А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Веллман Катрин

Однажды повезло


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Однажды повезло автора, которого зовут Веллман Катрин. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Однажды повезло в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Веллман Катрин - Однажды повезло без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Однажды повезло = 50.86 KB

Однажды повезло - Веллман Катрин -> скачать бесплатно электронную книгу




Катрин Веллман
Однажды повезло
Глава 1
Я и Джон Смоллвуд только что распили бутылку виски с Диксоном, закадычным дружком Джона с тех пор, как оба о они приехали из Кардиффа. Диксон, малый очень спортивного типа, открыл недавно на Лисли-Стрит ночной клуб под названием «Танго», который пользовался прямо-таки фантастическим успехом.
Все золотые мальчики Лондона слетались сюда, чтобы почувствовать себя крутыми парнями; оркестр был что надо, выпивка не разбавлена водой и шоу первоклассное. Все это привлекало каждый вечер массу народа.
Был конец июня и в кои-то веки жаркий день. Я оставил свою квартиру в Свисс-Коттедж, чтобы подышать свежим воздухом. Вечер был словно создан для любви, и проституток высыпало видимо-невидимо.
Потом я встретился с Джоном, мы заглянули в «Танго», потом отправились на Кэмбридж-Циркус, а оттуда двинулись вниз по Чэринг-Кросс-Роуд.
Вдруг Джон встал, словно врезался лбом в кирпичную стену. Это случилось у входа в «Табу», клуба, который принадлежал Гансу из Гамбурга. Этот Ганс был главой местных гангстеров, полицейским информатором и вообще дерьмом.
— Чего ты там углядел? — поинтересовался я, — «Спутник-4» или задницу Бриджит Бардо?
Он не сдвинулся с места ни на дюйм, только подозвал меня жестом.
От того, что я увидел, сердце мое учащенно забилось.
— Кто такие? Ты видел этих крошек раньше?
Как знаток, я сразу их оценил и присвистнул от восторга. Таких, и в самом деле, я давно не видывал.
Но какого черта они здесь делают? Совершенно очевидно, что место для них самое неподходящее.
Две великолепные молоденькие курочки, модели «де люкс» в специальном исполнении. Одна брюнетка лет двадцати, другая — блондинка лет восемнадцати. Платья простые, но настоящего класса, возможно, модельные. Это было видно с первого взгляда, как и то, что одеты они были не какими-то там дядями, а настоящими папочками, и папочками отнюдь не нищими.
— Заглянем?
— Давай…
Мы вошли и сразу почувствовали, что в обычной атмосфере , бара что-то изменилось. Какая-то настороженность витала в воздухе. Бар был заполнен завсегдатаями бегов, но не крупной рыбой, а так, мелюзгой. Еще я приметил двух крутых ребят, Альфонсо и Джузеппе.
— Добрый вечер, джентльмены!
Альфонсо ухмыльнулся, обнажив желтые порченые зубы. Мы присели возле столика с двумя соблазнительными пташками и стали ждать.
— Два пива!
Похоже, наш заказ никому не был нужен и прибытия пива предстояло ждать целую вечность. Но и мы никуда не спешили. Меж тем девушки изящно сосали через соломинку свою кока-колу и время от времени перемигивались. Они уж, точно, находили здешнюю атмосферу очень возбуждающей.
И тут эти двое крутых ребят стали проявлять бурную активность, стараясь привлечь к себе внимание. Они обменивались грязными шуточками, которые были стары еще тогда, когда Адам был младенцем, и от которых за милю несло бахвальством.
— А я тебе говорю, парень, что только итальянцы умеют трахаться по-настоящему. У англичан нет яиц, стоит им только дотронуться головкой, как они уже кончают. Вот я, слава богу, если женщина мне нравится, могу трахнуть ее шесть раз подряд.
Хвастаясь так, Альфонсо все время косил глазом в сторону девушек. А они, бедняжки, явно теряли душевное равновесие. Особенно, когда Джузеппе, чтобы заметили его присутствие, заявил, что любая женщина, с которой он трахался, будет кончать до конца своих дней от одних воспоминаний.
Эти обормоты срывали нам наши планы. Я бросил в сторону девушек продолжительный взгляд: они, действительно, были очень-очень, совершенно разные, но настоящего класса. Должно быть, из хороших семей, хотя бы потому, что обладали той свежестью, которую никогда не встретишь у женщины на содержании, даже самой сногсшибательной. Они, безусловно, были хорошо сложены, особенно блондинка. Достаточно было взглянуть на ее вызывающие груди и округлую попку, чтобы у меня потекли слюнки.
Меж тем, эти два типа начали шушукаться, то и дело поглядывая в сторону девушек.
Я никак не мог взять в толк, какого черта эти созданьица сюда заявились? Просто любопытство, тяга к острым ощущениям? Возможно. Если они здесь еще немного задержатся, они ИХ, несомненно, получат.
Меж тем, два крутых парня завершили свое совещание. Куколки тоже заметили, что в баре стали сгущаться тучи, нависло многозначительное молчание. Они стали собирать свои сумочки и звать официанта, который сосредоточенно смотрел в другую сторону. Он шевельнулся лишь по взгляду Джузеппе, и то, лишь для того, чтобы плотно закрыть дверь.
Француз за стойкой, то еще дерьмо, смылся куда-то, пусть дорогуши сами о себе побеспокоятся, он не пожарная команда.
Джузеппе и Альфонсо встали из-за стола и пошли к девушкам. Так-то, птенчики, это движется к вам завершение вечера. Я моргнул Джону, и мы оба изготовились: этот материал был слишком хорош для налитых пивом итальянцев.
Девочки уже явно паниковали. Этот момент стал для нас сигналом, мы тут же пересели за их столик.
— Можно? Спасибо.
И в сторону этих:
— Леди с нами, ребята.
Итальянцы стали перешептываться. Я встал и спокойно взглянул на Джузеппе. Его лицо не выражало большой радости, похоже, он думал о бритве в своем кармане, не пора ли пустить ее в ход. Он не казался очень уж решительным, но на всякий случай я держал под рукой сифон с содовой.
Джон тоже опустил руку в карман и, попыхивая сигаретой, настороженно следил за Альфонсо.
Джузеппе очень не хотелось терять лицо перед всей этой публикой, еще меньше ему нравилось видеть, как двух птенчиков уводят у него из-под самого носа. Не выпуская руки из кармана, он колебался… По части бритвы он был мастак, но знал также, что со мной связываться опасно. У меня перед ним преимущество в десять фунтов веса и несколько дюймов в росте.
Если бы взглядом можно было убить, от меня уже осталась бы горстка пепла.
— О'кей, Рид. Я ошибся. Встретимся в другой раз…
— Если это доставит тебе удовольствие, приятель.
Они спокойно вернулись к своему столику и спокойно уселись. Ну а мы получили возможность разглядеть наших красоток и дать им возможность перевести дыхание.
— Леди, я не знаю, поняли ли вы, к чему шло дело, но без нас вам бы пришлось плохо. Эти двое самые отъявленные негодяи во всем Сохо, и они ничего не боятся.
Руки блондинки дрожали, похоже, до нее дошло, в каком положении они очутились.
Джон вступил в беседу:
— Вообще-то, я думаю, следовало им врезать как следует, но на их стороне тут слишком много шпаны.
Брюнетка сказала:
— Но они не посмеют, ведь Чэринг-Кросс совсем рядом.
— Дорогая, вы что, газеты не читаете? Они посмеют даже рядом с полицейским участком! Это их территория, и они творят здесь все, что им вздумается. При малейших признаках неприятностей местные власти смываются, словно ничего не видели и не слышали. Знаете, осторожность лучшая часть доблести.
— Но что в таких случаях полиция делает?
— Она ничего не может сделать. Полицейские предпочитают вручать штрафные квитанции за парковку в неположенном месте. Это не так опасно. Но вы что-то обе побледнели. Пойдемте в более приятное место, перемена воздуха будет нам всем полезна. Мы вам позже представимся.
Глава 2
Мы повели их вниз, к Мэйфер. Прогулка, похоже, их успокоила и внушила к нам некоторое доверие. Мы зашли в маленькую пивную, я заказал четыре бренди и представился:
— Мартин Рид, инженер-электронщик, а это мой друг Джон Смоллвуд, студент-медик.
Девушки кивнули и улыбнулись.
— Анджела Фитц-Брэдинг, — сказала брюнетка. Я взглянул на блондинку, которая явно пыталась придумать себе имя.
— Это моя подруга Фрэнсис Смит, — Анджела помогла ей выйти из затруднительного положения. — Она немного расстроена, потому что вышла из дома, не предупредив родителей.
Про себя я подумал: «Ты, дорогуша, возможно и Фрэнсис, но ни в коем случае не Смит, и ты, конечно, не хочешь, чтобы твоя семья знала, куда ты забрела…»
— Что ж, все хорошо, что хорошо кончается, как сказал бы епископ. Давайте поскорее забудем этот досадный инцидент.
И мы, как крутые парни, чокнулись нашими стаканами.
— Я хотел бы заказать виски, но они бы подали нечто отвратное. В этом районе трудно найти хороший скотч.
Джон, который понимал меня с полуслова, немедленно подал голос:
— Скотч… Я знаю местечко, где можно получить настоящий «Мак-Кой», к тому же неразбавленный.
— Где это?
— Маленький клуб, прямо за углом на Курзон-Стрит. Клуб маленький и забавный, во всяком случае, к вашей жизни и достоинству там относятся с уважением.
— Пошли?
Анджела, брюнетка, которая, казалось, из двоих была более решительной, кивнула головой. Фрэнсис последовала за ней, не сказав ни слова. Джон, разумеется, не сообщил им, что не каждый день нам выпадает удача заполучить такого свежачка и что мы не намерены упустить свой шанс.
…Небольшой зал, когда мы в него вошли, был наполовину пуст, где-то в глубине наигрывал оркестр, создавая приятную обстановку. На танцевальном пятачке прижимались друг к другу редкие парочки.
Нам подали виски, оно оказалось совсем недурным. Девушки почувствовали себя лучше, глаза их заблестели, они стали разговорчивее. Джон предложил Анджеле потанцевать. Она согласилась немедленно. Они направились к пятачку. По тому, как она прижалась к Джону, закинув ему руку за шею, я понял, что Анджела не прочь оставить нас наедине до конца вечера. Я заказал еще виски и завязал беседу с Фрэнсис.
— Но как вы вообще решились забрести в такой притон? Вы когда-нибудь раньше в таких местах бывали?
— Анджела бывала, а я нет. Это ей пришла в голову идея показать, мне некоторые злачные места с волнующей атмосферой… И я никогда теперь эту атмосферу не забуду. Перед этим были на одной ужасной вечеринке с коктейлями, разговоры такие утонченные, мы начали потихоньку сходить с ума. Анджела предложила удрать оттуда и поискать что-то возбуждающее…
— Она оказалась права, в атмосфере «Табу» вам скучать не пришлось. Анджела знала, куда направляется?
— Она говорила, что провела там как-то несколько часов, еще она говорила, что там люди занимаются любовью, словно животные и что это восхитительно возбуждает… Я не должна была идти с ней туда.
— Не надо так говорить. Ведь если бы вы туда не пошли, мы бы с вами не познакомились.
— Извините, я не это имела в виду.
Чтобы подтвердить эти слова, она протянула мне руку и улыбнулась. Я взял ее пальчики в свою лапу и прижал к губам. Она не отдернула руку…
Я посмотрел на танцевальный пятачок. Анджела, закрыв глаза, обнимала Джона за шею и тесно прижималась к нему живот о живот. Я хорошо знал Джона — через час он будет танцевать с ней по-другому, и одеты они при этом будут более чем скудно, и в менее людном месте. Я снова внимательно посмотрел на Фрэнсис. Она и в самом деле произвела на меня впечатление, особенно ее роскошная попка.
Теперь мне предстояло решить великую проблему: должен ли я утащить ее прямо сейчас или лучше ее еще немного разогреть. Ладно, пожалуй, лучше не тянуть, а там посмотрим, что получится. Возможно, ей, как и Анджеле, нравятся сюрпризы.
— Тебе не кажется, что наше присутствие стесняет твою подругу? Давай проявим рассудительность и оставим их одних. Она оценит это.
Фрэнсис взглянула на танцующих:
— Думаю, вы правы.
Я расплатился за выпивку, подмигнул Джону, и мы ушли.
На тротуаре я взял ее под руку.
— Я хочу показать тебе здешние места, со мной тебя никто и пальцем не тронет.
Мы прошли вдоль Парк-Лейн и вниз, к Бейсуотер-Роуд. Милая девочка здесь никогда не бывала. Кое-что ее поразило:
— Что все эти белые девушки здесь делают с цветными мужчинами?
— Они работают на них, радость моя, и работают тяжело.
— Но почему они этим занимаются?
— Девушки или запуганы чем-нибудь, или их бьют. Эти выходцы из Западной Индии могут быть очень жестокими. К тому же девушки получают от цветных мужчин больше удовольствия.
— А как к этому относятся родственники?
— О! Обычно это весьма респектабельные провинциалы, они и не подозревают, что их дочери сделали любовь своей профессией.
На нас глазели все встречные сутенеры, маленькая красотка, которую я держал под руку, разжигала у них огонь между ног, девушки кидали взгляды, пронзительные, словно кинжальные удары. Некоторые из этих ребят пытались преградить мне дорогу, но поспешно отстранялись, встретившись со мной глазами.
У меня уже созрело решение, как провести остаток вечера. Я остановился, рывком повернул ее к себе и поцеловал в губы, долго и страстно. Она не уклонилась, и я понял, что дело в шляпе.
Мы пошли дальше, я знал невдалеке от Холланд-Парк лучший в округе отель под названием «Эксельсиор» . Еще несколько шагов, и мы у цели.
Перед входом в отель она вдруг заупрямилась. Это не входило в программу. Я взял ее под локоток и легонько подтолкнул.
— Нет, я не хочу…
Молодой бездельник, проходивший мимо, уставился на нас, прикидывая, стоит ли ему проявлять героизм, чтобы спасти молодую девицу.
Я выдал ему должный взгляд, и он немедленно испарился. Из него мог бы получиться хороший полицейский… Очень благоразумный.
Мы не могли здесь долго торчать.
— Зайдем, Фрэнсис. У меня наверху есть потрясающие пластинки, ранний Армстронг. Ты не должна пропустить такую возможность.
— Но…
— Но никаких «но»…
Я заставил ее переступить порог, и мы двинулись по лестнице, ведущей в рай. Она шла безмолвно, не в состоянии сопротивляться, а я подталкивал ее, придерживая восхитительный зад.
Горничная Мэри шустро открыла дверь моего любимого номера — тринадцатого. Она определенно оценила по достоинству мою добычу на этот вечер и одобрительно присвистнула, когда я сунул ей в руку положенные чаевые.
Я запер дверь и повернулся к Фрэнсис, она не выглядела очень радостной. Затем посыпались вопросы:
— В чем дело? Где твои пластинки и где твой проигрыватель? И вообще, что это за шутки?
— Можешь называть это шуткой, что же до музыки, не беспокойся, ты на пути к тому, чтобы самой сыграть. Камерная музыка! Ха-ха! Неплохо, а? Песни тоже хороши. Ты будешь петь, а я отлажу инструмент. Ты слышала о кларнете с противовесом? Эксперты говорят, что я маэстро, настоящий художник… Иди сюда. Не будем терять времени, ибо жизнь коротка… Ты не пожалеешь ни о чем.
Я сел на кровать, скинул ботинки и носки. Такой вот парень, терпеть не могу обувь, люблю чувствовать ковер под ступнями. Я снял также пиджак и галстук. Теперь следовало продолжение моего специального стриптиза — долой рубашку… Обнажился мой мощный торс.
Но эта куколка была какая-то странная… Что с ней? Обычно на этой стадии раздевания девочки уже кидались на меня. Я глянул в зеркало — такой же мускулистый, как всегда, шесть футов роста и сто восемьдесят фунтов с отменным загаром. Может быть, она уже вдоволь нагляделась на атлетически сложенных мужчин? Тогда, девочка, подожди минутку, я покажу тебе еще кое-что, мое секретное оружие, которому даже в его походном состоянии не могла сопротивляться, чтобы уйти невредимой, ни одна женщина.
Она прижалась спиной к стене, словно хотела пройти сквозь нее. Ничего подобного я до сих пор не видел, обычно на этой стадии они сами бросались расстегивать мне ширинку, если я не был достаточно расторопен.
— Что с тобой? В чем дело? Пора приступать… Если ты что-то скрываешь, не переживай, никто не совершенен, если хочешь, можешь оставить лифчик…
Я расстегнул свои брюки, и они скользнули на пол, потом избавился и от трусов.
— Ох!
Она онемела, моя курочка. Уставилась расширенными главами, словно на нее направили базуку.
— А! Кажется, я понял, в чем дело. Госпожа не захватила cвою служанку и теперь не знает, как самой раздеться. Ладно, я тебе помогу.
Я двинулся к ней с уже поднявшимся наизготовку членом. Фрэнсис в ужасе отскочила, по-прежнему не сводя глаз с моего инструмента, и попыталась открыть дверь.
— Не старайся, она заперта на ключ.
— Не подходите ко мне! Выпустите меня!
— И не мечтай, дорогуша! Здесь в кредит не верят, здесь или удовольствие немедленно, или деньги назад. В этом доме» никто никогда не жаловался. Посетители всегда получали свое удовлетворение… Верь мне. С тобой будет то же самое!
— Я хочу уйти.
— Если ты не идешь на сотрудничество, я могу и по-иному.
Я схватил ее за платье, сшитое трапецией, — очень удобная одежда — и мгновенно сорвал, словно шкурку с кролика, несмотря на сопротивление. Оставшись в лифчике без бретелек, в штанишках, спереди размером с почтовую марку, пояске с подвязками и в чулках, она выглядела очень аппетитно, хоть к столу подавай.
— И ты хотела скрыть от меня эту красоту? С ума сошла, ты же великолепно сложена, ну-ка, дай разглядеть получше.
Я сел на кровать и с восхищением уставился на нее.
— Да… У тебя все в порядке, и мордашка прелестная, и все остальное. Но больше всего мне в тебе нравится другое. У тебя есть класс. Тебе не надо шляться по улицам, ты сразу выглядишь классно с этой твоей выпуклой попкой. Давай, снимай же, наконец, штанишки… Я собираюсь дать тебе немного той атмосферы, которую ты искала… Мне будет очень интересно увидеть, как это воспримет такая классная дама…
Фрэнсис оставалась тихой и неподвижной, ее глаза ни на миг не отрывались от моей полевой артиллерии.
— Не волнуйся, крошка, он не кусается. Прими его спокойно.
Я встал, и в этот момент Фрэнсис проскользнула мимо меня и кинулась к окну. Я едва успел в последний момент поймать ее за волосы.
— Что с тобой? Я знавал хорошеньких женщин со странностями, но никто из них не вел себя как ты.
— Выпустите меня! Иначе я разобью стекло и позову на помощь!
— Валяй!
Я растворил окно.
— Пожалуйста! Вопи так громко, как можешь. А потом расскажешь полицейским, что ты в таком виде делала в отеле с голым мужчиной. Давай, зови, они будут счастливы узнать, кто ты такая.
Я закрыл окно. Разумеется, ее папочка не хотел бы подобного скандала.
— Иди сюда, девочка. Нам и в самом деле пора соединиться…
Она все еще не решалась.
— Да не нервничай так, никаких оснований для тревоги нет. У меня есть все, что требуется… Она не молвила ни слова.
— Знаешь, ты не первая, кто так себя чувствует поначалу. Некоторые женщины тоже волновались, но когда я демонстрировал им в первый раз свою добрую волю, они уже потом не могли оторваться… Они могли довести до изнеможения шестерых мужчин, и все им было мало.
— В последний раз: дайте ключ, я хочу уйти.
— Слишком поздно, взгляни только, до какого состояния ты меня довела.
Я говорил искренне, потому что мой горн уже торчал торчком, а яйца ломило от нетерпения. Но я должен был успокоить Фрэнсис, чтобы избежать неприятностей.
— Знаешь, в тебе, действительно, что-то есть, ты мне очень нравишься.
Я протянул руку к плечу Фрэнсис, но она ее тут же сбросила. Это не лучший способ обращаться со мной, я такого не допускал.
Пришлось тут же сорвать с нее лифчик — и вот они уже передо мной, две дерзкие грудки, твердые, с розовыми, устремленными вверх сосками.
Фрэнсис испуганно прикрыла крест-накрест груди руками, и я использовал этот момент, чтобы сдернуть вниз ее трусики. Однако в последний момент она этому помешала, успев широко раздвинуть ноги. Скверно, значит, придется разорвать ткань. Я схватил трусишки обеими руками, и — р-р-раз! — они разлетелись. Теперь на ней оставались только поясок и чулки. Ну и пусть остаются, это только сильнее возбуждает.
Эта девчонка не подходила ни под какую схему. Только что она широко раздвигала ноги, а теперь сжала их плотно, словно «железный занавес». Но теперь, по крайней мере, мне не составляло никакого труда отнести ее на кровать. Я положил ее и стал целовать повсюду. Глупая девчонка все еще пыталась сопротивляться. Я прижался сильнее своей грудью к ее маленьким грудкам. Это было приятно. Но она не позволяла целовать их. Это было неприятно. Я сжал ее сосок пальцами, в ответ она оцарапала меня. Это всегда выводило меня из терпения, потому что кожа у меня тонкая.
Тем не менее, я должен был соблюдать нежность, однако мой Малыш-Джонни требовал соблюдения и его прав. Попытаюсь воззвать к ее разуму.
— Да не воюй ты со мной, глупышка, расслабься, и ты увидишь, как тебе будет хорошо… Ты находишь, что мой Малыш слишком велик для тебя, что он причинит боль? Вы все так думаете поначалу, а на самом деле все происходит наоборот, очень хорошо…
Я снова попытался ее поцеловать, и она снова не далась. До сих пор я старался не слишком агрессивно вести себя, но теперь мне уже не терпелось ворваться, наконец, в ее маленький замок. Я схватил обе ее ляжки изнутри и раздвинул их, она обладала хорошими мускулами, и мне пришлось изрядно приложить силу. Медленно открылась золотистая рощица… Еще одно усилие, и вот оно, прелестное маленькое влагалище и розовый носик, торчащий под тугими завитками волос.
Эта картина заслуживала кисти гения, и мой Малыш-Джонни задрожал от восторга, завидев полураскрытые темно-розовые губы. Я направил его между ляжек вперед и ввел а чуть распахнутую дверцу. Как только его обнаженная булава коснулась деликатных мест, Фрэнсис отреагировала весьма неожиданно: она вцепилась мне в лицо раньше, чем я успел увернуться.
Теперь я уже разозлился по-настоящему:
— Если сделаешь так еще раз, ты об этом сильно пожалеешь!
Чтобы такое больше не случилось, я захватил ее руки, приехал спину и зад к краю матраса, а ноги перекинул через края кровати.
Тут уже она взорвалась и яростно; завопила:
— Ты свинья! И ты поплатишься за это!
Она попыталась плюнуть в меня, но слюна упала ей же на нос.
— Свинья! Свинья!
Но плеваться больше не стала.
Я попытался снова войти в розовую щель, но она так извивалась, что у меня опять ничего не получилось. К этому моменту она здорово устала, и я смог зажать правой рукой оба ее запястья, а левую послал на разведку. Я ласкал ее упругий лобок, Такой нежный, сразу чувствовалось, что с ним не часто так обращались, можно сказать, на нем еще сохранялась магазинная этикетка. Я опустил руку ниже и коснулся влагалища, но Фрэнсис на это даже не отреагировала, а губы были сухи и сжаты.
Я раздвинул их пальцами и обследовал изнутри, они были мягкими, потом нащупал маленький клитор, он был хорошего размера и удачно расположен — с таким она должна здорово кончать. Я стал легонько ласкать клитор, это заставило ее подпрыгнуть, потом распространил ласки ниже и глубже. И изумился снова — все было абсолютно сухим! Если не применить какую-нибудь смазку, то поршень просто застрянет в цилиндре.
Я сплюнул на ладонь и смочил слюной свое обнаженное орудие. Теперь все было готово к решительным действиям. Держа двумя пальцами губы влагалища раскрытыми, я прижал коленями ее ляжки так, чтобы она не могла их сдвинуть, и ввел головку члена в лоно… Потом мягко продвинул вперед. Вернее, попытался продвинуть, потому что встретил неожиданно препятствие…
Глава 3
Ну и глупый же я негодяй! Я даже не подумал об этом — она же девственница!
Но теперь поздно. Я уже здесь и должен здесь остаться до конца. Я сделаю это, даже если это моя последняя возможность в жизни и мне за это придется попасть за решетку.
И преисполненный восторга Малыш-Джонни бросился силой пробивать себе дорогу.
Фрэнсис продолжала кричать:
— Ты животное, мне больно! Я не хочу этого, отпусти меня!
Она крутила бедрами, пытаясь сбросить меня, но этим только помогала мне проникать в нее все глубже и глубже. Я нажал ее чуть-чуть, и головка моего члена почти целиком погрузилась в ее лоно.
Да, не часто выпадает случай трахать женщину с таким узким влагалищем, как у Фрэнсис, это в самом деле что-то особенное в смысле ощущений. Просто здорово.
Я убрал ладонь с ее влагалища и снова сжал обе ее руки. В этой позиции я чувствовал себя уверенно, но решил чуть-чуть повременить, мне вовсе не хотелось быть зверем и разрывать ее на части.
Распластанная на кровати, Фрэнсис походила на гигантскую бабочку, пришпиленную к доске. Она перестала бороться, только кусала губы, чтобы удержаться от плача, из-под зажмуренных глаз по молочно-розовой коже стекали слезы.
Господи, что же за красавица лежала подо мной! И черный поясок на животе делал ее еще более соблазнительной. От нашей возни чулки отстегнулись и сползли, так что теперь я мог видеть ее чудесные бедра. Да… Она была самой красивой штучкой, которую я когда-либо трахал.
Закинутые руки заставили ее твердые груди с маленькими темно-розовыми сосками еще сильнее податься вперед, мне так и хотелось разгрызть один из сосков, словно зрелую клубничку.
Я не мог больше терпеть, яйца горели уже совсем нестерпимо. Еще одно усилие, еще один толчок бедрами… И вдруг — проскочил!
И тут же раздался пронзительный крик:
— А-а-а!
Но я уже был в самой глубине ее лона.
Сначала она громко кричала, потом застонала, как ребенок, у которого что-то болит, но что именно, он не понимает. Теперь, когда преграда была разрушена, Фрэнсис перестала сопротивляться, только слезы продолжали струиться по щекам, может быть, от боли, но скорее ярости и унижения от того, что такое с ней проделал самый обыкновенный мужчина.
Но теперь поздно… Она дефлорирована, а я чувствовал себя слишком хорошо в этой новенькой, узенькой, маленькой щелке, чтобы остановиться… Я сгреб ее попку, потом отпустил, я врубался в нее мощными ударами своих ягодиц все быстрее и быстрее, я чувствовал так тверд мой член и как туги яйца, я ощущал себя королем… Я уже не контролировал себя… Я кончал, кончал и — а!

Однажды повезло - Веллман Катрин -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Однажды повезло на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Однажды повезло автора Веллман Катрин придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Однажды повезло своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Веллман Катрин - Однажды повезло.
Возможно, что после прочтения книги Однажды повезло вы захотите почитать и другие книги Веллман Катрин. Посмотрите на страницу писателя Веллман Катрин - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Однажды повезло, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Веллман Катрин, написавшего книгу Однажды повезло, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Однажды повезло; Веллман Катрин, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...