А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Кормилицын Сергей

Тайны рун. Наследники Одина


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Тайны рун. Наследники Одина автора, которого зовут Кормилицын Сергей. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Тайны рун. Наследники Одина в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Кормилицын Сергей - Тайны рун. Наследники Одина без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Тайны рун. Наследники Одина = 543.32 KB

Тайны рун. Наследники Одина - Кормилицын Сергей -> скачать бесплатно электронную книгу




«Тайны рун. Наследники Одина»: Яуза, Эксмо; Москва; 2005
ISBN 5-699-12060-2
Аннотация
Так сложилось, что слово «руны» вызывает ассоциацию со стоячими воротничками эсэсовских черных мундиров. Это вносит изрядную путаницу в эмоциональную окраску любого разговора о священных письменах древних германцев. Это происходит не на уровне доводов разума, а где-то на уровне рефлексов, воспитанных с детства. В чем тут связь? Почему исследователь истории Третьего Рейха неминуемо сталкивается с образом северного воина, сурово глядящего на него из-за круглого щита, а тот, кто берется писать об истории рун, невольно ежится под прозрачно-голубым взглядом обитателя Вевельсбурга?
Чтобы ответить на этот вопрос, не нужно углубляться в исследование оккультных корней идеологии НСДАП или пытаться рассуждать о темной и светлой духовной энергии. Причина лежит на поверхности.
Сергей Кормилицын
Тайны рун. Наследники Одина
ВВЕДЕНИЕ
Час настал. И дробятся осколки пустой болтовни.
Рог трубит. И, дробя каблуками минувшие дни. Мы идем…
Анна Новомлинская «Гъялархорн»
Я, по чести сказать, уже и не помню, откуда пришли в мою жизнь викинги. Наверное, как у большинства советских мальчишек поколения 70-х, — из детской книжки про Кукшу из Домовичей, хрестоматийного голливудского фильма с Кирком Дугласом или из отечественного «И на камнях растут деревья». Впрочем, разница невелика, да и не это важно. Главное, что слова «Скандинавия», «Исландия», «викинги», «руны» в определенный момент превратились в волшебные, в своего рода ключ к интереснейшей сказке, действие которой происходило не где-то там, за тридевять земель, а здесь, поблизости, буквально в двух шагах. Естественно, что это увлечение требовало постоянной подпитки, а посему «на корню» сметались с прилавков все возможные издания скандинавских саг, тщательно отыскивались по учебникам и хрестоматиям все возможные упоминания о викингских временах. А уж предположение, что русы и варяги — едва ли не синонимы, а князь Игорь и князь Святослав были на деле Ингваром и Хельгенрореком просто вызывало восторг и жгучий интерес к родной истории.
Поэтому когда я в первый раз, рассказав немецким друзьям о своем увлечении историей скандинавского Севера, услышал вопрос: «Ты что, наци!?» — меня это по-настоящему поставило в тупик.
С тех пор мне не раз пришлось убедиться в том, что в массовом сознании сложился целый ряд мифов, имеющих мало общего с реальностью, но от этого не становящихся менее навязчивыми. Если верить им, Гитлер со присныя его были черными магами и некромантами, рейхсканцелярию охраняли тибетские ламы, а викинги были первобытными нацистами, руны же — несомненно, дьявольские, оккультные знаки, недаром они украшали черные мундиры СС.
Мифы эти активно подпитывались, да и продолжают подпитываться весьма специфичными изданиями, которые раскупаются обывателями, как горячие пирожки в базарный день.
Чем чаще мне приходилось сталкиваться с этим, тем больше было желание провести границу между тем, что было на самом деле, и тем, что придумали охочие до сенсаций журналисты и романисты, спекулирующие на страхах толпы. Эта книга — попытка такой демаркации. Попытка как минимум провести границу между уже ставшим общепринятым мифом и необщепринятой реальностью. И в кои-то веки раз рассказать о рунах как таковых, вспомнив тех, кто так или иначе приложил руку к их изучению, к формированию нашего нынешнего восприятия этого наследия предков.
Так о чем же пойдет речь? Не о том, что Гитлер не был черным магом, равно как не был и вызванным из бездны чудовищем. Не о том, что большинство легенд о Третьем рейхе несостоятельны и представляют собой с точки зрения здравого смысла кромешную глупость. Не о том, что оккультная составляющая работы института «Аненэрбе», мягко говоря, преувеличена.
Речь пойдет о материях, которые многим могут показаться кощунственными. О том, что свастика и пятиконечная звезда означают примерно одно и то же и что запрещать свастику на основании того, что она — символ фашизма, такая же глупость, как, например, стремиться повсеместно избавиться от изображения пентаграммы как символа коммунистического режима. О том, что оккультисты и мистики, исследовавшие руны, не были такими уж безумцами, как их принято изображать. И, самое главное, о том, что руны — те самые руны, которые так широко и охотно использовали в символике национал-социалисты — не были сатанинскими знаками. Напротив, всегда, на протяжении всей своей истории они оставались символом порядка в нашем хаотичном мире, напоминанием о том, что минувшее, история, пусть даже и самая древняя, не так уж и далеко, буквально за поворотом, была бы только охота оглянуться назад.
Собственно, вся эта книга и есть призыв оглянуться — может быть, несколько наивно, как классик мистической рунологии Гвидо фон Лист, — оглянуться и всмотреться туда, откуда мы родом, — в прошлое. И сделать это без ненависти в душе.
Потому что руны — это нечто большее, чем просто набор символов. Это — свидетельство истории. Истории настолько невероятно древней, что захватывает дух, когда представляешь себе, чьи руки перебирали украшенные этими знаками костяшки, какие решения принимались на основании рунического гадания. Сводить их значение только к символике отдельно взятого недолговечного политического режима — по меньшей мере глупо.
Свидетельство тому — центральная, главная часть этой книги — работа Гвидо фон Листа «Тайна рун». Фон Лист считал, что руны, хитроумно скрытые древними жрецами-поэтами, окружают нас повсюду, таятся едва ли не в каждом слове и уж, во всяком случае, в каждой поговорке, в форме строительных балок и гербовых щитов, в наименованиях населенных пунктов и в названиях разных сортов выпечки. Для него они были чем-то вроде зашифрованного письма, которое жизненно необходимо прочесть, чтобы сделать богаче обедневшую с веками народную культуру, возвратить богатое наследие языческих времен, небрежно втоптанное в грязь наступающей новой верой.
А предваряя исследование первого австрийского неоязычника, точнее, как считал он сам, последнего жреца Вотана, мы попробуем поняты насколько связаны руны и Третий рейх, руны и оккультная традиция? Специально для этого — экскурс в историю вопроса, позволяющий уяснить, кто есть кто, кто изучал древние письмена из чистого интереса, а кто — стремясь к пусть иллюзорной, но власти, какая связь между рунами, патриотизмом, национализмом и национал-социализмом.
Дело в том, что, традиционно связывая режим правления национал-социалистической германской рабочей партией (НСДАП) и руны, обыватель привык считать всех, кто занимался в начале минувшего века рунологией, либо оголтелыми нацистами, либо безумцами, психически больными. Между тем ни то ни другое утверждение нельзя считать верным. Среди рунологов мистического толка были люди, что называется, не от мира сего, однако большинство из них были просто романтиками, не более.
Этот романтизм, граничащий с уходом от реального мира, вера в то, что при помощи древней мудрости и тайных знаков можно сделать мир лучше, вызвала и другое отношение к рунам — как к принадлежности гадательных салонов, подобной картам Таро или хрустальному шару. Чтобы слегка изменить подобное отношение, в книге приведено несколько посвященных рунам текстов из древних скандинавских сказаний. Если они и не ответят на все вопросы читателя, то хотя бы продемонстрируют, насколько серьезно относились к тайным письменам те, для кого они были частью объективной реальности.
Наконец, еще одно приложение к книге мэтра Гвидо позволит увидеть, во что развилось его учение. Подборка толкований рун, выполненная продолжателями его дела — рунологами разных школ, — дает об этом неплохое представление.
Это — не очередная попытка популяризировать священные знаки древних германцев и скандинавов. Не «книга, приносящая удачу», и не руководство по практическому применению рун в условиях городской квартиры. Это рассказ о священных письменах, не менее таинственных, чем египетские иероглифы. А точнее — попытка их обелить.
С уважением
Сергей Кормилицын.
НАСЛЕДНИКИ ОДИНА
Что было, то и теперь есть, и что будет,
то уже было; и Бог воззовет прошедшее.
Екклесиаст 3 :15
Вотан, проснись!
Рихард Вагнер «Золото Рейна»
Очень долго они находились как бы в тени. О них знали, в энциклопедиях и словарях были соответствующие разделы, иногда выходили посвященные им статьи и даже монографии скандинавистов, изредка их упоминали в популярных передачах. Но только очень изредка. На них просто не обращали внимания — не забывали совсем, но и не затрагивали специально. Но по-настоящему возвращение этого странным образом полузабытого понятия произошло только в 1990 г. Не слишком большая статья на страницах популярного журнала — и давно знакомое слово вышло из тени, — «руны». Рунический оракул Ральфа Блюма, опубликованный на страницах «Науки и религии», стал сигналом к возвращению в России массового интереса к старинным письменам, к наследству эпохи викингов, наследию предков. Отчего же они так долго пребывали в забвении?
Причина в том, что северная традиция оказалась слишком тесно связана в массовом сознании с гитлеровским режимом, а потому само упоминание руны, не говоря уже о популяризации и исследовании, стало некорректным. Так сложилось, что, произнося слова «наследие предков», невольно вспоминаешь их перевод на немецкий, и на поверхности оказывается слово «Аненэрбе». Говоря «германские», с трудом сдерживаешься от того, чтобы не продолжить — «захватчики» или «оккупанты». Как-то само собой выходит, что слово «руны» вызывает ассоциацию со стоячими воротничками эсэсовских черных мундиров, украшенными сдвоенной руной солнечного света. Это, говоря по чести, вносит изрядную путаницу, причем, что самое неприятное, не в факты — сложности такого рода вполне преодолимы, — а в эмоциональную окраску любого разговора о священных письменах древних германцев. Это происходит не на уровне доводов разума, а где-то на уровне рефлексов, воспитанных с детства.
В чем тут связь? Почему исследователь истории Третьего рейха неминуемо сталкивается с образом северного воина, сурово глядящего на него из-за круглого щита, а тот, кто берется писать об истории рун, невольно ежится под прозрачно-голубым взглядом обитателя Вевельсбурга? Может быть, дело в самих рунах? Старинные саги, легенды и сказания донесли до нас немало рассказов о проклятом наследстве — может быть, это наследие предков как раз такого рода?
Скажем сразу: ответ отрицательный. Конечно, руны, при определенной фантазии, можно использовать и для злого дела, однако изначально, по легенде, дошедшей сквозь толщу веков, они были даны людям во благо. Один, верховный бог древних скандинавов — или, как его именовали более южные германцы, Вотан, — был богом света и мудрости, хотя назвать его излишне добрым божеством не повернется язык даже у приверженца древней веры. Именно мудрость — не знание, которое может быть орудием как добра, так и зла — была изначально заложена в священные письмена скандинавов и германцев.

Рунические камни будоражили воображение как ученых, так и обывателей.
Почему же руническая традиция оказалась столь тесно связана с национал-социалистическим режимом? Чтобы ответить на этот вопрос, не нужно углубляться в исследование оккультных корней идеологии НСДАП или пытаться рассуждать о темной и светлой духовной энергии. Причина лежит на поверхности: потому что рунические надписи были и все еще являются одним из самых интересных, необычных, интригующих следов, оставленных на земле древними германцами. Потому что племена, которые принято именовать варварскими, сумели заповедать наследство, загадочное не в меньшей степени, чем иероглифические надписи Древнего Египта. Потому что лидеры Третьего рейха не были магами и некромантами — они были обычными людьми, так же как и мы с вами склонными поддаваться романтическим порывам, не лишенными простейшего человеческого порока — любопытства.
Так темное это наследство или светлое? Может быть, правы представители церкви, осуждающие их как языческий пережиток и орудие злых сил? Или те, кто считают, что интерес к рунам — проявление правого экстремизма? А может быть, напротив, правы мистики и эзотерики, пропагандирующие руны как панацею от всех бед, средство общения с космосом?
По-хорошему, ни то и не другое. На древних знаках нет никакого проклятья, но и спасти от агрессивности окружающего мира они тоже не смогут. Зато могут помочь собраться с мыслями и принять верное решение так же, как помогали жившим за много веков до нас. Именно поэтому во многих книжных шкафах сегодня на почетном месте стоит тот январский номер популярного журнала, а в ящике стола постукивают костяшки самодельных рун. Мы не можем удержаться от того, чтобы хотя бы мельком, одним глазком не заглянуть в будущее. Не можем пройти мимо ребуса, составленного две тысячи лет назад, и не попытаться понять, в чем же тут фокус. Несмотря на множество научных трудов и исследований, эзотерических рассуждений и откровений, руны остаются неразгаданной загадкой, будоражащей воображение.
ПОДАРОК ВЫСОКОГО
Руны найдешь
И постигнешь знаки,
Сильнейшие знаки,
Крепчайшие знаки.
Хрофт их окрасил,
А создали боги
И Один их вырезал
«Речи Высокого»
Эти тайные знаки от века будоражили воображение как высоколобых ученых, так и простых обывателей, встречавших их подчас в самых неожиданных местах: на руинах древних построек, на боках обомшелых менгиров, одиноко стоящими вдали от людского жилья, на камнях, случайно вывороченными плугом из земли, на бревнах плавника, приносимых морскими течениями. Их угловатые очертания смотрели на мирных наследников великих героев с клинков прадедовского оружия, с выпуклых боков изрубленных острым железом щитов. Они украшали собой семейные реликвии, дошедшие через многие поколения, и даже стены старых христианских церквей — храмов новой религии, надолго стершей их из людской памяти.
Руны древнего скандинавского алфавита были настоящей загадкой, едва ли менее притягательной, чем египетские пиктограммы. Причина этого в первую очередь в том, что их значение отнюдь не исчерпывается простой алфавитной функцией. За каждым знаком, мало того, за каждым их сочетанием стоят сложные символы, понятия, используя которые можно воссоздать картину мира, каким его себе представляли германские мыслители дохристианской эпохи. Руны были и остаются их посланием потомкам.
Именно это свойство делало их незаменимым элементом религиозных и магических обрядов. Они присутствовали везде, где необходимо было оперировать сложными понятиями, выходящими за пределы обыденного, философскими категориями. Использовались они и для гадания. Римский историк Тацит в посвященной северным соседям империи книге «Германия» пишет, что это происходило достаточно часто: «Нет никого, кто был бы проникнут такою же верою в приметы и гадания с помощью жребия, как они. Вынимают же они жребий безо всяких затей. Срубленную с плодового дерева ветку они нарезают плашками и, нанеся на них особые знаки, высыпают затем, как придется, на белоснежную ткань. После этого, если гадание производится в общественных целях, жрец племени, если частным образом — глава семьи, вознеся молитвы богам и устремив взор в небо, трижды вынимает по одной плашке и толкует предрекаемое в соответствии с выскобленными на них заранее знаками. Если оно сулит неудачу, повторный запрос о том же предмете в течение этого дня возбраняется, если, напротив, благоприятно, необходимо, чтобы предреченное, сверх того, было подтверждено и гаданием по полету птиц». При этом, сколь можно себе представить такого рода гадание, задачей гадателя было подчас не просто толкование, но и интерпретация смыслового значения рун в соответствии с текущим моментом, то есть фактически моделирование ситуации. Так что руны могли служить, помимо прочего, еще и инструментом для непрямого, скрытого насаждения определенных моральных норм или для того, чтобы исподволь донести до подданных волю правителя. Это было весьма действенное тайное оружие в руках людей, наделенных знанием, умеющих с ним обращаться, — истинно магический инструмент.
Собственно, сакральное значение рун заложено в самом их названии: одно из значений слова «руна» — тайна. Именно в этом значении используется оно, например, в «Прорицании вельвы»: «Встречаются асы / на Идавель-поле <…> / и вспоминают / о древних событьях / и рунах древних / великого бога». То есть о тайнах, которые он познал во время ритуального жертвоприношения и передал людям. Вот, как описывает это в своей Эдде Снорри Стурлусон: «Один отправился в Утгард, Страну Зла, к Мировому Древу. Там он вырвал глаз и принес его в жертву, но этого показалось мало Стражам Древа. Тогда он отдал свою жизнь — решил умереть, чтобы воскреснуть. Девять дней он висел на суку пронзенный копьем. Каждая из восьми ночей Посвящения открывала ему новые тайны бытия. На девятое утро Один увидел под собой начертанные на камне руны-буквы. Отец его матери, великан Бельторн, научил его вырезать и окрашивать руны». Тайные знаки, принесенные верховным богом из небытия, поднятые им от подножия Мирового Древа были квинтэссенцией открывшихся ему тайн. Был ли Один реальным, но мифологизированным историческим персонажем, действительно составившим древнегерманский алфавит, или руны были коллективным творением, ясно одно: это не просто буквы, а зашифрованная философская система.
Справедливости ради необходимо сказать, что и наши славянские предки не были чужды культуры использования рунических письмен. По крайней мере если верить «Сказанию о письменах славянских» болгарского монаха Храбра и писаниям немецкого летописца Титмара Мерзенбургского. Впрочем, провести четкую границу между славянами и германцами на ту пору было не так просто. Славянские князья мало чем отличались от скандинавских конунгов, культура русичей и варягов, как ни любят отрицать это убежденные западники, была весьма сходна, так что и существование сходного алфавита тоже вполне можно допустить. Особенно по прочтении соответствующего пассажа Аль-Масуди о «таинственных черточках», имевших волшебное значение и служивших славянам для прорицания.
Но, как это ни печально, подобные утверждения относятся к категориям «возможно» и «предположительно». Для тех, кто каждый день пользовался рунами, даже мыслил категориями рун, они были настолько само собой разумеющейся частью окружающего мира, что говорить о них что бы то ни было специально не было никакого смысла и никакой необходимости. Поэтому подробных сведений об этих священных знаках, о том, пользовались ли ими конунги Валдамар и Ярислейф, до нас не дошло.
Предки не оставили нам также никаких разъяснений, никаких инструкций к их таинственному наследству. Поэтому все, что известно нам о руническом письме, основывается главным образом на изучении предметов и памятников, на которых изображены древние знаки: могильных и памятных камней, оружия, инструментов и украшений, амулетов и оберегов. Утешает, что предметов этих к нынешнему дню найдено достаточно много — порядка шести тысяч. То, что рунические памятники столь многочисленны, объясняется тем, что руны были в ходу никак не меньше тысячи лет, техникой их начертания владели многие, и как следствие выполненные этими знаками надписи сохранились на территории от Гренландии до Константинополя, то есть повсюду, куда заносило морских бродяг — викингов.
Некоторые сведения о том, как пользоваться скрытой в рунах силой, можно получить и из скандинавских саг. Так, области применения этих письмен в общем очерчены в эддических «Речах Сигрдривы»: врачевание, раскрытие обмана, охранные заклинания и пр. А некоторые методы работы с ними описаны в «Саге об Эгиле», посвященной жизни великого скальда и эриля. Есть сюжеты связанные с рунами и в более поздних исландских сагах, например в «Саге о Греттире». Там вырезанные на дереве и окрашенные кровью письмена используются в злых целях — для навлечения проклятья на голову врага. Подтверждения того, что руны и впрямь использовались подобным образом, иногда попадают в руки археологов: любовные амулеты из олова и свинца, заклинания от болезней, подобные знаменитой лечебной палочке из Рибе. Однако сведения эти настолько отрывочны, что свести их в стройную систему можно, лишь скрепив изрядным числом предположений и допущений.
Впрочем, о чем можно говорить с определенной уверенностью, так это о том, что до нас, вероятно, дошли далеко не все руны, существовавшие изначально. Дело в том, что, хотя некоторое количество знаков было общеизвестным — достаточным, чтобы посулить горе и многие беды тем, кто посягнет на украшенный письменами предмет, — пользоваться всем массивом знаков могли лишь избранные. Судя по всему, язык рун был своего рода тайным шифром эрилей. Причем шифром достаточно сложным: до сих пор многие надписи не дешифрованы, а некоторые считаются рунической абракадаброй. Исследователи признают, что в них есть закономерности, свойственные вполне самостоятельному языку, но заявляют, что «язык старшерунических надписей не может быть отождествлен ни с одним из древнегерманских диалектов». Из двух сотен надписей, выполненных знаками Старшего футарка, дешифрованы, таким образом, далеко не все.
Несколько проще обстоит дело с символическим значением рун. В нашем распоряжении есть определенное количество скальдических песен, созданных специально для запоминания тайных знаков, «Лейденская рукопись», «Сент-Галленская», «Abecedarium Nordmannicum», «Венская рукопись». Однако беда всех этих источников в том, что созданы они были слишком поздно, когда эпоха рун уже катилась к закату. Поэтому многие рунологи предполагают (и с ними отчасти можно согласиться), что до нас дошли отнюдь не все символы. На деле их было множество, несколько сотен или даже тысяч, но нам остались лишь самые распространенные, часто употребляемые или — в качестве варианта — наиболее известные за пределами сообщества эрилей. В пользу этого утверждения говорит то, что во всех известных нам системах идеографической письменности — древнеегипетской, шумерской, китайской, японской — число знаков на порядки превышает число известных нам рун. С одной стороны, конечно, можно говорить об исключительности нордического алфавита, однако, с другой, можно принять и утверждение о тайных рунах, утраченных вместе с древней религией. Да и утверждение американского рунолога Ральфа Блюма о существовании так называемой пустой руны — знака отсутствующего знака, — посвященной Одину, наводят примерно на ту же мысль.
Надо сказать, что легенда о божественном происхождении рун, окружающий их ореол тайны, вера в их могущество были надежной защитой тайного языка от дилетантов. Согласно бытовавшим в те времена поверьям, неправильно начертанные знаки были не только бесполезны, но и опасны. Так, в «Саге об Эгиле», например, описывается болезнь женщины, вызванная перепутанными рунами. Чтобы исцелить недуг, эрилю пришлось уничтожить дефектную надпись и создать новую, без путаницы.
Как следствие большинство надписей, выполненных не принадлежавшими к сообществу эрилей, отличаются простотой: «Я начертал руны, происходящие от высших сил» или «Хадувольф поставил три руны»

Часто они не несут особой смысловой нагрузки: писавшему было довольно того, что он сопричастен, как это называлось много позже, «великому деланию» — настоящему волшебству.
Вероятно, желание простых смертных получить доступ к великой тайне стало одной из причин появления упрощенных вариантов рунной азбуки, с меньшим числом знаков, с более примитивным начертанием. Ими-то и оперировали «люты гости», посещавшие земли от Йорсулаборга до Винланда, — викинги, бывшие в те времена таким же бедствием, как моровое поветрие или саранча.
Вероятнее всего, именно они занесли руническое письмо на Британские острова. В конце концов, расстояние от их владений на Оркнеях до Британии не так уж и велико и вряд ли контакты двух культур ограничивались грабежами и набегами, как это рисуют историко-приключенческая литература и голливудские фильмы. Попав на острова, Футарк изменился: появились новые руны, в именах и значениях которых чувствуется сильное друидическое влияние. Новый вариант алфавита принято называть нортумбрийским или англосаксонским.
Однако в Скандинавии английское нововведение не приняли. Напротив, рунический строй все упрощался, постепенно теряя сакральное значение. Сперва появилось несколько различающихся начертанием вариантов так называемого Младшего футарка, затем — бесствольные хельсингландские и пунктированные руны. Но и они не выдержали победного шествия христианства, хотя и просуществовали достаточно долго. Латинские буквы просто вытеснили их.
Христианская церковь, расширяя границы своего влияния на север Европы, тайным знанием германских мудрецов пренебрегла. Она безжалостно уничтожала все элементы культуры, так или иначе связанные или даже просто перекликающиеся с язычеством и верой в древних богов. Понятно, что под удар попали и руны как нечто, во-первых, связанное с именем главы скандинавского пантеона Одина, а во-вторых, слишком сложное, чтобы священники «белого бога», озабоченные решением насущных проблем текущего дня, стали разбираться в них как следует.

Тайны рун. Наследники Одина - Кормилицын Сергей -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Тайны рун. Наследники Одина на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Тайны рун. Наследники Одина автора Кормилицын Сергей придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Тайны рун. Наследники Одина своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Кормилицын Сергей - Тайны рун. Наследники Одина.
Возможно, что после прочтения книги Тайны рун. Наследники Одина вы захотите почитать и другие книги Кормилицын Сергей. Посмотрите на страницу писателя Кормилицын Сергей - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Тайны рун. Наследники Одина, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Кормилицын Сергей, написавшего книгу Тайны рун. Наследники Одина, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Тайны рун. Наследники Одина; Кормилицын Сергей, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...