той, как назло, в кухне находился муж, и ему это очень не понравилось.
Командир гарнизона дернул плечом и поморщил мясистый нос. Его кустистые брови изогнулись.
— Под руку подвернулся мясницкий нож, и рана…
— Меня не волнуют подробности, — оборвал его Асандир.
Подойдя к входу, которым пользовались слуги, маг так быстро распахнул дверь, что она открылась с каким-то присвистом.
— Где это твои караульные подрастеряли золоченые пуговицы? — спросил он.
Командир гарнизона выругался сквозь зубы. Он успел проскользнуть вслед за Асандиром — сказалась воинская выучка.
— Эти бараньи мозги осмелились играть в кости на форменные пуговицы! Естественно, проигрались. Они-то вам ни словечком не обмолвятся, но раз уж вы спросили, могу сказать: есть свидетели. Получается, и здесь ваш Дакар явился зачинщиком.
— Так я и думал.
Асандир миновал полутемные кладовые, куда свет попадал лишь через узкие щели бойниц, прошел по коридору и стал быстро подниматься наверх.
— Доложи его величеству, что я здесь. И спроси, не будет ли ему угодно незамедлительно встретиться со мной в спальне Дакара, — не оборачиваясь, велел маг.
— Что ни говори, а командовать он умеет, — проворчал грузный вояка. — Уж лучше принять кару от Даркарона-мстителя, чем оказаться сейчас на месте Дакара.
Сверху до командира гулким эхом донесся ответ:
— Ошибаешься, любезный. На сей раз этот поганец так напортачил, что кара Даркарона была бы для него слишком мягкой.
Король Эльдир стремился к знаниям, отличался рассудительностью и редкой для восемнадцатилетнего юноши выдержкой. Однако сейчас он выглядел не лучше, чем командир гарнизона. Темные волосы короля были всклокочены, на лбу блестели капельки пота, ибо юный правитель мчался по лестнице в мало приспособленном для этой цели облачении. Эльдир разом сбросил с себя мантию, пояс, плащ и все прочие расшитые золотом одежды, подобающие его сану.
Оставшись в поношенной нижней рубахе, какие носят подмастерья, но отнюдь не короли, и испугавшись расспросов Асандира, юноша забормотал извинения:
— Простите меня. Никак не могу привыкнуть. Галантерейщики наприсылали такого, что впору девиц из увеселительного заведения наряжать. А от кружев у меня вся шея чешется.
Устыдившись своих слов, король замолчал. Его удивило, что маг не поспешил к раненому ученику, а стоял, будто изваяние, в передней, упершись плечом в дверной косяк. Лицо Асандира скрывал полумрак.
— Эт милосердный, — прошептал побледневший король. — Мы слишком поздно спохватились и послали за вами. Теперь ему не помочь.
Асандир поднял на него свои ясные, стального цвета глаза.
— Все не так уж безнадежно.
Кивком головы он указал на дверь. Оттуда доносились приглушенные голоса: мужчина на что-то жаловался, а женщина его утешала.
Эльдир насторожился. Даже сейчас, находясь между жизнью и смертью, Безумный Пророк стремился не упустить свое. Усилием воли юный король сдержал напор хлынувших в его мозг мыслей и горестно вздохнул.
— Понимаю, пока я сюда шел, вы успели его исцелить.
Маг покачал головой. Грозный, как надвигающаяся буря, он бесшумно повернул дверную ручку и стремительно вошел в спальню Дакара.
За дверью оказался уютный, залитый солнцем альков с мягкими стульями, ножки которых украшали деревянные виноградные грозди, и роскошной кроватью с пуховой периной и грудой одеял. Из раскрытого окна струился морской воздух с легким запахом смолы, какой обычно пропитывали корабельные снасти. В одеялах, словно колбаса в кожуре, лежал толстый человек, бледное лицо которого напоминало хлебную опару. Курчавая спутанная борода вполне сошла бы за шерсть охотничьей собаки, натасканной на водоплавающую дичь. Над лежащим склонилась хорошенькая блондинка (это ее муж ударил Дакара ножом). Она гладила Безумного Пророка по голове, приговаривая:
— Бедненький ты мой! Ты бы знал, как я вся извелась. Я всегда буду помнить о тебе и молить Эта, чтобы сохранил и твою драгоценную память.
— Что вовсе ни к чему!
С этими словами Асандир двинулся к алькову. Позади шел король.
Кухарка вскрикнула и отпрянула от Дакара. Даже груда одеял не помешала увидеть, как тот вздрогнул — то ли от удивления, то ли от страха. Рука Безумного Пророка моментально выпорхнула из кружевных недр кухаркиных нижних юбок. Страдалец закатил светло-карие глаза так, что стали видны белки.
На мгновение все вокруг как будто замерло. Раненый ученик Асандира побледнел еще сильнее, пробормотал неразборчивое проклятие и затих. Казалось, что он впал в забытье. Но только казалось.
— Вон! — коротко приказал Асандир.
Кухонная красотка, позабыв про стыд, задрала юбки выше колен и метнулась к двери, волоча за собой развязанные тесемки.
Когда в коридоре смолкли ее торопливые шаги, Асандир пинком ноги закрыл дверь. Потянулись тягостные секунды. В спальне установилась такая тишина, что звук сгружаемых за стенами двора бочек с элем врывался сюда раскатами грома. Звук этот был не единственным признаком внешнего мира. Оттуда доносились голоса солдат — происходила смена караула. Булочник на чем свет стоит ругал своего ленивого мальчишку-помощника. Звуковой фон дополнялся повизгиванием разыгравшихся щенят, скрипом телег, проезжающих по городскому рынку, и пронзительными криками наглых прожорливых чаек. Однако гробовая тишина спальни тут же вбирала и гасила все внешние звуки.
Вначале Асандир обратился к хмурому и задумчивому королю, стоявшему чуть поодаль.
— Я убедительно прошу, чтобы тайны магов не становились предметом досужей болтовни при дворе. Однако тебе самому не мешает знать, до какой степени мой ученик всех вас дурачил.
Подойдя к кровати, Асандир безжалостно сорвал с пророка все одеяла.
Закусив губу, Дакар лежал неподвижно, точно бревно, а учитель столь же безжалостно срывал окровавленные тряпки с того бока, куда вонзился нож ревнивого мужа.
Пропитанное кровью тряпье удивления не вызывало. Удивительнее было другое: вместо кровоточащей смертельной раны взору короля открылась розовая кожа, гладкая и без единой царапинки.
Король Эльдир шумно глотнул воздух.
— Дакару от роду пятьсот восемьдесят семь лет, — сообщил королю Асандир. — Как видишь, он умеет продлевать себе жизнь и не дряхлеть. А справиться с болезнью или раной для него вообще пустяки.
— Значит, никакой смертельной опасности не было, — произнес Эльдир, в голосе которого улавливалась закипавшая ярость.
Король стоял, скрестив на груди руки и чуть склонив голову набок. Его лицо, носящее следы первого и не слишком удачного знакомства с бритвой, стремительно и густо багровело. Сейчас Эльдиру не требовалась ни корона, ни прочие атрибуты власти. Перед Дакаром стоял настоящий король, не собиравшийся прощать обман.
— Выходит, ты мне наврал, а я понапрасну отправил своего лучшего гонца, велев ему догнать и воротить твоего учителя? Это что же, ради твоей прихоти я дал ему лучшую в королевстве лошадь, приказав, если понадобится, загнать ее насмерть?
Голый, вполне здоровый, но слишком тучный, чтобы скрыться в складках перины, Дакар запустил свои мясистые пальцы в шевелюру. Он облизал сухие губы, отодвинулся подальше от Асандира и пролепетал:
— Я… виноват.
Он с какой-то обреченностью пожал плечами, что отнюдь не растрогало юного властителя.
— Будь ты моим подданным, я бы приказал тебя казнить. Эльдир тут же взглянул на мага. Глаза Асандира сейчас были похожи на лезвие только что заточенного меча.
— Но, к сожалению, ты не являешься моим подданным, и я не могу оказать тебе эту милость.
Из-под пальцев Дакара текли струйки пота, змеясь по запястьям и капая на перину. Он дышал хрипло и прерывисто, и от каждого вдоха вздрагивали жировые складки на его коленях.
— Может, мне лучше подождать вас снаружи? — спросил Асандира король.
Исполненный истинно королевского достоинства, Эльдир удалился.
Оставшись наедине с учителем, Дакар стыдливо закрыл лицо ладонями и пробормотал:
— Эт милосердный! Если ты решишь опять послать меня на поиски развалин в песках, давай, ставь свои ловушки, и я безропотно туда отправлюсь.
— Насчет тебя у меня есть другие соображения. Асандир приблизился к ученику и совсем тихо, почти шепотом что-то ему сказал.
Тишину спальни прорезал отчаянный, хриплый крик Дакара, сменившийся жалостливым хныканьем.
Эльдир поспешил закрыть дверь, чтобы не слышать дальнейшей сцены. Однако маг рукой придержал дверь и, поспешно выйдя за королем, без колебаний задвинул засов. Повернувшись к королю, Асандир кратко пояснил:
— Кошмары. Думаю, до вечера ему хватит впечатлений. Проснется голодным, но ничуть не исправившимся. Увы, я его знаю.
Асандир перевел дух и со свойственным ему мрачноватым юмором спросил:
— Я тебе что-нибудь должен помимо стоимости золоченых пуговиц твоих гвардейцев?
— Не мне.
Эльдир вздохнул. Лицо короля напряглось. Изогнутые губы выдавали растерянность, вновь овладевшую этим властительным юношей.
— Старший сын городского управителя проиграл в карты фамильные драгоценности своей матери. Скорее всего, его раззадорил Дакар, но сделал это очень умело, исподтишка.
Не знаю, что заставило вашего ученика выпустить из хлева раскормленного борова, принадлежащего повару. Когда все бросились его ловить, боров вконец обезумел, прорвался в кладовые и перепортил всю пряжу, приготовленную к отправке в красильни Нармса. Теперь городская гильдия ремесленников жаждет крови Дакара. Когда началась потасовка на кухне, я сразу же приказал заковать Дакара в цепи.
Асандир усмехнулся. Его улыбка была недолгой, точно солнечный луч, блеснувший меж густых облаков.
— Я оставлял Дакара для твоей защиты. Не думал, что из-за него тебе придется выдержать серьезный урок на государственную мудрость.
Маг опустил руку королю на плечо и повел по коридору.
— Я исправлю эту ошибку. Рад, что тебе хватило благоразумия и разгильдяйство Дакара не обернулось бунтом ремесленников. Ты не нуждаешься в таком, с позволения сказать, защитнике, твой кайден Макиель сумеет обеспечить тебе надежную защиту. А Дакар получит свое. Я уже решил, как поступлю с ним. Уверен, нашему забулдыжному пророку очень не понравится это решение.
— Вы хотите продлить его наказание? — с мальчишеской порывистостью спросил Эльдир.
Потом, вспомнив о своем положении, юный король смолк и нагнулся за разбросанной одеждой.
— Что может быть хуже нескольких часов нескончаемых кошмаров?
— Очень немногое. Когда Дакар проснется, скажешь ему, чтобы собирался в путь, и объявишь о моем новом повелении. Я оставлю ему кое-какие деньги на дорогу. Скажешь Дакару, что отныне его обязанность — оберегать Аритона, принца Ратанского, от итарранских наемников-головорезов. В Итарре до сих пор мечтают казнить Аритона на главной площади.
Эльдир застыл на месте. Пять лет прошло, а в народе не переставали говорить о кровавой бойне, уничтожившей две трети солдат итарранской армии. Из бойцов северных кланов, присягнувших Аритону на верность и поклявшихся защищать его жизнь, уцелела едва ли десятая часть. Эльдир знал, что Аритон и его кровный брат явились на землю Этеры из другого мира, дабы исполнить пророчество и уничтожить господство Деш-Тира. Но вместе с собой они принесли и давнюю вражду, существовавшую между их династиями. Необходимость борьбы с Деш-Тиром на время притушила эту рознь, но она не исчезла.
Ее с новой силой разожгла другая давняя вражда — между кланами и городами. Кланы угрожали безопасности торговли, и торговые города Ратана объединялись для совместного противостояния варварам. Аритон, являвшийся наследным принцем Ратана и законным правителем этого королевства, был объявлен опасным преступником, подлежащим уничтожению на месте. Каждый торговый город, каждая гильдия мечтали лично расправиться с ним.
Юный правитель Хэвиша не примыкал ни к одной из сторон; дела чужого королевства его не касались.

Войны Света и Тени - 2. Корабли Мериора - Вурц Дженни -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Войны Света и Тени - 2. Корабли Мериора на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Войны Света и Тени - 2. Корабли Мериора автора Вурц Дженни придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Войны Света и Тени - 2. Корабли Мериора своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Вурц Дженни - Войны Света и Тени - 2. Корабли Мериора.
Возможно, что после прочтения книги Войны Света и Тени - 2. Корабли Мериора вы захотите почитать и другие книги Вурц Дженни. Посмотрите на страницу писателя Вурц Дженни - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Войны Света и Тени - 2. Корабли Мериора, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Вурц Дженни, написавшего книгу Войны Света и Тени - 2. Корабли Мериора, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Войны Света и Тени - 2. Корабли Мериора; Вурц Дженни, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...